Весь день девочки слонялись по двору, стараясь держаться поблизости от скал, чтобы время от времени иметь возможность переговариваться с бедным Джеком, смертельно скучавшим в зарослях дрока. Все время их мучил один и тот же вопрос: как там Филипп в потайной комнате? Они страстно надеялись, что его не обнаружат!

– Жаль, что эти типы говорят на каком-то непонятном иностранном языке, – сказала Дина. – Сидя там, у них под носом, Филипп мог бы разведать все их тайны.

– Да, конечно, – согласилась Люси. – Но лучше бы его там не было. Я бы с ума сошла от страха в этих доспехах, которые при каждом движении могут зазвенеть или заскрипеть.

– Да нет, Филипп наверняка не испытывает страха, – возразила Дина. – Он вообще никогда ничего не боится. Скорее всего, это ему даже нравится.

Люси не верила ни единому ее слову и вообще находила ее болтовню совершенно неуместной. Конечно, Дина любила своего брата совсем не так, как Люси Джека. Даже то, что Джеку приходилось скрываться в этих ужасных кустах, заставляло Люси страдать. А мысль о том, что ему пришлось бы находиться в полном одиночестве, ежеминутно рискуя быть обнаруженным, в потайной комнате, казалась ей совершенно нестерпимой.

– Выше голову, Люси! – ободряюще крикнул ей Джек из своего укрытия, заметив унылое выражение ее лица. – Подумай лучше, какое восхитительное приключение выпало на нашу долю!

– Мне больше нравится вспоминать о приключениях, – ответила Люси, – чем переживать их. Во всяком случае, я не искала этого приключения. Да и все мы угодили в эту историю, совсем того не желая.

– Не вешай носа! Все будет в полном порядке, – утешил ее Джек.

Но Люси было нелегко переубедить. Совершенно ясно, что убежать им отсюда не удастся, так же как и то, что никто не придет им на помощь.

Снова взобравшись на скалу, они перекусили, поделившись едой с Джеком. У мальчика уже затекло все тело, и он мечтал о том, чтобы выбраться наружу и хорошенько расправить все члены. Однако нечего было и думать о том, чтобы покинуть убежище до наступления темноты.

Солнце опускалось все ниже. Кики, изнывавший от скуки, принялся болтать на все голоса. Ребята ему не мешали. Пока этих типов не было поблизости, Кики при всем желании не смог бы их выдать. Но девочки продолжали внимательно следить за двором.

– Бедный старый Кики! – донеслось из куста. – Как жаль, как жаль! Поставь котел на огонь! Боже, спаси короля! Ну, ну! Внимание! Сидите прямо и не ерзайте! Сколько вам говорить, разбудите горностая!

Ребята не могли удержаться от смеха. Было безумно смешно слушать, когда Кики начинал нести все подряд! Он без разбора выпаливал все слова и предложения, какие только знал, чудовищно перемешивая их между собой.

– Добрый старый Кики! – Джек погладил попугая по голове. – Тебе скучно, да? Ну подожди, скоро стемнеет и ты сможешь вволю полетать! Только не начинай сейчас изображать скорый поезд! Иначе через секунду все наши враги сбегутся!

Наступил вечер. Двор заполнили длинные тени, и постепенно все вокруг погрузилось в зыбкую темноту. На небе появились первые звездочки.

Во двор вышли двое бандитов и крикнули девочек:

– Эй, мисс! Быстро спускайтесь и отправляйтесь спать!

– Нам хочется еще немного здесь посидеть, – крикнула в ответ Дина. – Мы не боимся темноты.

– Ну ладно, тогда приходите через полчаса! – крикнул Бородатый. – Когда совсем стемнеет, вам лучше находиться в доме.

И они снова исчезли. Дина спрыгнула со своего места и тихонько скользнула вслед за ними. Она проследила, как они спустились по лестнице в потайную комнату. Затем послышался знакомый скрежет камня, закрывавшего вход в подземелье.

Она бегом вернулась обратно и тихо крикнула Джеку:

– Можешь выходить! Уроды в потайной комнате, и уже почти совсем темно. Тебя никто не увидит.

Джек был рад наконец-то покинуть свое неудобное убежище. Он выполз из кустов, поднялся на ноги, глубоко вдохнул вечерний воздух и протянул руки к небу.

– Господи, я прямо как деревянный! Пойдемте! Совершим маленький обход двора. В этой темнотище меня никто не заметит.

Ребята взялись за руки и отправились на прогулку. Но не успели они сделать и нескольких шагов, как из темноты на них кто-то прыгнул. Джек от неожиданности едва не рухнул на землю.

Он в испуге остановился.

– Что это было? Где мой фонарь? И быстро посветил фонариком.

– Это же Мордашкин! – шепотом крикнул он– Ах ты, мордуленция! Как ты сюда попал? Как же я рад тебя видеть!

Мордашкин издавал короткие радостные визги, как обыкновенный щенок, вьюном вертелся по земле, бурно облизал ребячьи лица и руки, в полном восторге пританцовывая на месте. Потом вдруг отскочил немного назад и беспокойно обнюхал землю. Ребята поняли, что он ищет Филиппа.

– Нет, старичок, к Филиппу сейчас нельзя, – вздохнул Джек и погладил лисенка. – Придется тебе пока довольствоваться нашим обществом. Филиппа здесь нет.

Лисенок залаял. Кики, восседавший на плече у Джека и, очевидно, недовольный появлением Мордашкина, тотчас передразнил его. Мордашкин подпрыгнул, тщетно пытаясь достать попугая и выдрать из него перо. Кики издевательски расхохотался. Но Мордашкин тут же снова перестал замечать его.

– Джек, у меня идея! – вдруг крикнула Люси, схватив брата за руку.

– Ну что за идея? – спросил Джек, не слишком высоко ценивший изобретательность Люси.

– Может быть, нам послать гонцом Мордашкина? Напишем на листке бумаги, что нам нужна помощь, и пустим Мордашкина к Тэсси. Как только он убедится, что Филиппа здесь нет, он наверняка возвратится к ней. Может быть, получится?

– Джек, это действительно хорошая идея! – взволнованно крикнула Дина. – Мордашкин – единственный из нас, кто знает, как выбраться отсюда. Как сказала Люси, он будет нашим гонцом.

Джек задумался.

– Что ж, вполне разумная мысль. Попытка не пытка. Хорошо. Переквалифицируем Мордашкина в гонцы!

Теперь следовало написать Тэсси записку. Джек достал записную книжку и выдрал из нее листок, на котором написал следующее послание: «Тэсси! Мы – в плену. Как можно быстрей пришли помощь! Нам угрожает серьезная опасность». Под запиской все подписались, после чего Джек сложил листок.

Но как Мордашкин ее потащит? Они перебрали несколько вариантов. Наконец Джек предложил выход. Он достал из кармана кусок толстой нитки, перевязал ею записку и крепко обмотал ниткой тонкую жилистую шейку зверька. Если завязать нитку слишком свободно, Мордашкин стащит ее через голову, потому что, как и все дикие животные, терпеть не мог на себе посторонние предметы.

– Так! – удовлетворенно произнес Джек. – Думаю, Мордашкину не удастся ее стряхнуть. По-моему, держится крепко.

– Ступай назад, к Тэсси! – скомандовала Люси лисенку. Но Мордашкин ее не понял. Он все еще надеялся на появление Филиппа и не собирался уходить, пока не увидит его. Более того, он очень надеялся остаться с ним. Он без устали обнюхивал окрестности в поисках следа своего хозяина. Время от времени он останавливался и тщетно пытался стащить с себя раздражавший его посторонний предмет.

Вдруг ребята вздрогнули от неожиданности: один из бандитов громко крикнул:

– Эй, мисс! Быстро ко мне!

Люси обняла брата.

– Спокойной ночи, Джек! Нам нужно идти. Надеюсь, тебе будет не очень неудобно спать. Захвати с собой в кусты еще одно одеяло!

– Я пока не буду возвращаться в кусты, – ответил Джек, которому так надоело его убежище, что он предпочел бы никогда больше его не видеть. – Спокойной ночи! Ничего не бойся! Как только Мордашкин окажется у Тэсси, она тотчас пришлет помощь.

Девочки ушли, оставив Джека в темном дворе в полном одиночестве. Войдя в зал, они увидели, что из входа в потайную комнату падает слабый свет лампы. Они спустились по каменным ступенькам и украдкой посмотрели по сторонам. Филипп был все еще в своем тайнике? Все доспехи, как и раньше, стояли на своих постаментах. И они не смогли разобрать, по-прежнему ли Филипп находился в своем панцире.

– Мы закроем вас здесь, – сказал Бровастый, показавшийся девочкам еще противнее, чем при первой встрече. – Спать можете на этой кровати.

Мы вернемся утром.

Он поднялся по лестнице. Камень скользнул вначале в сторону, затем поднялся наверх и плотно закрыл входное отверстие. Ребята снова оказались в заточении. Несколько мгновений они тихо стояли, прислушиваясь. Вокруг была полная тишина.

– Филипп, – прошептала наконец Люси, взглянув на доспехи, в которых прятался Филипп. – Ты все еще здесь? Не молчи!

– Да, я здесь, – голос Филиппа прозвучал непривычно гулко. – Господи, не дай Бог мне пережить еще один такой день! Я вылезаю.

– Филипп, думаешь, уже можно? – озабоченно спросила Дина. – А если эти типы сейчас вернутся?

– Они не вернутся. А даже если и вернутся, мне уже все равно. Я не останусь в этом железе ни секундой дольше! У меня все затекло, и вообще я смертельно устал. Я три раза чуть было не чихнул, и, доложу я вам, это было страшное испытание.

Филипп неловко вылез из доспехов, зазвеневших, заскрипевших и загромыхавших на все голоса. От долгого стояния мальчик весь задеревенел.

– Но хуже всего было то, что раньше всех терпение кончилось у Терезы. Она вылезла через какую-то щель наружу и принялась скакать по всей комнате. Можете себе представить удивление этих типов, когда они ее увидели.

Дина тотчас боязливо посмотрела по сторонам в поисках жабы. Она очень надеялась, что ее нет поблизости.

Люси помогла Филиппу выбраться из доспехов.

– Бедненький Филипп! Сколько ж тебе пришлось всего пережить за этот ужасный день!

– Да уж будь уверена! И все-таки я ни за что на свете не отказался бы пережить это еще раз. Можете мне поверить: я узнал целую кучу интереснейших вещей! Оказывается, в этой комнате есть потайной ход – вон там, за драпировкой!

– Ого! – поражение воскликнула Люси и широко распахнутыми глазами взглянула на стену, словно ожидая, что потайной ход тут же раскроется перед ней. – Неужели правда? Как ты узнал?

– Сейчас все расскажу. Только вначале нужно наконец освободиться от этих кошмарных доспехов. Фу, наконец-то! Надеюсь, больше никогда в жизни мне не придется их на себя напяливать!

Вы просто представить себе не можете, какая там внутри жара. Так – слава Богу! Наконец-то я снова могу шевелиться.

Затем Филипп поведал девочкам свою историю.