После ухода девочек в потайную комнату Джек почувствовал себя очень одиноко. Он ужасно скучал, оставшись во дворе в обществе Кики.

– Надеюсь, с девчонками ничего не случится! – сказал он себе. – Эй, Мордашкин, ты все еще здесь? Ты почему не возвращаешься к Тэсси? Сегодня тебе не удастся увидеться с Филиппом.

Лисенок скулил, терся головой о ноги Джека, умоляя его со всей убедительностью, на которую был способен, отвести его к любимому Филиппу.

– Послушай меня! Немедленно отправляйся с этой запиской к Тэсси! – убеждал лисенка Джек, который так и не вспомнил о неграмотности Тэсси. – Ну ступай же, наконец, Мордашкин! Как только ты прибежишь к Тэсси, мы будем спасены. Она прочтет записку и пошлет нам помощь.

Но Мордашкин почти всю ночь оставался во дворе. Он все еще надеялся найти Филиппа и без устали сновал из угла в угол. Кики обращался с ним весьма высокомерно, но лисенок не обращал на него никакого внимания.

Постепенно на небе взошла луна и наполнила двор серебристо-молочным светом. Раздался крик совы, на который немедленно по-совиному откликнулся Кики. Сова тут же неслышно влетела во двор, чтобы посмотреть на нежданного собеседника. Кики был в восторге. Он тихо перелетал с места на место и без устали издавал совиные крики. А сова пребывала в большом удивлении, обнаружив здесь целый выводок себе подобных, приветствовавших ее со всех сторон.

Джек наслаждался игрой, затеянной Кики, как вдруг различил в лунном свете фигуры трех мужчин! Мальчик молниеносно спрятался в тени высокой крепостной стены. Он находился совсем рядом с огромными воротами, за которыми начиналась старая замковая дорога. Именно здесь, за густым кустарником, он нашел временное убежище.

И тут произошло нечто совершенно удивительное. Джек в недоумении уставился на огромные ворота, которые медленно и беззвучно начали раздвигаться. Его глазам открылась обширная, залитая лунным светом площадка. Путь к свободе был открыт.

Он невольно выпрямился, но тут же нырнул назад. Через открывшийся проход по двор вошли двое мужчин. Как только они оказались внутри, ворота с громким лязгом захлопнулись. Мужчины прошли совсем рядом с Джеком, не заметив его. В тени куста мальчик прижался к земле, распластавшись на ней подобно любимой жабе Филиппа.

Вновь прибывшие подошли к ожидавшим их трем фигурам, после чего все пятеро исчезли в замке. Джек понял, что они направились в потайную комнату. Он подождал еще немного, потом быстро подбежал к воротам. Если бы только ему удалось их открыть! Он бы как молния рванул с горы и в мгновение ока привел бы помощь, даже если бы ему пришлось преодолеть на своем пути опасный оползень! В конце концов эти типы пришли сюда именно этим путем.

Он огляделся в поисках дверной ручки и нащупал большое, металлическое кольцо, Он изо всех сил принялся вертеть и крутить его во все стороны, но ворота не открывались.

«Наверно, когда ворота лязгнули, они захлопнулись на засов, – со злостью подумал Джек. – Какая досада! Окажись я чуть поближе к выходу, мне, может быть, удалось бы выскочить наружу, пока эти типы входили во двор. Пусть даже на виду у них. Пока они разобрались бы, что к чему, меня бы и след простыл!»

Джек уселся рядом с воротами и погрузился в раздумья.

«Подожду здесь, пока они вернутся. А потом выскочу одновременно с ними наружу. Они наверняка будут так ошарашены, что не успеют и руки поднять, чтобы схватить меня».

Джек прождал много часов, борясь со сном, о двое пришельцев так и не появились. На все невысказанные вопросы Джека могла бы ответить Дина. Конечно же, они исчезли через потайную дверь позади настенной драпировки. А остальные находились где-то в замке.

Когда небо на востоке окрасилось серебром пришло время Джеку убираться восвояси под защиту дрокового куста. Кики, которому уже давно прискучили беседы с совами, крепко спал на плече мальчика. Мордашкин исчез.

Джек не заметил, когда лисенок пропал. Он был так взбудоражен видом распахнутых ворот, что совершенно забыл о Мордашкине. Интересно, куда он подевался?

«Надеюсь, он отправился к Тэсси, – подумал Джек. – Если это так, то помощь может прийти еще сегодня. Да и пора бы! Мне опротивело уже до последней степени слоняться здесь из угла в угол. Орлы улетели, девчонки в опасности, а бедняга Филипп – тем более. Интересно, как он там? Ну ничего, девчонки придут и все мне расскажут».

Когда девочки вышли из потайной комнаты, было около восьми утра. Дина напрасно пыталась уговорить Филиппа до прихода бандитов снова залезть в рыцарские доспехи.

– Нет, я останусь под кроватью, – непреклонно ответил он. – Одного дня в этом идиотском панцире мне достаточно. Пусть лучше меня обнаружат, чем я еще целый день буду торчать в нем. Принесите мне сюда немного еды и питья. А когда бандиты будут выходить из комнаты, я, по крайней мере, смогу тут немного размяться.

– Ну что же, вольному воля, – согласилась Дина, которая на месте Филиппа поступила бы точно так же. – Конечно, это отчаянная глупость прятаться именно под кроватью, на которой бандиты будут спать. Но, может быть, все кончится благополучно. Только не чихай!

Похоже, бандиты собирались спать в кровати с балдахином весь день напролет. Как только они зашли в комнату, Бородатый тут же рухнул в постель. Небритые физиономии его товарищей выглядели весьма отталкивающе. Все трое были явно утомлены.

– Вечером снова спуститесь сюда, – лежа в постели, проговорил Бородатый и зевнул. – Можете взять со стола пару банок консервов и консервный нож и проваливайте отсюда, бездельницы!

Девочки ухватили по банке сардин, лосося, персиков и абрикосов и быстро взбежали по лестнице. Не успели они выбраться наружу, как вход за ними захлопнулся.

– Спокойной ночи! – насмешливо крикнула Дина, и девочки направились к Джеку, сидевшему в своем убежище и нетерпеливо поджидавшему их.

– Джек, как ты там? – крикнула Люси. – Можешь выходить. Эти типы в подземной комнате. Сардин хочешь? Или, может быть, персиков? У нас большой выбор.

Джек очень обрадовался приходу девочек.

– Что, на самом деле все чисто? Ладно, тогда я выбираюсь на белый свет и устроюсь вон там под скалой. Я умираю с голоду. По-моему, я видел у вас вчера печенье?

Дина вытащила коробку с печеньем, и ребята принялись за свой необычный завтрак, состоявший из сардин, печенья и персиков. Все это запивали лимонадом. Они ели с большим аппетитом и взахлеб рассказывали друг другу обо всем, пережитом накануне.

Джек с огромным интересом выслушал историю, рассказанную Филиппом.

– Потайной ход в стене! – сверкая глазами, воскликнул он. – Интересно, куда он ведет?

– Бог знает! Наверно, куда-нибудь на гору. – Дина окунула печенье в персиковый сок и с наслаждением пососала его.

– Подожди-ка! С какой стороны потайной комнаты находится секретная дверь? – спросил Джек. – Ах да, напротив того места, где– стоял Филипп в панцире. Стало быть, это означает, что дверь выходит на склон горы с обратной стороны замка. Странно! Может быть, там находятся подземелья?

– А, ты думаешь, что эти злодеи держат там в оковах людей и морят их голодом? – немедленно спросила Люси. – Как тот самый злой старик? Ой, Джек, а может быть, старик все еще жив, сидит себе здесь, как паук, и творит разные злодеяния?

– Дуреха! Я же говорил тебе, что он умер много лет назад. И перестань забивать себе головешку разными глупостями! А теперь умолкни и дай мне подумать!

И Джек задумался, покусывая печенье.

– Да, так все, видимо, и есть. Ход, скорее всего, ведет на склон горы с обратной стороны замка. Хотелось бы мне туда слазить и все хорошенько осмотреть на месте. Рано или поздно это наверняка сделает Филипп.

– Надеюсь, у него хватит благоразумия остаться под кроватью, – сказала Люси. – Там, где народ толпами ходит туда-сюда через потайные двери и секретные ходы, он запросто натолкнется на кого-нибудь и попадет в плен.

– А Мордашкин убежал ночью к Тэсси? – вдруг спросила Дина. – Что-то я его нигде не вижу.

– Да, он куда-то исчез, – сказал Джек. – Но я понятия не имею – куда. Надеюсь, он уже у Тэсси, которая обнаружила нашу записку.

– Филипп считает, что затея с запиской была бессмысленной, – тихонько сообщила Люси. – Мы забыли, что Тэсси не умеет читать.

– Черт! – воскликнул Джек. – Конечно же, она не умеет читать! Какой же я все-таки осел!

– Осел, осел! – тотчас восхищенно подхватил Кики. – Осел убыл!

– Ты тоже сейчас у меня убудешь, если возьмешь еще хотя бы один персик! – пригрозил ему Джек. – Дина, банка пуста? Убери ее подальше от Кики! Пока мы тут болтаем, он к ней основательно пристроился.

– Бедный старый осел! – мрачно крикнул Кики, когда Дина забрала у него банку и чувствительно щелкнула его по клюву.

– Чем будем сегодня заниматься? – поинтересовалась Люси.

– Чем, по-твоему, мы можем еще заниматься, кроме как ждать, – раздраженно бросил в ответ Джек.

– И надеяться, что Тэсси сообразит показать кому-нибудь нашу записку, – присовокупила Дина. – Она все равно не сможет проникнуть в замок – доски-то на месте нет!

День тянулся ужасающе медленно. Ребятам было абсолютно нечего делать. И орлы, как назло, исчезли.

– Скорей бы проявить пленки, – вздохнул Джек, ощупывая в кармане драгоценные катушки. – Ужасно хочется посмотреть, что там получилось.

Девочки немного погуляли по двору. Может быть, рискнуть – взобраться на башню и подать сигнал? Но кто его заметит? Разве что Тэсси, но и она вряд ли поймет, что они зовут на помощь.

– Даже и не думайте об этом, – предостерег Джек девочек. – Если вас поймают, то не сносить вам головы. Нет, нужно ждать, пока Тэсси пришлет помощь.

Наконец наступила ночь. Бандиты позвали девочек в потайную комнату. Дина и Люси быстро простились с Джеком и исчезли. Они не хотели заставлять бандитов ждать их.

Джек решил не возвращаться в свое убежище. Когда совсем стемнело, он побрел к источнику у стены, чтобы напиться. Идти в кухню он опасался из страха натолкнуться на кого-нибудь по дороге. Кроме того, нельзя было исключить, что кто-то мог услышать шум работающего насоса.

Мальчик наклонился к источнику, но, замерев на полпути, прислушался. Из маленького отверстия, в котором исчезала вода, послышался непонятный шум.

– УУУУФ! УУУФ? УУУУФ! – раздался жалобный стон, сопровождаемый странным поскребыванием. Что-то двигалось по водостоку, стремясь выбраться наружу. Джек испуганно откинулся назад. Что это могло быть?