Им понадобился канат. Ребята принесли его и крепко привязали к железному столбу, который был врыт в землю рядом с колодцем. Потом Билл взялся за него и опустил ногу на первую скобу-ступеньку.

– Держится прочно, – сказал он. – Я спущусь на несколько ступенек, а потом уже полезешь ты, Филипп. И ради Бога, не поскользнись!

Билл не разрешил девочкам спускаться вместе с ними. Но они не очень расстроились. Одна только мысль о том, что придется лезть в сырой и темный колодец, где единственная опора – две проржавевшие скобы, приводила их в ужас. Они смотрели, как Билл и Филипп все глубже погружаются и их силуэты постепенно растворяются в темноте.

– Плохо, конечно, что мы остались тут, – проговорила Дина, зябко поеживаясь. – Но, по-моему, еще хуже быть там, внизу. Ладно, пошли, их уже не видно.

Давай приберемся на кухне. Что-то наш Йо-Йо сегодня припозднился!

Они вернулись в дом, но мысли их были с Биллом и Филиппом. А те в это время продолжали медленно спускаться. Скобы-ступеньки держались так прочно, словно их вбили совсем недавно.

Спуск был долгим, и если бы не площадки для отдыха, которые были специально устроены в стенках колодца, наши искатели приключений едва ли достигли бы цели своего нелегкого и утомительного путешествия, Когда Билл обнаружил первую такую площадку, он сначала не понял ее назначения. Это было углубление, которое уходило в стену примерно на метр, достаточно большое, чтобы можно было забраться в него и отдохнуть. Сначала Билл подумал, что это вход в туннель, и удивился, что они добрались до него так быстро. Но потом он понял свою ошибку и с удовольствием отдохнул несколько минут. После него в этой же нише устроил передышку и Филипп, а Билл медленно начал спускаться дальше.

Казалось, спуск длится целую вечность. Фактически он занял у них целый час. Они останавливались в каждой нише, которая встречалась им на пути, но все равно очень устали. Наконец фонарик Билла, который он прикрепил к поясному ремню, осветил темную воду.

– Ну вот мы и у цели, – сказал Билл. – Теперь я поищу вход в туннель.

Найти его оказалось довольно просто: в стене зияло круглое отверстие. Билл осторожно влез в него и огляделся. Там было темно, скользко и пахло болотом.

– Странно, что даже сюда проникает свежий воздух, – сказал Билл. – Когда я спускался, все время чувствовал сквозняк.

Он подождал Филиппа, и они вместе пошли по туннелю. Проход был довольно узким и постепенно поднимался вверх, поэтому для удобства в полу были выбиты ступени. Сначала Биллу и Филиппу приходилось нагибаться, но потом туннель стал шире и выше. Было все так же сыро и запах затхлости не исчезал, но они скоро к этому привыкли. Через некоторое время туннель пошел резко вверх, ступени были скользкими, и Билл с Филиппом несколько раз падали, а поскольку Билл шел впереди, то мальчику приходилось нелегко.

– Убери-ка ноги с моей шеи, – сказал Билл, когда в очередной раз соскользнул со ступеньки вниз. – Проклятье, я весь измазался!

Они продвигались все дальше и дальше. Вскоре идти стало легче, так как туннель уже не поднимался вверх. Стены были сплошь из горной породы. Тут им уже не встречались ни песок, ни известняк, ни глыбы земли, только черный камень с блестящей поверхностью.

Несколько раз туннель так сужался, что казалось, через него невозможно протиснуться.

Хорошо, что мы не толстые, – сказал Филипп, втягивая живот. – Вот досада! Когда же он станет пошире? Как вы думаете, Билл, это скалы со временем осели или ход с самого начала был таким узким?

Я думаю, он был таким всегда. Это ведь естественная расщелина в скале. Здесь, на побережье, это довольно частое явление.

В туннеле было тепло. Порой воздух казался таким затхлым, что они начинали кашлять. Но невзирая ни на что, они неуклонно продвигались вперед. Их фонарики освещали черные влажные стены, от которых исходило странное слабое свечение. У Филиппа было такое ощущение, словно все это ему снится. Он поделился с Биллом своими впечатлениями.

Нет, тебе это не снится, – успокоил он мальчика. – Место действительно странное, но все это явь. Может, тебя ущипнуть?

Да, это мысль! – рассмеялся Филипп, который после долгого пребывания под землей чувствовал себя не в своей тарелке. Билл ущипнул его, да так сильно, что он громко вскрикнул.

Хватит! Я взбодрился и уже не сплю. К тому же довольно глупо – видеть во сне какой-то бесконечный туннель.

Внезапно нога Билла коснулась чего-то мягкого. Он направил вниз луч фонарика и, к своему удивлению, увидел мышку, которая смотрела на него глазенками-бусинками.

– Смотри-ка, мышь! – воскликнул Билл. – Здесь, в подземелье! Чем же она тут питается? Невероятно! Я просто представить себе не могу, как бедная зверушка может жить в туннеле, который проходит аж под морским дном!

Филипп рассмеялся.

Да это же Минни, моя любимица! Она выпала у меня из рукава!

Лучше бы ей сидеть там и не высовываться, если ей жизнь дорога, – сказал Билл. – В таком гиблом месте не выжить ни одной твари.

Она теперь снова залезет мне в рукав или под рубашку, – ответил мальчик. – Минни никогда не покидает меня надолго.

Несколько раз они делали краткие остановки, потому что дорога была тяжелой и утомительной. Какое-то время они шли по прямой, но потом туннель резко сворачивал в сторону, а буквально через несколько минут они снова шли в прежнем направлении.

Филипп стал беспокоиться по поводу своего фонарика, надолго ли еще хватит батареек. Ему внезапно стало не по себе: а вдруг фонарь Билла тоже погаснет? Мальчику совсем не хотелось шагать по туннелю в кромешной тьме.

Но Билл успокоил его.

– У меня в кармане есть запасные батарейки. Так что не бойся, что мы останемся без света. Между прочим, я вспомнил, что в том же кармане у меня лежат несколько конфет. Почему бы нам не подсластить немного наше путешествие?

Билл порылся в карманах и достал конфеты. Филипп развернул бумажную обертку и подумал: «С конфетой во рту идти будет гораздо веселее!»

А мы уже далеко? – спросил он Билла. – Прошли мы хотя бы полпути?

Не знаю. Эге, что это там такое?

Билл остановился и посветил фонариком на землю. Дорогу им преграждал огромный кусок скалы.

– Похоже, потолок обвалился, – сказал Билл. – Нам не пройти. Без кирки и лопаты вряд ли получится расчистить путь.

Но оказалось, что все не так страшно. Объединенными усилиями им удалось отодвинуть в сторону обломок скалы, и они смогли идти дальше.

Через некоторое время Филипп заметил, что скалы изменили цвет. Он сказал об этом Биллу.

Смотрите, Билл! Здесь они уже не черные, а красноватые. Значит, мы недалеко от рудника?

Очень может быть, – отозвался Билл. – Я не знаю, сколько часов мы шли до этого места. Кажется, целую вечность. Но, по-моему, мы вот-вот доберемся до этого проклятого острова!

Хорошо, что мы так плотно позавтракали, – сказал Филипп. – Правда, я все равно ужасно проголодался. Зря мы не взяли ничего с собой!

– меня есть немного шоколада, – успокоил мальчика Билл. – Надеюсь, он не растаял. Здесь так жарко, что я бы этому не удивился.

Но шоколад стал только немного мягче. Он был восхитителен! Слегка горьковатый на вкус, он казался голодному Филиппу самым изысканным лакомством, какое только можно вообразить. У мальчика сразу прибавилось сил, и он бодро зашагал между влажных и скользких стен туннеля, спрашивая себя, долго ли им еще идти.

– Послушай-ка, а ты захватил с собой карту? – вдруг быстро спросил Билл. – Я хотел тебе об этом напомнить, но забыл. Нам она скоро понадобится.

– Она у меня в кармане, – отозвался Филипп. – Ого, смотрите, Билл, туннель расширяется!

Неожиданно подземный ход кончился. Билл с Филиппом оказались на широкой площадке. Очевидно, здесь кончался рудник. «Должно быть, здесь запасы медной руды истощились, – подумал мальчик. – Сколько же ее тут было!»

– Ну вот, прибыли, – шепотом сказал Билл. – Будь внимателен, Филипп, с этого момента мы будем вести себя как можно тише. Нельзя, чтобы нас обнаружили.

Филипп удивился.

Но, Билл, почему бы нам не отправиться сразу в ту часть рудника, где работают ваши друзья, и не спросить у них про Джека? Я не понимаю.

У меня есть на то причины, – ответил Билл. – И я прошу тебя отнестись к ним серьезно, даже если они тебе не ясны. Ну-ка, дай сюда карту!

Мальчик передал ему карту. Билл разложил ее на плоском камне, осветил фонариком и стал тщательно изучать. Наконец он сказал:

Смотри: мы находимся вот в этом месте, как раз в самом конце рудника. А вот тут отмечено начало туннеля, по которому мы шли. Покажи мне, по какому переходу вы прошли, когда спустились в рудник через шахту?

Так, это – шахта, вот – главный туннель, по которому мы шли, никуда не сворачивая, а здесь – та самая пещера с яркой лампой, откуда мы слышали сильное тарахтение, как будто работали сразу несколько человек.

Хорошо, – сказал Билл, довольный таким толковым и обстоятельным ответом. – Теперь мне понятно, в какую сторону надо идти. Вперед! Но помни: тише воды, ниже травы! Дойдем до главного туннеля и попробуем поискать Джека.

Они двинулись вперед по широкому туннелю, от которого в разные стороны отходили боковые штольни. Билл из осторожности заслонил рукой свой фонарик, чтобы свет не был так заметен издалека. Они еще не дошли до ярко освещенной пещеры, но Филипп знал, что скоро они там будут.

– Тсс! Тихо! – вдруг прошептал Билл и так резко остановился, что Филипп налетел на него и чуть было не упал. – Я что-то слышал. Похоже на чьи-то шаги!

Они застыли и стали прислушиваться. Филиппу было страшновато: кромешный мрак и глухой шум моря, доносившийся сверху, действовали на него угнетающе. Вдруг ему показалось, что он слышит удары киркой о камень. Потом все стихло. Они пошли дальше. Но пройдя всего несколько шагов, они снова услышали какой-то шорох, на этот раз гораздо ближе. Билл был почти уверен, что совсем рядом с ними кто-то дышит. Он замер и прислушался.

Но тот, кто был рядом, в этот момент тоже замер и задержал дыхание, поэтому на этот раз Билл не уловил ни малейшего звука. Он молча пошел дольше. Филипп, стараясь шагать беззвучно, следовал за ним.

Внезапно туннель резко повернул в сторону, и они опять услышали шорох. Перед самым поворотом Билл с Филиппом успели потушить свои фонарики и ощупью пробирались вдоль стены. Когда Билл взялся рукой за угол стены, с противоположной стороны тоже протянулась чья-то рука. Прежде чем Филипп успел сообразить, в чем дело, он услышал громкие крики и шум борьбы. Боже милостивый, что случилось?