И тут Джек узнал своеобразный лай Мордашкина. Неужели это был действительно лисенок? Он с любопытством нагнулся пониже и посветил фонариком внутрь образующего узкий туннель водостока. И тут же испуганно отпрянул. Прямо перед собой он увидел неподвижное белое лицо!

Да ведь это же Тэсси! Она не шевелилась. И только увидев направленный на нее свет, начала извиваться всем телом.

– Тэсси! Как ты здесь очутилась? – в полном изумлении спросил Джек.

Тэсси ничего не ответила. Она продолжала с усилием протискиваться вперед, пока голова и плечи не оказались снаружи. Тут Джек подхватил ее и вытащил из туннеля. Вслед за ней появился несчастный Мордашкин, которого Тэсси тащила за собой на поводке.

Тяжело дыша, девочка без сил опустилась на землю и уронила голову на высоко поднятые колени. Она была явно не способна произнести ни слова. Джек осветил ее фонарем. Она была насквозь мокрой и неописуемо грязной. Лицо, Руки, ноги – все было покрыто толстым слоем грязи.

Увидев, что Тэсси всю трясет от холода и страха, Джек подхватил ее под руки и повел к скале. Там он отыскал безопасное место и подтащил несколько одеял. Джек велел ей снять промокшее платье и с ног до головы завернуться в одеяла. Потом обнял девочку за плечи и плотно прижал к себе, стараясь согреть ее. Кики уселся ей на плечо и потерся клювом о холодную щеку. Постепенно дыхание Тэсси начало выравниваться. Она взглянула на Джека, и по лицу ее пробежала слабая улыбка.

– Где Филипп? – прошептала она.

– С девчонками, – коротко ответил Джек, не желая ей пока всего рассказывать. – Тебе нужно прийти в себя! Посмотри, ты едва дышишь!

Он снова обнял ее и почувствовал, как колотится ее сердце. Бедняжка Тэсси! Почему у нее такой измученный вид?

Как только Тэсси чуть-чуть отогрелась, ей сразу же стало полегче. Она тесно прижалась к мальчику.

– Ужасно есть хочется.

Джек накормил ее печеньем и консервированной лососиной. Она допила остатки персикового сока. Кики покосился на нее и тут же воспроизвел бульканье проглатываемой жидкости.

– Теперь мне получше, – сказала Тэсси. – Что случилось, Джек?

– Ну нет, сначала твоя очередь рассказывать, – возразил мальчик. – Но только говори тихо. Враги – поблизости.

– Враги? – Глаза Тэсси широко раскрылись, она испуганно посмотрела по сторонам. – Злой старик? – прошептала она.

– Да нет! – ответил Джек. – Тэсси, Мордашкин доставил тебе нашу записку?

– Да. Послушай-ка, Джек! Вчера я сбежала От матери и поднялась сюда, чтобы проведать рас. Но доски не оказалось на месте. Куда она подевалась?

– Я тоже не прочь бы это узнать, – мрачно заметил Джек. – Ну и что ты тогда сделала?

– Я возвратилась домой. Я ужасно боялась, что с вами что-то стряслось. А сегодня утром ко мне прибежал Мордашкин, и я увидела ошейник и привязанное к нему письмо.

– А дальше?

– Я не могла его прочитать, – печально продолжала Тэсси. – А кого мне было попросить? Мать была сердита на меня, миссис Меннеринг – в отъезде, а к деревенским мне идти не хотелось. Тогда я решила взять Мордашкина на поводок, чтобы, когда он снова побежит в замок искать Филиппа, отправиться вместе с ним.

– Отличная идея! – одобрительно отозвался Джек.

Тэсси обрадовалась похвале мальчика.

– Я нашла старый собачий поводок, – уже более уверенно заговорила она, – и обмотала им Мордашкина за шею. А потом целый день бегала за ним повсюду. Он ужасно злился на меня и все время пытался перегрызть поводок. А один раз даже чуть меня не укусил.

Джек погладил лисенка, спокойно лежавшего рядом.

– Он просто не знал, как это важно, – сказал он. – Но в конце концов он все-таки привел тебя в замок?

– Да. Но сначала он чуть было не свел меня с Ума бесконечной беготней вокруг горы. То вверх, то вниз, то вверх, то вниз! Но когда стемнело, он снова решил поискать Филиппа. И рванул вдруг в сторону как стрела.

– Могу себе представить! Бедный Мордашкин! Не может найти своего Филиппа.

– Ну вот. Он тащил меня за собой на поводке вдоль ручья, – продолжала Тэсси свой рассказ. – Под замком ручей протекает по такому туннельчику, ужасно узкому в некоторых местах. И, представляешь себе, Джек, оказывается, туннель проходит под стеной, а заканчивается здесь, во дворе замка.

– И тебе пришлось пробираться через него? – восхищенно воскликнул Джек. – Это просто фантастика! Тебе же все время приходилось двигаться навстречу настоящему потоку воды!

– Ну да. Я несколько раз чуть не захлебнулась. А какая там холодина! Но большая часть туннеля была достаточно широкой. Там мне хватало места, и я довольно быстро продвигалась вперед. Только в начале и в конце я едва протиснулась. А в одном месте я чуть было не застряла.

Ни вперед, ни назад. Я уж подумала, что останусь там навсегда. Ведь ни одна душа не знала бы, где меня искать.

– Бедненькая Тэсси! – Джек крепко обнял девочку. – Какая же ты храбрая девочка! Когда Филипп узнает, он будет в полном восхищении.

Тэсси вся засветилась от радости. Филипп будет ею доволен! В следующую минуту уже она засыпала Джека вопросами. Ей было страшно интересно узнать, что довелось пережить ее четверым друзьям после того, как они расстались.

Джек рассказал ей все. Она слушала его с ужасом и изумлением. Филипп, спрятавшийся в старинных доспехах, в потайной комнате; девочки в неволе; эти ужасные типы то появляются, то исчезают снова, и никто не знает почему; тайные ходы – все это было как во сне! Но, слава Богу, хотя бы Джек и Кики были на свободе.

– Может быть, вместе поползем по туннелю обратно за помощью? – спросила Тэсси.

– Я как раз думал об этом, – признался Джек. – Я думаю, мне лучше пойти одному, и немедленно! Девчонки не смогут передвигаться по туннелю и, не дай Бог, еще застрянут в нем со страху. Поэтому я их ждать не буду. А ты оставайся здесь и обо всем расскажи Дине и Люси. А до утра можешь прятаться в моем старом убежище, в кустах дрока.

Тэсси с облегчением вздохнула. У нее не было ни малейшего желания вторично пускаться в этот ужасный путь. Всю жизнь будет ей вспоминаться этот туннель, как кошмарный сон! Однако и оставаться всю ночь в совершенном одиночестве ей тоже не улыбалось! Правда, Джек оставлял с ней Кики и Мордашкина. Они переночуют в кустах втроем.

– Будь молодцом и оставайся здесь, – продолжал уговаривать ее мальчик. – А завтра, может быть, увидишь и Филиппа. То-то он удивится, услышав о твоих приключениях!

По-прежнему замотанная в одеяла, Тэсси вместе с Джеком подошла к месту, где журчащий ручей исчезал в узком туннеле. Джек внимательно осмотрел входное отверстие. Представить себе невозможно, чтобы человеку удалось протиснуться сквозь него, особенно с той стороны, когда вода постоянно бьет прямо в лицо!

– Теперь быстренько ступай с Кики и Мордашкиным обратно в кусты и спрячься там как следует! – приказал он Тэсси. – И смотри, чтобы Кики не заметил моего исчезновения! А то чего Доброго полезет за мной!

Тэсси послушно отправилась к кустам дрока, заползла внутрь и свернулась там в клубок, как зверек. Мордашкин заснул у нее в ногах, а Кики, усевшись у нее на боку, принялся поджидать Джека. Она очень надеялась, что он не улетит, не дождавшись своего хозяина. Только бы он не поднял шума, обнаружив исчезновение Джека.

Джек сунул голову в холодную воду и стал протискиваться сквозь узкое входное отверстие. Из туннеля на него пахнуло влажным и затхлым воздухом. Джек с усилием пополз вперед. Да, удовольствием это трудно было назвать!

«Неужели Мордашкин не мог найти более приличного хода в замок? – размышлял мальчик. – Как только Тэсси удалось подняться вверх по туннелю? Вот уж действительно храбрая девчонка!»

Постепенно земляные стенки туннеля уступили место твердой скальной породе. Видимо, Джек находился прямо под стеной замка. Туннель значительно расширился, и мальчик, усевшись на каменный выступ, смог немного передохнуть. Он озабоченно нащупал пленки в кармане, аккуратно завернул их в капюшон, принесенный ребятами из дома, и крепко перевязал веревкой. Дай Бог, чтобы они не пострадали!

Джек начал дрожать от холода, потому что уже промок до нитки. Пока он находился в движении, ему было тепло от прилагаемых усилий. Но стоило остановиться, как его охватывал холод, и он трясся как осиновый лист.

Джек отправился дальше. В туннеле было совершенно темно, и он передвигался на ощупь. Он неутомимо пробивался по туннелю вперед, радуясь, когда стенки расступались, и пугаясь, когда они тесно обступали его со всех сторон, делая почти невозможным продвижение вперед.

Когда мальчик достиг наконец выхода, ему показалось, что прошло уже много часов. Он был у цели. С трудом выбравшись наружу, тяжело дыша, он повалился на траву. В первый и в последний раз он пустился в такое ужасное путешествие! Девчонки наверняка застряли бы на полдороге от страха и не смогли бы двинуться ни вперед, ни назад. Хорошо, что он не взял их с собой!

Джека колотило от холода, и он решил проследовать дальше. Мальчик поднялся на ноги, коленки у него дрожали от перенесенного напряжения. Он не был измочален, как Тэсси, но тем не менее и его силы были почти на исходе.

«Если мне не удастся быстро согреться, я заработаю здоровенный насморк», – подумал он.

Обрадовавшись освещавшему все вокруг яркому лунному свету, Джек бросился бежать вниз по горному склону. При этом он постоянно поглядывал в направлении Ручьев, пока наконец не выбрался на дорогу, ведущую прямо к их дому. Скоро он оказался перед ним. Черный силуэт дома отчетливо выделялся на фоне подсвеченного луной неба, крыша ярко блестела, будто отлитая из серебра.

И вдруг, словно натолкнувшись на невидимое препятствие, Джек остановился.

– Из трубы идет дым! – вскрикнул он и прислонился к дереву. – Что это значит? Тетя Элли вернулась? Но Тэсси знала бы об этом! Кто, черт побери, мог разжечь на кухне огонь? Может быть, там был один из этих гнусных типов, которым теперь понадобилось выяснить, кто здесь живет?

Джек осторожно приблизился к дому. Проникнув в сад, увидел, что в кухне горит свет. Он на цыпочках подошел к окну и заглянул внутрь. Кто-то сидел в большом кресле, повернутом высокой спинкой.

Вдруг над креслом поднялось облачко дыма густого, синеватого табачного дыма!

– Это мужчина! – прошептал Джек. – Кто же это?