Позавтракав, Джек отправился в свое укрытие. День был чудесный. Сегодня ему непременно удастся сделать прекрасные снимки орлов.

Как и накануне, он замотался в одеяло и полез, цепляясь за колючки, на свой наблюдательный пункт. Кики на этот раз остался снаружи.

Очутившись внутри куста, Джек первым делом осмотрел камеру и заглянул в видоискатель. Камера смотрела точно на гнездо. Все было в полном порядке.

Беркутенок, похоже, еще спал. Джек решил дождаться его пробуждения и сделать хороший снимок. Взрослые орлы описывали широкие круги высоко в небе.

Было ужасно скучно ждать, пока птенец проснется. Но Джек был готов к этому испытанию. Ему было хорошо известно, сколько терпения нужно было проявить, по многу часов оставаясь в полной неподвижности, чтобы наблюдать за животными в их природной среде. Он уселся поудобнее в своем укрытии в дроковом кусте и приготовился ждать.

Кики тем временем развлекался по-своему. Вначале он взлетел на башню, чтобы осмотреть окрестности. Затем спустился во двор и исследовал оставленную Джеком сумку на предмет остатков угощения. В заключение он уселся на березовый сук и принялся терпеливо упражняться в подражании лисьему лаю. Когда Джек находился поблизости, попугай был счастлив. Сейчас Джек надежно укрылся в кустах, и Кики был спокоен. Правда, ему было не совсем ясно, что заставило мальчика выбрать себе такое несколько странное место отдыха. Однако в его глазах, что бы ни делал мальчик, все было мудро и абсолютно верно.

Неожиданно беркутенок проснулся и расправил свои широченные крылья. Затем вскарабкался на край гнезда и поискал родителей.

– Очень здорово! – радостно прошептал Джек и нажал на спуск. Услышав щелчок затвора фотоаппарата, беркутенок тотчас спрятался в гнезде. Но снимок был уже сделан.

Через короткое время, забыв о пережитом испуге, беркутенок снова выглянул из гнезда. В этот момент, оглашая окрестности громкими криками, к гнезду спустились взрослые орлы. Птенец радостно приветствовал их, хлопая крыльями.

Один из родителей сжимал в когтях зайца, которого в следующее мгновение сбросил в гнездо. Широко расправив над добычей крылья, молодой орел принялся разрывать ее на куски своим сильным клювом.

Джек нажал на спуск. Все три птицы услышали клацанье затвора и подозрительно уставились на дроковый куст. Орел-папа так пронзительно посмотрел на фотоаппарат, что Джеку стало не по себе. Он очень надеялся, что тому не придет в голову спикировать на блестящий объектив и расколотить его в куски!

Положение спас Кики. Он дружелюбно приблизился к гнезду и приветствовал орлов на их языке. По-видимому, и они обрадовались новой встрече с попугаем. И только молодой орел продолжал боязливо прикрывать крыльями мертвого зайца, угрожающе поглядывая на попугая.

– Откройте книгу на странице шесть! – учтиво произнес Кики. Орлы переполошились. Они еще не привыкли к тому, что попугай время от времени начинал говорить человеческим языком. Потом ему вздумалось продемонстрировать лай Мордашкина, который перепугал птиц еще больше. Беркутиха наклонилась немного вперед, раскрыла свой устрашающий клюв и издала странный, клокочущий звук, явно предупреждая попугая о возможных последствиях его болтливости. Попугай немедленно переключился на орлиный язык и издал такой потрясающий крик, что орлы тут же успокоились. Беркутенок вернулся к своей трапезе и ел, пока не насытился. После чего удовлетворенно осел на дно гнезда.

Беркутиха быстро проглотила остатки зайца, а Джеку удалось запечатлеть на пленке момент и ее впечатляющей трапезы. На этот раз орлы лишь мельком посмотрели в ту сторону, откуда донесся щелчок.

«Ну вот и хорошо, – подумал Джек. – Скоро они окончательно привыкнут к щелчкам затвора и блестящему глазку камеры».

Утро прошло великолепно. Джек доснял пленку и заранее радовался прекрасным снимкам, которые ему предстояло напечатать. Он уже представлял себе их опубликованными в научных журналах со своей фамилией в качестве фотографа и заранее испытал огромную гордость!

Внезапно Кики издал взволнованный крик, заставивший орлов испуганно подняться в воздух. Джек с любопытством взглянул сквозь ветки кустарника и успел только увидеть, как попугай перелетел через стену и исчез.

«Куда это его понесло? – подумал Джек. – Вот досада! Только я собрался сфотографировать его вместе с орлами».

Спустя примерно полчаса Кики возвратился во двор, восседая на плече у Тэсси! Он услышал, как ребята поднимались на гору, и полетел им навстречу. Они проникли в замок старым путем и теперь разыскивали Джека.

Увидев ребят, направлявшихся к скалам, орлы взвились в небо. Джек крикнул из своего куста:

– Эй, я здесь! Здорово, что вы пришли! Подождите секунду, я сейчас спущусь!

Он обмотался одеялом, выбрался из куста и быстро спустился на землю. Люси изучающе посмотрела на него и явно обрадовалась, застав его в полном здравии, бодрым и веселым. Судя по всему, ночь, проведенная им в замке в полном одиночестве, прошла благополучно.

– Мы принесли всякой вкуснятины на обед, – объявил Филипп. – Маме удалось раздобыть в деревне вареной ветчины и шикарный фруктовый пирог.

– Ура! – крикнул Джек, только сейчас заметивший, что страшно проголодался. – У меня на завтрак было только печенье, фрукты и немного лимонада.

– Мы и лимонада еще принесли, – сказала Дина. – Где будем сегодня обедать? Снова на башне?

– Нет, лучше здесь, – заявил Джек. – Сегодня великолепный свет для съемок, и когда орлы вернутся, мне хотелось бы сделать еще пару снимков. Я думаю, беркутенок скоро начнет летать. Беркутиха уже пыталась сегодня выпихнуть его из гнезда.

– А нас встретил Кики, – сообщила ему Тэсси. – Ты не заметил, как сюда пролез Мордашкин, Джек? Мы оставили его снаружи, но он уже опять здесь.

– Нет, я его вообще не видел, – ответил Джек. – Из этих густых кустов я вообще мало чего вижу. Я думаю, мы никогда не узнаем, как Мордашкин оказывается в замке. Но скорее всего, он пробирается через какую-то кроличью нору. Вот когда он немного подрастет, ему придется искать себе новый лаз. Как он себя вел?

– Не очень здорово, – признался Филипп. – Ему как-то удалось пробраться в кладовую и уничтожить там запас колбасы. Сам понимаешь, мама была не в восторге. Просто удивительно, что после этого он еще может что-то есть. Он стрескал не меньше двух фунтов колбасы.

– Ах ты, маленький обжора! – пропел Джек и сунул Мордашкину половину своего бутерброда с ветчиной. – Правда, ты этого не заслужил. Но ты такая прелесть, что тебя просто нельзя не баловать.

– Жаль только, что от него так плохо пахнет, – заметила Дина и сморщила нос. – Когда он вырастет, тебе придется с ним расстаться, Филипп. Потому что он будет очень сильно вонять.

– Да что ты говоришь! – воскликнул Филипп. – Он останется со мной, пока нас не разлучит смерть!

– Тогда тебе придется обзавестись противогазом, – ухмыльнулся Джек. – Дина, дай мне, пожалуйста, еще бутерброд! Вкусно – необыкновенно!

– Ну как у тебя прошла ночь в замке? – сидя рядом с Джеком, поинтересовалась Люси.

– Да нормально, – небрежно ответил Джек.

– Один раз только проснулся и долго не мог снова заснуть.

Мальчик твердо решил никому не рассказывать о своих ночных страхах. Сейчас, при свете дня, в окружении друзей, все происшедшее представлялось ему такой глупостью!

Он повернулся к Филиппу.

– Жаль, ты не видел вчера, что здесь вытворяли кролики! Ты бы обалдел! Конечно, ко мне они не приближались вплотную. Но если бы здесь был ты, они наверняка кувыркались бы на тебе, как на земле.

Ребята оставались с Джеком до вечера. Они по очереди вползали в укрытие и заглядывали в камеру. Потом сходили на башню. Джек украдкой осмотрелся по сторонам в поисках чего-нибудь подозрительного – окурка сигареты или обрывка бумаги. Но ничего не обнаружил.

– Ты не хочешь вернуться с нами домой? – спросила его Люси.

– Да ты что! – храбро возразил Джек, хотя в глубине души был бы рад присоединиться к ребятам. – Не могу же я уйти отсюда именно сейчас, когда беркутенок того и гляди станет на крыло.

– Я понимаю, – вздохнула Люси. – Я и сама не знаю, почему мне не хочется, чтобы ты оставался один в этом противном старом замке. Просто ничего не могу с собой поделать.

– Ничего в нем нет противного, – возразил Джек. – Просто старый, заброшенный замок.

– А мне он кажется противным и страшным, – настаивала Люси. – Ведь в прошлом здесь происходили ужасные вещи. И кто знает, может быть, тут снова что-то случится!

– Ах, перестань говорить глупости, – одернул ее Джек. – Ты и Тэсси перепугаешь до смерти. В этих старых развалинах нет никого, кроме ор-лов, летучих мышей да кроликов. Филипп поднялся.

– Надо идти. Мы притащили тебе еще одно одеяло, Джек. Теперь не замерзнешь. Ты нас проводишь до окна?

– Ну конечно.

Ребята вошли в замок. Их шаги гулко звучали по каменному полу. Скоро они добрались до комнаты с доской, торчащей из оконного проема. Один за другим ребята переползли на ту сторону.

Выбравшись наружу, Люси крикнула Джеку:

– Спасибо тебе, что не забыл помахать мне рубашкой. Какой ты молодец, Джек, – догадался еще и помигать фонариком! Я уже лежала в постели, но еще не спала. И видела, как пару раз блеснул огонек. Ты просто молодец, что сделал это. Я так обрадовалась, увидев свет. Я сразу поняла, что и ты еще не спишь.

– Ну ладно, проходи, наконец! – воскликнула Дина. – Мама велела вернуться сегодня пораньше.

– Иду, иду.

Люси скользнула по канату на землю. Ребята еще раз крикнули Джеку «привет» на прощание. Потом все затихло. Джек остался один. На душе У него было неспокойно. Значит, ночью на башне в самом деле кто-то подавал сигналы фонариком! Это был не сон и не игра воображения. Это была самая что ни на есть правда!

«Люси это видела, – вспомнил мальчик, спускаясь во двор. – Невероятная история! Значит, позвякивание и плеск воды тоже мне не почудились. Значит, в замке кто-то есть. Но где и с какой целью?»

Сейчас Джек уже жалел, что не рассказал ребятам о ночном происшествии. А теперь уже поздно, они ушли. Надо было пойти с ними! Что, если опять ему доведется услышать эти звуки или увидеть непонятные огоньки? Подумать страшно! На душе у него было тревожно.

«Может быть, побежать за ними? – подумал он. – Нет, этого я никогда не сделаю. Может быть, мне удастся раскопать, кто крутится тут в замке. Подумать только: Люси видела свет! Хорошо, что она рассказала об этом!»