Гора была действительно местом безлюдным. Кроме домика, в котором обитала миссис Меннеринг с детьми, там располагались только ветхая хижина Тэсси да чуть дальше – маленький хутор, с которого доставляли в Ручьи молоко и яйца. И все-таки на большой горе кипела жизнь: повсюду в изобилии водились бесчисленные птицы и другие животные. На деревьях играли белки, повсюду носились кролики, а в лесу шныряли рыжие лисицы, казалось, не испытывавшие перед ребятами ни малейшего страха.

– Ах, как мне хочется иметь маленького лисенка! – жалобно восклицал Филипп. – Всю жизнь мечтал о нем. Такой лисенок – ну прямо как щенок.

Причитания Филиппа услышала Тэсси. Она теперь часто приходила к ребятам и скоро стала для них совершенно необходимой, потому что отовсюду безошибочно находила кратчайшую дорогу домой. В окрестностях огромной горы ничего не стоило заблудиться. Но Тэсси неизменно выводила их к дому.

Маленькая цыганка была странной девочкой. Иногда она держалась в отдалении от ребят, издалека как завороженная неотрывно наблюдая за Кики. Потом вдруг присоединялась к ребятам и охотно слушала их разговоры. Но сама была неизменно немногословной.

С завистью и восхищением она поглядывала на простые платья девочек, трогая иногда материал руками. Сама она постоянно носила ужасные лохмотья, казалось, выкроенные из какого-то грязного мешка. Ее курчавые волосы беспорядочно торчали во все стороны, и она была всегда ужасно грязной.

– Я в принципе ничего не имею против того, что она грязная, – сказала Дине Люси. – Но этот запах… Я думаю, она вообще никогда не моется.

– Похоже, она в жизни не видела ванны, – добавила Дина. – И несмотря на это, она выглядит удивительно здоровой, правда? Ты хоть раз видела у кого-нибудь такие блестящие глаза и румяные щеки? А зубы такой белизны? Хотя наверняка она их не чистит.

Скоро выяснилось, что Тэсси на самом деле понятия не имела о ванне. Как-то девочки взяли ее с собой в дом и показали большую цинковую ванну, в которой они мылись. Мама Дины с удивлением смотрела на маленькую дикарку.

– Какая же малышка грязная! – тихонько прошептала она Люси. – Нужно ее обязательно вымыть.

Люси была уверена, что миссис Меннеринг скажет это. Все мамаши без исключения были помешаны на чистоте. Но когда Дина попыталась объяснить Тэсси, каким образом производится мытье, маленькая цыганка дико перепугалась. Мысль о том, что ей придется продолжительное время находиться в воде, привела ее в ужас.

– Послушай-ка, – решительно заявила миссис Меннеринг, – если ты дашь мне хорошенько вымыть себя с мылом и мочалкой, я подарю тебе старое платье Дины и вдобавок еще ленточку для волос.

Перспектива заполучить эти сокровища настолько захватила Тэсси, что она заявила о согласии подвергнуть себя мытью. В результате ванну наполнили горячей водой, и Тэсси осталась с миссис Меннеринг на кухне. На время водной процедуры ребята вышли в сад. Спустя короткое время до них донесся дикий вопль. Они с изумлением посмотрели в сторону дома. Оттуда послышался уговаривающий голос миссис Меннеринг:

– Ну сядь хорошенько в воду! Не дури, Тэсси! Вспомни, какое миленькое голубое платьице ты получишь!

Снова окрестности огласились криками ужаса. По-видимому, Тэсси наконец-то уселась в ванну, но это явно не привело ее в восторг. Затем до ребят донесся громкий плеск воды и звуки, напоминавшие терку.

– Твоя мама работает очень основательно, – ухмыльнулся Джек. – Фу, до чего воняет карболкой!

Спустя полчаса из кухни появилась совершенно новая Тэсси. Лицо и руки ее были покрыты только солнечным загаром, а не грязью. Волосы чисто промыты, расчесаны и перевязаны синей лентой. На ней было синее ситцевое платьице Дины и пара старых спортивных тапочек.

– Ой, Тэсси, как ты прелестно выглядишь! – воскликнула Люси.

Тэсси сияла. Она была в восторге от своего платья и постоянно гладила его, как кошку. Похоже, что и запах карболки нравился ей гораздо больше, чем ребятам.

– Как от меня здорово пахнет! – восторгалась она. – Но купание было просто ужасным. Вы часто моетесь? Один раз в год?

В некоторых вещах Тэсси была удивительно невежественной. Она не умела ни читать, ни писать. Однако поля и леса были для нее открытой книгой: она читала их, как настоящий индеец, каждый раз повергая ребят в восторг и изумление. По сути, она была в своих отношениях с природой не девочкой, а маленьким умным зверьком. Ее любимцами с самого начала стали Филипп и Кики. Она безмерно восхищалась обоими и привязалась к ним всем сердцем.

На следующий день после купания она появилась во дворе дома и заглянула в окно. В руках она держала что-то, чего ребята не могли разглядеть.

– Смотрите-ка, – сказала Люси. – На ней опять новое синее платьице, она смотрится в нем совершенно прелестно, а вот волосы снова в полном беспорядке. А что это у нее висит на шее?

– Тапочки! – ухмыльнулся Филипп. – Я был уверен, что она их долго не проносит. Она так привыкла ходить босиком, что тапочки ей просто жмут. Ну а поскольку ей не хочется с ними расставаться, она повесила их себе на шею.

– А что это у нее в руках? – с любопытством поинтересовалась Дина. – Тэсси, заходи и покажи нам, что ты принесла!

Тэсси засмеялась, показав белоснежные зубы, и, обойдя вокруг дома, открыла заднюю дверь. Когда она появилась на кухне, Филипп радостно завопил:

– Лисенок! Какая прелесть! Тэсси, откуда он у тебя?

– Из норы, – ответила она просто. – Я знаю, где живут лисы.

Филипп взял лисенка в руки. Он выглядел преуморительно: остренькая мордочка, коротенький пушистый хвост и густая рыжая шерсть. Дрожа всем своим маленьким тельцем, он лежал на руках у Филиппа, затравленно озираясь по сторонам.

Однако прошло совсем немного времени, и чары Филиппа, которые безотказно действовали на всех животных, покорили лисенка. Спокойно и доверительно он вскарабкался Филиппу на плечо, лизнул его в лицо и принялся всячески демонстрировать ему свою любовь.

– Ты на самом деле чудесно умеешь обращаться с животными, Филипп! – признала мама. – Точно как твой отец. Какая прелестная зверюшка! Но где он будет жить? Наверное, чтобы он не сбежал, его придется посадить в клетку.

– В клетку? – возмущенно воскликнул Филипп. – Ни в коем случае! Я научу его ходить со мной без поводка, как щенка. Это не займет много времени.

– Но лисица ведь дикое животное! – усомнилась мама.

Однако для Филиппа не существовало диких животных. Спустя неполных два часа лисенок уже бегал за Филиппом, как собачонка, и, стоило мальчику остановиться, начинал жалобно проситься к нему на руки.

С этих пор Филипп полюбил маленькую цыганку, которая к тому же, как он выяснил, знала удивительно много о животных и их повадках.

И Тэсси платила ему взаимностью.

– Она ходит за ним как привязанная, – заметила Дина. – Вот уж не думала, что за Филиппом кто-нибудь будет так бегать!

Дина снова находилась в состоянии войны со своим братом. Дело в том, что у Филиппа было в то время четыре жука, которых он обучил выполнять некоторые свои приказы. Они жили в его спальне, но, к негодованию Дины, довольно свободно передвигались повсюду.

Кики терпеть не мог лисенка и каждый раз при виде него начинал страшно ругаться. А вот маленькую цыганку он очень полюбил. Как только она появлялась, попугай тотчас взлетал ей на плечо и принимался болтать на ухо всякий вздор. Тэсси это нравилось, и она была ужасно горда тем, что Кики ее так выделял.

– Тэсси тебя просто боготворит, – со смехом заявила Дина брату, – но в списке ее привязанностей ты занимаешь второе место после Кики.

Лисенок получил от Филиппа имя «Мордашкин».

– Вот только бы Кики оставил Мордашкина в покое! – жаловался он. – Он ведет себя по отношению к нему отвратительно. Я думаю, он просто ревнует.

– Сколько раз тебе говорить, вытирай ноги! – напустился попугай на лисенка. – А где твой носовой платок? Боже, храни горностая! Король убыл.

Ребята покатились со смеху. Было нестерпимо смешно слушать, как попугай начинал выдавать подряд свои фразы. Кики склонил голову набок, серьезно посмотрел на них и заорал:

– Внимание! Всем открыть книги на странице шесть!

– Закрой клюв, Кики! Не напоминай мне о школе! – урезонил его Джек. – Послушайте, ребята! Я сегодня снова видел орла. Размах крыльев у него фантастический! Он парил над самой горой; я думаю, у него действительно там гнездо.

– Может быть, пойдем поищем его? – немедленно предложила Дина. – Ужасно хочется посмотреть на замок поближе. Пусть даже нам нельзя будет вылезать на эту дорогу, которая оползнела… или нужно говорить оползла? – мы все-таки сможем подобраться к нему поближе и хорошенько там наверху осмотреться.

– Да, наконец-то мы сможем предпринять что-то интересное! – воскликнула Люси. – Возьми полдник с собой и постараемся забраться на гору как можно выше. Джек пусть ищет свое орлиное гнездо, а мы осмотрим старый замок. Он выглядит так странно и таинственно и так мрачно нависает над долиной, что кажется, будто он хранит в себе какую-то страшную тайну.

– Но ведь он же пуст, – заметил Филипп. – По-видимому, там обитают только крысы, пауки да летучие мыши.

– Тогда я предпочитаю не заходить внутрь, – тотчас заявила Дина. – В конце концов, мы ведь собирались искать орлиное гнездо.