На следующий день Филипп получил письмо от сестры и показал его друзьям.

– Бедной Дине приходится нелегко, – сказал он. – Хорошо, что я скоро приеду. То-то она обрадуется!

Вот что Дина написала брату:

«Дорогой Филипп! Ты вообще-то собираешься домой? Хоть мы с тобой частенько ссоримся, но мне все равно тебя не хватает. Ужасно тоскливо здесь с дядей, тетей и Йо-Йо, который совсем уже спятил. Вчера он мне заявил, чтобы я вечером не ходила по берегу, потому что там „духи“. По-моему, у него не все дома. Никаких таких „духов“ тут нет, если не считать чаек. В этом году их просто тьма.

Ради всего святого, Филипп, не привози ты в дом никакого зверья! Тебе прекрасно известно, я этого не выношу. Я не знаю, что со мной будет, если я опять увижу у себя в комнате летучую мышь. А если ты, как в прошлом году, притащишь в дом уховертку и начнешь ее дрессировать, то получишь табуреткой по башке!

Тетя Полли завалила меня работой. Мы целыми днями моем, скоблим и чистим, зачем – не ясно, ведь к нам никто не ходит. Учиться и то лучше, скорее бы в школу!

Все время не хватает денег! Тетя Полли надрывается, потому что никак не может заплатить по счетам. Дядя божится, что у него нет ни гроша, но даже если бы у него что-нибудь было, он все равно ничего бы не Дал. Мама вышлет, если мы ее попросим, но ее жалко, она и так вкалывает как лошадь. Напиши мне еще про Конопатого и Люси, мне интересно.

Твоя любящая сестра Дина».

«Странная она, эта Дина», – подумал Джек, возвращая Филиппу письмо.

– Послушай, Вихрастый, – сказал он, – похоже, что твоя сестра здорово скучает. Ой, смотри-ка, господин Рой мне машет! Пойду узнаю, в чем дело. Как пить дать, опять заставит заниматься.

Господин Рой тоже получил письмо. Его отправила экономка, которая жила в доме дяди Джека. Оно было очень кратким и выразительным. Учитель с ужасом прочел его и тут же позвал Джека. Тот прочел и тоже пришел в ужас. А написано там было следующее:

«Уважаемый господин Рой!

Господин Трент сломал себе ногу и не хочет, чтобы дети в эти каникулы приезжали к нему. Он желал бы знать, не могли бы они остаться в Вашем доме, и высылает Вам чек, чтобы оплатить расходы по их содержанию на оставшееся время. Дети могут вернуться за два дня до начала занятий, чтобы помочь мне собрать их вещи.

С уважением,

Элизабет Миглс».

– Ой, нет, господин Рой! – простонал Джек.

Ему не очень-то нравилось в доме у своего ворчливого дяди, но гораздо меньше ему хотелось оставаться у господина Роя в компании зануды Оливера.

– Я не понимаю, почему мы не можем поехать к дяде в Липпинтон. Мы не собираемся все время мозолить ему глаза! – проговорил Джек.

Господину Рою тоже не хотелось, чтобы Джек остался до конца каникул. У него не было ни малейшего желания терпеть попугая хотя бы один лишний день. Никогда в жизни он еще не испытывал ни к кому такой ненависти, как к этой птице. Он еще мог справиться с каким-нибудь невоспитанным мальчишкой, но совладать с попугаем – это было выше его сил!

– М-да, – задумчиво протянул учитель, с неодобрением поглядывая на Кики. – Я тоже не могу держать тебя здесь, это абсолютно бесполезная трата времени. Ты так ничего и не выучил. Но я не знаю, что делать. Ясно, что твой дядя не жаждет вас видеть у себя. Видишь, он выслал мне чек на солидную сумму. Но у меня свои планы, мне надо будет уехать. Найти бы такое место, куда вы с Люси могли поехать на оставшееся время!

Джек вернулся к друзьям. Он выглядел таким подавленным, что сестра в тревоге взяла его за руку.

– Что случилось? – участливо спросила она.

– Дядя не хочет, чтобы мы приезжали, – ответил Джек и рассказал им про письмо. – А господин Рой тоже против того, чтобы мы остались. Похоже, Люси, что мы с тобой никому не нужны.

Трое ребят беспомощно смотрели друг на друга. И вдруг Филиппа осенило. Он с такой живостью схватил Джека за руку, что Кики чуть не потерял равновесие.

– Джек! Поехали ко мне! Вы с Люси можете отправиться вместе со мной в Роки-Ледж! Дина страшно обрадуется, и ты сможешь целыми днями заниматься своими птицами. Ну, что скажешь?

У брата с сестрой загорелись глаза от восторга. Поехать в Роки-Ледж! Жить в полуразрушенном доме вместе с дядей Филиппа, который с головой ушел в науку, его тетей и ненормальным слугой, всегда слышать шум моря! Что может быть прекраснее?

Но Джек вздохнул и покачал головой. Он знал, что планы, которые строят дети, редко осуществляются, потому что всегда надо спрашивать разрешение у взрослых.

– Ничего не выйдет, – сказал он. – Дядя Георг скорее всего не согласится, а уж господин Рой и подавно. А твои дядя и тетя не захотят, чтобы у них на шее висели еще двое детей.

– Вовсе нет! – воскликнул Филипп. – Ты можешь отдать им чек, который твой дядя прислал господину Рою. Готов спорить, что тетя будет довольна. Ведь тогда она сможет оплатить счета, о которых говорила Дина.

– Ой, Филипп, Джек, – с мольбой в голосе сказала Люси, и ее зеленые глаза зажглись восторгом, – поехали в Роки-Ледж. Ничего лучше нельзя и придумать! Даже если мы останемся, ты же знаешь, Джек, мы тут никому не нужны. А господин Рой в один прекрасный день просто прибьет Кики, если тот снова скажет ему какую-нибудь глупость.

Кики резко вскрикнул и спрятал голову под воротником у Джека.

– Успокойся, Кики, – сказал Джек. – Я не дам тебя в обиду. Ты права, Люси, не имеет смысла спрашивать у господина Роя, можем ли мы поехать в Роки-Ледж. Он считает своим долгом держать нас здесь, и нам придется остаться.

– Тогда поехали без спроса, – беззаботно сказала Люси.

Мальчики оторопев уставились на нее. Отличная мысль! Взять и уехать, ни у кого не отпрашиваясь, почему бы и нет?

– Это было бы здорово, если бы мы втроем оказались в Роки-Ледж, – сказал Филипп, хотя он не был в этом абсолютно уверен. – Послушайте, когда вы уже приедете туда, мои дядя и тетя не смогут вот так вот просто взять вас и вышвырнуть. А потом тетя Полли позвонит господину Рою, все ему объяснит и попросит переслать ей чек от дяди Георга.

– Господин Рой будет рад, если мы уедем, – сказала Люси и подумала, как будет весело, когда она подружится с Диной. – Дядя Георг тоже будет доволен. Ну, пожалуйста, Джек, поедем!

– Ну ладно, – вдруг согласился Джек. – Поедем все вместе. Когда твой поезд, Вихрастый? Мы отправимся с тобой и скажем, что проводим тебя до вокзала. А потом, в последнюю минуту, вскочим в вагон и айда!

– Ура! – в восторге закричала Люси.

– Где твой носовой платок? – осведомился Кики, который чувствовал всеобщее возбуждение и раскачивался на плече у Джека. Никто не обращал на него внимания. – Кики, бедняжка! – обиженным тоном пробормотал попугай.

Джек ласково погладил своего любимца, соображая, как осуществить их план.

– Мы с Люси можем заранее подготовить наши чемоданы и потихоньку взять их с собой, когда поедем на станцию. Никто не заметит, что наших вещей нет на месте. Да, нам же еще надо купить билеты! Сколько у нас монет?

Трое друзей пересчитали свои карманные деньги, этого как раз хватало на билеты. Вот удача! Теперь, когда все было решено, уже ничто не могло их здесь удержать.

Так они строили свои планы. За день до отъезда Филиппа приготовили его чемодан. Джек незаметно принес свой, спрятал его в большом шкафу в своей комнате, а Люси собрала их вещи, когда никого поблизости не было.

– Мне нужна тележка, чтобы отвезти мой багаж на станцию, – сказал Филипп господину Рою.

Тот не имел ничего против. Как ему хотелось, чтобы Джек со своим попугаем тоже убрался восвояси!

Ребята погрузили оба чемодана на тележку, когда их никто не видел, и стали готовиться к путешествию. Побег оказался совсем простым делом. Сэм был занят сбором своих вещей, потому что он тоже уезжал домой, а Оливер ни с кем не разговаривал: ведь он-то оставался здесь. И тот и другой не обращали на трех друзей никакого внимания.

На следующее утро Филипп вежливо попрощался с господином Роем.

– Благодарю вас за помощь в занятиях, – сказал он. – Надеюсь, что в следующем семестре стану учиться лучше. До свидания.

– До свидания, Филипп. Ты неплохо позанимался, – сказал учитель, и они пожали друг другу руки.

Но когда у Филиппа из рукава высунулась мышь, учитель вздрогнул и нахмурился. Филипп слегка щелкнул зверька по носу, и тот снова спрятался.

– И как это ты позволяешь всяким тварям лазить по тебе? – спросил учитель и яростно засопел.

– Где твой носовой платок? – тут же вставил попугай, который, как всегда, сидел на плече у Джека.

Господин Рой злобно блеснул на него глазами.

– Можно мы с Люси проводим его до вокзала? – спросил Джек, а Кики разразился таким громким хохотом, что мальчику пришлось слегка наподдать ему. – Сиди смирно! Я не понимаю, что тут смешного!

– Невоспитанный мальчишка! – встрепенулся Кики, словно прекрасно знал, что замышляет его хозяин.

– Да, можете проводить Филиппа, – сказал господин Рой, который был только рад хотя бы на некоторое время избавиться от попугая.

Но последнее слово, конечно, осталось за Кики.

– Неужели трудно закрыть дверь? – проворчал он.

Учитель злобно хлопнул дверью. Он слышал, как попугай что-то насмешливо верещал, когда ребята отошли от дома.

– Как бы мне хотелось никогда больше не видеть эту несносную птицу, – пробормотал он, даже не подозревая, что его желание осуществилось.

Джек, Люси и Филипп вовремя успели на станцию и отдали свой багаж носильщику. Когда пришел поезд, они нашли свободное купе и устроились там. Никто не обратил на них внимания. Кому могло прийти в голову, что двое из них сбежали от учителя?

Друзья были взволнованы.

– Будем надеяться, что твои дядя и тетя не отправят нас назад, – сказал Джек и погладил своего любимца.

Шум поезда раздражал Кики, и он заметно нервничал. Сердитым голосом он приказал локомотиву не свистеть. Какая-то пожилая дама хотела было разместиться в купе, где сидели ребята, но, когда Кики стал пронзительно кричать, передумала и поспешила ретироваться.

Наконец поезд с тяжелым пыхтением сдвинулся с места, а Кики тут же не преминул посоветовать ему, чтобы он воспользовался носовым платком. Все рассмеялись. Поезд отъехал от станции, и ребята вдалеке увидели дом, в котором они прожили несколько недель.

– Ну вот мы и удрали! – весело воскликнул Филипп. – А как легко нам это удалось! До чего же здорово, что вы с Люси будете со мной в Роки-Ледж!

Дина с ума сойдет от радости, когда мы приедем все вместе.

– Вперед, в Роки-Ледж! – пропела Люси. – Туда, где море, ветер и волны! В Роки-Ледж!

Поезд мчал их в Роки-Ледж, где происходили странные и необъяснимые вещи, о которых даже и не подозревали трое друзей. Они ехали туда, где их ждали приключения