Через широкую арку ребята прошли в просторный зал. Их шаги гулко отдавались под высоким потолком пустого помещения. Снаружи снова донесся орлиный крик.

– Наверное, деревенские слышали крики орлов, – заметил Джек и подошел к двери, ведущей из зала. Он распахнул ее и застыл в изумлении.

В комнате была мебель! Она была старой и ветхой, и ребята не могли понять, почему ее в свое время оставили здесь. Молча смотрели ребята на покинутую, затхло пахнувшую комнату, очевидно, раньше служившую гостиной. Кроме четырех узких окошек-щелей, в комнате было и одно широкое окно, сквозь которое светило солнце. На диванах, креслах и столах лежал толстый слой пыли, и повсюду развевалась паутина, сотканная бесчисленными поколениями старательных пауков.

Дину передернуло. Переговариваясь шепотом, ребята на цыпочках вошли в комнату. Дина с неохотой последовала за ними. Когда Люси тихонько хлопнула ладонью по мягкой обивке стула, в воздух поднялось целое облако пыли, от которой она чуть не задохнулась. Филипп осторожно коснулся кончиками пальцев покрывала, лежавшего на одном из диванов. Оно оказалось таким ветхим, что тут же развалилось на куски.

– Какая противная древняя комната! – сказал он. – Такое чувство, будто перенесся на сто лет назад. Время здесь остановилось. Интересно, почему здесь все так оставили?

Ребята с любопытством отворили дверь в соседнюю комнату. Она была совершенно пустой, а в следующей, совсем маленькой комнатке, снова стояла мебель. И здесь с потолка свешивались тканые полотнища паутины. Судя по всему, эта комната служила когда-то столовой, так как у одной из стен возвышался большой буфет. Он был заполнен старым фарфором и разнообразным столовым серебром. То есть, по-видимому, серебром. Все эти кувшинчики и соусницы стали такими тусклыми, что об их прежнем блеске можно было только догадываться.

– Чем дальше, тем загадочнее! – воскликнула Люси. – Что все это значит?

– По-видимому, этими комнатами пользовался тот старый злодей, о котором нам рассказывала Тэсси, – предположил Джек. – Наверно, в один прекрасный день он уехал отсюда и больше в замок не вернулся. И никто с тех пор не отваживался сюда проникнуть. Наверняка никто даже не знает, что здесь осталась мебель. Действительно, странное дело!

Лисенок носился по комнатам, поднимая повсюду облака пыли, и время от времени закашливался. А вот Кики здесь определенно не нравилось. Он недвижимо восседал на плече у Джека и за все время не сказал ни слова.

Наконец они попали в кухню. Это было огромное помещение с большой плитой, на которой возвышался котел и было разбросано несколько железных сковородок. Филипп попытался поднять одну из них, но она оказалась слишком тяжелой.

– В старое время повара должны были быть настоящими силачами, – сказал он. – Смотрите-ка, там, у старой мойки, подключен насос! Наверняка им накачивали воду снизу.

Они подошли к мойке поближе. Старый насос был снабжен специальным рычагом, нажимая на который вверх-вниз качали воду. Вдруг Филипп завороженно уставился в одну точку. Затем его взгляд перебежал от насоса к лужице на полу и на ней пораженно остановился.

– Что случилось, Филипп? – спросил Джек.

– Да ничего особенного. Но как сюда попала вода? Эта лужа могла образоваться всего лишь несколько дней назад, иначе вода бы уже сто раз испарилась.

Джек поднял глаза к потолку. Может быть, там была какая-то трещина, через которую вода накапала на пол? Однако потолок был чист. Ничего не понимая, мальчик снова посмотрел на лужу. Потом протянул руку к насосу.

– А вот сейчас увидим, пойдет вода или нет. Может, эта штука сломана…

Однако не успела его рука коснуться рычага, как Филипп оттолкнул ее в сторону и громко вскрикнул. Джек удивленно взглянул на него.

Филипп был сам не свой от волнения.

– Да ты только посмотри, Веснушкин! На рычаге насоса нет никакой пыли. Как раз то место, за которое ты хотел схватиться чтобы качать воду, совершенно чистое и блестящее, как будто его отполировали чьи-то руки.

Дина почувствовала, как по спине побежали мурашки. Что Филипп хотел этим сказать? Кто мог качать воду в этом заброшенном, древнем замке?

Пораженные до глубины души, ребята уставились на рычаг насоса. Филипп был прав – он казался не просто чистым, а гладко отполированным. Мордашкин принялся лакать воду из лужи. Ему хотелось пить.

– Подожди, Мордашкин! Я накачаю тебе свежей воды.

Филипп ухватился за рычаг насоса. Он энергично покачал его несколько раз вверх-вниз, и скоро в старую, огромную мойку потекла чистая, прозрачная вода. Несколько струек брызнуло на пол точно в то место, где была лужа.

– Ага! – задумчиво произнес Джек, внимательно наблюдавший за всем. – Значит, лужа образовалась от водяных брызг. Но это означает, что кто-то пользовался насосом всего несколько дней назад.

Глаза Тэсси наполнились страхом.

– Злой старик еще здесь, – прошептала она и боязливо оглянулась через плечо, будто ожидая, что тот сейчас войдет в кухню.

– Ах, перестань говорить глупости, Тэсси! – нетерпеливо перебил ее Филипп. – Этот твой старик уже много лет мертвехонький. Скажи лучше, может, кто-то из деревни ходит сюда?

– Нет, нет! – заверила Тэсси. – Деревенские боятся сюда ходить, они говорят – это дурной дом.

Действительно, в атмосфере всех этих комнат чувствовалось что-то жуткое и зловещее. Ребятам ужасно захотелось немедленно уйти прочь отсюда – на чистый воздух, на солнце. Неожиданно Кики издал печальный стон, от которого все испуганно вздрогнули.

– Перестань, Кики! – строго крикнул Джек. – Филипп, что ты думаешь по этому поводу? Кто мог здесь качать воду? Может быть, кроме нас, сейчас еще кто-то есть в замке?

– За все время мы не встретили ни малейшего следа человека, – констатировал Филипп. – С какой стати кто-то здесь должен быть? Да и как здесь прожить? По всей вероятности, в замок просто забрел какой-то путник, которому захотелось пить. Он подкачал себе немного воды, напился и пошел своей дорогой.

Такое объяснение всем понравилось.

– Но как он сюда вошел? – через минуту спросила Дина.

Это было еще одной загадкой.

– Значит, где-то есть вход, – заметил Джек.

– Да нет здесь никакого входа! – возразила ему Тэсси. – Я-то знаю, я облазила все вокруг замка. Нет тут никакого входа!

– Выходит, все-таки есть, – закрывая дискуссию, проговорил Филипп. – Пошли отсюда на воздух, выпьем чаю. Мне опять зверски захотелось есть.

Ребята возвратились на залитый солнцем двор замка. Там не чувствовалось никакого движения воздуха, потому что двор был со всех сторон окружен высокими стенами. Они отыскали место в тени, и Дина вскрыла пакет с надписью «полдник». Там, как и в первом пакете, было много всякой еды, а вот весь лимонад они уничтожили в обед.

– Я обязательно должна чего-то выпить, – сказала Люси. – У меня такая жажда, что просто язык вываливается на плечо, как у собаки.

Остальные чувствовали себя не лучше. Однако никому не хотелось идти за водой в огромную, заброшенную кухню.

Филипп поднялся.

– У меня идея! Нужно отыскать ручей, который течет отсюда к нашему дому. Он берет свое начало где-то в этом дворе, скорее всего, вон в той стороне.

В конце концов источник обнаружил Мордашкин, отправившийся на поиски вместе с Филиппом. Ручей вытекал из-под земли рядом со стеной, окружавшей замок, совсем рядом с башней, на которой ребята обедали. У него был не слишком сильный напор, но вода оказалась чистой и холодной. Мордашкин пил с жадностью.

Филипп наполнил два стаканчика и позвал Джека. Тут же к нему подбежали Джек и Тэсси с остальными стаканчиками в руках. Джек внимательно осмотрел источник. Вода текла из отверстия в скале и снова исчезала затем в маленьком туннеле, затерянном в густых зарослях ежевики.

«Похоже на то, что вода протекает непосредственно под башней, – подумалось ему, – и снова выходит на поверхность ниже по склону. По дороге вода собирается со всех сторон, от всех ручейков, встречающихся ей по пути. И когда она добирается до нашего дома, это уже довольно большой ручей, который потом превращается в настоящую речку».

Ребята с наслаждением пили ледяную воду и усердно отдавали должное еде, пока не уничтожили все взятые с собой припасы. Затем они растянулись на солнце и погрузились в наблюдение за орлами, парившими над ними в высоте на широко распростертых крыльях.

– Хороший был денек, – вяло заметил Филипп. – Ну и что теперь, Джек? Ты останешься здесь на пару дней или тебе будет слишком одиноко?

– Да что ты! Кики с орлами составят мне прекрасную компанию, – ответил Джек. – А кроме того, здесь же все прямо кишит кроликами.

– Я лично осталась бы здесь в одиночестве без всякого удовольствия, – сказала Дина. – Во всяком случае, прежде хотелось бы выяснить, кто там на кухне баловался водичкой. Иначе я бы здесь все время продрожала от страха.

– Подумаешь, удивила, – бросил Филипп в ответ. – Ты начинаешь дрожать, даже когда видишь, как из земли выглядывает безобиднейший червь. Вся твоя жизнь – это сплошной страх. Чтобы справиться с ним, тебе надо было бы позволить какой-нибудь жабе поползать по руке или поносить несколько жуков в кармане! Вот тогда твои страхи кончились бы.

– Да брось ты! Какой ты правда мерзкий тип! – Дину передернуло от отвращения. – Джек, ты действительно собираешься остаться здесь в полном одиночестве?

Джек рассмеялся.

– А почему бы, собственно, и нет? Чего бояться? Филипп, по-видимому, прав. И это на самом деле был какой-то случайный путник, которому захотелось попить водички. В конце концов, если нас привело сюда любопытство, то почему точно так же сюда не могли попасть другие люди!

– Да, но как они сюда проникли? – не сдавалась Дина.

– Так же, как сюда проник Мордашкин, – заявил Филипп.

Дина с удивлением посмотрела на брата.

– Ну и как же он сюда проник? Если тебе удастся это выяснить, нам не придется каждый раз переползать сюда по доске.

– Как? По-видимому, просто-напросто через кроличью нору.

Филипп явно не хотел относиться к этому разговору всерьез.

Но Дина форменным образом рассвирепела.

– Не болтай чушь! Мордашкин, конечно, мог пробраться сюда через кроличью нору, но не человек же! Полагаю, это-то ты понимаешь?

– Да, разумеется, ты права! Я и не думал, что ты такая умница.

Филипп говорил подчеркнуто серьезно, ни на секунду, впрочем, не теряя бдительности, и смог вовремя увернуться, когда Дина запустила в него комком грязи.

Джек поднялся с земли.

– Эй, Дина! Остынь! Ты чуть мне в глаз не угодила. Знаете, как мы сделаем? Когда полезем обратно через свою доску, нашего милого Мордашкина оставим здесь и посмотрим, откуда он вылезет. И тогда следующий раз сможем воспользоваться его проходом.

– Неплохая идея! – воскликнула Люси.

И Тэсси кивнула одобрительно. Маленькой цыганке больше других хотелось выяснить, как Мордашкину удалось проникнуть в замок. Уж она-то знала наверняка, что, кроме двух дверей и окошка, через которое они сами залезли внутрь, не было в замок никакого другого хода.

– Пошли! Пора возвращаться домой, – сказал Джек. – Я думаю вернуться сюда завтра же.