На подоконнике классной комнаты сидели две девочки. У одной были рыжие кудрявые волосы и бесчисленное количество веснушек. Темные волосы другой забавно топорщились надо лбом.

– Завтра начинаются каникулы! – воскликнула Люси и радостно посмотрела на Дину своими необыкновенными зелеными глазами. – Наконец-то я снова увижу Джека! Целых полгода мы были в разлуке: ужасно долго!

– Ну а я совсем не против того, чтобы изредка пожить в разлуке со своим братцем, – со смехом ответила Дина. – Филипп, правда, хороший парень, но от зверья, с которым он таскается повсюду, с ума сойти можно.

– А здорово, что у ребят каникулы начинаются на день позже, чем у нас, – заметила Люси. – Мы первыми приедем к твоей маме и сможем там немного осмотреться. А днем позже подъедут и Джек с Филиппом. Ура!

Интересно, что за дом сняла мама на каникулы? Нужно еще раз прочитать ее письмо.

Дина вынула из кармана письмо и быстро пробежала его глазами.

– Она пишет не много. Только то, что у нас дома будет ремонт: поменяют обои и все заново покрасят. Поэтому она решила снять домик где-то в горах. Вот, посмотри сама!

Люси взяла письмо и внимательно его прочитала.

– Местность называется Ручьи и расположена вблизи Замковой горы. Твоя мама пишет, что там совершенно безлюдно и огромное количество птиц. Вот Джек обрадуется!

– Понять не могу увлечения твоего брата птицами, – сказала Дина. – Он помешался на них так же, как Филипп на насекомых и прочей живности.

– Не говори, Филипп потрясающе обращается с животными, – возразила Люси, восхищавшаяся братом Дины. – Вспомни только, как он приучил мышь брать хлебные крошки прямо у него изо рта!

Дину передернуло от отвращения.

– Не напоминай мне об этих вещах! Она смертельно боялась пауков и летучих мышей и не могла удержаться от крика при виде обыкновенной мыши. Она не могла привыкнуть к тому, что ее брат, обожавший животных, вечно жил в окружении всевозможного зверья. Филипп часто доводил ее прямо-таки до белого каления. Однажды он напустил ей под подушку червяков-уховерток, а в другой раз – полные туфли тараканов. Он был настоящим мучителем.

– А как Кики жил все это время? – спросила Дина.

Кики звали попугая Джека. Он был страшно умным и изумительно подражал всевозможным голосам и звукам. Джек научил его всяческим штучкам, но Кики освоил некоторые звуки и совершенно самостоятельно. Особенно много он почерпнул у старого угрюмого дядюшки, у которого раньше жили Люси и Джек.

– В этот раз Кики не разрешили жить с Джеком в школе, – огорченно поведала Люси. – Это было ужасно! К счастью, Джеку удалось найти в городе приятеля, который согласился взять Кики к себе и заботиться о нем. Но Джек, конечно, навещал его каждый день. Вообще-то они могли бы и разрешить Кики жить с Джеком в школе!

– Но, с другой стороны, понятно, почему они не захотели держать Кики в школе. Прошлый раз он постоянно твердил директору, чтобы тот не шпионил, а классному руководителю велел мыть ноги. А по ночам будил всех, вопя как паровоз. Как бы там ни было, на каникулах он будет с нами, чему я страшно рада. Обожаю Кики. Он, по сути, и не птица вовсе, а полноправный член нашей компании.

Кики был на самом деле хорошим товарищем. Разумеется, он не мог разговаривать с ребятами по-настоящему. Но, когда он был в ударе, он такое выдавал, что ребята визжали от смеха. К Джеку он был привязан как собака и, если Джек разрешал, мог часами, как изваяние, просиживать у него на плече.

Девочки ждали предстоящих каникул, обещавшим много радостных и веселых минут в компании Кики и обоих мальчиков. А Люси радовалась, кроме всего прочего, еще и встрече с симпатичной и веселой мамой Дины.

Джек и Люси Трент были сиротами. И прежде чем они случайно познакомились с Филиппом и Диной Меннеринг, они много лет жили у своего дядюшки. Филипп и Дина воспитывались без отца, а их мать, которой приходилось много работать, чтобы поставить ребят на ноги, не могла уделять им много времени. Поэтому она определила их в интернат, а каникулы они вынуждены были проводить в обществе дяди и тети.

Но теперь все изменилось. Теперь у миссис Меннеринг было достаточно денег для содержания собственного дома. И она могла принимать у себя и неразлучных друзей своих детей – Джека и Люси. Обе девочки учились вместе в одной школе, а мальчики, тоже вместе, – в другой. А на каникулы все четверо съезжались в гостеприимный дом Филиппа и Дины. И это было всегда восхитительное время!

В этом году они собирались провести каникулы в домике, снятом миссис Меннеринг. И хотя Дина вначале была немного разочарована тем, что они не поедут домой, теперь радовалась предстоящим каникулам на природе. Там наверняка очень красиво и они будут совершать интересные походы в горы.

Люси мечтательно смотрела в окно и думала о том, что завтра увидится с любимым братом Джеком. Тут Дина заговорила об увлекательных приключениях, пережитых ребятами прошлым летом. Люси почесала свой усеянный веснушками носик.

– Да, это было самое волнующее приключение, какое только можно себе представить. Ну и страху же я тогда натерпелась! Этот остров мертвецов! Помнишь, Дина?

– Да. И эта шахта, уходившая в глубь земли!

И как мы там заблудились! Это было потрясающее приключение! Хотелось бы еще раз пережить такое.

– Ну ты даешь! – сказала Люси. – Тебя начинает трясти от страха при виде простого паука. А вот приключения, о которых я и вспомнить-то не могу без содрогания, доставляют тебе удовольствие!

– Ах, второй раз с нами такого не произойдет? – с сожалением произнесла Дина. – Такое случается только раз в жизни! Ребята наверняка будут все время вспоминать об этом. Помнишь, как на рождественские каникулы они всю дорогу пускались в воспоминания?

– Скорей бы начались каникулы!

Люси нетерпеливо спрыгнула с подоконника.

– Почему это так всегда бывает, что последние дни тянутся бесконечно долго?

Но следующее утро все-таки наступило, и девочки вместе с шумной компанией подружек, смеясь и болтая, погрузились в поезд. Вещи были надежно размещены в багажном вагоне, билеты упрятаны в карманы. Ребячьи сердца взволнованно бились от радости. Каникулы начались!

Им предстояли две пересадки, но Дина хорошо разбиралась в таких вещах. И если Люси всегда немного стеснялась незнакомых людей, двенадцатилетняя Дина везде чувствовала себя абсолютно спокойно. Она была крупной, уверенной в себе девочкой, никогда ни перед чем не пасовавшей. На первый взгляд казалось, что Люси младше ее на несколько лет, на самом же деле разница в возрасте составляла всего лишь год.

Наконец девочки прибыли на место. Они выпрыгнули из вагона, и Дина подозвала единственного на станции носильщика. После этого она поспешила к встречавшей их красивой, сияющей маме. Дина не слишком любила разводить нежности и потому лишь быстро чмокнула ее в щеку. Зато Люси буквально бросилась в объятия миссис Меннеринг и нежно прижала свою рыжеволосую головку к ее лицу.

– Ну наконец-то мы снова с тобой! – воскликнула она. Какая счастливая Дина, что у нее есть мама! Как это печально не иметь ни отца, ни матери, никого, кто мог бы писать тебе письма и ждать тебя дома. Но находясь с миссис Меннеринг, Люси всегда чувствовала, что та рада ей, что она любит ее. И была ужасно благодарна Дине за то, что может делить с ней ее маму.

– Давайте в машину! – сказала миссис Меннеринг. – Вещи погрузит носильщик.

Втроем они спустились с платформы. Маленькая загородная станция располагалась у проселочной дороги, окаймленной пестрым ковром весенних цветов. Небо было голубым, воздух теплым и мягким. Люси сияла от счастья. Был первый день каникул, она сидела рядом с приветливой мамой Дины, а завтра приедут мальчишки!

Они быстро забрались в маленькую машину. Носильщик загрузил вещи в багажник, и миссис Меннеринг взялась за руль.

– Дорога в Ручьи неблизкая, дом расположен уединенно, – обратилась она к девочкам. – Все, что нам нужно, придется покупать здесь в деревне. За исключением яиц, масла и молока, которые есть на ферме, недалеко от нас. Но природа там чудесная. Места для прогулок восхитительные, а Джек просто с ума сойдет от изобилия птиц.

– К тому же они сейчас выводят птенцов.

– Он не сможет думать ни о чем другом, кроме яиц и гнезд, – ревниво произнесла Люси.

Девочки оживленно смотрели по сторонам из окошек мчавшегося автомобиля. Местность была на самом деле изумительно красивая. Вдали голубели величественные силуэты гор. Дорога вела вначале через долину, вдоль извилистого берега реки, а потом круто поднималась в горы.

– Скажи, наш домик расположен по эту сторону горы? – взволнованно спросила Дина. – Тогда от нас должен открываться потрясающий вид, мама!

– Так оно и есть. Там за долиной вдалеке поднимаются горы, а за ними еще одна горная гряда.

Теперь они ехали совсем медленно, так как дорога стала очень крутой. Чем выше они поднимались, тем шире открывалась перед ними панорама гор. Люси взглянула на вершину горы и воскликнула:

– Смотрите, там наверху замок! Дина, ты видишь?

Действительно, на самой вершине горы в окружении толстых стен с квадратными башнями стоял мощный старинный замок. Большинство окон были очень узкими, но попадались и широкие. И это производило необычное впечатление.

– Это на самом деле настоящий старинный замок? – поинтересовалась Люси.

– Не совсем, – ответила миссис Меннеринг. – Он действительно очень старый, но большая часть выстроена заново, так что получилась этакая пестрая смесь. В замке никто не живет, и я даже не знаю, есть ли у него хозяин. Похоже, что за ним никто не смотрит. Он заперт, и у него не очень хорошая слава.

– Да? А в чем дело? Может быть, там произошло что-нибудь ужасное? – заинтересовалась Дина.

– Кажется, да, – ответила ей мать. – Но ничего конкретного я не знаю. Во всяком случае вам не нужно туда ходить, потому что там был когда-то оползень, и дорога очень опасна. Люди говорят, что в один прекрасный день замок обрушится с горы.

– Ах ты Господи! Будем надеяться, что он не рухнет на наш домик! – с испугом воскликнула Люси.

Миссис Меннеринг рассмеялась.

– Нет, нет! Наш домик расположен совсем не так близко от замка. Посмотри-ка, вон он уже виден между деревьями!

Это был очаровательный домик с соломенной крышей и маленькими окошечками в свинцовых рамах. Девочкам он сразу ужасно понравился.

– Ах, мама, как здорово! – воскликнула Дина. – Ребята будут в восторге.

Миссис Меннеринг завела машину в сарай около дома.

– Оставьте свои чемоданы здесь, – сказала она, выходя из машины. – Работник с фермы занесет их позже в дом. Добро пожаловать в усадьбу Ручьи!