– Замок приключений! – с удивлением повторила Люси. – С чего это ты решил его так назвать? Ты думаешь, с нами может здесь что-то приключиться?

– Да ничего я не думаю. Я просто так сказал. Но в то же время здесь, в замке, ощущаешь себя как-то странно, а? Ну и темнотища здесь!

Снаружи до них донесся печальный лай. Это горевал оставшийся в одиночестве лисенок. Филипп высунул голову из окна.

– Потерпи, Мордашкин! Мы скоро вернемся! Вслед за ним и Кики высунулся из окна и издал паровозный гудок. Дина рассмеялась.

– Это прозвучало как: «Вот тебе! Я-то наверху, а ты нет!» Похоже, тебе доставляет удовольствие измываться над бедным Мордашкиным, а, Кики?

В комнате, в которой находились ребята, царила непроглядная темень. Но постепенно их глаза привыкли и начали различать в темноте кое-какие детали.

– Это просто большая, пустая комната, – разочарованно произнес Джек. Что он ожидал в ней увидеть, он и сам не мог бы сказать. – Мне кажется, весь замок состоит из одних больших, голых и пустых комнат. Пошли! Надо попытаться отыскать здесь что-нибудь интересненькое!

За дверью начинался длинный коридор, за которым располагалась еще одна комната. В ней, кроме маленького оконца-бойницы, имелось еще а большое, широкое окно, которое было, очевидно, доделано позднее. В углу располагался большой камин, в котором ребята обнаружили старую золу.

– Подумать только: когда-то здесь вокруг огня собирались люди, – задумчиво проговорила Дина.

Следующая комната тоже была совершенно темной, поскольку и в ней было всего лишь одно маленькое и узенькое окошко. Дина попыталась выглянуть через него наружу. Вдруг она громко вскрикнула, заставив ребят вздрогнуть от неожиданности.

– Что случилось, Дина? – крикнул Филипп.

Дина с такой стремительностью бросилась обратно, что чуть не сбила с ног стоявших за ней ребят.

– В комнате что-то есть! – закричала она, – Оно коснулось моих волос! Скорее пошли отсюда!

– Не дури! – попытался успокоить ее Филипп. И замолчал на полуслове. Потому что он тоже внезапно почувствовал какое-то прикосновение к своим волосам. Он молниеносно обернулся, но ничего не увидел. Его сердце заколотилось. Неужели в комнате находится нечто, что может прикасаться к ним, оставаясь невидимым?

Тут в прорезь окна упал солнечный луч, и Филипп громко рассмеялся.

– Ну мы и болваны! Это же просто паутина свисает с потолка! Ей, наверно, лет сто!

Все вздохнули с облегчением. Но Дина не хотела больше оставаться в комнате ни минуты. Она просто боялась, а мысль о том, что она коснулась паутины, повергала ее в форменный ужас. Наверно, и пауки посыпались с потолка ей на голову!

– Пошли на свет! – дрожащим голосом взмолилась она. Ребята вышли из комнаты и очутились в широком коридоре с многочисленными окнами, через которые в помещение лился солнечный свет. Тэсси, глядя по сторонам испуганными глазами, ни на шаг не отставала от Филиппа. Она невольно вспоминала старые деревенские легенды и ждала, что вот-вот появится злой старик и посадит их всех в темницу.

– Ребята, этот коридор ведет вдоль стены с бойницами к восточной башне! – неожиданно воскликнул Джек. – Пошли заберемся на башню! Оттуда должен быть фантастический вид!

– Я чувствую себя как солдат в старые времена, обходящий дозором крепостную стену, – заявил Филипп по пути к башне. – Ну вот мы и пришли! Вот это махина! Смотрите-ка, здесь внизу комната, из которой наверх ведет каменная винтовая лестница. По ней-то мы и отправимся.

Ребята договорились хорошенько осмотреть окрестности замка не раньше, чем они доберутся до самого верха башни. Один за другим они карабкались вверх по ступенькам крутой лестницы, которая, подобно гигантской спирали, круг за кругом, виток за витком ввинчивалась в башню и, казалось, никогда не кончится. Наконец они добрались до помещения, из которого крохотная лесенка вела на самый верх башни. Они быстро перебрались через нее и вышли на площадку, целиком окруженную стеной с бойницами.

Пораженные открывшимся им грандиозным видом, ребята в молчании любовались раскинувшимися перед ними далями. Ни разу еще не Доводилось им взбираться на такую высокую башню, никогда еще их глазам не открывалась столь потрясающе красивая перспектива. Казалось, весь мир лежал у их ног, залитый яркими солнечными лучами. Глубоко-глубоко внизу расстилалась долина, по которой серебристой змейкой струилась сверкающая речка. Разбросанные тут и там дома казались игрушечными.

– Посмотрите на те горы! – крикнул Джек. – За ними опять горы, а за ними еще и еще – конца-края не видно!

Тэсси от изумления не могла вымолвить ни слова. Она и не представляла себе, что мир так велик. Отсюда, с башни, она обозревала бескрайние просторы земли, раскинувшейся перед ней подобно гигантской географической карте. Тэсси с трудом сдерживала слезы. Красота земли потрясала!

– Какое изумительное место для часового! – сказал Филипп. – Отсюда, сверху, врага видно за много миль. Смотрите-ка, вон там за деревьями – наши Ручьи.

Игрушечный домик притулился внизу на склоне горы.

– Вот бы мама могла забраться сюда с нами! – воскликнула Дина. – Ей бы здесь обязательно понравилось.

– Смотрите! Смотрите! Вон они – орлы! – крикнул Джек, показывая на небо, в котором плавно описывали круги две большие птицы. – Может быть, перекусим прямо здесь на башне? Мы могли бы одновременно любоваться видом и наблюдать за моими орлами.

– Да! – в один голос закричали ребята Конечно же, и Кики, очень любивший хоровые выступления, с энтузиазмом присоединился ним.

– Бедному Мордашкину сейчас ужасно одиноко, – сказал Филипп. – Нужно было взять его собой. Но перебираться по доске – слишком опасно. Надеюсь, он не сбежит!

– Ты прекрасно знаешь, что никуда он не денется, – заметила Дина. – Ни один зверь не сбегает от тебя – к сожалению! Кстати, Филипп, ты эту отвратительную жабу тоже приволок сюда? Господи, и правда! Вон она выглядывает У него из-под свитера! В одной компании с ней я здесь ни минуты не останусь!

– Да прекратите вы, наконец, ради всего святого, ругаться здесь! – в ужасе взмолился Джек. – А то кто-нибудь обязательно свалится вниз. Дина, сядь!

– Не смей мне приказывать! – вспыхнула Дина.

– А где рюкзак, Дина? – попыталась отвлечь рассерженную девочку Люси. – Я умираю с голоду!

Дина отошла как можно дальше от своего братца, открыла рюкзак и вытащила из него два увесистых пакета. На одном было написано «обед», а на другом – «полдник».

– Засунь пакет с полдником обратно! – сказал Джек. – А то мы сметем все без остатка. У меня волчий аппетит!

Дина дала каждому по порции бутербродов, пирога, фруктов и шоколада. Затем вытащила из рюкзака бутылку и налила каждому в бумажный стаканчик лимонада.

– Приходилось нам закусывать на природе, – впиваясь зубами в бутерброд с ветчиной, невнятно произнес Филипп, – но ни разу еще в таком необычном месте. От этого вида просто голова кружится!

– Как это здорово сидеть, есть и одновременно видеть все эти горы и речку внизу, в Долине, – проговорила Люси. – Я думаю, тот старый злодей, о котором рассказывала Тэсси наверняка купил замок из-за этого прекрасного вида. Будь у меня много денег, я поступила бы так же.

Они ели и пили с огромным удовольствием. Свою порцию получил и Кики, с чавканьем поглощавший бутерброды, к которым испытывал особую склонность. Насытившись, он принялся вышагивать и балансировать на краю стены, временами повисая на ней вниз головой.

Ребята с удовольствием наблюдали за его трюками, не забывая при этом уделять внимание пирогам. Неожиданно Кики испустил громкий крик и рухнул со стены в бездну. Ребята в ужасе вскочили. Однако через мгновение, смущенно пересмеиваясь, уселись на место. Ну и дураки же они! Конечно же, Кики сразу расправил свои крылья и снова взлетел над их головами.

– Кики, идиот несчастный! Ты меня ужасно перепугал! – выругала его Дина. – Ну все наелись? Тогда убираю бумагу от бутербродов и стаканчики обратно в рюкзак.

Джек ни на секунду не выпускал своих орлов из поля зрения. Они то превращались в едва видимые точки на небе, то, трепетно улавливая широко распростертыми крыльями малейшее движение воздуха, плавными кругами спускались к замку. На вершине горы дули постоянные ветры, дыхание которых особенно отчетливо чувствовалось здесь, на башне. Орлы спускались все ниже.

У подножия башни располагался внутренний двор замка, заросший травой и вереском. Унылый пейзаж слегка разнообразили редкие кусты дрока да несколько малорослых березок. Природа и здесь доказывала свою всепобеждающую силу. Кусты и маленькие деревца, неудержимые в своем стремлении к свету, форменным образом взорвали старые каменные плиты и вырвались сквозь них наружу.

– Я думаю, орлиное гнездо располагается на скалах вон там, в углу двора, – взволнованно проговорил Джек. – Они всегда выискивают такие вот скалистые местечки. Предлагаю сходить туда и посмотреть!

– А разве орлы не опасны? – нерешительно спросил Филипп. – Они ведь ужасно огромные, и я слышал, что они иногда нападают на людей.

– Да, правда, – подтвердил Джек. – Ну мы можем дождаться, когда они снова улетят. Во всяком случае нужно спуститься туда и немножко понаблюдать. Кики, ко мне!

Кики перелетел на плечо к Джеку, нежно потрепал его за ухо и что-то забормотал вполголоса. Ребята встали и принялись спускаться по лестнице. Обе башенные комнаты были совершенно пусты. Все углы густо затянуло паутиной, и повсюду, куда не проникало дыхание ветра, толстым слоем лежала пыль.

– А как мы пройдем во двор? – вслух подумал Филипп. – По-видимому, придется возвратиться по стене в замок, а там спуститься по лестнице в один из нижних покоев.

Ребята пустились в путь и скоро снова оказались в главном здании замка. Они заглядывали по пути в каждую комнату, но всюду было пусто. Наконец они очутились на широкой каменной лестнице, которая вывела их в большой зал. Здесь было совершенно темно.

Неожиданно что-то мягкое ткнулось Филиппу ноги. От испуга он отпрыгнул в сторону а громко вскрикнул. Остальные в ужасе застыли на месте.

– Что это? – прошептала Люси.

А это был Мордашкин.

– Как, черт побери, тебе удалось сюда пробраться? – Филипп обрадованно взял лисенка на руки. – Видно, нашел какую-то лазейку и проскочил сюда. Мордашкин, ты – герой! Ну и напугал же ты меня.

Лисенок издал короткий лай и прижался к груди Филиппа. Кики тут же с раздражением напомнил ему, чтобы не забывал закрывать за собой дверь. Он был единственным, кто не обрадовался появлению лисенка.