Ребята, поднявшись на утес, бодрым шагом шли к Биллу Смагсу. Тот их уже ждал. Он приготовил пакет с кексами и шоколадом и положил его в мешок вместе с термосом и припасами, которые принесли дети. Билл заранее извлек лодку из тайника за скалами и вытащил на берег. Теперь, когда ребята устроились в лодке, он спустил ее на воду, впрыгнул в нее сам и начал грести. Когда скалы остались уже позади и лодка вышла в открытое море, он остановился.

– Ну, молодежь, показывайте, чему вы у меня научились! Поднять парус!

Мальчики быстро и ловко поставили парус, а потом по очереди стояли у руля. Билл остался доволен.

– Вы прямо как настоящие матросы, – с одобрением проговорил он. – Я думаю, теперь вы сможете управлять лодкой даже без меня.

– Ах, Билл, а вы нам разрешите? – вне себя от волнения спросил Джек. – Вы можете на нас положиться.

– Посмотрим, – сказал Билл. – Но только вы должны мне пообещать, что не станете заплывать чересчур далеко.

– Ну конечно, мы обещаем делать все, что вы скажете! – радостно закричали дети.

– Ну и здорово же будет совсем одним, без взрослых, плыть под парусом!

Дул попутный ветер. Лодка плавно скользила по волнам, и время от времени ее слегка покачивало. День был сегодня необычайно тихий и спокойный. Слышалось только, как хлопает парус, журчит вода и шумит ветер.

Девочки окунули руки в холодную прозрачную воду. Кики сидел наверху, на большом парусе, и с интересом посматривал вокруг. Иногда, чтобы не потерять равновесия, он расправлял крылья. Попугай, как и ребята, явно наслаждался путешествием.

– Вытри ноги и закрой за собой дверь, – сказал он, обращаясь к Биллу. – И сколько раз тебе повторять…

– Кики, закрой клюв, – прикрикнули на него все четверо. – Не смей хамить Биллу, а то вышвырнем тебя за борт.

Попугай хрипло рассмеялся и взлетел. Он приблизился к двум чайкам, испуганным его появлением, и посоветовал им воспользоваться носовым платком. Затем он испустил оглушительный крик, от которого чайки разлетелись в разные стороны. Удовлетворенный тем впечатлением, которое он произвел, Кики вернулся на свое место на парусе. Ему нравилось производить впечатление, все равно на кого – на людей, птиц или зверей.

– Я все еще не вижу Мертвого острова, – сказал Джек, который все время смотрел вдаль. – Где же он, Билл? Здесь, в открытом море, я, кажется, потерял ориентацию.

– Остров вон там, – показал Билл.

Дети посмотрели в направлении, куда он указывал, но ничего не увидели. Хотя все равно они были очень довольны, что «дурной остров», как называл его Йо-Йо, уже где-то рядом.

Чем дальше они уплывали, тем сильнее становился ветер. Он нещадно трепал волосы девочкам, закрывая им лицо. А Билл не на шутку рассердился, когда порывом ветра у него из рук вырвало сигарету.

– Если бы Кики был настоящим храбрецом, он бы сейчас взлетел и на лету поймал мою сигарету, – сказал Билл, поглядывая на попугая.

– Кики, бедняжка, – произнес попугай, покачивая головой. – Кики, бедняжка. Какая жалость, какая жалость…

Джек бросил в него раковину, на что попугай разразился смехом. Билл попытался было снова закурить, но на сильном ветру это было не так-то просто.

Через некоторое время Джек крикнул:

– Эй! Вижу землю! Это не Мертвый остров? Похоже, что он!

Все напряженно стали вглядываться в смутные контуры, виднеющиеся впереди. И действительно, из тумана проступали очертания суши!

– Да, это он, – сказал Билл, приглядевшись. – Он довольно большой.

Лодка подошла ближе. Теперь остров было хорошо видно, и ребята заметили, какой он скалистый и невзрачный на вид. Вокруг острова беспрестанно бушевали сильные волны. Соленые брызги и пена поднимались высоко в воздух. Местами из воды торчали обломки скал.

Они подплыли еще ближе. Здесь тоже вода бурлила и пенилась, и Люси заметно побледнела. Она была единственной из всех, кто не очень хорошо переносил море и качку. Но она была храброй девочкой и никому ничего не сказала, а чувство дурноты скоро исчезло.

– Теперь можно хорошо разглядеть кольцо скал, опоясывающих остров, – сказал Билл Смагс. – О, да тут страшновато! Лодка запросто может разбиться.

– Надо объехать вокруг острова и посмотреть, нет ли где-нибудь прохода между скалами. Но ближе подходить мы не будем.

Ближе к скалам, там, где волны были особенно сильными, «Альбатрос» так сильно раскачался, что бедной Люси опять стало плохо.

– Возьми сухой кекс, Люси, – посоветовал ей Билл, – и погрызи его немножко. Может быть, тошнота пройдет.

И действительно, это помогло. Люси пожевала кусочек кекса и снова приободрилась. Мертвый остров оправдывал свое название. В какую бы сторону ребята ни посмотрели, он был абсолютно пустынным. Казалось, он весь состоит из одних скал. Кое-где росли чахлая трава и низкорослые уродливые деревья. Скалы были черного цвета, только те, что возвышались ближе к морю, имели странный красноватый оттенок.

– Там огромные стаи птиц, как я и думал, – воскликнул Джек, с волнением глядя в свой бинокль. – Сотни! Тысячи птиц! Смотрите, Билл!

Но Билл не хотел отходить от руля. Было довольно рискованно управлять лодкой при таких волнах, тем более в непосредственной близости коварных скал, опоясывающих остров.

– Я тебе верю, – кивнул он Джеку. – Скажи мне, когда увидишь какую-нибудь редкую птицу.

Джек назвал сразу несколько пород.

– Билл, здесь просто тучи птиц! – то и дело восклицал он. – Давайте высадимся! Пожалуйста, давайте поищем проход между скалами!

– Нет, – твердо сказал Билл. – Я еще раньше говорил вам, что мы не будем высаживаться на остров. Даже если бы мы нашли проход, это все равно слишком опасно. Я не хочу рисковать нашими жизнями ради того, чтобы вблизи полюбоваться на птиц. В Роки-Ледж ты и так видишь их каждый день.

Они объехали вокруг острова, неизменно держась на безопасном расстоянии от коварного кольца скал, о которые с шумом разбивались волны. Ребята словно зачарованные смотрели на волны, которые снова и снова шли приступом на скалы. Воздух был наполнен их монотонным гулом, и все кругом казалось таким необычным, что, будь их воля, дети закричали бы от переполнявшего их восторга.

Джек, не отрываясь, смотрел на остров в бинокль. Он восхищенно разглядывал птиц, паривших над землей или гнездившихся на скалах.

Филипп толкнул его в бок.

– Дай и мне тоже поглядеть!

Но Джек никак не хотел отдавать бинокль: вдруг он пропустит исполинскую гагару? Наконец он нехотя передал бинокль Филиппу. Того мало интересовали птицы. Он осматривал берег острова и вдруг воскликнул:

– Ого! Да тут какие-то дома! А ведь здесь уже давно никто не живет.

– Конечно, нет, – отозвался Билл. – Люди много лет назад покинули остров. Я вообще не могу понять, как они тут жили. Ведь на этом острове невозможно построить что-нибудь путное. Он совершенно для этого неприспособлен.

– То, что я видел, наверно, всего лишь развалины, – предположил Филипп. – Они там, между холмами, их трудно как следует разглядеть.

– Может, как раз там и бродят «духи», о которых нам рассказывал Ио-Йо? – рассмеялась Дина.

– Нет, кругом ни души. Посмотри сама в бинокль, Дина, а потом передай его Люси. Я не удивлен, что это место так назвали. Тут так мрачно и единственные живые существа – птицы.

Девочки по очереди смотрели в бинокль. Но остров им совсем не понравился. Он был таким безобразным, пустынным и навевал тоску.

Наконец они объехали весь остров. На его западной стороне они нашли место, где можно было подплыть к самому берегу. Там море казалось более спокойным, и хотя в воздухе буквально носилась морская пена, на поверхности воды не было видно острых выступов скал.

– Держу пари, это единственный проход, – сказал Джек.

– Все равно мы не будем пытаться пройти через него, – тотчас же отозвался Билл. – Сейчас мы отплывем подальше отсюда и поищем более спокойного местечка. Там мы спустим парус, попьем чайку и перекусим, вместо того чтобы носиться вокруг да около этих безлюдных скал. Бедняжке Люси, кажется, опять плохо.

Джек приложил к глазам бинокль, чтобы в последний раз окинуть остров испытующим взглядом – и внезапно издал такой резкий вскрик, что Дина от испуга чуть не вывалилась из лодки, а Кики потерял равновесие.

– Что случилось? – озабоченно спросил Билл.

Исполинская гагара! – крикнул Джек, не отрываясь от бинокля. – Это точно она, огромная птица с маленькими крыльями и большущим острым клювом. Это исполинская гагара!

Билл на минуту доверил руль Джеку и взял у него бинокль. Но он не увидел никакой исполинской гагары и снова отдал его мальчику, зеленые глаза которого блестели от возбуждения.

– Это, вероятно, была серая гагара, – сказал Билл. – Исполинская гагара очень похожа на серую. Просто ты увидел то, что хотел увидеть, мой мальчик. Это была не исполинская гагара, можешь быть в этом уверен.

Но Джек был твердо убежден в том, что видел именно ту птицу, которую мечтал встретить на Мертвом острове. Когда остров исчез из виду, он с тоской оглянулся назад. Птица там, он точно знал это! Как мог Билл с такой уверенностью утверждать, что он видел всего лишь серую гагару?

– Билл, Билл, давайте вернемся! – умолял его Джек, который едва владел собой. – Я знаю, это была она. Подумать только, что скажут ученые всего мира, когда узнают, что я видел птицу, которая считается давно исчезнувшей!

– Ученых всего мира вряд ли заинтересует этот факт, – сухо заметил Билл. – Проявят настоящий интерес только два-три знатока птиц, Успокойся, Боюсь, что ты все-таки ошибся.

Но Джек не мог успокоиться. Он был очень взволнован. Глаза его блестели, лицо пылало. Кики, которому передалось возбуждение хозяина, спустился на его плечо и тихонько ущипнул его за ухо, чтобы обратить на себя внимание.

– Это была исполинская гагара, это была исполинская гагара, – то и дело упрямо повторял Джек.

Люси положила руку на плечо брата и прижалась к нему. Конечно же, он был прав. Во всяком случае, она не собиралась с ним спорить и доказывать, что он ошибся. Тем более что и Филипп, и Дина были на стороне Билла и считали, что Джек обознался.

Когда «Альбатрос» отплыл уже довольно далеко и море успокоилось, ребята решили выпить чаю. Они сложили парус, и лодка тихо покачивалась на волнах. Джек не хотел ни есть, ни пить. Люси, которая после приступа морской болезни сильно проголодалась, съела до последней крошки и его порцию. Остальные тоже наслаждались едой после такого опасного приключения.

– А можно мы как-нибудь сплаваем на лодке одни, без вас, вы ведь обещали? – вдруг спросил Билла Джек.

Тот внимательно взглянул на мальчика.

– Но только недалеко, как мы договаривались, – ответил он. – И никаких высадок на Мертвый остров, чтобы искать исполинскую гагару, запомни!

Джек покраснел. Как раз ради этого он и хотел теперь попасть на Мертвый остров!

– Хорошо, – наконец сказал он. – Я обещаю, что не буду пытаться пристать к острову без вашего ведома. Значит, можно нам выйти в море одним?

– Конечно, – ответил Билл. – Я считаю, что вы уже научились управляться с лодкой. А если вы выберете спокойный день, то никакого риска вообще нет.

Лицо Джека просветлело. В его взгляде появилось мечтательное выражение. Теперь он знал, что станет делать. Он, конечно же, сдержит свое обещание и не отправится на Мертвый остров на лодке Билла. Он доберется туда на другой лодке. На лодке Билла он как следует потренируется ставить парус и грести, а когда в совершенстве овладеет этим мастерством, то воспользуется лодкой Йо-Йо.

Это был хитроумный и дерзкий план. Но Джек был так одержим мыслью разыскать исполинскую гагару, которую ученый мир считает вымершей, что он готов был на все, лишь бы добраться до острова. Он наверняка найдет проход между скал! Когда он окажется около берега, сразу спустит парус и станет грести. Лодка Йо-Йо была больше и тяжелее, чем лодка Билла, но он сумеет с ней справиться!

Билл, конечно, не должен об этом знать. Он очень милый и веселый человек, хороший друг, но он – зрослый. А взрослые всегда мешают детям участвовать в чем-то рискованном. Погрузившись в эти размышления, Джек сидел на мирно покачивающейся лодке и обдумывал свой дерзкий план. Он даже не слышал насмешливые замечания и шутки друзей.

– Он уже на Мертвом острове, ищет исполинскую гагару, – смеясь сказала Дина.

– Бедняга Джек, как я погляжу, эта птица совсем лишила тебя всякого аппетита, – поддразнивал друга Филипп.

– Проснись! – Билл толкнул мальчика локтем в бок. – Ты как-никак не один, а в компании.

После чая решили, что грести будут по очереди. Билл сказал, что для ребят это будет хорошая тренировка, а им доставляло удовольствие сидеть на веслах. Джек старательно работал веслом и думал о предстоящей вылазке на остров. Он был так поглощен своими планами, что изумился, когда они внезапно оказались на берегу. Ребята выпрыгнули из лодки и вытащили ее на сушу. За ними вылезли девочки, захватив с собой термос.

Билл потащил лодку наверх.

– Ну, до скорого! – сказал он. – Неплохое вышло путешествие. Приходите завтра, если, конечно, хотите. И можете совершить пробное плавание на лодке уже без меня.

– Конечно, придем, большое спасибо! – оживились друзья, а Кики ту же повторил их слова:

– Большое спасибо, большое спасибо!

– Ну что, хорошо провели время? – спросила их тетя Полли, когда они вернулись домой.

– Отлично! – ответила за всех Дина. – А как твоя голова, тетя, тебе не стало легче?

– Не особенно, – вяло проговорила тетя Полли.

Ее лицо было бледным и изможденным.

– Я, пожалуй, лягу сегодня спать пораньше, – сказала она. – Придется тебе, Дина, отнести дяде Джозефу ужин в его комнату.

– Да, конечно, – охотно согласилась Дина, хотя на самом деле ей не очень-то хотелось. Она всегда немного побаивалась своего ученого и чудаковатого дядю.

В этот момент в дом вошел Йо-Ио и злобно уставился на четверку друзей.

– Где это вы были? – грубо спросил он. – И куда вы подевались после того, как залезли в пещеру?

– Мы вернулись домой, – сказал Филипп с таким невинным выражением на лице, что негр еще больше разозлился. – Разве ты нас не видел? А сейчас мы только что вернулись с прогулки, дорогой Йо-Йо. Почему ты за нас так волнуешься? Или ты, может быть, хотел пойти с нами?

Йо-Йо сердито засопел, а Кики так удачно передразнил его, что все громко расхохотались. Негр с ненавистью глянул на попугая и пулей вылетел из дома.

– Не надо все время дразнить Йо-Йо, – устало произнесла тетя Полли. – Хотя порой он и вправду невыносим, ленится, ни с кем не разговаривает, болтается Бог знает где. Целое утро сегодня его не видела. Ну ладно, я пошла спать.

– Джек, помоги мне отнести поднос с ужином дяде Джозефу, – попросила Дина, когда все было готово. – А то он такой тяжелый. Филипп, как всегда, куда-то исчез. Никогда его не сыщешь, если надо что-то сделать.

Джек взял тяжелый поднос и пошел вслед за Диной в рабочий кабинет дяди Джозефа. Она робко постучала. Из кабинета донеслось какое-то невнятное брюзжание, потом им удалось разобрать, что это дядя сказал «войдите». Они вошли. Кики, как обычно, сидел у Джека на плече.

– Вот твой ужин, дядя, – сказала Дина. – Тетя Полли пошла спать. У нее разболелась голова.

– Полли, бедняжка, – сочувственно произнес попугай.

Дядя Джозеф удивленно поднял голову от книг. Увидев попугая, он взял в руки увесистое пресс-папье.

Кики мгновенно вылетел из комнаты, и дядя Джозеф положил пресс-папье на место.

– Не входите сюда с попугаем, – ворчливым тоном сказал он. – Какая наглая птица! Поставьте поднос сюда. А ты кто такой, мальчик?

– Я – Джек Трент, – сказал Джек, удивляясь про себя, как можно быть таким забывчивым. – Вы уже видели меня и мою сестру Люси в первый день нашего приезда. Разве вы не помните?

– Что-то много в доме развелось детей, – пробурчал дядя Джозеф. – Невозможно работать.

– Но дядя, мы ведь совсем тебе не мешаем, – обиженно проговорила Дина.

Но тот не обратил на ее слова никакого внимания. Он склонился над большой старинной картой. Джек тоже взглянул на нее и воскликнул:

– Ух ты! Это же карта побережья! А это – Мертвый остров, верно?

Он указал пальцем на остров, который был тщательно вычерчен на старом пергаменте. Дядя Джозеф кивнул.

– А вы когда-нибудь были там? – с жаром спросил мальчик. – Мы видели его сегодня днем.

– Я никогда не был на этом острове и не имею ни малейшего желания там оказаться, – мрачно проговорил дядя Джозеф.

– А я видел там сегодня исполинскую гагару! – с гордостью сообщил Джек.

Но это не произвело на дядю Джозефа никакого впечатления.

– Чушь! – только и сказал он. – Эти птицы давным-давно вымерли. Не глупите, юноша!

Джек рассердился. Одна только Люси верила в его открытие. Но Люси поверит ему, даже если он скажет, что видел на острове Деда Мороза. Раздосадованный Джек с обидой смотрел на замкнутого, неряшливо одетого, пожилого человека, как вдруг его осенила блестящая мысль.

– Вы разрешите взглянуть на эту карту? – вежливо спросил он, в надежде что на карте обозначен проход к берегу между скал.

– Что? Тебя интересуют подобные вещи?

Дядя Джозеф поднял брови и с удивлением взглянул на мальчика.

– Меня очень интересует Мертвый остров, – ответил Джек.

– Мертвый остров? У меня есть карта, которая больше и точнее этой, на ней изображен только этот остров.

Дядя Джозеф был очень польщен, что кто-то заинтересовался его старыми картами.

– Ну-ка, посмотрим, где-то тут она лежала!

Пока он рылся в своих бумагах, Джек и Дина рассматривали карту побережья. Мертвый остров имел странную форму: он напоминал яйцо, на котором с одной стороны было что-то вроде шишки, и его береговая линия сплошь состояла из скал. Он располагался точно к западу от Роки-Ледж. Джек ревностно изучал карту. Вот было бы здорово, если бы дядя Джозеф дал ему ее на некоторое время!

– Смотри-ка, – тихонько сказал Джек Дине, – десь кольцо из скал разомкнуто. Готов поспорить, это и есть то самое место, про которое я говорил, что здесь – проход. Видишь, на карте холм? Проход между скалами находится как раз напротив него. Если мы хотим туда попасть, надо ориентироваться по холму, он самый высокий на острове. Это же до смешного просто!

– Просто на карте, но, могу поспорить, все гораздо труднее, когда ты в море, – ответила Дина. – Ты, похоже, собрался туда, а? Но ты же помнишь, что мы обещали Биллу не соваться на остров. Слово надо держать!

– Само собой, – сказал Джек, который еще ни разу не нарушил данного слова. – У меня другой план. Но об этом я расскажу тебе позже.

К разочарованию Дины и Джека, дядя Джозеф не смог разыскать карту Мертвого острова. А ту, которую он только что рассматривал, наотрез отказался дать Джеку.

– Ни за что! – сказал он, неожиданно придя в ярость. – Этой карте более сотни лет. Мне бы и во сне не привиделось, что я тебе ее даю. Ты ее порвешь, или потеряешь, или еще что-нибудь в этом роде. Я знаю, каковы дети.

– Как раз этого ты и не знаешь, – резко заметила Дина. – Тебе ничего про нас неизвестно. Ты почти не видишься с нами. Ну пожалуйста, дай нам карту!

Но ничто не могло заставить дядю Джозефа расстаться со своей драгоценной картой. Джек бросил последний взгляд на изображение острова, и они покинули рабочий кабинет, в котором навалом лежали книги и царил чудовищный беспорядок.

– Не забудь про свой ужин! – крикнула ему Дина, закрывая за собой дверь.

Дядя Джозеф пробормотал что-то нечленораздельное и снова погрузился в свою работу. Поднос с тарелками стоял рядом, но он, казалось, уже забыл о нем.

– Могу поспорить, он уже и думать забыл о еде, – сказала Дина, пожав плечами.

И она была права. Когда тетя Полли на следующее утро, как обычно, пришла, чтобы прибраться в кабинете, поднос с ужином так и стоял нетронутым.

– Ты хуже ребенка, честное слово! – в сердцах воскликнула тетя Полли. – Ну можно ли так, Джозеф!