Филипп ужаснулся. Ему и в голову не приходило, что Билла не окажется дома. В отчаянии он опустился на низенькую скамеечку и попытался все как следует обдумать. Но он очень устал, и голова у него совсем не работала.

«Как быть? Что мне теперь предпринять?» – то и дело спрашивал он себя и ничего не мог придумать.

В хижине было темно. Филипп, скорчившись на скамеечке, сидел, погруженный в невеселые размышления. Внезапно ему показалось, что в углу мерцает слабый красноватый огонек, который то вспыхивал, то снова гас. Филипп не мог понять, что это такое. Наконец он встал и обнаружил, что это светится маленькая электрическая лампочка рядом с радиоприемником. Филипп посмотрел на него, нажал на несколько кнопок. Зазвучала музыка, потом сигналы азбуки Морзе. И вдруг на обратной стороне радиоприемника он увидел крошечный телефон. Мальчик никогда еще не видел аппарата таких размеров: он вполне мог уместиться в кармане.

Филипп снял трубку и, услышав чей-то хриплый голос, насторожился.

– На приеме Игрек-2, на приеме Игрек-2, – повторял голос.

Филипп слушал, не зная, что все это значит. Наконец он решился ответить.

– Алло, кто говорит? – сказал он.

Последовала пауза. Очевидно, Игрек-2 не ожидал, что кто-то его слушает. Потом тот же голос осторожно спросил:

– Кто это?

Меня зовут Филипп Меннеринг, – ответил Филипп. – Я пришел сюда, чтобы встретиться с Биллом Смагсом. Но его не оказалось на месте.

Простите, с кем? – спросил голос.

С Биллом Смагсом. Но его нет, – повторил Филипп. – Может быть, вы скажете Биллу, что я его разыскиваю?

А он давно ушел?

Не знаю, – ответил Филипп. – Подождите, я слышу какой-то шум. Похоже, это Билл.

Филипп с облегчением положил трубку на рычаг. Снаружи до него донеслось посвистывание. Это Билл!

Билл с фонариком в руке вошел в хижину и так удивился, увидев Филиппа, что смотрел на мальчика, не говоря ни слова.

Билл! – радостно воскликнул Филипп, – Слава Богу, что вы пришли. Скорее, с вами хотят поговорить по телефону. Это Игрек-2.

Ты разговаривал с ним? – в изумлении спросил Билл.

Он снял трубку и сказал:

– Игрек-2? Прием! Говорит Л-4.

Игрек-2, вероятно, спросил у Билла, кто такой Филипп.

– Это мальчик, мой знакомый, он живет неподалеку, – сказал Билл. – Так в чем дело? Да, конечно. Я дам знать. Спасибо. Нет, пока еще нет. До свидания.

Билл повернулся к Филиппу.

– Послушай, мой мальчик, запомни как следует на будущее: когда меня нет дома, не трогай мои вещи и не вмешивайся в мои дела.

Филипп еще никогда не слышал, чтобы Билл говорил таким строгим тоном. Мальчик упал духом. Что скажет Билл, когда узнает, что они разгадали его тайну?

Извините меня, Билл, – смущенно проговорил мальчик. – Я вовсе не хотел вмешиваться.

Почему ты явился ко мне ночью? – спросил Билл.

Билл, это ваш карандаш? – в свою очередь спросил его Филипп и показал огрызок желтого карандаша, который они нашли в руднике.

Филипп решил, что, когда Билл увидит свой карандаш, он вспомнит, что потерял его в туннеле. И тогда ему не придется ничего объяснять Филиппу, раз он догадается, что ребятам и так все известно.

Да, это мой, – ответил Билл, удивленно глядя на карандаш. – Но ведь ты не для того явился ко мне ночью, чтобы вернуть карандаш? Ты пришел для чего-то другого?

Билл, пожалуйста, не сердитесь, – ответил вконец смущенный Филипп. – Видите ли, нам известна ваша тайна и мы знаем, что вы здесь делаете. Мы знаем и то, зачем вы ездите на Мертвый остров – мы знаем все.

Билл не верил своим ушам. Вне себя от изумления он уставился на мальчика. Он прищурил глаза, поджал губы и выглядел прямо-таки устрашающе.

Ты сейчас же мне расскажешь, что ты имеешь в виду, – сказал он каким-то чужим, враждебным тоном. – Какую такую мою «тайну» вы знаете? Что значит «вы знаете все»?

Ну, – вконец растерявшись, пробормотал Филипп, – мы знаем, что вы и ваши друзья работаете в старом руднике. И еще, что вы приехали сюда на машине и взяли с собой лодку, чтобы привозить им на остров еду и увозить оттуда медь, которую они добывают. Мы узнали, что вы недавно были в подземелье, чтобы их навестить. Й что вы назвали нам не свое настоящее имя. Но поверьте мне, Билл, мы ни за что вас никому не выдадим. Мы даже хотим, чтобы вы добыли столько меди, сколько вам надо.

Билл внимательно слушал мальчика, и сначала глаза его были холодными и недобрыми. Но по мере того как Филипп говорил, с лица его постепенно сходило выражение недоброжелательности. И перед мальчиком вскоре был прежний Билл, веселый и добродушный.

– Так-так, вот, значит, все, что вам известно, – проговорил он. – А еще что вы узнали? И как вы добрались до острова? Я надеюсь, не на моей лодке?

– Нет, нет, – поспешил успокоить его Филипп, который очень обрадовался, что Билл перестал говорить с ним враждебным тоном. – Мы брали лодку Йо-Йо, когда он уезжал в город. На острове мы спустились в рудник и там нашли ваш карандаш. Но знаете, Билл, ваши друзья нам совсем не понравились. Они взяли нас в плен. Они очень злые. А когда мы назвали им ваше имя и сказали, что мы – ваши друзья, они ответили, что не знают вас, и не хотели нас отпускать.

– Вы сказали им, что знаете Билла Смагса? – спросил Билл.

Филипп молча кивнул.

– А что это были за люди, там, в руднике? – снова спросил Билл.

В его голосе снова зазвучал металл, и вопросы, которые он задавал, были краткими и быстрыми.

– Их было двое. Одного звали Гарри, другого – Олли, – ответил Филипп.

Билл что-то записал в свой блокнот.

А как они выглядели?

Я не успел как следует их рассмотреть. Было темно, и меня ослепил свет фонаря. Я только помню, что Гарри – высокий и плотный, черноволосый, а один глаз у него закрыт черной повязкой. Но вы сами должны знать, как они выглядят.

А вы видели еще кого-нибудь? – снова спросил он мальчика.

Нет, – трицательно покачал головой Филипп. – Но мы знаем, что там работают и другие шахтеры. Потому что мы слышали очень сильный шум в соседней большой пещере. Скажите, Билл, а вы нашли там очень много меди? Вы теперь разбогатеете?

Послушай, все-таки ты пришел ко мне ночью не для того, чтобы все это рассказывать, – перебил его Билл. – Что-то случилось?

Я хотел сказать вам, что Джек остался в руднике. Дина, Люси и я обманули Гарри и сумели удрать. Но Джек и Кики остались там. Я боюсь, что он может заблудиться в подземных туннелях и переходах или его поймают эти двое.

Джек еще там? На острове? В руднике? – Билл был явно обеспокоен. – Боже милостивый! Почему ты сразу мне об этом не сказал? Вы, дети, словно сговорились, чтобы мне мешать!

Билл подошел к радиоприемнику, нажал на какие-то кнопки и стал короткими скупыми фразами говорить на незнакомом Филиппу языке.

Мальчик не знал, что и думать.

«Так это не просто радиоприемник, раз через него можно передавать сообщения, – подумал он. – Как интересно! С кем это Билл разговаривал? Может быть, это его начальник, который руководит добычей меди? Наверняка он вложил в это дело кучу денег! Неужели мы им все испортили, разгадав их тайну? Но что мы могли испортить? Биллу надо всего лишь съездить на остров и сказать своим друзьям, чтобы они не трогали Джека и отпустили его. Билл, похоже, нам доверяет, и он знает, что мы никогда никому не выдадим его секретов».

В этот момент Билл повернулся к Филиппу.

– Мы сейчас же отплываем. Пошли!

Освещая себе путь карманными фонариками, они поспешили на берег, где лежала лодка Билла. Он хотел столкнуть ее в воду, но вдруг так громко вскрикнул, что Филипп испугался.

– Кто это сделал?

Билл осветил лучом фонарика днище лодки, и они увидели, что в нем пробито отверстие, через которое лодку заливало водой.

Лицо Билла стало мрачным и серьезным. Он втащил лодку обратно на берег.

Ты не знаешь, кто мог это сделать? – спросил он мальчика.

Конечно, нет, – ответил тот. – Это ужасно! Что нам теперь делать?

Теперь от лодки пользы мало, – сказал Билл. – А нам надо поскорее попасть на Мертвый остров. Мы возьмем лодку Йо-Йо. Пошли! Но помни, он не должен об этом узнать. И так уже многие обо всем знают, и кругом полно любопытных, которые всюду суют свой нос. Мне это не по вкусу.

Они пошли по дороге, которая проходила по вершине утеса, и Филипп едва успевал за Биллом. Наконец они пришли в Роки-Ледж. Но когда они спустились к тому месту, где была привязана лодка Йо-Йо, то остановились в замешательстве: лодки не было.