Миссис Меннеринг обрадовалась, услышав, что ребята встретили Билла Смагса, потому что была ему очень благодарна за помощь, оказанную им ребятам в прошлом году, когда тем пришлось пережить волнующие приключения.

– Когда он приедет, я переберусь спать к девочкам, а ему уступлю свою комнату, – сказала она. – Добрый старый Билл! Буду ужасно рада встрече с ним. Какая у него интересная жизнь: постоянно преследовать преступников и злодеев!

– Он наверняка взялся бы и за нашего злого старика из замка, – произнесла Люси. – Когда он приедет, обязательно пойдем с ним вместе к замку. Ах, Джек, я так надеюсь, что завтра не будет дождя!

Тем не менее и на следующий день шел дождь, и Джек был в полном расстройстве. Кто бы мог поручиться, что старые орлы не покинули с детенышем свое гнездо?! Однако какой смысл было тащиться в замок в такую дождливую погоду! Лохматые тучи окутывали гору подобно толстому, ватному одеялу, и по пути ничего не стоило заблудиться.

– Я думаю, Тэсси нашла бы дорогу в самом густом тумане, – заметил он.

Тэсси, сидевшая дома вместе с ребятами, подняла на мальчика свои большие черные глаза и кивнула.

– Да, если хочешь, я отведу тебя наверх.

– Ни в коем случае, – возразила миссис Меннеринг. – Подождите до завтра! Завтра будет опять прекрасная погода. У меня нет ни малейшего желания пускаться на поиски тебя и Тэсси, если вы вдруг заблудитесь.

– Но, мама, Тэсси найдет дорогу с завязанными глазами! – решительно заявил Филипп. Однако миссис Меннеринг не испытывала, подобно ребятам, доверия к достоинствам Тэсси. Вот и пришлось Джеку дожидаться следующего дня.

Утро было великолепным. Солнце светило на землю с ярко-синего, без единого облачка неба. Вся гора сверкала и переливалась от миллионов капелек дождя, повисших на ветвях и листьях деревьев и еще не высохших под лучами солнца. Лучшего дня для похода нельзя было себе пожелать!

– Джек, мы пойдем с тобой, поможем нести вещи, – сообщил Филипп. – Тебе нужно захватить с собой пару теплых одеял и немного еды, а также несколько свечей, карманный фонарик и, конечно же, фотоаппарат с пленками.

Ребята собирались провести наверху целый день, а вечером возвратиться домой, оставив Джека в замке. Около одиннадцати часов дня они начали восхождение. Солнце уже палило немилосердно.

Естественно, что и Кики с Мордашкиным отправились в поход. Попугай должен был оставаться с Джеком. Похоже было, что орлы не возражали против его общества. Более того, не исключено, что они могли подружиться. Тогда Джеку удалось бы сделать на редкость интересные фотографии.

Нагруженные различными вещами, путешественники двинулись в горы. Дина удовлетворенно потрогала лежавший в кармане фонарик. Ей совершенно не хотелось еще раз оказаться в темных комнатах и снова пережить мерзкое прикосновение паутины.

Как и в первый раз, ребята пролезли в замок через окно. И снова, неизвестно как, во дворе оказался Мордашкин, и опять никому не удалось заметить, как он проник в замок. Кики немедленно взлетел на скалу, где находилось гнездо беркутов, и заорал по-орлиному.

Обескураженные орлы взмыли в воздух Разглядев странную говорливую птицу, они с любопытством описали вокруг нее круг. Очевидно, они ничего не имели против ее присутствия и принимали Кики за какого-то чудаковатого дальнего родственника. Иначе откуда бы ему знать их язык!

Скоро взобрался на скалу и Джек, которому не терпелось взглянуть на беркутенка. Он все еще был в гнезде! Матушка как раз притащила ему мертвого кролика, и он был полностью погружен в трапезу. Увидев Джека, он тут же встал над кроликом, растопырив крылья, как будто боялся, что Джек попытается отнять у него добычу.

– Не нервничай, – успокоил его Джек. – Никто на твоего кролика не покушается. Я только сделаю один снимочек.

Он оглянулся по сторонам в поисках подходящего укрытия. И тут обнаружил нечто, идеально подходившее для этой цели. Почти на одной высоте с гнездом рос густой дроковый куст, в самой сердцевине которого оставалось свободным маленькое пространство. Именно там рассчитывал Джек обосноваться, укрепив фотокамеру на колючих ветках.

«Однако пробраться через куст будет не просто – подумал мальчик. – Но ничего. Зато фотографии будут отличные. Мне кажется, орлы и не заметят, что я торчу в этом кусте».

Он поделился своим планом с ребятами. Им тоже куст показался идеальным укрытием. Правда, путешествие на наблюдательный пункт и обратно было малоприятным. Зато внутри куста можно было расположиться со всеми удобствами.

– Прежде чем лезть туда, тебе нужно завернуться в одеяло, – посоветовала ему Люси и протянула брату толстое одеяло, принесенное из дома.

Джек буквально выхватил его у нее из рук.

– Давай сюда! Недурная идея!

Обедать они снова отправились на башню, с которой, как и в первый раз, любовались раскинувшимися перед ними прекрасными пейзажами.

– Жаль, что всего этого не видит Билл Смагс! – заметил Джек. – Если он приедет, нужно будет его обязательно сюда затащить.

– А где ты собираешься спать сегодня ночью? – боязливо поинтересовалась Люси. – А платком помашешь перед сном? Я буду ждать.

– Я буду размахивать своей белой рубашкой, – сказал Джек. – А то такой маленький платочек ты никогда в жизни не разглядишь. А вообще-то можешь взять мой бинокль, если хочешь. Он лежит у меня в комнате.

– Точно. Я так и сделаю. Уж рубашку-то твою я наверняка смогу разглядеть. Надеюсь, тебе не будет здесь слишком одиноко, Джек!

– Не беспокойся! А потом, ведь со мной будет Кики! В компании этого болтуна не соскучишься. – Джек нежно погладил Кики по пушистому гребешку.

– Нет горностая! – выкрикнул Кики и потрепал Джека за ухо.

– А правда, где ты собираешься ночевать, Джек? – настаивала Люси. – Неужели действительно на одном из тех старых диванов?

– Нет, вряд ли. Уж лучше где-нибудь в укромном уголке двора. Смотри, вон там очень удобная песчаная площадочка. За день ее хорошенько прогреет солнце. Я завернусь в одеяла и чудесненько устроюсь в песочке. Будет очень уютно.

– И мне будет спокойнее, если ты будешь ночевать во дворе, а не в этом странном древнем замке, – призналась Люси. – Мне ужасно не понравились все эти комнаты, такие они темные и мрачные.

– Темные и мрачные, темные и мрачные, – радостно заголосил Кики. – Темные и мрачные, темные и мрачные, темные…

– Закрой клюв! – закричали на него ребята. Но попугаю так понравились новые слова, что он повернулся к Мордашкину и снова принялся без устали повторять их. Лисенок склонил голову набок, насторожил уши и с удивлением прислушался.

– Пора возвращаться домой, – сказал наконец Филипп.

Так они и не смогли выяснить, каким образом проникал в замок Мордашкин. Они еще раз прошлись по всем комнатам, вооружившись карманными фонариками, и тщательно осмотрели их одну за другой. Мебель была только в трех комнатах, которые они обнаружили в свой первый приход: в гостиной, столовой и кухне. Спальню им найти не удалось. Филипп очень сокрушался По этому поводу, так как считал, что в старой кровати с балдахином Джек мог бы устроиться со всеми удобствами.

Джек проводил ребят до доски, где и попрощался с ними. Мордашкина он держал на руках, преисполненный решимости во что бы то ни стало выследить, каким образом лисенок проникал в замок. Он решил отпустить его не раньше, чем ребята окажутся по ту сторону крепостных стен. Один за другим друзья перебрались через доску. Скоро их голоса смолкли. Джек остался один.

Он прошел назад по длинному коридору, спустился по широкой каменной лестнице в темный зал и вышел во двор, освещенный последними лучами заходящего солнца. Там он опустил вырывавшегося лисенка на землю.

– Ну показывай свой лаз!

Мордашкин немедленно рванулся как сумасшедший в совершенно определенном направлении. Джек отчаянно пытался не отстать от него. Но стоило ему сделать лишь два шага, как лисенок внезапно исчез!

– Черт побери! – раздосадовано воскликнул Джек. – Я ведь просто хотел посмотреть, куда ты побежишь. Но разве за тобой угонишься! Ты уже наверняка теперь снова с ребятами.

Джек занялся установкой камеры в дроковом кусте. У него был очень хороший фотоаппарат, подаренный ему на Рождество Биллом Смагсом. Кроме того, в кармане у него был порядочный запас пленок. Так что он с полным основанием Рассчитывал сделать прекрасную фотосерию орлов.

Следуя совету Люси, мальчик намотал одеяло на плечи и начал протискиваться через колючие ветки. Однако и одеяло не могло защитить его от длинных колючек. Кики, усевшись рядом с кустом, не сводил с него удивленных глаз.

– Как жаль, как жаль! – сочувственно проскрежетал он.

– Действительно, жаль – весь расцарапался! – вздохнул Джек. Но скоро он забыл о колючках. Из укрытия открывался великолепнейший вид на гнездо и уступ скалы, на котором имели обыкновение восседать старые орлы! Джек был в восторге. И расстояние было подходящим.

С трудом проделав в ветках отверстие для камеры, он закрепил ее на штативе и направил объектив прямо на гнездо. Потом внимательно взглянул в видоискатель.

– Потрясающе! – довольно воскликнул он. – Сегодня я не буду фотографировать, освещение уже слишком слабое. Но завтра с утра солнце будет стоять как раз в нужной точке и освещение будет первоклассным.

Увидев камеру, беркутенок боязливо попытался спрятаться в гнезде. Эта штука, выглядывавшая из куста, ему чрезвычайно не понравилась!

«Ничего, скоро привыкнешь, – подумал про себя Джек. – И твои старики тоже».

– Кики, зачем ты лезешь ко мне в кусты? Здесь мне одному-то места мало.

– Темные и мрачные, – хрипло прошептал Кики, очевидно, решивший, что Джек играет с кем-то в прятки и не желает, чтобы его обнаружили. – Темные и мрачные, темные и мрачные.

– Идиотина! – сказал Джек. – Уйди отсюда! Я тоже выхожу. В этом кусте на самом деле темно и мрачно.

Кики заковылял наружу. За ним, пытаясь по мере возможности увернуться от колючек, продирался сквозь густые ветки Джек. Выбравшись наружу, Джек сбросил с себя одеяло, потянулся и легко соскочил со скалы. Фотоаппарат он оставил в кустах. Этой ночью наверняка не будет дождя.

Пока совсем не стемнело, Джек почитал книжку. Потом он вдруг вспомнил, что должен подать сигнал Люси. Он бегом бросился на башню. Только бы еще не слишком стемнело, а то Люси не сможет разглядеть его рубашку.

Очутившись на башне, он развернул рубашку, и она заполоскалась на ветру как знамя. Далеко внизу он видел Ручьи. В верхнем окошке дома что-то белело. Это была Люси, махавшая ему в ответ.

– Он помахал! – крикнула она раздевавшейся Дине. – Я видела его белую рубашку. Ну теперь я хоть знаю, что все в порядке. Скоро он завернется в одеяло и уснет.

Дина прыгнула в постель.

– Ты так все время носишься со своим Джеком! Ни за что не стала бы так нежничать с Филиппом. Какой ты, право, еще ребенок!

«Пусть ее говорит, – подумала Люси, поудобнее устраиваясь в постели. – А я по крайней мере спокойна, что с Джеком все в порядке. Не нравится мне, что он сейчас совсем один в этом ужасном старом замке».