Однако никто не появился. Шум, услышанный Биллом, был раскатом грома, донесшимся до подземной комнаты.

– Надеюсь, девочки благополучно доберутся до дому, – сказал он, представив себе на минутку трех девочек, поспешно спускавшихся по горному склону. – Интересно, дождь уже начался?

– С Тэсси они в полной безопасности, – успокоил его Джек. – Она прекрасно знает, где можно спрятаться от грозы, и уж во всяком случае не станет искать убежища под деревом. Тут, на горе, есть пара маленьких пещер, где они, если понадобится, смогут переждать непогоду.

В комнате снова воцарилась тишина. Было просто удивительно, как всем этим здоровенным мужчинам удавалось сохранять неподвижность, стоя в неудобных доспехах, и не издать при этом ни малейшего звука. В этот момент раздался странный шум. Один из рыцарей откашлялся.

– Джим, в первый и в последний раз! – произнес Билл.

И снова наступила мертвая тишина. Джек тихонько вздохнул. Он ужасно волновался, стоя вот так, в доспехах, и поджидая Меченого и его дружков. Пот катил с него градом, он почти не мог нормально дышать от возбуждения.

Тут он отчетливо услышал звук отпираемой двери. Настенная драпировка зашевелилась и поехала в сторону, отодвигаемая изнутри! Они застыли в своих доспехах, напряженно глядя сквозь забрала. Что им предстояло увидеть?

Из-за драпировки показался человек, отодвинул ее в сторону и закрепил один конец на гвозде. В стене открылось отверстие, из которого один за другим в комнату вошло несколько мужчин. С ними был Филипп!

Первым появился человек с мохнатыми бровями. За ним шел Бородатый, которого Билл называл Меченым, и тащил за собой Филиппа. Рубашка у него была застегнута на все пуговицы, так что Джек не мог разглядеть шрама на его шее.

Выражение лица Филиппа было спокойным, но Джек знал наверное, что ему было страшно. За ними появились остальные трое – отвратительные типы со злобными глазами и сжатыми губами. Войдя в комнату, они заговорили. Потайная дверь за ними оставалась открытой.

Руки Филиппа были связаны за спиной так крепко, что веревки впились в кожу. Меченый грубо толкнул его в кресло.

По-видимому, мальчика захватили только что, поскольку Меченый сразу же начал допрос.

– Сколько времени ты находишься в замке? Что тебе известно?

– Я пришел сюда вместе с девочками, – отвечал Филипп. – Я прятался под кроватью, там вы никогда не искали. Мы не замышляли ничего дурного, мы пришли в замок поиграть. Мы и понятия не имели о том, что у него есть хозяева.

– Тащи сюда девчонок! – крикнул Меченый Бровастому. – Мы сейчас устроим им перекрестный допрос. Просто возмутительно, что приходится тратить время на эту малышню!

Бровастый подошел к кровати и откинул занавески. Девочек за ними не оказалось. Он с изумлением уставился на развороченную постель, а потом принялся, как безумный, рыться в одеялах и подушках.

– Сбежали! – удивленно крикнул он. Бородатый повернулся к нему.

– Идиот! Они где-то здесь прячутся. Они не могли исчезнуть из запертой на замок комнаты!

Филипп не меньше их удивился исчезновению девочек, однако виду не подал. Бровастый заглянул под кровать, но и там никого не обнаружил.

– Может, парень выпустил их через верх? – предположил он.

– Признавайся – ты их выпустил? – набросился Меченый на Филиппа.

– Нет, – ответил Филипп. – Я уже говорил вам, что прятался под кроватью. Я не был наверху.

– Ну так кто же их отсюда выпустил? – продолжал допытываться Бровастый, так насупив брови, что его узенькие глазки почти исчезли под ними.

– Ты немедленно расскажешь нам всю правду! – злобным, угрожающим тоном приказал Меченый.

Филипп молчал, упрямо поглядывая на бандитов. Тут Меченый потерял терпение, замахнулся и влепил Филиппу такую оплеуху, что тот слетел со стула. Мальчик с трудом поднялся на ноги. Ухо у него побагровело и начало на глазах опухать.

– Будешь говорить? – закричал Меченый дрожащим от бешенства голосом.

Филипп продолжал молчать. Джек был очень горд за него. Какой храбрец! В этот момент к его ужасу один из бандитов достал пистолет и положил его перед собой на стол.

– У нас есть и другие средства заставить упрямых мальчишек заговорить! – крикнул он, глядя на Филиппа горящими глазами.

При виде оружия Филиппу стало не по себе, однако он продолжал молчать.

Кто знает, что могло бы произойти, не случись в этот момент неожиданное. Что-то рыжее молнией мелькнуло по комнате и бросилось к Филиппу. Это был Мордашкин! При виде вошедших в комнату людей он спрятался под стулом, а теперь рванулся на помощь хозяину.

Бандиты вскочили. Меченый схватился за револьвер. Однако, увидев, что это был всего лишь лисенок, все смущенно опустились на свои места. И что это они так перепугались из-за этого крохотного зверька!

Меченый был вне себя от ярости. Он ударил Мордашкина с такой силой, что тот перевернулся в воздухе. Лисенок злобно оскалил свои маленькие белые зубы и зарычал.

– Не трогайте его! – в ужасе крикнул Филипп. – Это же просто лисенок! Мой лисенок!

– Как он сюда попал? – прорычал Бровастый. – Наверно, когда девчонки сбежали, а?

– Я не знаю, – в смятении ответил Филипп. – Я уже говорил вам, что действительно не знаю, как девочкам удалось сбежать и как сюда попал лисенок. Для меня это такая же загадка, как и для вас.

– Если парень говорит правду, то нам надо заканчивать здесь и сматываться, – с легкой неуверенностью проговорил Бровастый. – Похоже, здесь сшивается еще целая куча народа, хоть мы и вели себя предельно осторожно. Срочно заканчивать все дела и сматываться.

Издалека донесся раскат грома. Бандиты неуверенно переглянулись.

– Что это за шум? – спросил Бровастый.

– Гром, конечно, – буркнул Меченый. – Что с тобой происходит? Что это ты так разнервничался из-за нескольких чокнутых детишек? Всыпать бы им хорошенько. Ну уж этому-то я непременно врежу перед уходом.

Мордашкин свернулся клубком рядом с Филиппом. Он побаивался незнакомых людей. Наконец Меченый подал знак одному из своих сообщников. Тот встал и направился к комоду, в котором хранились бумаги. Он отпер ящик, вынул из него связку документов и положил ее перед Меченым на стол.

Потом они начали долгое совещание на непонятном Филиппу языке. Но его очень хорошо понимал Билл! Билл владел восемью иностранными языками и теперь увлеченно вслушивался в переговоры бандитов.

Филипп сидел на своем стуле и не шевелился. Стянутые веревками руки болели. Левое ухо горело и ужасно распухло. А он даже не мог его остудить, потому что был не в состоянии пошевелить руками, крепко связанными за спиной.

Мордашкин лизнул его босые ноги, и это его немного утешило. Филипп все время задавал себе вопрос: куда могли подеваться девчонки? Вообще-то хорошо, что их здесь не было. Но кто помог им отсюда выбраться? Неужели Джеку удалось привести помощь? Может быть, теперь они и его выручат?

В своем нынешнем положении Филипп с сожалением вспоминал о своих доспехах. Его глаза невольно взглянули на постамент, на котором он два дня назад провел столько времени, неподвижно стоя в доспехах. И вдруг застыл от неожиданности и испуга.

Под забралом что-то блестело! У Филиппа было отличное зрение. Кроме того, свет лампы падал прямо на шлем, чуть подсвечивая пространство под забралом. Так вот – за ним не было обычной темной пустоты. Из-под забрала смотрели живые человеческие глаза!

Мальчик, не веря себе, взглянул на следующие доспехи. И из них на него смотрели глаза, и из-под шлема следующих – тоже. Филипп вдруг перепугался. Неужели все эти рыцари вдруг ожили? Почти под каждым панцирем находился человек. Кто были эти люди?

Филипп задрожал. Увидев это, Меченый громко расхохотался.

– Ага! Похоже, ты начал понимать, что может произойти с мальчишкой, сующим нос в чужие дела! Ну что, может быть, теперь будешь говорить?

Продолжая молчать, мальчик погрузился в раздумье. Если в доспехах действительно кто-то находился, это могли быть только друзья, а не враги! Чего он, дурак, перепугался? Однако в первый момент ему стало по-настоящему жутко, когда он увидел блестевшие из-под забрала, устремленные на него глаза!

«Так вот почему девчонок здесь нет, – продолжал размышлять он. – Теперь понятно! Джек привел помощь. И они решили поступить так же, как и я раньше: спрятаться в доспехах, чтобы понаблюдать за тем, что здесь происходит. Интересно, Веснушкин тоже торчит в одном из этих железных корыт?»

Филипп облегченно вздохнул и снова украдкой взглянул в сторону доспехов. Он старался делать это незаметно, чтобы не привлекать внимания бандитов. Иначе они, пожалуй, разглядели бы то же, что удалось увидеть ему.

Снова послышался раскат грома, на этот раз еще громче и отчетливее, чем раньше. В комнате стало нестерпимо душно, и людям, спрятавшимся в доспехах, было все труднее сохранять неподвижность. Им очень хотелось немного переменить позу, но они не решались даже пошевелиться.

Билл внимательно вслушивался в разговор. Бумаги были разложены на столе. Они напоминали какие-то технические чертежи. Однако со своего места Билл не мог разглядеть подробностей.

Наконец Меченый свернул чертежи и повернулся к Филиппу.

– Ну вот. Наши дела закончены. Мы больше не будем иметь удовольствия увидеться с тобой и твоими друзьями. Однако прежде чем мы уйдем, тебе придется на собственной шкуре убедиться, что нельзя безнаказанно шпионить за нами! Дайте-ка мне веревку!

– Не трогайте меня! – вскакивая со стула, крикнул Филипп. Меченый взял в руки обрывок веревки. И вдруг в ужасе застыл. Один из рыцарей шагнул с постамента, со скрежетом поднял руку, в которой блеснул направленный на него револьвер, и крикнул:

– Игра закончена, Меченый!

Голос гулко разнесся по комнате. Меченый и его сообщники застыли как вкопанные, пораженные неожиданной картиной. В следующее мгновение они, к своему ужасу, заметили, что ожили и остальные доспехи. Это было как в кошмарном сне. Однако в этом сне было слишком много совершенно реальных револьверов.

– Руки вверх! – раздался резкий голос Билла.

Меченый медленно поднял руки. Потом вдруг молниеносно повернулся, схватил керосиновую лампу и швырнул ее на пол. Комната мгновенно погрузилась в непроглядную темноту.