Ребята находились уже в непосредственной близости от замка. Высокие, толстые, абсолютно гладкие стены уходили отвесно вверх. И лишь только где-то на пятиметровой высоте в них виднелись узкие, похожие на бойницы окна.

– Замок сложен из скальных блоков, которых тут везде огромное количество, – констатировал Филипп. – Строителям пришлось славно потрудиться, чтобы затащить их наверх. Смотрите-ка, а вон там несколько окошек пошире! Их, наверно, прорубил для себя тот самый злодей из рассказов Тэсси, чтобы получше осветить свой замок. Странная хибара! Невооруженным глазом видно, где и что тут ремонтировали.

– Вон опять орлы! – завопил Джек. – Они опускаются! Смотрите все внимательно, где они сядут!

С напряженным вниманием маленькая группа наблюдателей следила за огромными птицами, поражавшими воображение гигантским размахом крыльев.

– Они влетели во двор замка, – сказал Джек. – Значит, гнездо где-то там. Черт, я должен его найти!

– А как ты собираешься проникнуть во двор? – поинтересовался Филипп. Джек повернулся к Тэсси.

– Где ворота замка?

– В передней части. С той стороны, где оползень, – ответила Тэсси. – Но через оползень лезть опасно. А потом, большие ворота заперты. Правда, на этой стороне есть еще одна дверь, но и она закрыта. Так что во двор никак нельзя пробраться.

– Где эта вторая дверь? – нетерпеливо спросил Джек.

Они двинулись дальше вдоль стены, повернули за угол и очутились наконец перед толстой дубовой дверью, утопленной в стене. Джек заглянул в замочную скважину, но не смог ничего разглядеть.

– Ты что же, хочешь сказать, что в замок нет другого хода? – обратился он к Тэсси. – Это же чистой воды тюрьма!

– А он и был тюрьмой, – прошептала Люси, со страхом вспоминая рассказ Тэсси. – Тюрьма для бедных, несчастных людей, которые приходили сюда, чтобы никогда уже отсюда не выйти. И никто никогда о них больше ничего не слышал.

Джек был в отчаянии. Во дворе по ту сторону стены находилось гнездо редчайших орлов, а он не мог до него добраться! Какое невезение!

– Мы должны проникнуть внутрь, мы обязательно должны пробраться туда, – твердил он безостановочно, с нетерпением поглядывая вверх на окна. Однако до них было невозможно добраться. Голые стены были абсолютно гладкими, на них не виднелось ни единого вьющегося растения, по которому можно было бы взобраться наверх.

– Раз дорога ведет внутрь, значит и до нас люди проходили в замок, – сказал Филипп.

– В том-то и дело, что сюда никто не ходит. Это еще раз доказывает, что в замок хода нет.

Джек снова повернулся к маленькой цыганке.

– Тэсси, неужели нет никакой возможности?

Девочка напряженно думала. Потом кивнула головой.

– Может быть, есть. Я, правда, никогда не пробовала. Но, надеюсь, удастся пройти.

– Но как? Говори быстрей! – нетерпеливо подгонял Джек.

Тэсси повела ребят к задней стороне здания. Здесь замок почти врезался в склон горы. Между отвесными скалами и стеной замка была проложена узкая, темная тропа, которую, при желании, можно было назвать настоящим туннелем, поскольку в одном месте стена и скалы смыкались, образуя свод.

Тэсси остановилась и показала наверх. Однако вверху ребята не увидели ничего, кроме узкого окошка. Они в растерянности посмотрели на Тэсси. Что толку им было от этого окна?

– Ну что здесь непонятного! – воскликнула Тэсси. – Вы можете здесь свободно забраться на скалу, вон она – вся заросла вьюном. А там перекинете к окну какую-нибудь ветку и переберетесь по ней, как по мостику.

– Ну, конечно же, она права! – закричал Филипп. – Если нам удастся затащить на скалу здоровый сук или какую-нибудь доску, нужно будет только закрепить хорошенько один конец на скале, а другой перебросить в оконный проем, и мост готов. А по нему мы спокойно переползем на ту сторону и окажемся в замке. Блестящая идея!

Остальные ребята внимали этим объяснениям со смешанным чувством. Дине было не по себе в темном и узком проходе и очень хотелось поскорее выбраться из него на солнце. Люси не очень радовала перспектива восхождения на скалу, с которой еще предстояло переползать на ту сторону по какому-то неизвестному, шаткому и ненадежному суку, чтобы оказаться в результате в этом Богом забытом, зловещем замке. А вот Джек полагал, что стоило попробовать, и изъявил готовность немедленно взяться за реализацию предложения Тэсси.

– Включи свет, – раздался из темноты туннеля голос Кики. – Включи свет!

Ребята расхохотались. Просто удивительно, как часто Кики выдавал в подобных ситуациях подходящие слова.

– Вперед! Пошли поищем что-нибудь пригодное для сооружения моста, – призвал друзей Джек.

Ребята выбрались из затхлого туннеля и принялись обшаривать окрестности в поисках подходящего сука. Но ничего подходящего не находилось. Филиппу удалось обнаружить только высохшую ветку, которая наверняка не выдержала бы их тяжести. А отломить достаточно большой сук от дерева было им не под силу.

– Дьявол! – воскликнул Джек. – Ну раз так, пошли попробуем хотя бы взобраться на скалу прямо напротив окна. Если удастся, завтра вернемся сюда и притащим с собой доску.

Дина посмотрела на часы.

– Может быть, перенесем на завтра? Уже много времени. А завтра обязательно захватим и фотоаппарат.

– Да, конечно. Однако вначале нужно в принципе убедиться, что нам вообще удастся подобраться к окну.

Джек принялся карабкаться на скалу. Однако она была такой крутой, что он все время срывался. Следующим за дело взялся Филипп. Он крепко ухватился за стебли вьюнов и попытался подтянуться на них кверху. Вдруг один из стеблей, за которые держался Филипп, оборвался, мальчик потерял равновесие и рухнул вниз. По счастью, он отделался только легкими ушибами.

– Давайте я попробую! – вызвалась Тэсси. Ловко и стремительно, как обезьянка, девочка принялась карабкаться на скалу. Она делала это потрясающе, намного лучше обоих ребят: уверенно ставила ноги точно в те места, где они находили надежную опору, и хваталась именно за тот стебель, который гарантированно выдерживал ее тяжесть.

Вскоре она оказалась как раз напротив узенького окошка. В этом месте скала была особенно густо покрыта вьющимися растениями. Крепко ухватившись за их жесткие стебли, Тэсси подняла глаза к окну.

– Мне кажется, я могла бы туда допрыгнуть, – крикнула она ребятам сверху.

– Только попробуй! – сразу же обрушился на нее Филипп. – Дуреха! Если сорвешься, все ноги себе переломаешь! Тебе там что-нибудь видно?

– Почти ничего.

Похоже, Тэсси все еще раздумывала, отвадиться ей на прыжок или нет.

– Окошко крошечное. Уж и не знаю, сможем Ли мы в него пролезть. За окошком вижу комнату. Но там так темно, что нельзя понять, большая она или маленькая. Какая-то странная комната.

– Верим, верим! – проговорил Джек. – Спускайся вниз, Тэсси!

– Я все-таки попробую туда прыгнуть. А потом посмотрим, удастся ли мне пролезть в окно.

Тэсси приготовилась к прыжку. Но ее остановил крик Филиппа.

– Если ты это сделаешь, мы не будем с тобой дружить, слышишь?! Ты себе ноги переломаешь!

Тэсси решила отказаться от своего намерения. Что, если Филипп действительно исполнит свою угрозу и Тэсси не сможет больше дружить с ребятами, которых она так любит? Она не могла пойти на такой риск. Девочка бросила последний взгляд на окно и ловко, как козочка, быстро спустилась на землю. Через мгновение она стояла перед ожидавшими ее возвращения ребятами.

– Твое счастье, что ты не прыгнула! – мрачно проговорил Филипп. – Подумай-ка, что было бы, если бы тебе удалось пролезть в окно. Тебе навсегда была бы заказана дорога назад! Ты навсегда осталась бы пленницей этого замка.

Тэсси молчала. Она умела хорошо лазить и прыгать и доверяла этому своему умению. Она считала, что Филипп напрасно так разволновался. Услышав строгий голос Филиппа, Кики тоже начал браниться.

– Сколько раз тебе говорить, закрывай дверь? – заорал он и уселся на плечо Тэсси.

– Примерно сто раз, – со смехом ответила девочка и погладила Кики по хохолку. Тут рассмеялись и остальные. Они поспешили к выходу из темного туннеля и с радостью и облегчением вышли снова на залитую солнцем площадку.

– Теперь ясно, что надо делать, – заявил Джек. – Нужно найти подходящую доску и принести ее завтра сюда. После этого Тэсси затащит ее на скалу и перебросит к окошку. Кроме того, мы дадим ей в придачу прочную веревку, чтобы она закрепила ее наверху за стебли растений. По ней мы сможем вскарабкаться наверх. К сожалению, мы не умеем лазить так, как Тэсси.

– Тэсси – просто чудо! – воскликнула Люси, заставив Тэсси засиять от радости.

Ребята пустились в обратный путь. Спускаться оказалось значительно легче, чем подниматься, тем более что Тэсси отыскала удивительно удобную дорожку.

– Уже поздно, – заметил Джек. – Надеюсь, твоя мама не будет волноваться, Филипп.

– Да нет, – ответил Филипп. – Маме прекрасно известно, что, если бы что-то случилось, один из нас обязательно прибежал бы за помощью.

Тем не менее миссис Меннеринг все-таки волновалась, видя, что ребят так долго нет, и вздохнула с облегчением, когда они наконец вошли в дом. Еда была готова, и Тэсси пригласили поужинать вместе со всеми. Она внимательно следила за тем, как ребята ели и пили, поскольку совершенно не умела вести себя за столом.

Кики восседал на плече у Джека и, чавкая, поглощал вкусности, которыми его наперебой угощали ребята. Время от времени он изрекал короткие наставления типа:

– Поставь котел на огонь и пользуйся носовым платком.

Мордашкин, утомленный прогулкой, свернулся клубком на коленях у Филиппа и крепко заснул.

– Я уж боялся, как бы Мордашкин не сбежал, оказавшись на горе, которую он так хорошо знает, – сказал Филипп. – Но, похоже, у него этого и в мыслях не было.

– Какая он все-таки прелесть! – Люси посмотрела на лисенка, спрятавшего свою острую мордочку в густом хвосте. – Жаль только, что от него плохо пахнет.

– Будет еще хуже, – заявил Филипп. – К этому нужно просто привыкнуть. Так уж получилось, что лисицы неприятно пахнут. Думаю, что и наш запах им не особенно нравится.

Скоро ребята начали клевать носом. Сегодняшнее восхождение по солнцепеку стоило им много сил.

– Ладно, пошли спать!

Филипп зевнул с такой силой, что Мордашкин, вздрогнув, проснулся.

– Завтра будет снова трудный день с новыми восхождениями. Только не забудь свой фотоаппарат, Джек!

– Ты что! Я обязательно должен поснимать этих орлов. Завтра будет замечательный день!

Зевая во весь рот, ребята поднимались по лестнице. И громче всех зевал Кики. Не то чтобы он очень устал, но имитировать зевание было исключительно интересно.