Следующие три дня ребята добросовестно учились грести и ставить парус. Скоро они уже чувствовали себя в лодке Билла как дома и так же быстро справлялись с ней, как и он сам. Билл был очень доволен.

– Мне нравится, когда дети упорно занимаются чем-то, особенно если это серьезное дело, – сказал он. – Даже Кики старается изо всех сил, чтобы удержаться на парусе, и, похоже, ни за что не согласится остаться дома. Но Люси, бесспорно, самая лучшая из команды: ведь ей почти все время приходится бороться с морской болезнью, а она не унывает.

Однажды в полдень, заметив, что Йо-Йо занят тем что качает воду из колодца позади дома, ребята про брались к его лодке и тщательно осмотрели ее.

Лодка легко покачивалась на воде. Она была больше, чем лодка Билла, но ненамного. Ребята убедились что сумеют ей управлять.

Только жаль, что Кики не может грести, – пошутил Джек. – Он бы взял третью пару весел, и мы бы развили отличную скорость!

Отличную! Боже, храни короля! – перебил его Кики.

– Эх ты, дурачок! – с нежностью произнес Филипп. Он очень полюбил попугая, и тот также привязался к нему.

Скажи-ка, Конопатый, а когда Йо-Йо поедет в город? Мне так не терпится забраться в его лодку! Да ты и сам, наверное, не прочь?

Само собой! – отозвался Джек. – Я все время думаю про исполинскую гагару. Ты не представляешь себе, какое это счастье увидеть ее вблизи!

Готов поспорить, что ты ее не увидишь, – равнодушно сказал Филипп. – А вообще-то было бы здорово, если вдруг, в один прекрасный день ты заявился бы домой с этой гагарой! Интересно, Кики не станет ревновать?

К радости ребят, тетя Полли объявила о том, что Йо-Йо на следующий день поедет в город за покупками.

– Если вам что-нибудь нужно, то поторопитесь, – сказала она. – Я уже приготовила для него длинный список, и вы тоже можете туда что-либо вписать, и не забудьте дать ему деньги.

Они внесли в список батарейку для карманного фонарика Дины. Девочка как-то ночью забыла его выключить, и батарейка села. А Джек прибавил к списку покупок фотопленку, потому что он все время фотографировал птиц и израсходовал почти все свои запасы пленки.

На следующее утро все четверо с нетерпением ждали, когда Ио-Йо уедет. Казалось, прошла целая вечность, пока он собирался в дорогу. Наконец он вывел машину из старого сарая, который служил гаражом.

Смотрите у меня, не вздумайте выкинуть какой-нибудь номер, пока меня не будет! – проворчал он и подозрительно посмотрел на детей, словно чувствуя, что они ждут не дождутся, когда же он уедет.

Никаких номеров не выкидывали и не собираемся выкидывать, – строгим тоном отрезал Филипп. – Счастливой поездки, Йо-Йо, и не торопись с возвращением. Мы так к тебе привыкли, что для разнообразия хотим от тебя отдохнуть.

Негр окинул его мрачным взглядом, нажал на газ и на бешеной скорости вылетел на дорогу.

– Я удивляюсь, как только эта колымага выдерживает такое обращение, – сказал Филипп, покачивая головой.

Он смотрел, как автомобиль промчался по утесу и мгновенно исчез за поворотом шоссе.

– Укатил. Ну, пора за дело!

Друзья поспешили к лодке Йо-Йо. Мальчики залезли в нее, Дина отвязала трос и столкнула ее в воду.

– Будьте осторожны! – крикнула Люси.

Она была очень встревожена и готова в последний момент прыгнуть в лодку, но побоялась, что Джек рассердится.

– Будьте осторожны! – крикнула она еще раз. – Ладно! – ответил Джек, а Кики заверещал:

– Ладно! Ладно! Закрой за собой дверь и вытри как следует ноги!

Девочки смотрели им вслед. Ребята изо всех сил работали веслами, а когда оказались в открытом море, подняли парус. Дул свежий ветер, и скоро лодка начала быстро удаляться от берега.

К Мертвому острову! – задумчиво проговорила Люси. – Может, Джеку и вправду удастся привезти оттуда исполинскую гагару?

Я в это не верю! – отозвалась Дина, которая сочла бы настоящим чудом, если бы Джеку удалось поймать птицу. – Надеюсь, что они найдут проход между этими ужасными скалами. А неплохо они справились с лодкой Йо-Йо, правда?

– Да.

Люси прищурилась, чтобы разглядеть лодку, которая постепенно исчезала в тумане. Мертвый остров совсем не был виден.

– Будем надеяться, что все пройдет хорошо, – сказала Люси.

Лодка быстро скользила по волнам. Хотя она была тяжелее лодки Билла, управлять ей было ненамного сложнее. К тому же дул попутный ветер. Ребята всматривались в морскую даль, наслаждаясь тем, как лодка то и дело подпрыгивает на волнах и шумит ветер, надувающий парус.

Ничто не может сравниться с лодкой, – в восторге сказал Джек. – Когда-нибудь у меня будет своя собственная.

Она будет стоить целую кучу денег, – отозвался Филипп.

Ну и что, я заработаю, – убежденно сказал Джек. – Куплю себе самую красивую лодку и отправлюсь на далекие острова, на которых обитают одни только птицы. Больше мне ничего не надо!

Скоро мы должны увидеть остров, – перебил его Филипп. – Этот проклятый туман у меня уже в печенках сидит. Надеюсь, мы плывем в правильном направлении.

Прежде чем ребята увидели остров, они услышали грохотание волн, с оглушительным шумом разбивающихся о скалы. А потом, в течение нескольких секунд – хотя друзьям они показались целой вечностью, – перед ними вырос остров и они ощутили брызги морской пены на своих лицах.

– Джек, повнимательнее! Мы плывем прямо на скалы! – крикнул Филипп. – Опусти парус. Сейчас надо только грести.

Они свернули парус и взялись за весла. Джек высматривал высокий холм, который должен был служить им ориентиром. Но его не так-то просто было обнаружить. Совсем другое дело, когда смотришь на карту!

Сейчас все холмы казались ему одинаковыми. Ребята осторожно обходили опасные скалы и через некоторое время остановились недалеко от берега.

– Вон там высокий холм, тот, что слева! – внезапно крикнул Джек. – Греби туда, Вихрастый! Да, точно, это он. Наконец-то нашли.

Они изо всех сил работали веслами, задыхаясь и потея. И когда оказались прямо напротив холма, то заметили в кольце скал проход. Он был довольно узкий, но лодка вполне могла через него пройти.

– А теперь осторожнее, – предупредил друга Филипп. – Это опасное место. Следи, чтобы мы не сбились с курса и не наскочили на какую-нибудь подводную скалу. Не дай Бог, а то лодка разобьется в щепки! Осторожнее, Конопатый!

Джек старался, как мог. Теперь все зависело от того, удастся ли им благополучно миновать проход. Ребята гребли, а на их лицах отражались тревога и напряжение. Кики хранил молчание. Он чувствовал, что им грозит опасность.

Проход был узкий и длинный, и вести по нему лодку было делом нелегким. Сильные подводные течения увлекали лодку то в одну, то в другую сторону, и один раз она задела днищем подводную скалу.

– Ого! – тихо проговорил Филипп. – Слышал, какой жуткий скрежет?

Джек кивнул.

– Мне тоже стало не по себе. Эй, смотри-ка, Вихрастый, мы на верном пути! Здесь начинается канал, и вода в нем совсем спокойная.

Действительно, после того как они миновали кольцо из скал, лодка вошла в канал с голубоватой, тихой водой, которая сверкала на солнце. Удивительное зрелище, особенно по контрасту с бушующими волнами, шум которых до сих пор стоял у них в ушах.

– Теперь до берега уже недалеко, – взволнованно проговорил Филипп. – Вперед! Я, честно говоря, ужасно устал, руки прямо-таки онемели, но мы должны добраться до суши. Мы будем здесь первооткрывателями!

Они стали искать подходящее место для высадки. Почти весь остров состоял из скал, однако ребята заметили крошечную бухточку, дно которой усеивал мельчайший белый песок. Туда они и направили лодку.

Пристать к берегу оказалось легко. Гораздо труднее было втащить лодку на сушу: хотя Билл и показывал им, как надо браться за лодку и как тянуть ее, ребятам пришлось изрядно попотеть. Наконец все трудности остались позади и друзья смогли заняться обследованием острова.

Они вскарабкались на скалу, за которой располагалась их бухточка, чтобы сверху обозреть весь остров. Первое, что привлекло их внимание, – это огромное количество птиц. Здесь были тысячи всевозможных пернатых, самых разных видов и размеров, и они производили чуть ли не устрашающий шум. На ребят они не обращали никакого внимания.

Но птицы оказались вовсе не ручными, как ожидали ребята. Как только Джек с Филиппом пытались подойти поближе, они тотчас улетали, то есть были такими же дикими, как и их сородичи в Роки-Ледж. Джек был разочарован.

– Странно, – проговорил он. – Я думал, что на таком острове, где давно уже никто не живет, птицы должны быть совершенно ручными. Во всяком случае, так об этом пишут в разных книгах. А здесь птицы очень пугливые и не подпускают нас к себе.

На острове было очень мало деревьев. Они росли в местах недоступных ветру, но все равно были сильно изогнуты. Землю местами покрывали пучки жесткой травы, но в основном почва была сплошь каменистая и бесплодная.

Сопровождаемые криками бесчисленных птиц, друзья подошли к холму, который возвышался в середине острова.

– Давай, что ли, взглянем на те развалившиеся дома, которые видели в бинокль, – вяло предложил Джек. – Эх, найти бы исполинскую гагару! Пока что я ее на острове не вижу.

Джек был раздосадован. Каждую минуту он надеялся увидеть эту редкостную птицу, но вместо нее ему попадались те же самые виды пернатых, которые водились в Роки-Ледж. Это было жестоким разочарованием! Он вовсе не ожидал, что обнаружит здесь целую стаю исполинских гагар, но если бы тут оказалась хотя бы одна, он был бы вне себя от счастья.

Но даже если на острове и не водились исполинские гагары, все равно здесь было на что посмотреть. Одних только морских чаек – не говоря уже о других птицах – было столько разных видов, что для того, чтобы их перечислить, понадобилась бы уйма времени. Это был настоящий птичий рай, и Джек просто онемел от изумления. Вот бы провести на острове пару дней, наблюдать за птицами и фотографировать их!

Ребята подошли к холмам. Здесь росло больше травы и даже проглядывали цветы, правда, совсем крошечные и невзрачные. Несколько карликовых берез с искривленными стволами лепились в расщелинах камней.

Между холмами лежала узкая долина, через которую протекала речка, впадавшая в море на другой стороне острова. Ребята подошли к ней поближе. У воды был какой-то странный цвет.

– Красноватая, с медным отливом, – уточнил Джек. – Странно, откуда она течет? Смотри, там, на холме, стоят те нелепые строения! Слушай, горы меня ют цвет прямо на глазах, странно, правда? Они уже не черные, а красноватые. Похоже, большинство из них гранитные.

Мне не особенно нравится этот остров, – зябко поеживаясь, отозвался Филипп. – Здесь все какое-то заброшенное, становится как-то не по себе.

Вот что значит наслушаться россказней Йо-Йо! – рассмеялся Джек.

Но в глубине души он ощущал, что остров ему тоже не очень-то нравился. В самом его воздухе словно была разлита печаль и безысходность, и единственными живыми звуками были крики морских птиц.

Они вскарабкались на вершину холма, чтобы рассмотреть развалины странных домов, которые они видели в бинокль. Но оказалось, что смотреть не на что. Дома были очень старые и обвалившиеся, от некоторых из них не осталось ничего, кроме груды камней. Даже не верилось, что в них когда-то жили люди.

И вдруг рядом с развалинами одного дома Филипп обнаружил нечто удивительное.

– Разрази меня гром! Джек, иди скорей сюда! – крикнул он. – Здесь прорыт подземный ход, он ведет прямо вниз и жутко глубокий.

Джек подбежал к приятелю и заглянул в подземный ход. Он был довольно широкий, около двух метров в диаметре, и уходил на такую глубину, что дна не было видно.

– Для чего его здесь прорыли? – удивился Филипп. – Может, это колодец? А ты что думаешь?

Ребята бросили туда камень, чтобы послушать, не раздастся ли плеск воды, но ничего не услышали. Или это был не колодец, или же он был очень глубоким.

Не хотел бы я туда свалиться, – вздрогнув, проговорил Филипп. – Ого, смотри! Вниз ведет лестница, правда, совсем старая и ветхая!

Вот уж действительно загадка! – оторопев, пробормотал Джек. – Пошли дальше, может быть, найдем еще что-нибудь такое, что наведет нас на след. Надо же! Такая глубокая шахта – с какой целью ее вырыли на острове?