А пятеро ребят и Бастер в это время были уже на полпути к дому.

– Повезло нам, что поезд вовремя подошел! – задыхаясь, проговорил Пип.

– Какой все-таки гадкий этот Гун! – воскликнула Бетси. – Бастер ни в чем не виноват. Он не сделал ничего плохого.

– Давайте где-нибудь спрячемся, пока Гун не проедет, – предложила Дейзи. – Он ведь наверняка не оставит нас в покое, а пешком от его велосипеда нам ни за что не удрать.

– Обязательно надо спрятаться! – подхватила Бетси, которая панически боялась здоровяка полицейского.

– Согласен. Вон подходящее место. – И Фатти указал на заброшенную сторожку, стоявшую на обочине дороги. – Мы как раз поместимся. Гун проедет в двух шагах от нас!

Друзья едва успели забраться в сторожку, как из-за поворота на полной скорости вылетел Гун и на всех парах понесся дальше – в погоню за пятью сорванцами, а главное – за этим Канальей в Собачьей Шкуре! Промелькнула на миг его физиономия.

– Все, проехал, – улыбнулся Фатти. – Пожалуй, не стоит пока попадаться ему на глаза. Кстати, расскажите мне наконец, что же произошло? Ничего себе друзья: я возвращаюсь после долгого отсутствия, а они на меня – ноль внимания, фунт презрения!

– Ой, Фатти, все случилось так быстро!.. – начала Бетси. Пока они дошли до дома, она рассказала ему все, от начала до конца: и как они привязали Бастера к скамейке, и как подъехали мужчина и женщина со своими друзьями, и как Бастеру понравилась Поппит, и что из-за этого произошло…

– Ну и суматоха там поднялась! – воскликнул Пип. – Извини, Фатти, мы правда тебя не заметили.

– Ладно уж, – добродушно проворчал Фатти. – Я вас просто поддразнивал. Бетси, как вел себя Бастер, пока меня не было?

– Идеально! – воскликнула девочка. – Я буду так скучать по нему! Мама не позволяла ему спать ни в моей комнате, ни в комнате Пипа, но, хотя он и привык спать возле твоей кровати, Фатти, он ни разу не залаял, только один раз ночью скребся ко мне в дверь… Ты ведь воспитанный пес, правда, Бастер? – спросил Фатти, и маленький скотч-терьер в знак согласия завилял хвостом.

– Черт бы взял этого Гуна! Надо же было так не вовремя появиться! Теперь он ни за что не отстанет – потребует отвечать за «зверское нападение оставленной без присмотра собаки». По-моему, он так и записал в свою книжку. Нам надо продумать, что мы ему скажем…

– Пришли! – сказал Пип, останавливаясь перед домом Фатти. – Когда увидимся, Фатти? Ведь сейчас-то, наверно, тебе надо распаковываться?

Фатти кивнул.

– Приходите завтра ко мне в сарайчик, – предложил он. – А если наткнетесь на Гуна, скажите ему, что хозяин Бастера – я, со мной он и должен беседовать. Ладно, до скорого! Все новости расскажете завтра!

Он вошел в калитку и – через заднюю дверь – в дом. Бетси вздохнула:

– Жаль, что нельзя посидеть сейчас всем вместе. Ужасно хочется поболтать с Фатти как следует. Здорово он загорел, правда?..

К большому облегчению Бетси, мистер Гун к ним так и не нагрянул. Не встретился он Пипу с Бетси и на следующее утро, хотя они смотрели во все глаза, направляясь в гости к Фатти в его сарайчик, расположенный в глубине сада Троттевиллов.

Фатти, Ларри и Дейзи уже ждали их в сарайчике. Ах, как там было тепло и уютно! Ярко, в полную силу, светила масляная лампа. Фатти – их старый добрый Фатти – угощал гостей шоколадом и откупоривал бутылки имбирного пива и лимонада. Пипа и Бетси он встретил широкой улыбкой.

– Заходите. Зануду Гуна видели?

– Нет. А кто-нибудь его видел? – поинтересовалась Бетси.

Гуна, слава Богу, не видел никто. Бастер не спеша прошествовал к Бетси и улегся у ее ног.

– По-моему, он тебя теперь тоже считает хозяйкой, – улыбнувшись девочке, сказал Фатти. Он очень любил маленькую Бетси – ну, а та в нем просто души не чаяла.

– Какой ты стал смуглый, Фатти! – восхитилась Бетси, глядя на его загорелое лицо. – Если ты теперь захочешь переодеться каким-нибудь индусом или арабом, тебе это будет раз плюнуть.

– А что, неплохая идея! – отозвался Фатти. – Надо будет опробовать ее на старине Гуне. У меня просто руки чешутся в кого-нибудь переодеться. Ужасно хочется опробовать новые задумки. В школе особо не развернешься – за прошлую четверть я переодевался всего один раз.

– Кем? – хихикнув, спросила Дейзи. – Расскажи, пожалуйста, Фатти! Я же знаю, тебе и самому хочется!

– Да ну, ничего особенного, – небрежно ответил Фатти. – Наш учитель французского заболел, и директору пришлось пригласить другого. И этот другой… словом, он прибыл немного раньше времени и был довольно странный.

– А на самом деле это был ты, Фатти? – развеселился Пип. – Рассказывай скорее! С тобой не соскучишься!..

– Ну, я разрядился в пух и прах, нацепил накладные усы и вставил фальшивые зубы, – продолжал Фатти. – Еще надел черный кудрявый парик, а улыбку мою из-за зубов за милю было видно…

Ребята расхохотались. Они-то знали, как устрашающе выглядят вставные передние зубы Фатти!

– И попросил отвести тебя к директору? – спросила Бетси.

– Что я – сам себе враг? – возмутился Фатти. – Просто я знал, что три-четыре преподавателя всегда околачиваются возле футбольной площадки, вот и отправился туда. Ух, что я им плел! «Эта славная мальчики – они ждут мой приход, ведь да? И – как это у вас называть – директор, он меня тоже ждет? А это есть футбол, да? Бум-бум – как этот мальчик бьет по мячику!»

Фатти так точно изобразил француза, что его друзья просто покатились от хохота.

– По-моему, я им не очень понравился, – продолжал Фатти. – Они забормотали что-то насчет уроков и удалились один за другим. Наверно, мои зубы их спугнули. И они были чертовски удивлены, когда появился настоящий преподаватель французского!

– И как он выглядел? Был похож на тебя? – поинтересовался Ларри.

– Ни капельки. Он оказался маленький, почти лысый, бородатый, зубов вообще не разглядишь! – ответил Фатти. – Ух, какой тут поднялся переполох! Все решили, что первый посетитель хотел обманным путем проникнуть в школу, чтобы ограбить директорский сейф, – а бедный француз никак не мог уразуметь, почему это его появление так всех удивило.

– Просто не знаю, как ты отваживаешься на подобные штуки, – сказал Пип. – У меня бы никогда не хватило смелости – а если б я и решился, меня бы тут же разоблачили. Как это ты умудряешься не попадаться, Фатти? У тебя просто талант на такие вещи!

Фатти скромно улыбнулся.

– Надо же мне понемногу тренироваться, раз я собираюсь стать настоящим сыщиком! Кто-нибудь хочет еще пива?.. Ну, теперь рассказывайте, какую загадку вы для меня припасли? Это был бы самый лучший подарок!

– Загадками тут даже и не пахнет, – вздохнул Ларри, потягивая имбирное пиво. – Гун, должно быть, совсем заскучал за рождественские праздники.

– Печально, – помрачнел Фатти. – После двух недель ничегонеделания – кроме как дуракаваляния в снегу – я так надеялся хоть немного поработать мозгами!

– Расскажи нам о Швейцарии, – попросила Бетси. – Что, много у тебя там было «мягких посадок»?

Выяснилось, однако, что Фатти не только ни разу не слетел с горы вверх тормашками, но, напротив, необыкновенно преуспел во всех видах зимнего спорта и даже выиграл несколько призов. Он старался рассказывать об этом поскромнее, но это у него плохо получалось – Фатти оставался сам собой!

– Фатти, ты все такой же! – ухмыльнулся Ларри. – Вундеркинд! Как всегда, лучше всех!

– Надо же – ни разу не упал! – добавил Пип. – Мой кузен Рональд рассказывал, что, когда учишься кататься на лыжах, чаще оказываешься на голове, чем на ногах. Но к нашему Фатти это, конечно, не относится!

– Перестаньте его дразнить! – остановила их Дейзи. – А то он обидится и не будет больше рассказывать. Продолжай, пожалуйста, Фатти!

– Лично я буду тебя слушать, даже если все разойдутся! – самоотверженно заявила Бетси, которую даже хвастовство Фатти приводило в восхищение.

Фатти тяжело вздохнул.

– Нет уж, хватит, не буду больше вам надоедать. Расскажите лучше, что у вас новенького. Много получили рождественских открыток? Вкусная была индюшка? А как фея на верхушке елки – здорово выглядела?

– Заткнись, Фатти, – сказал Пип и ткнул его кулаком в бок. Это послужило сигналом к началу всеобщей свалки, к которой с восторгом присоединился и Бастер. Шум стоял такой, что никто не услышал стука в дверь – даже Бастер, у которого от лая чуть голова не отлетела.

В следующее мгновение дверь открылась и в сарайчик заглянула мать Фатти, миссис Троттевилл.

– Фредерик! – изумленно воскликнула она. – Фредерик! Что здесь происходит? Вы опрокинете плитку! ФРЕДЕРИК!

Первым услышал хозяйку Бастер и тут же замолчал. Некоторое время он оценивал ситуацию, а затем коротко тявкнул, как бы говоря; «Эй вы, кончайте дурачиться! Тревога!»

Следующим был Пип. Он моментально выбрался из кучи малы, барахтающейся на полу, и нагнулся к Фатти, который оказался в самом низу.

– Фатти! – прошептал Пип ему в ухо. – Внимание! Опасность!

Фатти резко сел и огляделся. Увидел он открытую дверь и мать, стоящую в дверном проеме. Поспешно пригладив волосы, мальчик расплылся в улыбке.

– А, мама! А я и не слышу, – вежливо проговорил он. – Заходи, пожалуйста. Хочешь шоколадку? Или лимонаду? По-моему, у нас еще осталось немного…

– Не валяй дурака, Фредерик, – прервала его мать. – Вы что, с ума посходили?! Как пить дать, опрокинете плитку Только пожара нам не хватало!

– У меня здесь всегда наготове ведро воды, мама, – успокоил ее Фатти. – Честное слово, тебе не о чем беспокоиться. Мы просто… Ну, мы так обрадовались, что снова вместе, что… э… ну, в общем…

– Некогда мне слушать твои сказки, – раздраженно перебила его миссис Троттевилл. – Я зашла, только чтобы сказать, что тебя к телефону. Мистер Гун хочет о чем-то с тобой поговорить. Очень надеюсь, Фредерик, что ты не успел еще чего-нибудь натворить. Ты ведь только вчера вернулся!

Мистер Гун!.. Друзья испуганно переглянулись. Значит, он все-таки не собирается оставить в покое беднягу Бастера!

– Ладно, иду, – вздохнул Фатти, вставая и отряхиваясь. – Чтоб ему пусто было! Да все в порядке, мама, не смотри ты на меня так! Честное слово, я не сделал ничего плохого.

И он, в сопровождении миссис Троттевилл и Бастера, поплелся к дому.

Ребята переглянулись. Какую еще пакость приготовил для них мистер Гун?