Джек поднял руки. Им овладело отчаяние. Неужели они сбежали только для того, чтобы снова оказаться в плену? Он стоял, боясь шелохнуться, и не осмеливался предупредить друзей.

Потом из отверстия шахты показался Филипп и, подняв руки вверх, встал рядом с Джеком. А человек с револьвером молча ждал, кто еще вылезет из шахты.

Наконец наружу выбрался Билл и получил тот же приказ:

– Руки вверх! Не пытайтесь предупредить остальных! Стоять и не двигаться!

Билл, который стоял спиной к тому, кто направил на него револьвер, поднял руки вверх, обернулся, но тут же опустил их, и на его лице появилась веселая усмешка.

– Ладно, Сэм, спрячь свою пушку!

Тот уставился на Билла в изумлении, потом убрал револьвер и бросился к нему.

– Так это ты! Меня поставили здесь на тот случай, если кто-нибудь из этих мошенников еще остался внизу. Но тебя я никак не ожидал увидеть!

Джек с Филиппом стояли, разинув рты от удивления. Что бы все это значило?

Испугались? – спросил у них Билл, заметив, что они никак не могут прийти в себя. – Это Сэм, один из наших детективов, мой хороший друг. Ну, Сэм, рассказывай, что тут произошло!

Пойдем со мной, сам увидишь, – усмехнулся тот и поднялся с земли.

Друзья последовали за детективом и вышли к берегу. Там их глазам предстало удивительное зрелище: все мошенники, работавшие в руднике, с мрачными физиономиями стояли, вытянувшись в длинную шеренгу. Среди них находился и Ио-Йо, и его лицо было искажено от ярости. Негра и всех его сообщников обезоружили, и они находились под присмотром двух полицейских с револьверами.

– А вот и Йо-Йо! – воскликнул Филипп.

Когда тот заметил мальчика, выражение злобы на его лице сменилось неподдельным изумлением. Значит, мальчишкам и их приятелю Биллу Смагсу все-таки удалось улизнуть? Ио-Йо никак не мог понять, как они умудрились сбежать из запертой комнаты, а потом – выбраться из затопленного водой рудника, тем более что все нижние ступеньки на стене шахты были сломаны!

Кики заметил негра и с воинственным криком устремился на своего заклятого врага, словно догадываясь, что теперь тот не сможет причинить ему никакого зла.

– А как вы их всех поймали? – поинтересовался Джек.

Да вот, Билл Каннингем вчера вечером об всем нам рассказал, – улыбнулся Сэм. – Мы и решили, что пора брать быка за рога. Прибыли на остров, обнаружили на берегу лодку Йо-Йо, а в ней – ящики с фальшивыми деньгами и другие доказательства его преступной деятельности.

А как вам удалось так быстро сюда добраться? – спросил Филипп. – Ведь на всем побережье нет ни одной лодки!

У нас были два быстроходных катера. На них мы и приплыли. Вон они, в бухте, у самого берега!

Ребята не могли оторвать глаз от больших и красивых катеров с мощными моторами, которые грациозно покачивались на волнах. Там же они заметили лодку Йо-Йо.

– Как только мы поняли, что шайка этих мошенников готова удрать с фальшивыми купюрами, мы тот час приняли меры, – сказал Сэм. – каждого выхода из рудника мы поставили наших людей, потому что не знали, какой именно шахтой они воспользуются. А когда из главной шахты эти голубчики стали вылезать по одному, мы их и накрыли с поличным.

Точно так же, как вы поймали и нас, – сказал Джек. – Чисто сработано! А что вы теперь собираетесь делать?

Операцией руководил Билл Каннингем, у него и спрашивайте, – ответил Сэм и повернулся к Биллу.

Билл смущенно посмотрел на ребят и сказал:

– Мне очень жаль, что пришлось назвать вам не свое настоящее имя. Но дело в том, что меня слишком хорошо знают в определенных кругах, поэтому приходилось соблюдать осторожность. Так я и стал для вас Биллом Смагсом.

Им вы для нас и останетесь, – сказал Филипп. – Я всегда буду вспоминать вас, как Билла Смагса.

Ну ладно, – рассмеялся Билл и сказал, обращаясь к своим коллегам: – По-моему, самое время погрузить этих красавцев на катера!

Через несколько минут вся шайка была уже на катерах. Гарри так злобно смотрел на Кики одним глазом, что Джек на всякий случай позвал своего любимца, чтобы тот уселся у него на плече. Если бы взглядом можно было убить, Кики, несомненно, был бы уже мертв. Гарри простить себе не мог, что вместо Джека они заперли в комнате попугая: эта ошибка и привела их к полному провалу.

– Пожалуй, домой мы вернемся в лодке нашего приятеля Йо-Йо, – сказал Билл ребятам. – Пошли, выйдем в море после катеров. Эй, Сэм, держи курс на Роки-Ледж, там удобная бухта!

Будет сделано! – отозвался тот и включил мотор. Билл с ребятами плыли за ним. Вскоре все три суденышка благополучно миновали опасный проход между скал и вышли в открытое море.

– Все хорошо, что хорошо кончается! – сказал Билл, когда они подняли парус и взяли курс на Роки-Ледж. – Но, честно говоря, пару раз мне показалось, что мы здорово влипли.

Ребята молча кивнули. Филипп беспокоился за девочек. Должно быть, они жутко переволновались, ведь мальчики давно должны были вернуться!

– До чего же я проголодался! – вздохнул Джек. – Я уже целую вечность не ел ничего существенного!

– Ничего, потерпи немного, скоро будем дома, – успокоил его Билл. – Там нас наверняка ждет роскошный обед.

Девочки и тетя Полли уже давно слышали шум моторов, и вскоре катера подошли поближе. Они вышли из дома и с удивлением наблюдали за тем, как два катера, битком набитые какими-то людьми, причалили к берегу. Немного в отдалении они увидели лодку Йо-Йо, которая тоже направлялась в Роки-Ледж.

– Что бы это значило? – удивлялась тетя Полли, которая еще чувствовала себя неважно. – Я так волнуюсь, что у меня снова начинает болеть сердце.

Девочки подошли поближе и увидели Йо-Йо среди незнакомых мужчин довольно мрачного вида. Обеспокоенные, они стали искать глазами Джека и Филиппа, но их почему-то не было!

– Эй, девчонки! – крикнул им Сэм. – Если вы ищете Билла и ребят, то они плывут прямо за нами, в лодке. У вас случайно телефон не работает?

– Работает, – ответила Дина. – что это за люди с вами? И почему вы не отпускаете Йо-Йо?

– Потом расскажу, – сказал Сэм и выпрыгнул из катера на берег. – А пока что мне надо срочно позвонить. Покажи мне, где тут у вас телефон!

Сэм доложил обстановку и попросил начальство поскорее прислать в Роки-Ледж пару машин, чтобы увезти захваченных мошенников. Тетя Полли с бьющимся от волнения сердцем слушала его, но никак не могла взять в толк, что все это значит. Все стало ясно, когда на берег высадились Билл и ребята и обо всем ей рассказали. Как только тетя Полли узнала, что Йо-Йо – опасный преступник, она в ужасе упала в кресло.

– Он сейчас в бешенстве, словно его покусали дикие пчелы, – сказал Билл. – На этот раз ему не удастся отвертеться, и он получит по заслугам. И все благодаря этим ребятам!

– Как странно, – сказал Джек. – Мы отправились на Мертвый остров, чтобы найти исполинскую гагару, а вместо этого обнаружили там целую шайку фальшивомонетчиков!

– Если бы я знала, что вы с Филиппом замышляете, я бы немедленно отправила вас спать! – строгим то ном сказала тетя Полли.

Все засмеялись.

– Ах, Полли, озорница! – проверещал Кики и вспорхнул ей на плечо.

Наконец, когда Билл и ребята уже успели сытно пообедать, прибыли машины, чтобы увезти в тюрьму мошенников. Их быстро погрузили и под конвоем отправили в город. Сэм попрощался с Джеком и Филиппом и тоже уехал вместе с остальными полицейскими.

– Неплохо ты справился со своей работой, Билл, – сказал он товарищу. – Но эти ребята тоже заслуживают награды.

И они ее получили. В последующие дни они так волновались, что даже плохо спали ночью. Сначала их отвезли в город, где они во всех подробностях рассказали о том, как обнаружили, что в руднике ведутся какие-то работы.

– Скажи, Джек, у тебя сохранилась фотография тех пустых консервных банок, которые вы видели на острове? Йо-Йо отрицает, что он отвозил своим сообщникам продовольствие. Но мы обнаружили в подвале вашего дома несколько пустых банок, и нам хотелось бы сравнить их с теми, которые на фотографии.

Так любительский снимок, который сделал Джек, стал важным «вещественным доказательством», как объяснил ему Билл, и помог выдвинуть обвинение против злоумышленников.

Оказалось, что самородок, который нашел Джек, к его великому разочарованию, не представляет никакой ценности. Но друзья утешили его: ведь как напоминание об удивительных приключениях, которые им довелось испытать, самородок был бесценным сувениром!

– Я отвезу его в школу и подарю нашему музею, – сказал Джек. – Все будут на него смотреть, и трогать, и слушать о том, как я его нашел. То-то они будут завидовать! Никто из них не блуждал, как я, в подземном лабиринте, никто не находил самородка! Жалко, конечно, что он совсем не ценный. А то бы я его продал и разделил деньги между нами!

– Да, это было бы здорово! – отозвалась Люси. – Филипп из своей доли смог бы сам платить за обучение – за себя и за Дину. А их мама и тетя Полли отдохнули бы от работы. Жаль, что самородок нельзя продать!

Но ребята недолго переживали, потому что неожиданно получили крупную сумму денег. Это было вознаграждение за то, что они помогли обезвредить преступников, изготовлявших фальшивые деньги!

Как только мама Филиппа узнала о его приключениях, она приехала в Роки-Ледж. Джек и Люси сразу полюбили ее. Она была очень красивой, дружелюбной и веселой, как раз такой, какой и должна быть мама!

– Как жалко, что ей приходится работать, – сказал Джек Филиппу. – Почему бы ей не жить вместе с вами и не вести хозяйство?

– Вот увидишь, так и будет, – сказала Дина с блестящими от радости глазами. – Теперь у нас достаточно денег, и она сможет бросить свою работу и станет заниматься домом. Мы с Филиппом уже все обдумали. А что собираетесь делать вы с Люси? Хотите жить вместе с нами? Вряд ли вас тянет к вашему ворчливому дяде и его экономке!

Люси очень обрадовалась, и ее зеленые глаза заблестели. Она бросилась Филиппу на шею и обняла его. Филипп был смущен, но ему было приятно.

Это будет чудесно! – воскликнула девочка. – И ваша мама будет нам как родная! Но вы уверены, что она согласится?

Конечно! – сказала Дина. – Мы у нее уже спрашивали. Она говорит, что если могла управляться с двумя детьми, то теперь справится и с четырьмя.

– А Кики? – осторожно спросил Джек.

– Ну конечно, он тоже будет с нами! – в один голос воскликнули Филипп и Дина.

– А как же тетя Полли и дядя Джозеф? – спросил Джек. – Мне очень жаль твою тетю, им приходится жить в старом полуразвалившемся доме, и она трудится целыми днями. Она и так больна, а ей еще приходится заботиться о дяде. Хотя едва ли твой дядя захочет уехать отсюда.

– Ну, теперь-то ему придется уехать, – сказала Дина. – Знаешь почему? В нашем колодце не будет пресной воды, ведь из-за взрыва в туннеле там теперь только морская. А чтобы привести колодец в порядок, нужно много денег. Так что дяде придется выбирать: или уезжать из Роки-Ледж, или пить морскую воду.

Все засмеялись.

– Значит, Йо-Йо, сам того не желая, сделал доброе дело, когда затопил рудник, – сказал Филипп. – Дяде Джозефу придется уехать, и тогда тетя Полли сможет снять маленький домик, как она всегда мечтала, и они спокойно будут там жить. И она не будет уже так надрываться, как в этой огромной развалюхе, где даже вскипятить воду для ванны – целая проблема.

– Ох уж этот Йо-Йо! – сказала Люси и поежилась. – Терпеть его не могу! Какое счастье, что его продержат в тюрьме несколько лет. Когда его выпустят, я уже буду большая и не стану его бояться.

Билл привез на машине целый ящик лимонада, потому что воду из колодца пить было нельзя. Дети страшно обрадовались. Они и не мечтали о том, чтобы и на завтрак, и на обед, и на ужин пить лимонад! А тетя Полли и мама Филиппа получили в подарок огромный термос с горячим чаем.

– О, Билл, – воскликнула мама Филиппа, – какой большой и красивый термос! Я вам так благодарна!

Билл остался на ужин, который прошел очень весело. Правда, мышка Филиппа вызвала всеобщее замешательство, когда выползла у него из рукава и прыгнула прямо в тарелку Дины. Дина так подпрыгнула на месте от неожиданности, что все долго смеялись. А Люси смотрела на счастливые лица за столом и думала о том, что теперь у нее, как у всех детей, будет мама. Какое счастье, что они с Джеком удрали от господина Роя и приехали к Филиппу в Роки-Ледж!

– У нас были удивительные приключения, – громко сказала она. – Но я ужасно рада, что теперь все позади. Приключения – это, конечно, здорово, но очень страшно, когда все происходит на самом деле.

– Ну уж нет, – возразил ей Филипп. – Как раз самое лучшее в приключениях это то, что они настоящие. Мне даже жаль, что все уже позади.

– Какая жалость, какая жалость! – проверещал Кики, который любил, чтобы последнее слово оставалось за ним. – Вытри ноги и закрой за собой дверь!

Боже, храни короля!