На другое утро все газеты были полны сообщениями о том, каким удивительным образом затонувший корабль был выброшен на поверхность моря. Газетчики выспросили у дяди всю историю затонувшего корабля и золотых слитков, а некоторые из репортеров даже добрались до острова Киррин и сделали снимки разрушенного замка.

Джордж была в ярости.

-Это мой остров! — кричала она матери. — Мой! Ты говорила, что он мой. Разве не так?

— Конечно, Джордж, дорогая, но будь же разумна, — отвечала мать. — Острову ничего не сделается от того, что кто-то на нем высадится; ему не повредит, если там сделают какие-то снимки.

— Но я не хочу, чтобы туда ездили, — отвечала Джордж, темнея лицом. — Ты говорила, что остров мой и затонувший корабль тоже мой. Ты ведь говорила!

— Но я же не знала, что корабль выбросит на поверхность, — отвечала мама. — Веди себя разумно, дочка. Ну что плохого в том, что люди посмотрят на твой корабль? Как им запретишь?

Джордж не могла запретить таких поездок, но сердилась от этого не меньше. Ребят поразило, что такой интерес вызвал этот давно затонувший корабль, благодаря чему и сам островок оказался в центре внимания. Экскурсанты приезжали посмотреть на него со всей округи, а рыбаки обнаружили маленький залив и высаживали желающих на его берегу. Джордж буквально рыдала от ярости, а Джулиан старался ее успокоить.

— Послушай, Джордж, никто еще не знает нашей тайны. Мы подождем, пока все это волнение уляжется, и тогда поедем на остров и найдем слитки.

— Если кто-нибудь не найдет их раньше нас, — ответила Джордж, вытирая глаза. Она злилась на себя за то, что плачет, но просто не могла удержать слез.

— Ну как они могут найти слитки, — сказал Джулиан. — Никто еще не видел, что лежит в шкатулке. Я хочу попробовать вынуть оттуда карту до того, как кто-нибудь ее обнаружит.

Но Джулиану не представилось такой возможности, потому что случилось нечто ужасное: дядя Квентин продал шкатулку человеку, который собирал старинные предметы. Дня через два после того, как началась вся эта суета вокруг острова, дядя вышел из своего кабинета с сияющим лицом и сообщил о своей сделке тете Фанни и детям.

— Я заключил с этим человеком очень выгодную сделку, — сказал он тете Фанни. — Помнишь эту шкатулку с жестяной коробкой внутри? Ну так вот, этот человек собирает всякие древности и дал мне за шкатулку очень хорошую цену. Очень хорошую. Даже больше, чем я рассчитывал получить за свою книгу. Как только он увидел старую карту и судовой журнал, он сразу же сказал, что хочет купить все целиком.

Ребята смотрели на дядю с ужасом. Шкатулка продана! Теперь кто-то рассмотрит карту и сообразит, что значит слово «бруски». История о пропавших слитках уже обошла все газеты. Любой разберется, что именно обозначено на карте, если как следует рассмотрит ее.

Ребята не решались рассказать дяде то, что знали. Он теперь, правда, все время улыбается, обещает купить им новые сети для ловли креветок и плот, но у него так быстро меняется настроение! Он может прийти в ярость, если узнает, что Джулиан брал и открывал шкатулку, пока он, дядя, спал.

Оставшись одни, ребята стали обсуждать сложившееся положение. Дело показалось им очень серьезным. Они почти склонились к тому, чтобы поделиться своей тайной с тетей Фанни, но ведь это была такая замечательная, такая чудесная тайна, что не хотелось делиться ею вообще ни с кем.

— Послушайте, — сказал наконец Джулиан. — Давайте спросим тетю Фанни, можно ли нам отправиться на остров дня на два, переночевать и вообще побыть там. Это даст нам время для того, чтобы оглядеться и выяснить, что к чему. Я уверен, что дня через два на острове больше не будет экскурсантов. Возможно, мы доберемся до подземелья прежде, чем кто-то еще догадается о нашей тайне. В конце концов, человек, купивший шкатулку, может и не сообразить, что на карте — замок Киррин.

Ребята почувствовали себя спокойнее. Ужасно было сидеть сложа руки, и как только они приняли решение начать действовать, настроение у них переменилось к лучшему. Они решили на следующий день спросить тетю Фанни, могут ли они провести конец недели на острове возле замка. Погода стояла чудесная, и такой пикник доставит им большое удовольствие. Можно взять с собой много всякой еды.

Когда они пришли к тете для этого разговора, с ней был и дядя Квентин. Он снова улыбался и даже похлопал Джулиана по плечу.

— С чем явилась эта депутация? — спросил он.

— Мы хотели кое о чем попросить тетю Фанни, — вежливо ответил Джулиан. — Тетя, погода стоит хорошая, и мы подумали, не разрешите ли вы нам отправиться на конец недели на остров Киррин и провести там день или два. Нам так хотелось бы устроить там пикник!

— А ты что думаешь по этому поводу, Квентин? — спросила тетя, оборачиваясь к мужу.

— Пусть едут, если хотят, — ответил дядя. — Скоро у них не будет такой возможности. Дорогие мои ребята, нам сделали замечательное предложение относительно острова. Один человек хочет купить его, отстроить заново замок и устроить в нем отель, а сам остров превратить в место отдыха для туристов. Что вы об этом думаете?

Все четверо в смятении смотрели на дядю Квентина. Кто-то хочет купить остров! Раскрыта ли их тайна? Что же, этот человек решил купить замок, потому что разобрался в карте и уже знает, что там спрятан целый золотой клад?

Джордж издала какой-то странный звук, будто ее душили. Глаза ее горели огнем.

— Мама, ты не можешь продавать мой остров! Мой замок! Я не разрешаю их продавать! Дядя Квентин нахмурился.

— Не глупи, Джорджина. — сказал он. — На самом деле остров не твой, и ты это знаешь. Он принадлежит твоей матери, и, разумеется, она хотела бы продать его, если представится такая возможность. Нам очень нужны деньги. Когда мы продадим остров, можно будет купить тебе много хороших подарков.

— Мне не нужно хороших подарков! — со слезами крикнула бедняжка Джордж. — Лучшего подарка, чем мой замок и мой остров, у меня никогда не будет. Мама, мама! Ведь ты говорила, что они мои. Ты это помнишь? И я тебе поверила.

— Девочка моя дорогая, я имела в виду, что ты можешь играть там, когда думала, что они не имеют никакой цены, — ответила мать подавленно. — Но обстоятельства изменились. Отцу предложили очень крупную сумму, гораздо больше, чем мы могли предположить, и мы просто не можем себе позволить отказаться от нее.

— Значит, ты подарила мне остров, когда думала, что он ничего не стоит, — сказала Джордж, побелев от гнева. — А как только выяснилось, что за него дают деньги, ты забираешь его у меня. Это ужасно, я считаю, что это не… нечестно!

— Довольно, Джорджина, — сердито сказал отец. — Мама поступает по моему совету. Ты — всего лишь ребенок. Мама говорила с тобой об острове не всерьез. Хотела сделать тебе приятное. Ты хорошо знаешь, что деньги за остров достанутся и тебе, и ты получишь все, что захочешь.

— Не возьму ни пенни! — сдавленным голосом проговорила Джордж. — Ты еще пожалеешь об этой продаже!

Девочка повернулась и, спотыкаясь, вышла из комнаты. Всем было очень жаль ее. Ребята понимали и разделяли ее чувства. Она все принимала очень всерьез. Джулиан подумал, что Джорджина совсем не разбирается в поведении взрослых. Спорить с ними совершенно бесполезно. Они всегда поступают, как хотят. Если они задумали отобрать у Джордж ее остров и замок, они могут это сделать. Если решили их продать, могут и это. Дядя Квентин просто не знает, что там спрятан клад золотых слитков. Джулиан смотрел на дядю и думал, надо ли предупредить его. Потом решил, что не стоит. Есть шанс, что они вчетвером найдут слитки раньше, чем кто-нибудь другой.

— Когда вы собираетесь продать остров, дядя? — негромко спросил Джулиан.

— Документы будут подписаны примерно через неделю, — ответил дядя Квентин. — Поэтому, если вы хотите провести там день-два, поторопитесь. Потом вы можете не получить разрешения у нового владельца.

— А что, остров хочет купить тот же человек, который купил старую шкатулку? — снова спросил Джулиан.

— Да, — ответил дядя. — Это немного удивило и меня. Я думал, он просто любитель старинных вещей. Меня поразило, что он хочет купить остров, чтобы отстроить замок и превратить его в отель. Но должен сказать, что такой отель, конечно, даст большую выгоду. Очень романтично отдыхать на таком островке в бывшем замке. Людям это понравится. Я-то не бизнесмен, и, конечно же, мне неинтересно заниматься коммерцией и вкладывать деньги в такое предприятие. Но, полагаю, этот человек знает, что делает.

«Да, разумеется, он знает, что делает, — подумал про себя Джулиан, когда они с Энн и Диком выходили из комнаты. — Он получил карту и пришел к той же мысли, что и мы: клад золотых слитков спрятан где-то на острове, и он собирается его отыскать. Вовсе он не станет строить отель. Он задумал найти сокровища. Наверняка он предложил дяде какую-нибудь смехотворно маленькую сумму, а бедняга дядя счел ее огромной. Все это просто ужасно!»

Джулиан стал искать Джордж и нашел ее в сарае. Она была очень бледна и сказала, что ей дурно.

— Это оттого, что ты так переволновалась, — сказал Джулиан, обнимая ее за плечи. Впервые Джордж не скинула его руку. Она почувствовала себя спокойнее. У нее навернулись слезы, и она сердито пыталась сморгнуть их.

— Послушай, Джордж, — заговорил Джулиан. — Мы не должны оставлять надежды. Завтра мы отправимся на остров и будем очень, очень стараться найти вход в подземелье и разыскать слитки. Останемся там, пока не найдем их. Успокойся, ведь нам нужна твоя помощь, чтобы все правильно спланировать. Какое счастье, что мы сняли копию с карты!

Джордж немного ободрилась. Она все еще сердилась на своих родителей, но перспектива поездки на несколько дней на остров, да еще вместе с Тимми, была, конечно, утешительной.

— Все равно отец и мама — злые люди, — сказала она.

— Вовсе нет, — рассудительно ответил Джулиан. — Ведь если им очень нужны деньги, было бы глупо не продать что-то, как они считают, совершенно бесполезное. И, помнишь, твой папа сказал, что ты получишь все, что захочешь. Я-то знаю, что попросил бы, будь я на твоем месте.

— Что? — спросила Джордж.

— Конечно, Тимми, — ответил Джулиан. Эти его слова окончательно успокоили Джордж, и она улыбнулась.