Тайна подводной пещеры

Блайтон Энид

Великолепная пятерка – Джулиан, Энн, Дик, Джордж (девочка, которая хочет быть похожей на мальчика) и их верный пес Тимми – встречаются во время каникул и отправляются путешествовать. На этот раз ребят ждут невероятные приключения. Им приходится вызволять Джордж, похищенную злоумышленниками, и выбираться из башни заброшенного маяка.

 

ДВОЕ ГОСТЕЙ И ОБЕЗЬЯНА

– Фанни! – кричал мистер Киррин, взлетая вверх по лестнице с письмом в руке. – Фанни! Где ты?

– Тут я! Помогаю Джоанне прибираться! – отозвалась из спальни его жена. – Не кричи так! Ты же знаешь, я не глухая. Ну что там случилось?

– Я получил письмо от старого друга, профессора Хейлинга, – взволнованно сообщил мистер Киррин. – Помнишь его?

– Ты имеешь в виду человека, который был у нас несколько лет тому назад и все время забывал прийти поесть? – уточнила миссис Киррин, стряхивая щелчком пару пылинок с костюма мужа.

– Фанни, не надо меня выбивать! – рассерженно взмолился тот. – Можно подумать, я весь в пыли. Слушай, он пробудет здесь восемь дней и приедет сегодня, а не на следующей неделе, как предполагал вначале.

Миссис Киррин ошеломленно уставилась на мужа.

– Но это же невозможно! – наконец воскликнула она. – Сегодня вернется Джордж и привезет погостить кузину и двух кузенов. И тебе это прекрасно известно!

– Ох, совсем забыл, – признался мистер Киррин. – Позвони Джордж и скажи, чтобы не приезжала, пока здесь профессор Хейлинг. Мне нужен абсолютный покой, ведь речь идет о новом изобретении. Не смотри так, моя дорогая, дело может оказаться очень, очень важным.

– А для детей очень важно, чтобы не нарушались их планы, – решительно заявила миссис Киррин. – В конце концов Джордж только потому и поехала к Дику, Джулиану и Энн, чтобы не мешать тебе писать разные срочные доклады. И ты знал, что сегодня она собиралась вернуться. Нет, Квентин, придется тебе позвонить профессору и попросить его не приезжать сегодня.

– Хорошо, дорогая, хорошо, – уступил мистер Киррин. – Но он не придет в восторг, отнюдь не придет. – Скрепя сердце, он направился в кабинет звонить другу. Миссис Киррин быстренько поднялась наверх, чтобы подготовить комнаты для ребят.

– Энн может, как обычно, спать у Джордж, – советовалась она с Джоанной, женщиной, помогавшей им по хозяйству, – а мальчики – в комнате для гостей.

– Я жду не дождусь всех пятерых, – отозвалась Джоанна, передвигая по полу щетку пылесоса. – Мне их так не хватает. Если бы они видели печенье, которое я вчера напекла! Две большие коробки, полные доверху!

– Вы слишком балуете детей, – улыбнулась миссис Киррин. – Неудивительно, что они так к вам привязались. Скоро мы… ну вот, опять меня муж зовет. Да, да, иду, иду!

Она сбежала вниз по лестнице и вошла в кабинет. Все еще держа в руке телефонную трубку, мистер Киррин встретил ее вопросом:

– Что мне делать? Профессор Хейлинг уже выехал. Я не смогу его задержать. И он привезет с собой сына.

– Сына?! Еще и это! – застонала миссис Киррин. – Мы не сможем разместить их обоих да еще четырех детей, Квентин. Ты должен признать это.

– Позвони Джордж и скажи, чтобы приехала на неделю позже! – последовал нетерпеливый ответ. – Совершенно не нужно, чтобы они приезжали все вместе!

– Но, Квентин, ты же знаешь, что ее дядя и тетя сегодня уезжают и запирают дом, – с упреком напомнила миссис Киррин. – Ах ты, Господи! Веселенькое дельце! Ну ладно, попробую позвонить Джордж.

И миссис Киррин пошла звонить. Она долго с беспокойством ожидала соединения; наконец в трубке послышался чей-то голос:

– Алло, кто говорит?

– Это миссис Киррин из Киррин-коттеджа. Могу я поговорить с Джордж?

– Очень сожалею, но все пятеро уже уехали. Дом пустой. Я живу по соседству и заглянула, чтобы проверить, все ли в порядке. Что-нибудь случилось?

– Нет, большое спасибо. Ничего страшного, – пробормотала миссис Киррин и со вздохом положила трубку.

Что же делать? Профессор Хейлинг с сыном были на пути к Киррин-коттеджу – и пятеро друзей тоже. И никого уже нельзя было остановить! Вот так сюрприз!

– Квентин, – начала она, входя в кабинет, где ее муж связывал стопки бумаг. – Слышишь, Квентин, Джордж и все остальные тоже уже выехали. Как я смогу всех разместить? Похоже, кому-то придется спать в собачьей будке, и мне очень хочется постелить тебе в подвале с углем.

– Я занят, – донеслось неразборчивое бормотание от письменного стола. Мистер Киррин почти не слушал. – Мне надо привести в порядок все бумаги, пока не приехал профессор Хейлинг. Кстати, скажи, пожалуйста, детям, чтобы они поменьше возились дома в присутствии профессора. Он довольно раздражителен и…

– Квентин, раздражительной потихоньку становлюсь я! – перебила его жена. – А если… – Она вдруг осеклась и изумленно уставилась в окно. – Посмотри! Что это там такое?

Ее муж повернулся… и не поверил своим глазам!

– Это похоже на обезьяну! – удивленно изрек он. – Она-то здесь откуда?

– Миссис Киррин! У дома стоит машина! – крикнула сверху Джоанна. – Я думаю, это гости вашего мужа – мужчина и мальчик.

Миссис Киррин все еще не могла оторвать глаз от обезьяны, которая теперь с веселым лопотанием царапалась в окно, как ребенок расплющив нос о стекло.

– Только не говори мне, что у твоего друга есть обезьяна и он привез с собой и ее! – простонала она.

Шум, донесшийся от входной двери, заставил ее вздрогнуть, и она пошла открывать.

Да, там действительно стоял профессор Хейлинг, человек, который в прошлый свой приезд частенько забывал прийти поесть. Рядом с ним стоял мальчик лет девяти, лицо которого отдаленно напоминало мордочку обезьяны, сидевшей у него на плече.

Профессор шагнул в дом, крикнув через плечо таксисту:

– Вносите багаж, дружище! А, миссис Киррин, рад вас видеть! Где ваш муж? У меня для него интересные новости! О, Квентин, вот и ты! Бумаги в порядке?

– Мой дорогой старый друг! – приветствовал профессора мистер Киррин, сердечно пожимая ему руку. – Наконец-то мы встретились! Я рад, что ты смог приехать.

– Это Дудик – мой сын, – представил мальчика профессор Хейлинг и сильно хлопнул его по спине, от чего тот едва не упал. – Его настоящее имя я всегда забываю, мы зовем его Дудиком, потому что он вечно дудит, словно едущая машина. Видишь ли, он помешался на машинах. Подай руку, Дудик. А где Чудик?

Бедная миссис Киррин не успела вставить ни слова. Профессор тем временем прошел в переднюю, продолжая без умолку говорить. Обезьяна между тем оставила свое место на плече у мальчика, завладела вешалкой и принялась проделывать акробатические номера с плечиками.

«Действительно, как в цирке! – подумала несчастная миссис Киррин. – А комнаты еще не готовы… И как обстоят дела с обедом? Ох ты Господи, еще ватага детей на подходе! Интересно, что теперь делает обезьяна?»

А обезьянка в это время сама себе корчила рожи перед зеркалом.

Наконец хозяйке с трудом удалось увлечь гостей в комнату и подсунуть им стулья. Мистер Киррин, сгоравший от нетерпения обсудить с профессором какие-то важные вопросы, вытащил кипу бумаг, под которой в одно мгновение исчез свободный кусочек стола.

– Пожалуйста, не здесь! Идите лучше в кабинет! – энергично запротестовала миссис Киррин. – Джоанна! Отнесите, пожалуйста, багаж в комнату для гостей и постелите там мальчику на диване. Другого места для него у меня просто нет.

– А обезьяна? – Джоанна бросила робкий взгляд на зверька. – Ей тоже нужна постель?

– Она спит со мной! – громко пояснил Дудик и с весьма странным гудением стал подниматься по лестнице. Миссис Киррин проводила его недоуменным взглядом.

– У него что-нибудь болит? – поинтересовалась она.

– Нет, нет, просто он – автомобиль, – разъяснил его отец. – Я же сказал, что он помешался на машинах. По-другому он не может, время от времени ему просто необходимо побыть немного автомобилем.

– Я «ауди»! – крикнул сверху Дудик. – Слышите, как работает мой двигатель? Р-р-р-р-р! Эй, Чудик, иди сюда, можешь прокатиться на мне!

Маленькая обезьянка взлетела вверх по лестнице и вскочила мальчику на плечо. При этом она что-то лопотала. Потом «ауди», очевидно, проехал по всем комнатам; время от времени он громко гудел.

– Ваш сын всегда так себя ведет? – удивилась миссис Киррин. – Как вы вообще можете при этом работать?

– О, у меня в саду есть звуконепроницаемое рабочее помещение, – ответил профессор. – Надеюсь, твой кабинет тоже звукоизолирован?

– Нет, – нерешительно протянул мистер Киррин, у которого, все еще стоял в ушах «автомобильный» шум. Ну и мальчишка! Неужели кто-то может выносить его больше двух минут? Как представишь себе, что он здесь останется!

Мистер Киррин закрыл за профессором дверь кабинета, но никакая дверь не могла спасти от автоконцерта, который в это время задавал мальчишка.

Измученная хозяйка задержала взгляд на багаже гостей. Почему бы профессору ни остановиться в отеле? Какой же неуютной будет жизнь под одной крышей с Великолепной Пятеркой, профессором и маленьким мальчиком, постоянно считающим себя автомобилем! Не говоря уж об обезьяне Чудике! И где они все будут спать?

 

ВСЕ КУВЫРКОМ

Джордж, ее кузина и оба двоюродных брата возвращались в Киррин-коттедж. Они весело катили на велосипедах по проселочным дорогам, а Тимми, собака Джордж, бежал рядом.

– Вот здорово будет опять оказаться в Киррин-коттедже! – мечтательно сказала Энн. – Так красиво, когда смотришь в окно, а перед тобой среди скал раскинулась бухта, голубая, как небо. Мы обязательно съездим на остров и устроим пикник.

– А ты, поди, радуешься своему собственному домику, Тимми? – обратилась Джордж к собаке.

В ответ Тимми быстро лизнул ее ногу и тявкнул.

– В Киррин-коттедже всегда так спокойно, – восторгался вслух Дик, – а твоя мама, Джордж, всегда такая приветливая и веселая. Надеюсь, мы не слишком действуем на нервы дяде Квентину своими криками и возней.

– Насколько я знаю, у папы сейчас нет важной работы. Так или иначе, ему придется терпеть вас всего одну неделю. Жаль, что потом приедет его друг – профессор, а то вы могли бы погостить подольше.

– Ничего, неделя – тоже большой срок, – вставил Джулиан. – Смотрите, показалась бухта! Голубая, как всегда!

Они восхищались видом маленькой бухточки, в середине которой мирно купался в солнечных лучах скалистый островок.

– Как я тебе завидую, Джордж, – сказала Энн. – Остров, который целиком принадлежит тебе одной!

– Да, я тоже считаю это потрясающим! – просияла Джордж. – Я еще ничему так не радовалась в жизни, как этому подарку. Конечно, он давно принадлежит нашей семье – и вот теперь он мой! Завтра же съездим туда.

Они постепенно приближались к заветной цели.

– Я уже могу различить трубы дома! – объявил Джулиан, приподнявшись на педалях. – В печке на кухне разведен огонь – я вижу дым. Нас ждет обед!

– Я чувствую запах, – изрек Дик и принюхался. – По-моему, это жареная колбаса.

Трое остальных засмеялись. Они объехали дом, слезли с велосипедов и поставили их в сарай. Джордж крикнула:

– Мама! Мы приехали! Где ты?

Ее крик не успел еще затихнуть, как Энн вдруг схватила кузину за руку.

– Джордж, что это? Взгляни! Кто это таращится на нас из окна?

Все уставились на окно, и Джордж ошеломленно воскликнула:

– Ведь это же обезьяна! Обезьяна! Нет, Тимми, нет, вернись! Тимми!!!

Тимми тоже обнаружил физиономию за стеклом и стрелой понесся к дому, чтобы выяснить, кто это. Может, это маленькая собачка? Или забавная кошка? Кто бы там ни был, надо с ним разобраться. Пес залаял в полный голос и с лаем вбежал в дом, где чуть не сбил с ног маленького мальчика. Обезьяна тем временем, перепугавшись, успела взлететь на самый высокий шкаф.

– Оставь в покое мою обезьянку, ты, противная дворняга! – раздался злой визгливый голос, и через открытую дверь Джордж увидела, как какой-то маленький мальчик яростно пнул ногой Тимми.

Она помчалась в дом и отплатила мальчишке той же монетой. Потом мрачно оглядела его.

– Что ты тут делаешь? Что это тебе вздумалось бить мою собаку? Скажи спасибо, что она тебя не покусала. И что, собственно, забыло там наверху это животное?

Перепуганная обезьянка, вся дрожа, забилась в угол и жалобно хныкала. Когда в дом вошел Джулиан, на горизонте появилась Джоанна.

– Что здесь происходит? – спросила она. – Еще минута, и из кабинета прибежит твой отец, Джордж. Тимми, прекрати, ради Бога, лаять на обезьяну! А ты перестань реветь, Дудик, и забери обезьяну, пока Тимми ее не слопал.

– Я вовсе и не плачу! – огрызнулся Дудик и вытер глаза. – Иди сюда. Чудик. Этот пес не посмеет тебе ничего сделать. Иначе я… я…

– Унеси обезьяну, – вмешался Джулиан. Он оценил смелость маленького мальчика, полного решимости вступить в бой с Тимми.

Дудик щелкнул языком, и обезьяна тут же вскочила ему на плечо, тесно прижавшись к своему хозяину. Тонкими лапками она обвила шею мальчика и издала что-то похожее на всхлип.

– О, бедная малышка! Она плачет! – сочувственно воскликнула Энн. – Я и не знала, что обезьяны могут плакать. Тимми, не пугай ее больше! Нельзя нападать на таких малюток!

– Тимми никогда ни на кого не нападает! – взвилась Джордж и сердито взглянула на Энн. – Что же ты хочешь от Тимми, если он приходит домой и встречает там чужого мальчика и обезьяну? И вообще, малыш, кто ты такой?

– Этого я тебе не скажу, – заявил Дудик и с достоинством покинул комнату. Обезьяна все еще повизгивала у него на плече.

– Джоанна, что это за малышня? – спросил Дик. – Что они здесь делают?

– Я так и знала, что вы не придете в восторг, – вздохнула Джоанна. – Это сын профессора, которого твой отец, Джордж, ожидал на следующей неделе. А сегодня утром мистер Киррин получил от него письмо, где сообщалось, что он приедет уже на этой неделе и прихватит с собой своего сына. Про обезьяну он, правда, ничего не писал.

– Они здесь надолго останутся? – Джордж была возмущена. – Но почему мама позволила? Ведь она знала, что мы сегодня приезжаем. Как… как…

– Успокойся, Джордж, – перебил ее Джулиан. – Дай Джоанне закончить.

– Так вот, мы не успели ничего предпринять, как они уже были здесь, – продолжила Джоанна. – Твой отец сразу заперся с профессором Хейлингом в своем кабинете. А мы с твоей матерью ломаем голову, где и как всех разместить. Мальчик с отцом и, очевидно, обезьяна займут комнату для гостей…

– Но ведь там должны спать Джулиан и Дик! – возмутилась Джордж. – Я скажу маме, что этот мальчик никак не может остаться, я…

– Успокойся, Джордж, – подал голос Джулиан. – Как-нибудь решим проблему. Домой мы вернуться не можем, потому что наш дом сейчас заперт.

– Вы могли бы спать на чердаке, – робко предложила Джоанна. – Правда, там очень пыльно и ужасные сквозняки… Я могла бы отнести туда несколько матрасов.

– Отлично, – кивнул Джулиан, – мы поселимся на чердаке. Спасибо, Джоанна. А где тетя Фанни? Что она обо всем этом думает?

– Она здорово измучилась, – объяснила Джоанна. – Но вы же знаете свою тетю – она на все пытается реагировать с юмором. Ох уж этот профессор Хейлинг! Он ворвался, словно это его дом, привез с собой кучу вещей и этого более чем странного мальчика, да еще и обезьяну! Хотя обезьянка с виду довольно милая. Она наблюдала, как я мою посуду, и потом пыталась по-настоящему вытирать ее!

Дверь на кухню открылась, и появилась мать Джордж.

– Привет, ребята! – воскликнула она. – То-то мне показалось, что я слышу лай Тимми. Славный Тимми, погоди, еще увидишь обезьяну!

– Уже увидел, – проворчала Джордж с угрюмым видом. – Мама, как ты могла принять этих людей, если знала, что сегодня мы возвращаемся?

– Ну-ка не паникуй! – попытался унять ее Джулиан, увидев расстроенное лицо тети. – Тетя Фанни, это вообще не проблема. Мы что-нибудь придумаем. Будем как можно больше времени проводить на воздухе, делать за тебя покупки, поедем на остров, не станем болтаться у тебя под ногами…

– Ты настоящее сокровище, Джулиан, – улыбнулась ему тетя. – Время действительно будет тяжелое, прежде всего потому, что профессор вечно забывает прийти поесть, а своего дядю вы знаете! Он может не завтракать, не обедать и не ужинать, а потом удивляться, почему так голоден.

Все засмеялись, и Джулиан успокаивающе похлопал тетю по плечу.

– Мы будем спать на чердаке, – объявил он, – причем с большим удовольствием. Девочки помогут по дому, а мы с Диком возьмем на себя остальную ерунду. Ты не можешь себе представить, как божественно я выгляжу с фартуком на пузе и метлой в руке!

При этих словах даже лицо Джордж расплылось в улыбке.

Неожиданно залаял Тимми, опять почуяв обезьяний дух. Теперь сквозь полуприкрытую кухонную дверь доносилось звонкое лопотание. Что? Эта маленькая каналья насмехается над ним? Обезьяна сидела на нижнем столбике лестничных перил, при виде Тимми она начала пританцовывать. Ее бормотание и правда походило на смех.

С яростным лаем Тимми бросился к ней и принялся скакать у лестницы.

Тут с шумом распахнулась дверь кабинета, и, сопя от гнева, оттуда вывалились не один, а сразу два профессора.

– Что за вечный шум? Неужели мы не можем иметь ни минуты покоя?

– Святой Боже! – вздохнула миссис Киррин. При нынешних обстоятельствах ей следовало ожидать не меньше двадцати подобных выступлений в день. Она, как могла, постаралась успокоить возмущенных мужчин.

– Ничего страшного, просто Тимми пока еще не привык к обезьяне. Вернитесь, пожалуйста, в кабинет и закройте дверь. Я постараюсь, чтобы вам больше не мешали.

– Гав! Гав! – пролаял тут Тимми изо всех сил, и профессор Хейлинг стрелой умчался в комнату мистера Киррина.

– Еще несколько таких дерзких выходок со стороны Тимми, и ему придется покинуть мой дом! – пригрозил дядя Квентин и тоже исчез.

– Ничего себе! – вспылила Джордж. Ее лицо покраснело от злости. – Что он хочет этим сказать, мама? Если уйдет Тимми, уйду и я. Вы только посмотрите на эту мартышку! Теперь она сидит на напольных часах! Если кого и надо выгнать из дома, так эту ужасную маленькую тварь, а не доброго старого Тимми!

 

ЧАША ПЕРЕПОЛНЕНА

Джулиану и Дику предстояло закинуть на чердак несколько старых матрасов, грубые шерстяные одеяла и пару подушек. Сквозняк здесь наверху был действительно страшный! Но что оставалось делать? В палатке еще слишком холодно.

Джордж была не в духе.

– Если не прекратишь дуться, у тебя на лице останутся морщины! – предостерег Дик. – Не будь такой кислой! Вот кого мне действительно жалко во всей этой свистопляске, так это твою мать. У нее на этой неделе будет жутко много работы.

Тут он был прав. Накормить девять человек, из них пятерых детей – это вам не фунт изюма! Джоанна с завидной быстротой крутилась на кухне, девочки помогали по хозяйству, а мальчики ездили на велосипедах в деревню за продуктами.

– Почему не может помочь этот Дудик? – пожаловалась Джордж на второй день. – Что ему теперь в голову взбрело? Он носится по всему саду и страшно шумит. Эй, Дудик, замолкни! Ты мешаешь нашим отцам!

– Сама замолкни! – огрызнулся Дудик. – Разве ты не видишь, что я «опель» с мощным двигателем? Посмотри, как он останавливается, когда я нажимаю на тормоза! Он снабжен противоюзным устройством, и его нисколько не заносит. И послушай, какой гудок – экстракласс.

Способность Дудика подражать трехтональному звуковому сигналу действительно вызывала уважение. Тотчас же в кабинете распахнулось окно, и двое разгневанных мужчин прокричали дуэтом:

– Дудик! Как тебе не стыдно устраивать такой концерт? Разве мы не сказали тебе, чтобы ты вел себя тихо?

Дудик повторил свое объяснение про «опель», но поскольку это, похоже, не произвело впечатления на мужчин, он пообещал пересесть на малолитражку.

– Она делает так, – назидательным тоном пояснил он профессорам и с тихим гудением тронулся с места, а потом…

Однако окно с треском захлопнулось. Сделав разворот, малолитражка заехала на кухню, где объявила, что очень голодна и хотела бы получить бутербродик.

– Я не бензозаправка, – отрезала Джоанна. – Бензина у меня нет. Отъезжай!

Маленький автомобиль на двух ногах, фырча, выехал с кухни и отправился на поиски пассажиров. Обезьянка Чудик вприпрыжку подбежала к нему и успокоилась, только оказавшись на плече у Дудика.

– Ты мой пассажир, – объявил Дудик. Чудик впился ему в волосы, и на максимальной скорости они объехали весь сад. Время от времени раздавался звуковой сигнал, но он и в самом деле был довольно тихим.

– Своеобразный ребенок, – заметила Джоанна миссис Киррин, когда та вошла в кухню. – На него действительно нельзя обижаться – на него и его машины. Я еще никогда не встречала детей с таким автомобильным заскоком. Рано или поздно он и правда превратится в машину.

На следующий день зарядил дождь и загнал Дудика в дом. Не потребовалось много времени, чтобы он до смерти заездил всех, носясь по дому с диким гудением.

– Эй, послушай, – сказала ему Джоанна, когда он совершал двадцатый круг по кухне. – Я не имею ничего против того, что ты «ауди», или «фольксваген», или «форд», или даже «мерседес-300»– но только не на моей кухне! И что я должна думать, когда такой роскошный автомобиль, как «мерседес-300», таскает печенье из моей коробки? Ему должно быть стыдно!

– А как же, если я не получаю бензина, я ведь должен доставать себе другое горючее, разве нет? – сделал наивные глаза Дудик. – Взгляни на Чудика – он ворует яблоки из кладовки, но никто не ругается.

– Ах ты Господи! Эта каналья опять забралась в кладовку? – всплеснула руками бедная Джоанна и опрометью бросилась через кухню. – Хотела бы я знать, кто оставил дверь открытой!

– Тимми, – подсказал Дудик.

– Не сочиняй ерунды! – осадила его Джоанна, прогоняя Чудика из кладовки. – Тимми такого никогда бы не сделал. Он в высшей степени порядочный пес, а не воришка, как твоя обезьяна!

– Ты ее не любишь? – грустно спросил Дудик. – А она тебя очень!

Джоанна глянула на обезьянку, которая забилась в угол, закрыла мордочку лапками и выглядела ужасно жалкой и несчастной. И вдруг между пальцами сверкнул маленький коричневый глаз, внимательно наблюдающий за Джоанной.

– Ну ты и артист! – не выдержала Джоанна. – Делаешь вид, что ты самая несчастная обезьяна в мире, а сам только и думаешь, какую еще пакость выкинуть. На, возьми печенье, озорник. И сегодня утром не показывайся больше на глаза Тимми! Он на тебя страшно сердит!

– А что Чудик сделал Тимми? – удивился Дудик.

– Он украл кость из его миски, – объяснила Джоанна. – Ворчание Тимми было подобно раскатам грома. Я и вправду опасаюсь, что он откусит обезьяне хвост. Надо было видеть, как удирал Чудик!

Чудик тем временем осторожно подобрался к Джоанне, не выпуская из вида печенье в ее руке. Он уже схлопотал от нее не один шлепок за свои кражи и теперь остерегался этой скорой на расправу руки.

– Ладно уж, иди сюда, возьми печенье! – позвала его Джоанна. – И не смотри так жалостно, а то мне придется дать тебе еще одно. Эй, где же он?

Обезьянка дрожащими пальчиками выхватила печенье и отпрыгнула с ним к двери. Дверь была заперта, а когда Дудик ее открыл, на кухню проник Тимми. Он лежал у самой двери и наслаждался идущим от плиты запахом супа.

Чудик взлетел на спинку стула. Оттуда донесся странный писк, прозвучавший как извинение. Тимми лежал не шелохнувшись, только уши его подрагивали. Язык зверей он понимал.

Печенье все еще было зажато у Чудика в лапках. Вдруг он спрыгнул на сиденье стула, и Джоанна прямо глазам своим не поверила – предложил печенье Тимми. Жест сопровождался тихим верещанием, к которому Тимми внимательно прислушивался. Потом пес осторожно взял печенье, подбросил его в воздух, раскусил и проглотил.

– Нет, вы такое когда-нибудь видели? – растерянно произнесла Джоанна. – Чудик хотел извиниться перед Тимми за украденную кость и отдал ему за это печенье. Что скажет Джордж, когда узнает об этом?

Тимми собрал языком последние крошки с усов, потом вытянул свою мощную шею и быстро лизнул языком маленький обезьяний носик.

– Тимми его поблагодарил! – обрадовался Дудик. – Теперь они друзья!

Джоанна испытывала смешанное чувство удивления и восхищения. Надо же, у этой обезьяны хватило ума подарить Тимми печенье, хотя его запах ей самой не давал покоя. Не такой уж плохой характер оказался у малыша! Джоанна поспешила наверх, чтобы поделиться новостью с Джордж.

Однако девочка ей не поверила.

– Тимми ни за что бы не взял печенье у маленькой глупой обезьяны! – уверенно объявила она. – Никогда! Ты сочинила эту историю, Джоанна, потому что этот Чудик втерся к тебе в доверие. Вот погоди, удерет он опять от тебя с ножом!

Тем не менее Джордж спустилась с Джоанной вниз: новость не давала ей покоя. Неужели животные в самом деле подружились?

Зрелище, представшее их глазам, было действительно необычным.

Чудик восседал на спине у Тимми, а пес размеренным шагом бегал по кругу на кухне. Обезьяна верещала от восторга, а Дудик горланил, как ненормальный:

– Быстрее, Тимми, быстрее! Ты великолепная лошадка! Ты бы запросто мог выиграть бега! Вперед! Галопом!

– Я не хочу, чтобы Тимми использовали как верховую лошадь для обезьяны, – вмешалась Джордж. – Стой, Тимми. Ты выглядишь смешно.

Обезьянка неожиданно наклонилась вперед и обвила лапками шею собаки. Потом она соскользнула с собачьей спины, бросив при этом взгляд в сторону Джордж, который как бы говорил:

«Не сердись. Я вовсе не хотела выставлять в смешном свете твою собаку».

Тимми, почувствовав недовольство хозяйки, ретировался в угол и улегся там. Чудик скользнул к нему и подыскал себе местечко между его толстыми передними лапами, где и устроился поудобнее, не испытывая даже намека на страх.

Тимми начал нежно его облизывать.

Вот так Тимми! Он и правда был самой лучшей собакой в мире!

– Ты только посмотри на них! – обратилась Джоанна к Джордж. – Какой великодушный и добрый у тебя пес! Только не ругай его, что он завел дружбу с маленькой обезьянкой, укравшей у него кость.

– Я и не собираюсь его ругать, – вспылила Джордж. К удивлению у нее примешивалась гордость. – Он настоящее сокровище – лучшая собака во всей стране. Так ведь, Тимми, хороший мой?

Она подошла и погладила его по большой лохматой голове. Пес заурчал от удовольствия и лизнул ей руку, а на морде у него было написано:

«Ну вот, все хорошо, все мы друзья!»

Дудик молча наблюдал за происходящим из самого дальнего угла. Он побаивался Джордж и взрывов ее гнева. Тем счастливее он был сейчас, видя, что она гладит Тимми и не прогоняет обезьянку.

От переизбытка чувств он начал гудеть, как грузовик. Джордж испуганно вздрогнула и зашикала на него:

– Перестань, Дудик! Не действуй нам на нервы!

– Если ты сейчас же не прекратишь гудеть, мистер Киррин опять придет в ярость! – предупредила Джоанна. – Ты не можешь для разнообразия побыть чем-нибудь тихим? Например, велосипедом?

Дудику идея понравилась. Он пронесся по кухне и вылетел в переднюю, шурша при этом, словно велосипедные шины на мокром асфальте. Потом он решил воспроизвести велосипедный звонок, и это ему неплохо удалось. Звонок был настолько похож на настоящий, что миссис Киррин прибежала из гостиной и хотела открыть входную дверь.

Но тут опять с треском распахнулась дверь кабинета, и из нее выскочили мистер Киррин и профессор Хейлинг. Они схватили бедного Дудика за шиворот, и отец так сильно встряхнул его, что из кармана у мальчика вылетели два карандаша и покатились по полу.

Дудик заорал изо всех сил – а орать он умел! В испуге прибежала Джордж, по лестнице чуть не кубарем скатились Дик, Джулиан и Энн.

Джоанна, тоже бросившаяся на крик, в спешке чуть не столкнулась с мистером Киррином. Джордж совершила при этом роковую ошибку: она начала смеяться. А уж если Джордж смеялась от души, это звучало великолепно. Но ни мистер Киррин, ни профессор Хейлинг великолепным это не нашли – они нашли это неприличным. Джордж смеялась над ними – это было уже слишком!

– Это была последняя капля! – закричал мистер Киррин, покраснев от гнева. – Мальчишка наполняет криком весь дом, а Джордж поощряет его своим смехом! Я этого не потерплю! Разве вы не знаете, какая архиважная работа ведется сейчас здесь, в этом доме? Работа на благо всего человечества! Фанни, отошли детей куда угодно! Я не желаю больше терпеть в доме нарушителей спокойствия во время нашей работы. Ты меня поняла? Отправь их куда-нибудь! И это мое последнее слово!

На этом оба профессора гордо удалились, захлопнув за собой дверь.

Вот так! И что теперь?

 

СПАСИТЕЛЬНАЯ ИДЕЯ

Миссис Киррин громко вздохнула, услышав последние слова мужа. Ох уж эти ученые! Хотят осчастливить мир великими открытиями, а сами чаще всего приносят раздор в собственные семьи. Она улыбнулась Джордж, стоящей с угрюмым видом, и потянула ее за рукав.

– Пойдем в гостиную, дочка, и прихвати всех остальных. Нам надо посоветоваться. Ты знаешь, отец действительно делает нечто чрезвычайно важное, и, нужно согласиться, Дудик, Тимми и Чудик – плохое подспорье в этой работе. Хорошо-хорошо, Джордж, конечно, Тимми тут не виноват, но очень уж у него громкий голос.

Она собрала вокруг себя в гостиной пятерых детей и Тимми. Обезьянка, испуганная криком, куда-то спряталась, и ее нигде не было видно. Миссис Киррин позвала Джоанну:

– Джоанна, пойдите сюда, помогите найти выход. Так дальше продолжаться не может.

Ребята сидели с удрученными лицами. Тимми забрался под стол и положил морду на лапы. Где же маленькая обезьянка, подарившая ему печенье?

Совет начался. Первой взяла слово Джордж, она была вне себя.

– Мама, это наш дом. Почему мы должны уходить только из-за того, что отец хочет принять своего коллегу? У меня есть на каникулы школьное задание, но я же не психую, когда отец хлопает дверьми во время моей работы. Но если я…

– Остановись, Джордж, – перебила ее мать. – Тебе бы следовало лучше понимать своего отца. Вы оба одинаковые – нетерпеливые, горячие головы, вам бы только дверьми хлопать, а ведь можете быть такими милыми. Давайте лучше подумаем, какой найти выход.

– Если бы мы могли поехать к нам домой, – уныло произнес Джулиан. Ему было не по себе. – Но родители уехали, и все заперто.

– А не могли бы мы перебраться с палатками на остров Киррин? – предложила Джордж. – Да, мама, я знаю, что ты хочешь сказать – сейчас только начало апреля, еще слишком холодно и так далее. Но…

– Прогноз погоды очень неблагоприятный, – вздохнула миссис Киррин. – Дожди, дожди, сплошные дожди. Вы же не можете целыми днями сидеть в палатке под проливным дождем, а если выберетесь наружу, будете все время мокрые. Не пройдет и трех дней, как свалитесь с бронхитом. И что потом?

– Хорошо, мама, ты можешь предложить что-нибудь получше? – Настроение у Джордж все еще было из рук вон плохое.

– Эй, а что это там делает обезьяна? – вскрикнул вдруг Дик. – Пусть прекратит!

– Она всего лишь раздувает огонь, – пояснил Дудик. – Ей кажется, здесь слишком холодно.

– Ох ты Господи! – в ужасе охнула Джоанна и поспешно выхватила кочергу из маленькой обезьяньей лапки. – Ты что, хочешь дом поджечь, ты, маленькая…

– Обезьяна, – ухмыляясь, подсказал Дик. – Надо признать, у Чудика на уме одни проказы. Его ни на секунду нельзя выпускать из виду.

– Итак, если мы не можем перебраться ни на остров Киррин, ни к нам, ни остаться здесь – куда же нам податься? – с озабоченным лицом размышлял вслух Джулиан. – Гостиницы слишком дорогие, и я не представляю себе, кто из наших друзей мог бы принять нас пятерых, маленькую нахальную мартышку и большого пса с жутким аппетитом в придачу?

И тут неожиданно подал голос Дудик.

– Я знаю, куда мы можем уехать. Это будет здорово!

– Да ну, и где же находится это чудное место? – недоверчиво спросила Джордж.

– Я вспомнил о своем маяке, – объявил Дудик. И, когда все молча в недоумении на него уставились, он в подтверждение несколько раз кивнул головой. – Я сказал – мой маяк! Вы что не знаете, что такое маяк?

– Не городи чепуху, – одернул его Дик. – Сейчас не время для глупых шуток.

– Это не шутка! – возмутился Дудик. – Это чистейшая правда, спросите моего папу!

– Но, дорогой Дудик, ты же не можешь владеть маяком, – снисходительно улыбнулась миссис Киррин.

– А я владею, – настаивал Дудик. – Дело было так: моему отцу надо было сделать совсем особую работу, которую нельзя было выполнять на берегу, вот он и купил старый заброшенный маяк и там работал. Я все время был с ним – ух, до чего же здорово там было, класс! День за днем вокруг только ветер и бьющиеся о скалы волны.

– Но он ведь наверняка не подарил его тебе? – поинтересовался Джулиан, все еще не веря.

– А вот и подарил. Почему бы и нет, если ему самому маяк был уже не нужен? – обиженно спросил Дудик. – Использовать его он больше не мог, покупать его никто не желал, а я так мечтал о нем! Поэтому отец и подарил мне маяк на мой последний день рождения. Так что он мой.

– Рехнуться можно! – изумился Джулиан. – Джордж благодаря своей матери стала владелицей острова, а Дудик благодаря отцу – владельцем маяка! Вот бы мои родители подарили мне вулкан или еще что-нибудь в таком роде, по-настоящему захватывающее!

Сияющие глаза Джордж были устремлены на Дудика.

– Маяк, который принадлежит тебе одному! Где же он находится?

– Милях в тридцати отсюда вдоль берега на запад, – пояснил Дудик. – Он не очень большой, но страшно красивый! Старый фонарь тоже еще там, хотя он уже не работает, конечно.

– А почему? – поинтересовался Дик.

– Потому что неподалеку на берегу был построен новый маяк, на более подходящем месте, – с готовностью ответил Дудик. – Поэтому отцу и удалось купить старый. Для него это было идеальное рабочее место. Никто не мог ему там помешать. Только на чаек он все время сердился. Он говорил, что они мяукают, как большие кошки, и ему все время хочется поставить им мисочку с молоком.

Все засмеялись, а Дудик просиял от радости. Он считал своей большой заслугой, что ему удалось вызвать этот взрыв веселья; даже Джоанна и миссис Киррин смеялись вместе со всеми. Мальчик тоже рассмеялся, да еще забарабанил кулаками по столу.

– Ну, теперь поверили? – спросил он. – Маяк в самом деле принадлежит мне. Спросите отца. Давайте все переедем туда, пока наши отцы не закончат свою работу. Тимми и Чудика возьмем с собой – там для всех хватит места.

Это предложение было настолько неожиданным, что на некоторое время у всех пропал дар речи. Джордж первая вышла из оцепенения, так хлопнув Дудика по плечу, что тот едва не свалился со стула.

– Я еду с тобой! Это же обалдеть можно – жить на маяке! Мне девчонки в школе ни за что не поверят!

– Тетя Фанни, можно мы поедем? – спросила Энн. Ее глаза тоже горели от нетерпения.

– Да, гм… Я не знаю, – нерешительно пробормотала тетя. – Предложение довольно необычное. Я должна обсудить это с твоим дядей и отцом Дудика.

– Мой папа разрешит, – заверил Дудик. – Мы там оставили кое-какие припасы и несколько одеял. Разве не здорово, если мы будем жить на маяке, совсем одни?

У пятерых друзей это предложение встретило горячую поддержку. Даже Тимми постучал хвостом об пол, словно понял каждое слово. Наверное, так оно и было – от него никогда ничего не ускользало.

– У меня есть карта, на которой обозначен мой маяк. – Дудик начал рыться во всех карманах. – Она довольно мятая и грязная, потому что я часто на нее любуюсь. Смотрите, это берег, а вот тут стоит мой маяк. Видите точку, которой он обозначен?

Ребята склонили головы над замусоленной картой. Никто не сомневался, что это было решением их проблемы. Дик исподтишка наблюдал за разволновавшимся Дудиком, который чуть не лопался от гордости, что владеет самым настоящим маяком. Дик еще никогда не встречался с хозяевами маяков, и именно маленький нелепый Дудик был первым из них.

– О скалы, на которых стоит маяк, разбилось уже много кораблей, – поведал Дудик. – На берегу раньше было логово морских разбойников. Они подавали сигналы и сбивали корабли с правильного курса, пока те не разбивались о скалы. Трах! Корабли – в щепки, команда – на дно, а разбойники дожидались, когда на берег вынесет обломки, и все прибирали к рукам, что было не приклепано и не прибито.

– Какая подлость! – возмутился Дик.

– Еще там есть разбойничья пещера, где складывалась вся добыча, – продолжил Дудик свой рассказ. – Я туда глубоко не спускался – страшно было. Рассказывают, что там до сих пор обитает пара старых разбойников.

– Ах, ерунда! – засмеялась миссис Киррин. – Наверняка это просто сказка, чтобы отпугивать детей от опасных пещер и скал. Ну, ребята, я действительно не вижу причины, почему бы вам ни переехать на дудиков маяк, если его отец разрешит.

– Мама! Ты молодец! – обрадовалась Джордж и так порывисто обняла мать, что у той перехватило дыхание. – Жить на старом маяке – это, пожалуй, слишком здорово, чтобы быть правдой! Я возьму с собой бинокль и буду наблюдать за кораблями.

– Вам бы, наверное, больше пригодился магнитофон Джулиана, чем бинокль, – заметила миссис Киррин. – В штормовую погоду на таком заброшенном маяке может быть довольно скучно, скучнее, чем вы полагаете.

– Это будет чудесно! – завопил Дудик. Он преобразился вдруг в гоночный автомобиль и с бешеной скоростью и страшным шумом начал носиться по комнате. Тимми залаял, а Чудик громко заверещал.

– Тс-с-с! – испугалась миссис Киррин. – Ты же рассердишь своего отца, Дудик, – хотя, с другой стороны, это пошло бы на пользу вашим заманчивым планам. Но все же выключи двигатель и сядь на место. Я как можно скорее переговорю с твоим отцом.

 

ДУДИК – ХОЗЯИН МАЯКА

Миссис Киррин сочла самым правильным тут же исполнить свое намерение. Она направилась к кабинету, чтобы сначала хотя бы разведать, можно ли вообще разговаривать с мужчинами. Ей все еще казалось невероятным, что затея с маяком может стать реальностью. Она осторожно постучала в закрытую дверь. Изнутри доносились голоса, но никто не крикнул: «Войдите!» Она постучал снова.

– Ну что там еще?! – раздраженно воскликнул мистер Киррин. – Если это ты, Джордж, исчезни и не появляйся. А если это Дудик, пусть он идет в гараж и там припаркуется. Я догадываюсь, что утренний скандал – его рук дело!

Миссис Киррин улыбнулась про себя. Если ее мужа и профессора Хейлинга можно было назвать типичными людьми науки, то просто удивительно, как эти ученые вообще умудряются что-то сделать, живя среди людей!

Она махнула рукой, может быть, за обедом представится возможность обсудить затею с маяком. Как было бы чудесно хоть на несколько дней обрести в доме покой и порядок!

Миссис Киррин отправилась на кухню к Джоанне. Чудик, конечно, был уже там и пытался помогать кухарке! Обезьянка удрала от Дудика и в поисках сладостей забрела на кухню. Джоанна раскатывала тесто для пирога и вела с ней неторопливую беседу.

– Смотри, это делается так… А вот теперь я отрежу для тебя уголок!

И она протянула Чудику кусочек теста. Обезьянка так обрадовалась, что прыгнула Джоанне на плечо, отодвинула прядь волос и что-то прошептала ей на ухо. Джоанна сделала вид, что все поняла.

– Да, Чудик. Будешь себя хорошо вести, через минуту получишь еще кусочек. А теперь прочь с моего плеча, и перестань шептать мне на ухо. Очень щекотно!

– О, Джоанна, я еще никогда не видела вас раскатывающей тесто с обезьяной на плече, – засмеялась миссис Киррин. – Что вы думаете об этой затее с маяком? Моя попытка проникнуть в кабинет оказалась неудачной. Муж принял меня за Дудика и посоветовал припарковаться в гараже.

– Неплохой, кстати, совет, – заметила Джоанна и снова вдохновенно занялась тестом. – Не Дудик ли это там, в передней? Гудит, во всяком случае, как машина. Ну что же, миссис Киррин, если маяк обжит, почему бы всей пятерке вместе с Дудиком и обезьяной не перебраться туда? Они получат удовольствие, а Тимми мог бы их охранять. Вообще-то для них такой маяк – как раз то, что надо. А вот мне бы это вряд ли понравилось. Неуютное, пустынное место – и ничего, кроме разбивающихся об утес волн и завывающего в скалах ветра!

– Вы не считаете, что это немного опасно, Джоанна? – спросила миссис Киррин, которая никак не могла справиться со своими сомнениями.

– Нет, Джулиан и Дик уже достаточно большие, чтобы присмотреть за остальными, хотя, должна признаться, я не хотела бы стать дудиковой нянькой, – заметила Джоанна. – Остается только надеяться, что в один прекрасный день он не вообразит себя самолетом и не стартует с верхушки маяка.

Миссис Киррин рассмеялась.

– Не упоминайте об этом в его присутствии. Хватит с нас его автомобильного заскока. Мне немного не по себе, что приходится отсылать Джордж и всех остальных, едва они успели приехать. Но я понимаю, что, имея в доме двух легко возбудимых ученых, другого выхода не найти. Осторожно, обезьяна – она стянула пакет с изюмом!

– Ах ты, нахальная бестия! – воскликнула Джоанна и пустилась в погоню.

Обезьяна устроилась в безопасности на буфете и, крепко вцепившись в пакет с изюмом, корчила оттуда Джоанне самые разнообразные рожицы.

– Сейчас же спускайся вниз вместе с изюмом! – приказала Джоанна, медленно подходя к буфету. – Иначе я привяжу тебя за твой длинный хвост к стулу, несносная мартышка!

Чудик высказался по этому поводу на своем странном обезьяньем языке, что прозвучало довольно нахально. Потом он засунул лапу в пакет и вытащил оттуда изюминку, однако не положил ее себе в рот, а прицелился в Джоанну и угодил ей прямо в щеку. Джоанна в изумлении уставилась на обезьяну.

– Что?! Ты бомбардируешь меня моим же собственным изюмом? Это уже слишком!

Она подошла к крану и наполнила чашку водой, Чудик тем временем продолжал, обстреливать изюмом попеременно ее и миссис Киррин. При этом он пританцовывал на буфете и визжал от восторга.

Во время этой пляски с верхней полки буфета соскользнуло блюдо и, упав на пол, вдребезги разбилось. Обезьяна в испуге перескочила с буфета на карниз полуоткрытой кухонной двери и с громким верещанием продолжала кидать изюм в женщин.

Дверь кабинета распахнулась, и оттуда вылетел мистер Киррин. За ним по пятам следовал профессор Хейлинг.

– Что это был за грохот? Что здесь происходит? Как можно работать в таких усло…

По несчастливому совпадению, именно в этот момент Джоанна облила Чудика водой. Обезьяна сидела на двери, и вода с нее, к всеобщему ужасу, капала точно на мистера Киррина, который как раз появился в дверях.

Джоанна оцепенела от ужаса и поспешно ретировалась в кладовку, раздумывая, смеяться ей или извиняться.

Мистер Киррин с удивлением обнаружил, что с его головы капает вода. Он в ярости посмотрел вверх на Чудика, не сомневаясь, что этим душем он обязан обезьяне.

На шум из гостиной прибежали дети.

– Опять Чудик, – вздохнул Дудик. – Похоже, теперь он решил устроить душ.

– Вообще-то водой в него плеснула я, – робко призналась Джоанна, высовывая голову из кладовки, – потому что…

– Так это были вы? – недоверчиво переспросил мистер Киррин. – Что происходит в этом доме? Хорошенькое дело, если уже даже вы начинаете делать такие глупости, Джоанна! У вас что, рассудок помутился?

– Послушай, Квентин, – вмешалась его жена, – пока еще рассудок ни у кого не помутился, но если так пойдет дальше, мы скоро все тут сойдем с ума. Квентин, ты вообще слушаешь меня? Я должна обсудить с тобой одну важную вещь, и с вами, господин профессор, тоже.

Профессор Хейлинг в некотором замешательстве посмотрел на хозяйку дома и кивнул.

– Пожалуйста! – вежливо пригласил он и тут же испуганно вздрогнул, получив щелчок по голове.

Это Чудик, вооружившись еще одной изюминой, вновь открыл огонь. Дик бросил в сторону обезьяны уважительный взгляд – она была отличным снайпером!

– Чем, собственно, кидается эта гнусная обезьяна? – гневно вопросил мистер Киррин.

Впрочем, ответ ему не понадобился, так как в тот же момент по носу ему ударила брошенная с завидной меткостью изюминка.

– Будь добра, избавь меня от этого чудовища! Сделай с ней что-нибудь! Почему я должен терпеть в своем доме всех этих наглых мартышек и детей, которые носятся по дому, как взбесившиеся автомобили? Клянусь тебе, Фанни, я этого больше не вынесу!

Миссис Киррин строго взглянула на мужа.

– Послушай, Квентин, я должна тебе кое-что сказать. Послушай же наконец! Дудик говорит, что отец подарил ему маяк, и предлагает, чтобы они все туда переехали. Квентин, да ты слышишь меня?

– Маяк?! Ты с ума сошла! Маленький фантазер утверждает, что владеет маяком, а ты ему веришь? – Мистеру Киррину это казалось непостижимым.

– Случайно на этот раз Дудик говорит правду, – вмешался профессор Хейлинг. – Я в свое время купил старый маяк, чтобы спокойно, без помех работать. Когда работа была закончена, покупателей на маяк не нашлось, а поскольку Дудик мне о нем все уши прожужжал, я подарил маяк ему. Не в качестве жилья, конечно! – Маяк как рабочее место!

Эта действительно оригинальная идея покорила мистера Киррина.

– Я его откуплю у тебя…

– Нет, Квентин, об этом не может быть и речи, – энергично запротестовала жена. – Можете вы оба наконец меня дослушать? Господин профессор, пригоден ли маяк для проживания пятерых детей? Если да, они хотели бы туда переехать, пока вы не закончите свою работу. Дети вам мешают, и, если честно, вы им тоже!

– Фанни! – возмутился муж.

– Папа, послушай. Мы моментально исчезнем, если ты разрешишь нам перебраться на дудиков маяк. – Джордж решительно выросла перед отцом. – Скажи только одно слово «да», больше нам ничего не надо.

– Да! – заорал мистер Киррин. Ему вдруг смертельно надоели все споры, и он мечтал лишь том, чтобы вернуться вместе с профессором Хейлингом в кабинет, к своим книгам. – Да! Ступайте на маяк, ступайте в лондонский Тауэр, ступайте в зоопарк, если хотите. Обезьяны наверняка будут счастливы принять в свой круг это злосчастное создание там, на буфете. Но только уходите и оставьте нас в покое!

– Отлично, папа! – радостно взвизгнула Джордж. – Мы смываемся как можно скорее. Ура! Трижды ура!

Не успела она договорить, как за двумя издерганными мужчинами с грохотом захлопнулась дверь кабинета. Джордж наклонилась, взяла Тимми за передние лапы и с криком «ура!» плюхнулась на стул и расхохоталась. Джоанна не отставала от нее.

– И смех и горе, – сказала она. – Это же в театр ходить не надо! Какое счастье, миссис Киррин, что скоро мы избавимся от всей этой банды! К тому же на чердаке все-таки слишком дует; у бедного Джулиана шея уже так одеревенела, что он почти не может поворачивать голову.

– Подумаешь! – презрительно проронил Джулиан. – Скоро мы снова отправимся в путь, наша Великолепная Пятерка и еще двое, которые составят нам компанию. Это будет настоящее приключение!

– Приключение? – усомнился Дудик. – Какие уж там приключения на маяке, который стоит себе на утесе один-одинешенек? Там-то уж точно не будет никаких приключений!

Подожди, Дудик! Ты еще не знаешь нашу Пятерку! Стоит им где-нибудь появиться, как приключения тут как тут!

 

ПОДГОТОВКА К НОВОМУ ПРИКЛЮЧЕНИЮ

У ребят даже дух захватывало, когда они обсуждали, как будут жить на маяке. Дудик снова и снова подробно расписывал все, что о нем знал.

– Он очень высокий, внутри там есть железная винтовая лестница, поднимающаяся до верхушки маяка. А на самом верху – маленькое помещение для фонаря, который в прежние времена зажигали, чтобы предупредить корабли об опасности.

– Все это кажется таким захватывающим! – бурно восторгалась Джордж. – Но как же Тимми, вдруг он не сможет взбираться по винтовой лестнице?

– Ну, если это будет ему слишком тяжело, он ведь может спать внизу, правда? – предложил Дудик. – Для Чудика это детская забава, он птицей взмывает наверх.

– Если Тимми придется оставаться внизу, я тоже там останусь, – объявила Джордж.

– Может, все-таки сначала посмотрим маяк, а уж потом решим, кому где спать? – предложил Джулиан, дружески подталкивая Джордж. – Прежде всего нужно определить, где он точно находится, и разработать маршрут. Жаль, что Дудик не может превратиться в настоящий автомобиль! Мы бы в один момент были на месте.

Этого замечания было достаточно, чтобы Дудик преобразился в грузовик, способный перевезти пятерых друзей со всем багажом. Он пронесся в обычном темпе и с обычным жужжанием по комнате и загудел так громко, что все испуганно вздрогнули. Джулиан поймал его на повороте и с силой усадил на стул.

– Еще раз так сделаешь, и мы оставим тебя здесь! – пригрозил он. – Где твоя карта? Мы еще раз посмотрим ее, а потом возьмем большую карту тети Фанни.

Вскоре Дудик и четверо друзей уже сидели, склонившись над картой побережья, и тщательно изучали ее. Чудик восседал на плече у Дика и щекотал ему шею.

– Смотрите, вот он, – показал Джулиан. – Морем путь туда был бы короче – здесь вдоль берега, потом пересечь бухту и обогнуть полуостров, Вот тут расположены скалы, на которых должен стоять маяк. По суше, однако, довольно далеко.

– На машине было бы проще, – размышлял Дик. – К тому же у нас с собой будет много багажа: нам ведь надо взять не только одежду, но и посуду и все такое. И продукты!

– Какие-то припасы там еще остались, – с энтузиазмом доложил Дудик. – Отец оставил их там, когда мы уезжали с маяка.

– Не исключено, что они уже испортились, – засомневался Джулиан.

– Во всяком случае, не берите с собой слишком много, – посоветовал Дудик. – Путь через скалы – сущая пытка. К маяку дороги нет: на последнем отрезке пути нам придется стать вьючными ишаками. К тому же мы в любой момент сможем купить свежие продукты – деревня там неподалеку. Правда, иногда маяк бывает отрезан от внешнего мира. При сильном ветре во время прилива на берег накатываются волны высотой с дом, и тогда нам придется переправляться на лодке, потому что скалы окажутся под водой.

– Все это уже напоминает приключение! – Глаза у Дика загорелись. – А что ты скажешь, Энн? Ты что-то все время молчишь.

– Гм, мне, пожалуй, немного не по себе, – призналась Энн. – Похоже, что там совсем тоскливо. Надеюсь, ни один корабль не разобьется об эти скалы, пока мы будем там.

– Дудик ведь сказал, что невдалеке на берегу стоит новый красивый маяк, – успокоил ее Джулиан. – Его огни предупреждают все суда об опасных утесах. Надеюсь, ты поедешь с нами? Если нет, тетя Фанни наверняка не будет против того, чтобы ты осталась. Ты же у нас маленькая мышка и не помешаешь ни дяде Квентину, ни профессору.

– И не подумаю отпускать вас одних, – запротестовала Энн. – Джулиан, ты ведь не считаешь, что там на берегу еще валяются обломки кораблей?

– Ведь это когда все было! – заверил ее Джулиан. – Не будь такой трусишкой, Энн! Мы всего-навсего нанесем визит в морскую резиденцию Дудика. Он настолько любезен, что принимает этой весной гостей.

– Кончай трепать языком, нам надо подумать о сборах, – напомнил Дик. – Мы возьмем машину… эй, что ты сейчас сказал, Дудик?

– Я сказал, что отвезу вас, если хотите, – повторил Дудик. – Я умею…

– Ты умеешь водить? У тебя же нет прав, так что кончай болтать, – раздраженно перебила его Джордж.

– Это правда, и тем не менее я умею водить! – защищался Дудик. – На отцовской машине я всегда объезжал вокруг сада и…

– Ох, замолчи ты наконец! – набросился на него Дик. – Вечно ты со своими придуманными машинами! Джулиан, когда мы выезжаем?

– Почему бы не завтра с самого утра? – предложил Джулиан. – Думаю, все в доме были бы счастливы, если бы мы исчезли как можно скорее. Надо раздобыть машину и найти кого-нибудь, кто бы нас отвез, потом мы упакуемся и испаримся.

– Ура! – радостно завопила Джордж и так бабахнула по столу кулаком, что Чудик в ужасе удрал на книжный шкаф. – Ах ты бедняжечка, я тебя напугала? Тимми, скажи ему, что я раскаиваюсь. Я не хотела его прогонять. Твой собачий язык он наверняка поймет.

Тимми взглянул на Чудика, тихонько взвизгнул два раза и добавил успокаивающее «гав». Чудик выслушал все это, склонив голову набок, и, точно рассчитав, спрыгнул прямо на спину пса.

– Спасибо за передачу информации, Тимми! – поблагодарила Джордж, и все засмеялись.

Добрый старый Тимми! Пес вильнул своим длинным хвостом, положил голову девочке на колени и умоляюще посмотрел ей в глаза.

– Да, дружище, я понимаю тебя, хотя ты и разговариваешь только глазами, – заверила его Джордж. – Ты хочешь погулять, так ведь?

– Гав! – радостно подтвердил Тимми и направился к двери.

– Давайте сходим в авторемонтную мастерскую и узнаем, могут они дать нам машину вместе с шофером или нет, – предложил Джулиан. – Пошли, Тимми!

Вся ватага отправилась в деревню, на бензоколонку. Дождь прекратился, солнце пробилось сквозь облака и волшебным сиянием осветило бухту в скалах.

– Обидно, что мы не попадем на остров, – с сожалением сказала Джордж. – Правда, для палаток еще действительно слишком сыро. Ну да ладно, маяк для разнообразия тоже неплохо.

Бензозаправщик внимательно выслушал их просьбу, изложенную Джулианом.

– Нам нужен старый маяк на Чертовых скалах, а не новый – на Высоком утесе. Мы хотим туда отправиться на пару деньков.

– На маяк? – переспросил мужчина. – Это что, шутка?

– Нет, дело в том, что он принадлежит одному из нас, – пояснил Джулиан. – Нам, конечно, надо кое-что взять с собой, и мы надеемся, что вы сможете предоставить нам завтра машину с шофером. Как-нибудь мы известим вас, когда надумаем вернуться назад. Я бы попросил вас тогда опять послать за нами машину.

– Это можно, – кивнул мужчина. – Ты говоришь, вы живете сейчас в Киррин-коттедже? Твой дядя – мистер Киррин? Мистера Джорджа я, разумеется, знаю, а вас еще никогда не видел. Ты ведь понимаешь, нужно быть осторожным и знать, кому сдаешь машины.

Для Джордж слово «мистер» прозвучало, как райская музыка. Она была счастлива, что все принимают ее за мальчика. Джордж поглубже засунула руки в карманы шорт и про себя решила еще короче стричь волосы, лишь бы только мама согласилась!

– Пожалуй, лучше всего взять с собой несколько одеял и подушек, – предложил на обратном пути Джулиан. – И теплые куртки со свитерами. Не думаю, чтобы на маяке было очень тепло.

– Во всяком случае, там есть печь, которая работает на жидком топливе, – сказал Дудик. – Думаю, раньше она была частью большой осветительной установки. Можем использовать ее для обогрева, если будем замерзать.

– А что за припасы вы там оставили? – поинтересовался Дик. – Лучше бы купить кое-что прямо сейчас, добавить пару бутылок лимонада или колы и загрузить все в машину.

– По-моему, там довольно много консервов. – Дудик напряженно старался вспомнить. – Мы оставили их на тот случай, если моему отцу еще раз захочется там поработать.

– Гм. Жаль, что они не условились встретиться там с дядей Квентином, – вздохнул Джулиан. – Это бы всех устроило.

Ребята зашли в деревенский магазин, и Энн попробовала себя в роли домашней хозяйки.

– Сахар, масло, яйца… ах ты Господи! Джордж, помоги мне! Сколько я должна всего покупать?

– Не забывай, что мы сможем ходить в деревню за продуктами, – напомнил Дудик. – Тяжеловато будет только во время шторма, дорога через скалы становится слишком ненадежной. Тогда мы пару дней не сможем выбраться оттуда. Даже на лодке это чересчур опасно.

– Как увлекательно! – просияла Джордж, представляя себе, как все они, отрезанные от суши бушующим морем, ждут спасения от гибели и голодной смерти. – Возьми печенья, Энн, и шоколада, и хлеба. И много, много лимонада. И…

– Ну-ка, остановись на секунду – ты знаешь, кто все это оплачивает? – прервал Джулиан поток ее красноречия. – Я! Так что не разоряй меня окончательно! – Он вытащил деньги. – Здесь у меня пятнадцать фунтов. Это все, чем я располагаю в данный момент. За остальное может заплатить Дик.

– У меня тоже много денег, – вмешался Дудик и с гордым видом вытащил внушительных размеров кошелек.

– Ого! – удивилась Джордж. – Наверное, твой отец дает тебе деньги всякий раз, когда ты его об этом просишь. Он такой рассеянный, что вряд ли заметит, если трижды за день даст тебе денег!

– Ну, твой, положим, тоже довольно рассеянный, – парировал Дудик. – Сегодня за завтраком он вместо того, чтобы посолить, посыпал яйцо сахаром! Я сам видел. И что еще хуже: он его съел, даже не заметив, что ошибся!

– Ну хватит! – перебил его Джулиан. – Тебе бы только других критиковать! Тебе нужно что-нибудь для Чудика на время жизни на маяке? Джордж купила для Тимми собачьих галет и консервированный корм, а мы еще захватим для него пару костей.

– Благодарю, еду для Чудика я куплю сам, – проворчал Дудик, обидевшись на Джулиана за то, что тот его одернул.

Он заказал пакетик изюма, пакетик коринок, полкило сухофруктов и несколько апельсинов. Чудик наблюдал за этим с явной благосклонностью… Лапы прочь! – набросилась Джордж на обезьянку, когда та исподтишка сунула лапу в пакет с собачьими галетами Тимми.

Чудик прыгнул на плечо Дудику и закрыл мордочку лапами, словно ему было очень стыдно.

– Теперь еще немного фруктов, и тогда, пожалуй, все, – решил Джулиан. – Отнесем это на бензоколонку и погрузим в машину, чтобы завтра прямо с утра стартовать.

– Завтра! – Джордж сияла от восторга. – Если бы сейчас уже было завтра! Я умираю от нетерпения!

 

НАКОНЕЦ В ПУТИ

Весь вечер они провели, оживленно обсуждая предстоящий день – как за ними заедет машина, как они поедут вдоль берега на Чертовы скалы, осмотрят маяк, а с его верхушки увидят только огромное, безбрежное море и волны, разбивающиеся об утес!

– Чего я особенно жду – так это первой ночи на маяке, – сказала Джордж. – Совсем одни высоко на башне, вокруг ничего, кроме ветра и волн, мы лежим, завернувшись в одеяла, а утром нас опять будят ветер и волны.

– И чайки, – добавил Дудик. – Они там кричат не переставая. С верхушки маяка можно наблюдать за ними. Как бы я хотел тоже иметь крылья, которые понесли бы меня по воздуху…

– Если бы только они не кричали так мерзко, – подала голос Энн, скорчив гримасу.

Миссис Киррин тем временем боролась с желанием уговорить детей остаться. Прогноз погоды был плохой, и она уже рисовала себе картину, как продрогшие дети, трясясь от страха, сидят на заброшенном маяке… Но стоило ей высказать вслух свои опасения, как вся компания с шумом набросилась на нее.

– Мы ведь уже заказали машину!

– И накупили кучу продуктов! И Джоанна приготовила огромный пакет. Она даже испекла для нас особый пирог!

– Мама! Как ты можешь говорить «нет» после того, как ты уже сказала «да»!

– Ладно, ладно! – сдалась миссис Киррин. – Это была лишь мимолетная фантазия. Напишите мне оттуда хотя бы пару открыток, хорошо? Конечно, если там есть почтовый ящик.

– О, в деревне есть даже маленькое почтовое отделение, – сообщил Дудик. —

Мы будем отправлять каждый день по открытке, и вы будете знать, что у нас все в порядке.

– Да, но если открытка вдруг не придет, я буду беспокоиться, – возразила миссис Киррин. – Так что, пожалуйста, держите свое слово! Вы не забыли куртки, и резиновые сапоги, и…

– Мама, могу поспорить, что следующим номером ты потребуешь, чтобы мы взяли с собой зонты! – взорвалась Джордж. – Хотя, конечно, мы могли бы использовать их как парашюты: Дудик говорит, что на берегу всегда дует сильный ветер.

– Представь себе, что мы сидим внутри маяка, играем в «Черного Петера», а снаружи, как черт, воет и свистит буря, – вмешался Дик. – Мы заворачиваемся в одеяла, рядом с нами стоит лимонад, лежат шоколад и печенье…

– Гав! – подал голос Тимми и навострил уши. Эти слова были ему хорошо знакомы.

– Эй, Тимми, ты что думаешь, тебя сейчас будут кормить шоколадом? – засмеялся Дик и потрепал лохматую собачью голову. – И, пожалуйста, не прерывай беседу. Это неприлично!

– Гав! – пролаял, будто извиняясь, Тимми и лизнул руку Дика.

– Я думаю, лучше всего вам вовремя лечь дать, – заметила миссис Киррин. – Завтра утром мне нужно упаковать оставшиеся вещи, а ведь вы сказали, что машина заказана на полдесятого.

– Ровно в восемь мы явимся к завтраку! – пообещал Джулиан. – Спорим, что профессор не выйдет раньше одиннадцати и, как всегда, забудет завтраке? Дудик, твой отец вообще когда-нибудь ест нормальную горячую пищу? У меня такое впечатление, что он либо просто забывает о ней, либо приходит на несколько часов позже и тогда не знает, завтрак это, обед или ужин.

– Мне разрешено все съедать, если я считаю, что он забыл про еду, – деловито сообщил Дудик. – Чудик мне помогает. Вы бы просто поразились, увидев, как он поедает жирную ветчину.

– Чудик меня больше ничем не удивит, – покачал головой Джулиан. – Мне только любопытно, что будет, когда мы все всемером будем заперты маяке и Чудик примется за свои проделки, там ведь нет сада, куда мы могли бы его отослать, если он нам будет слишком действовать на нервы. Тетя Фанни, ты знаешь, кстати, что сегодня утром Чудик стащил карандаш и обезьяньими каракулями исписал все обои? Хорошо, что я не умею читать по-обезьяньи: вряд ли это были любезности.

– Какая несправедливость! – набросился на него Дудик. – Для обезьяны у него прекрасные манеры. Вы бы посмотрели на других обезьян, которых я знаю!

– Нет уж, обойдемся без этого, – простонал Джулиан.

Дудик был очень сердит. Он посадил Чудика себе на руку и вышел с ним из комнаты. Вскоре вся передняя наполнилась гудением автомобиля.

Судя по шуму двигателя, машина нуждалась в срочном ремонте.

Миссис Киррин выскочила из комнаты.

– Ты же знаешь, что в передней нельзя играть в автомобили! Уходи отсюда, пока твой отец тебя не услышал. О Господи, какой же здесь воцарится райский покой, когда замолкнут все эти машины, появившиеся у нас с твоим приездом!

– Я ведь был всего лишь трактором, – оправдывался Дудик. – Если кто-то обижает меня или Чудика, я непременно должен быть машиной.

– Выдумщик, – хмыкнула Джордж.

– Я иду спать, – объявил Дудик, который от всех этих неприятностей окончательно скис.

– Да, это неплохая идея, – поддержала его миссис Киррин. – Спокойной ночи, трактор. Отправляйся в гараж! Спокойной ночи, Чудик!

Дудика ненавязчиво проводили до двери. Он еще что-то бурчал себе под нос, поднимаясь вверх по лестнице с Чудиком на плече; однако его плохое настроение мгновенно улетучилось, когда, раздеваясь, он вспомнил про завтрашний день – про поездку на маяк, его маяк!

Да уж, это произведет впечатление на Джордж и всех остальных! Он лежал, удобно вытянувшись на постели. Чудик устроился рядом с ним, засунув свою маленькую лапку под его пижамную курточку.

На следующий день первой проснулась Джордж.

Она села в кровати и недоверчиво посмотрела в окно, чтобы проверить, сбылся ли плохой прогноз погоды. Нет, на этот раз метеорологические дяди и тети, кажется, ошиблись. Солнце смеялось, шума моря не было слышно, а это означало, что ветер не швыряет волны на скалы.

Девочка разбудила Энн.

– День отъезда на маяк! – провозгласила Джордж. – Вставай, уже половина восьмого!

Все вовремя явились к завтраку, за исключением профессора Хейлинга и мистера Киррина. Когда завтрак был уже закончен, неторопливой шаркающей походкой в дверь вошел Хейлинг.

– О, вы тоже уже на ногах! – удивилась миссис Киррин. – А я думала, вы еще спите.

– Нет, Дудик разбудил меня сегодня непривычно рано, – пожаловался профессор. – А может, это была обезьяна – я действительно не знаю. Ранним утром оба кажутся мне на одно лицо.

Мистер Киррин тоже спустился вниз, но не пошел завтракать. Он, как обычно, уже сидел за своими книгами.

– Джордж, сходи за отцом, – попросила миссис Киррин. – Его яичница скоро станет несъедобной.

Джордж постучала в дверь кабинета.

– Папа, иди, пожалуйста, завтракать!

– Я уже завтракал! – послышался в ответ удивленный голос. – Я съел два чудных, мягких, как воск, яйца!

– Папа! Это было вчера, – нетерпеливо возразила Джордж. – Сегодня у нас ветчина и яичница-глазунья. Ты, как обычно, все забыл. Пошли! Мы скоро уезжаем на маяк.

– Маяк? Какой еще маяк? – удивился мистер Киррин, однако ответа не дождался.

Джордж уже вернулась в гостиную. Она не знала, сердиться ей или смеяться. Отец и вправду стал таким забывчивым, что скоро не сможет вспомнить, где живет!

После завтрака воцарилась страшная неразбериха. Одеяла, куртки, пижамы – самые теплые, какие удалось сыскать; коробки, полные пирожных и мясных пирожков, которые напекла заботливая Джоанна; хлеб в дорогу, книги, игры – Джордж утверждала, что всего этого хватило на несколько недель.

– Машина опаздывает, – нервничал Дик. – Или это мои часы спешат?

– Едет! – взволнованно крикнула Энн. – Тетя Фанни, как бы я хотела, чтобы вы поехали с нами! Это будет не-ве-ро-ятно интересно! Где Чудик? А, вот он! А Тимми? Тимми, мы переезжаем на маяк! Ты ведь небось и не знаешь, что это такое?

Машина подъехала к входу в дом, и водитель, извещая о своем приезде, так нажал на гудок, что мистеру Киррину опять чуть не стало дурно.

Не раздумывая, он набросился на бедного Дудика.

– Это опять твои глупые штучки? Снова играешь в машину? Ну, теперь с меня хватит!

– Нет, мистер Киррин, это не я! – защищался, чуть не плача, Дудик, спасаясь от грозно занесенной над ним руки. – Это была настоящая машина, на улице!

– Сейчас я разберусь с водителем! Что это ему взбрело в голову устраивать здесь такой шум? – яростно пыхтел мистер Киррин. – Что ему здесь вообще надо?

– Папа, это машина, которая должна отвезти нас на маяк, – объяснила Джордж, закатывая глаза.

– Ах, вот что, – засопел мистер Киррин. – Почему же вы сразу не сказали? Ну, тогда до свидания, до свидания! Желаю хорошо провести время, и не забывайте как следует вытираться после купания.

Дети набились в машину, водитель положил вещи в багажник. С сомнением покачав головой, он проследил, как в салон забираются Чудик и Тимми.

– Всем хватит места? – поинтересовался он. – Ну и компания!

Наконец машина тронулась с места, развернулась и поехала вниз по песчаной дорожке.

– Вот мы и в пути! – Голос Джордж дрожал от нетерпения. – Опять совсем одни, без взрослых… Для меня это самое прекрасное, что может быть на свете. Для тебя тоже, Тимми?

– Гав! – от всей души согласился с ней Тимми и положил голову девочке на ногу. Пес ужасно радовался путешествию. Цель поездки его не интересовала – пусть хоть на край земли, только бы Джордж была рядом!

 

ЧЕРТОВЫ СКАЛЫ

Когда они выехали на широкую дорогу, Дудик попытался втянуть шофера в разговор, забросав его вопросами о всевозможных марках машин. Эта беседа доставила всем массу удовольствия.

– Я не слишком высокого мнения о новых машинах, – с важным видом изрек Дудик. – Так, жестянки!

– Некоторые из новых жестянок очень хороши, – отозвался водитель, иронически посмотрев на маленького собеседника. Незаметно от Дудика он коснулся кнопки на приборном щитке, и тотчас окно рядом с мальчиком с тихим шуршанием открылось. Дудик был совершенно потрясен.

– Это еще что такое? – воскликнула Энн, когда в машину ворвался сильный порыв ветра. – Сейчас же закрой, Дудик!

Дудик поискал ручку, чтобы поднять стекло, но не нашел. Но тут стекло само собой скользнуло вверх. Дудик не двигался, краешком глаза наблюдая за дверцей. И вскоре стекло опять беззвучно утонуло в двери и впустило холодную струю.

– Дудик! Хватит баловаться с окном! – приказал Джулиан.

– Я к нему вообще не прикасался, – пробормотал Дудик и недоверчиво оглядел окно.

Неожиданно стекло снова мягко, как по маслу, пошло вверх. Дудику стало не по себе. Он не отрывал взгляда от окна, каждую секунду готовый к новому сюрпризу. Все остальные давно уже заметили, что шофер управляет оконным стеклом со своего места, и посмеивались, подталкивая друг друга.

– Ну, теперь бедный Дудик наверняка лишится дара речи, – прошептал Дик.

И верно. На протяжении всей поездки Дудик больше ни слова не сказал о старых или новых автомобилях.

Путешествие было великолепным. Лишь изредка дорога слегка отступала от берега, и повсюду им открывался восхитительный вид.

– Вашей собачке, похоже, нравятся эти места, – заметил шофер, ненадолго приоткрыв одно из задних окошек. – Она все время высовывается ид окна.

– Да, я-то думала, ему нужен свежий воз дух, – отозвалась Джордж. – А тебе, оказывается, нравятся красивые пейзажи, Тимми?

– Гав! – ответил Тимми, втянул обратно голову и быстро лизнул руку Джордж и заодно оказавшуюся рядом испуганную обезьянью мордочку.

Бедный Чудик не переносил автомобильной тряски. Он сидел тихо, как мышонок, потому что боялся получить морскую болезнь. Машина тем временем с тихим гудением катила по сельской дороге, и ребятам порой казалось, что шум двигателя исходит от Дудика.

В пути они сделали один привал и с жадностью набросились на бутерброды. Водитель тоже прихватил с собой поесть, и когда Чудик обнаружил, что у него бутерброды с помидорами, он деликатно присел к водителю на колено и помог ему справиться с едой.

– Примерно через четверть часа будем на месте, – объявил шофер. – Куда вам, собственно, надо на Чертовых скалах?

– Нам надо на маяк, – ответил Джулиан. – Вы его знаете?

– Знаю, но там ведь нельзя жить, – удивился водитель. Он решил, что Джулиан его дурачит. – Едете навестить друзей?

– Нет, мы действительно едем на маяк, – торжественно заверил Дудик. – Он принадлежит мне. Мне одному.

– Ах, вот что… Тебе, значит. Ну, тогда тебе виднее, – заметил шофер и бросил лукавый взгляд в зеркало заднего вида. – Я родом с Чертовых скал. Мой прадед до сих пор живет в домике, где я родился. Чего он мне только не рассказывал про старый маяк! Как, например, однажды ночью разбойники вломились туда, напали на смотрителя и погасили свет, чтобы заманить на рифы большой корабль!

– Какая подлость! И он действительно разбился? – спросил Дик.

– Да, на тысячи кусочков, – подтвердил мужчина. – Вдребезги. А потом они подождали, когда прилив выбросит на берег обломки. Вам бы стоило заглянуть к моему прадедушке и попросить его рассказать эту историю. Может, он бы вам и Разбойничью пещеру показал…

– О, о ней мы уже слышали, – перебила его Джордж. – Значит, она действительно существует? И мы сможем ее увидеть? А там еще что-нибудь осталось?

– Нет, нет, прошло ведь уже много лет, – ответил шофер. – С тех пор как появился новый маяк, кончились времена разбойников. Новая башня просто замечательная, ее огни видны даже в самую страшную непогоду. Старый маяк светил, конечно, не так хорошо. Тем не менее он много кораблей спас от гибели.

– Как зовут вашего прадедушку? – поинтересовалась Джордж. Про себя она уже решила как можно скорее отыскать его. – И где он живет?

– Спросите Джереми Бунсена, – ответил шофер, осторожно прокладывая путь через коровье стадо. – Вы найдете его где-нибудь на берегу, обычно он сидит, курит свою длинную трубку и шипит на каждого, кто его задевает. Но детей он любит, так что не пугайтесь. Он расскажет вам целую кучу историй. О Господи, еще одно стадо заворачивает!

– Посигнальте! – посоветовал Дудик.

– Ты уже слышал стихотворение про корову, прыгнувшую на луну, парень? – спросил шофер. – Кто-то погудел, когда она проходила мимо, и она от испуга скакнула аж на луну. Хороший водитель никогда не гудит, когда поблизости коровы. Они пугаются и впадают в панику. Вон там – видите скалу, там, впереди, где берег изгибается дугой? Это первая Чертова скала. Скоро мы будем у цели.

– А откуда взялось это название? – полюбопытствовала Джордж.

– Скалы эти такие коварные, что люди раньше считали: только злобный черт мог их так раскидать, – ответил шофер. – Некоторые из них острые, как акульи зубы, едва прикрыты водой и лежат как раз на такой глубине, чтобы продырявить и вспороть днище корабля. Другие представляют собой крутые утесы, о которые корабли разбиваются на тысячи кусочков, если налетят на них. Да, настоящие Чертовы скалы!

– Когда же покажется маяк? – забеспокоился Дудик. – Ему пора бы уже появиться.

– Сейчас мы его увидим, как только поднимемся на вершину, холма, – пояснил шофер. – И скажи своей обезьяне, чтобы она вынула лапу из кармана моего пальто. У меня там больше нет помидоров.

– Фу, Чудик! – прикрикнул Дудик так строго, что зверек закрыл мордочку лапками и заскулил.

– Ну и обманщик! – заметила Джордж. – У самого ни слезинки нет в глазах! Посмотрите, это там не маяк появился?

– Точно, это он, – подтвердил шофер. – С этого холма его хорошо видно. Для своего возраста он выглядит совсем неплохо. Да, умели раньше устроить… Маяк сложен из камня; поскольку на него все время обрушивались брызги прибоя, то, чтобы они не затемняли свет фонаря, башня должна была иметь определенную высоту.

– А где же жил смотритель маяка? – поинтересовался Дик.

– Прямо под тем местом, где находится фонарь, есть маленькая комнатка, – объяснил водитель. – Мой прадед как-то брал меня с собой наверх.

– Мой отец жил там целое лето, – с гордостью заявил Дудик. – Я почти все время был с ним. Это было здорово!

– Зачем же твой отец переехал на маяк? – поинтересовался шофер. – Он что, скрывался от кого-нибудь?

– Конечно, нет. Он ученый и говорит, что ему нужно спокойное место для работы, без вечно трезвонящего телефона и назойливых посетителей, – разъяснил Дудик.

– То есть ты хочешь сказать, что в твоем обществе его покой никто не нарушал? – поддел его шофер. – Ну-ну…

Дудик пропустил язвительное замечание мимо ушей и продолжал:

– Здесь действительно не так уж спокойно, волны создают жуткий шум, да и ветер. Но мой отец всего этого вообще не замечал. Ему действуют на нервы только телефонные звонки и люди, которые все время говорят и стучатся к нему в кабинет. А маяк он любит.

– Вот как, – усмехнулся водитель. – Ну, тогда твое общество – это как раз то, что ему надо. Во всяком случае, желаю вам хорошо провести время, – закончил он. – Мне бы это было не по вкусу – только шум волн да крики чаек. А вам, может, и понравится.

Дорога теперь извивалась по другому склону холма и все ближе подбиралась к маяку.

– Скоро мы будем на месте, – ликовал Дудик. – Ты рад, что едешь на маяк, Чудик? Помнишь, как ты летал вверх-вниз по винтовой лестнице?

Машина подвезла их к кромке воды, и ничем не заслоняемый теперь маяк, поднимающийся из моря на некотором расстоянии от них, предстал их взглядам. У каменного мола на воде покачивалась маленькая лодка. Обнаружив ее, Дудик испустил радостный вопль.

– Это наша лодка, во время прилива она единственное спасение. Она называется «Кузнечик» и в самом деле умеет прыгать!

– Может, скажешь, это тоже твоя собственность? – с завистью спросила Джордж.

– Да. Ее продали вместе с маяком, я так думаю во всяком случае, – объяснил Дудик. – Так или иначе мы ею пользуемся, когда путь через скалы оказывается под водой.

– Следите, чтобы вам не потерпеть крушение, – посоветовал шофер и остановил машину. – Волны между Чертовыми скалами и молом во время шторма слишком высоки для такой маленькой лодки.

– Я умею обращаться с лодками, – заверила Джордж. – Первая лодка у меня появилась, когда я была еще маленькой.

– Ну вот и приехали! Сразу же будете перебираться на маяк? Помочь вам отнести вещи? – спросил шофер.

– Да, пожалуйста, – отозвался Джулиан. Совместными усилиями они перетащили в лодку все свои пожитки. Старик, сидевший рядом на берегу, коснулся рукой своей шапки.

– Из Киррин-коттеджа позвонили, чтобы я приготовил старую лодку, – доложил он. – Кто из вас маленький Хейлинг?

– Я! – просиял Дудик. – И это моя лодка и мой маяк! Пошли, ребята, поплывем скорей, поторопитесь! У меня больше нет сил ждать.

 

КАК ВЫГЛЯДИТ ИЗНУТРИ МАЯК

Вся пятерка вместе с Тимми прыгнула в лодку, не зря носившую имя «Кузнечик». Чудик, оказавшись на руках у Дудика в качающейся лодке, громко завопил от испуга.

– Не бойся. Чудик! – успокоил его Дудик. – Разве ты не помнишь эту лодку? Трусишка, ничего с тобой не случится.

В лодке было две пары весел. Одну взял Джулиан, а когда Дик потянулся за второй парой, его опередила Джордж.

– Руки прочь, с высокими волнами я справлюсь лучше тебя.

– Я гребу ничуть не хуже! – проворчал Дик. В этот момент лодка так сильно накренилась, что ему с большим трудом удалось уберечь один рюкзак от падения в воду.

– Молодец! – похвалил Джулиан. – Как раз вовремя. Ох, ну и волны здесь!

– Вы прямо над рифами гребете? – спросила Энн, бросив робкий взгляд на воду.

– Сейчас они под водой и для нашей лодки не опасны.

– По этим рифам мы могли бы пройти при отливе, – объяснил Дудик. – Тогда только в некоторых расщелинах остается вода. Одну из таких луж я летом использовал как ванну. Вода так нагревалась на солнце, что нужен был холодный душ для охлаждения.

Энн улыбнулась.

– Вот бы сейчас было так тепло, чтобы можно было купаться! Ой, вы только посмотрите вниз, какие страшные скалы прямо под нами!

– Да уж, не один корабль они пропороли, – кивнул Джулиан. – Не удивительно, что их называют «Чертовы скалы»! Здесь есть легкое течение, ты заметила, Джордж?

– Ну все, теперь моя очередь! – объявил Дудик и попытался завладеть веслом.

– Отстань! Не раскачивай лодку! – зашипела на него Джордж. – Лучше смотри за вещами, малыш!

– А маяк очень старый? – поинтересовалась Энн, когда до него оставалось совсем немного. – Похоже, что очень.

– Так оно и есть, – подтвердил Дудик. – Это не совсем обычный маяк. Много-много лет тому назад его построил один богатый человек. Рассказывают, что здесь утонула его дочь. Она плыла на корабле, который налетел на скалы. И поэтому он приказал возвести на этом месте башню – в память о девочке и чтобы предотвратить новые несчастья.

Энн придирчиво рассматривала маяк. Это было солидное сооружение внушительных размеров. Казалось, его фундамент составляет одно целое со скалами. Он должен был покоиться глубоко в основании скал, чтобы башня могла выдерживать натиск бурь. Поверху башню опоясывала галерея, располагавшаяся под окошками, сквозь которые когда-то проходил мигающий свет фонаря. Сверху наверняка открывался восхитительный вид на окрестности.

Они уже почти достигли цели. Каменные ступеньки вели от скал вверх, ко входу, уже недосягаемому для волн.

– А дверь не заперта? – вдруг осенило Дика. – Вот свинство, неужели мы проделали такой длинный путь только чтобы убедиться, что не можем попасть внутрь?

– Конечно, дверь заперта, – кивнул Дудик. – У кого-нибудь есть ключ?

– Кончай шутить, ты, клоун! – Джулиан перестал грести и уставился на Дудика. – Ты что, хочешь сказать, что мы действительно не сможем попасть внутрь?

– А что это вы так разволновались? – рассмеялся Дудик в лицо пораженному Джулиану. – Я просто пошутил! Вот ключ. Это мой маяк, и поэтому отец отдал ключ мне. Я всегда ношу его с собой, потому что он очень ценный.

Ключ был довольно длинный, и Джордж удивилась, как Дудику удалось уместить его в кармане брюк. А тот с хохотом размахивал ключом в воздухе.

– Как я рад, что сейчас открою свой маяк! – Дудик буквально сиял от восторга. – Скажи, ты ведь тоже была бы не прочь иметь собственный маяк, а, Джордж?

– Гм… да, пожалуй, – призналась Джордж. Глаза ее были неотрывно прикованы к башне, по виду напоминающей крепость.

– Теперь внимание, – предостерег Дудик гребцов. – Дождитесь большой волны, и пусть она перенесет нас через скалу – ту, которая выступает там из воды. За ней море почему-то всегда спокойное, и можно без труда подгрести к ступенькам. Дик, поищи каменный столбик и накинь на него веревку. С твоего места это удобнее.

Все оказалось проще, чем ребята ожидали. После того, как волна перенесла лодку в спокойное место, Джулиан и Джордж взяли точный курс на ступеньки. Дик ловко накинул петлю на столбик – и они были у цели. Лишь несколько сухих камней отделяли их от ступенек. Один за другим ребята выпрыгнули из лодки, и каждый первым делом задирал голову и смотрел на башню. Отсюда маяк выглядел еще внушительнее.

– Сейчас отопру, – гордо объявил Дудик и поднялся по ступенькам. – Видите, из каких огромных камней построен мой маяк? Неудивительно, что он такой крепкий.

Дудик вставил ключ в замок толстой деревянной двери и попробовал повернуть его. Он провозился довольно долго, а потом с растерянным видом обернулся к ожидавшим его друзьям.

– Не могу открыть, – промямлил он. – Что делать?

– Дай я попробую, – вызвался Джулиан. – Замок, наверное, проржавел.

Он взялся за ключ двумя руками и изо всех сил повернул его. Раздался щелчок – и дверь была открыта. Все облегченно вздохнули. Джулиан пропустил остальных внутрь, где им уже не грозили ветер и брызги, и плотно закрыл за собой дверь.

– Вот мы и прибыли, – тяжело дыша, объявил он. – Ну и темнотища, хоть глаз выколи! Хорошо, что у меня с собой есть карманный фонарик.

Он посветил вокруг фонариком, но единственное, что они смогли увидеть, была винтовая лестница, круто уходящая вверх.

– Лестница ведет на самый верх, туда, где фонарь, – подал голос Дудик. – По пути она заворачивает в несколько клетушек, я вам их покажу. Держитесь крепче за перила, чтобы не закружилась голова от крутого подъема по спирали.

Дудик с гордостью возглавил восхождение по винтовой лестнице. Сначала они попали в маленькую темную комнатку, которую он назвал «складским помещением». Луч его фонарика скользнул по стенам.

– Смотрите, а вот и консервы, о которых я вам рассказывал. А теперь поднимемся в керосиновую комнату. Она совсем маленькая.

– Что такое керосиновая комната? – заинтересовалась Энн.

– Там хранились канистры с керосином для фонаря. Он ведь был керосиновым, электричества тогда не было. Смотрите, вот она – эта комната!

Низкое помещение без окон было заставлено канистрами, и оттуда исходил такой резкий запах что Энн зажала нос.

– По-моему, комната премерзкая, – не удержалась она. – Здесь такая вонища, и вообще жутко. Скорей уйдем отсюда!

В следующем помещении было одно из окон маяка, и только что пробившееся сквозь облака солнце, как по мановению волшебной палочки, наполнило комнату светом и уютом.

– Здесь мы с отцом спали, – докладывал Дудик. – Ребята, ведь мы с ним забыли тут старый матрас! Вот здорово-то! Теперь он нам пригодится.

Они отправились дальше по лестнице и попали в комнату с довольно высоким потолком, окна в которой, хоть и маленькие, были целы и невредимы. Здесь тоже все было залито солнечным светом, и помещение имело жилой вид. Из обстановки там были стол, три стула и комод, да еще старая конторка и маленькая нефтяная печка, на которой можно было вскипятить воду и приготовить еду.

– Это моя старая сковородка, – обрадовался Дудик. – Она нам еще послужит. А вот котел для воды и кастрюля. Ложки, вилки и ножи тоже где-то должны быть, боюсь, правда, на всех пятерых не хватит. Есть и посуда, но не очень много. Я разбил целую кучу. Но пара оловянных кружек и тарелок должны были остаться – я их просто протирал тряпкой, вода на маяке на вес золота.

– А где же бак для воды? – забеспокоилась Джордж. – Немного воды нам все-таки понадобится.

– В западной части маяка отец оборудовал бак, – гордо сообщил Дудик. – Там собирается дождевая вода и по трубе через окошко направляется в маленький резервуар над раковиной. Совсем забыл вам показать. Краном можно включать и выключать воду. Мой отец ведь настоящий изобретатель, и такие вещи для него – детские игрушки. Ему было лень каждый день ходить за водой для мытья. Ох, ну и интересная жизнь у нас была!

– Если меня не обманывает чутье, теперь тебя ждет еще более интересная жизнь, – заметил Дик. – На этот раз у тебя хотя бы есть компания. Наверное, тебе было жутко тоскливо одному?

– Да нет, у меня ведь был Чудик, – возразил Дудик.

Услышав свое имя, обезьянка подбежала, вспрыгнула мальчику на руку и уютно прижалась к нему.

– Какая же следующая комната в этой замечательной башне? – поинтересовался Джулиан.

– Осталась только одна комната – фонарное помещение. Сейчас я вам ее покажу. По идее это самое важное помещение на маяке, но оно пустое и заброшенное. Пошли!

И Дудик, переполняемый гордостью за свой замечательный маяк, начал взбираться по последнему витку лестницы.

 

ВЕЛИКОЕ НОВОСЕЛЬЕ

Ребята снова принялись карабкаться по лестнице. У Тимми это получалось не слишком быстро, бесконечные изгибы были трудны для него. Зато Чудик скакал впереди всех, словно это он был владельцем маяка и теперь показывал свой дом гостям. Фонарное помещение было высоким и светлым: сплошная череда окон опоясывала комнату, беспрепятственно пропуская в нее потом солнечного света. Вид открывался ошеломляющий.

Энн не смогла удержаться от восторженного возгласа. На мили вокруг простиралось волнующееся синее море.

– Смотрите! Здесь есть дверь! – позвал Дик. – Она ведет на маленький балкон, или галерею, или как это называется – то, что там тянется?

– Да, галерея огибает все помещение, – подтвердил Дудик. – Видели бы вы, что тут происходит, когда чайки ищут прибежища в шторм! Они набиваются туда десятками! Выйти наружу можно только в спокойную погоду, иначе тебя просто сдует. Вы и представить себе не можете, что тут творится в шторм! Как-то ночью я был здесь с отцом, так я по-настоящему чувствовал, как качается башня!

– Мне кажется, это самое потрясающее место из всех, где я была! – произнесла Энн с горящими глазами. – Дудик, ты самый счастливый человек в мире.

– Точно, – убежденно согласился Дудик. – Надеюсь, вам здесь тоже понравится. Чудику нравится, правда?

Обезьянка восседала на самом верху большого фонаря и оттуда что-то лопотала Тимми, будто докладывала обстановку. Пес слушал, навострив уши и склонив набок голову.

– У Тимми такая морда, словно он понимает обезьянью болтовню, – засмеялась Джордж. – Дудик, этот фонарь теперь уже никогда не зажигают?

– Нет, никогда, – ответил мальчик. – Я же вам рассказывал, что чуть поодаль на берегу построен новый, современный маяк. В нем очень мощный фонарь, электрический, разумеется. Ночью мы сможем увидеть отблеск огней на воде.

– И почему люди не строят себе маяки для жилья? – мечтательно произнесла Джордж, не в силах оторвать взгляд от безграничного синего моря.

– Вы не проголодались? – спросил Дудик, потирая рукой живот. – Я чувствую себя жутко пустым. Вот кошмар, наши вещи ведь все еще лежат в лодке! – вспомнил он вдруг. – Пошли, занесем все в дом, а потом поедим. Сколько времени? Уже начало пятого! Неудивительно, что я так хочу есть! Вперед, Чудик, за работу! Ты тоже можешь что-нибудь нести!

Они опять, круг за кругом, сбежали по винтовой лестнице вниз, к большой двери.

– Она и должна быть такой толстой и крепкой, чтобы устоять во время шторма, – заметил Джулиан и распахнул дверь настежь.

В ту же секунду внутрь ворвался мощный вихрь и чуть было не опрокинул их на землю. Ребята с трудом выбрались наружу и по скалам добежали до лодки. Даже в спокойной воде она тихонько подпрыгивала.

– Привет, «Кузнечик»! – крикнул Дудик. – Ты, наверное, думал, что мы уже не вернемся? Хорошо следил за нашими вещами? Храбрый маленький кораблик!

– Детский сад! – ухмыльнулся Дик. – Пошли, Джулиан, тяжелые вещи возьмем мы с тобой. А мелочь могут тащить девочки и Дудик. Эй, Чудик, что это ты надумал?

Обезьянка схватила несколько свертков и поскакала с ними вперед.

– Все в порядке, – успокоил его Дудик. – Чудик всегда мне помогает. Он часто ходит со мной в магазин и тоже несет что-нибудь. Пусть таскает, он это любит.

И действительно, обезьянка помогала вовсю. Она прыгала туда-сюда, перетаскивала что могла и радостно верещала без умолку. Тимми наблюдал за ней, опустив хвост. В его глазах отражались зависть и сожаление, что он не может так же ловко орудовать своими лапами. Джордж ласково похлопала собаку по спине.

– Не грусти, Тимми! На, возьми эту корзинку!

Пес схватил зубами ручку корзины и довольный побежал по ступенькам к маяку. Хоть и не во всем он мог соперничать с Чудиком, но корзину все-таки нес ничуть не хуже.

– Лодку оставим здесь, пусть себе прыгает, – сказал Дудик. – Пока она привязана, с ней ничего не случится, если только море уж совсем не разбушуется. Тогда надо будет немного втянуть ее на ступеньки.

– Давайте сначала распакуемся и поедим, – предложила Энн, – а потом уже будем устраиваться. Я тоже умираю от голода.

– Это самое ужасное, когда живешь на маяке, – с совершенно серьезным видом заверил Дудик. – Тут почти постоянно испытываешь страшный голод. Я ел по пять-шесть раз на дню, когда мы были здесь с отцом.

– Для меня это звучит, как музыка! – ухмыльнулся Дик.

Пожитки были частично размещены в спальне, частично – в столовой. Дудику не понадобилось много времени, чтобы разжечь спиртовку и поставить на нее кастрюлю с водой. Благодаря затяжным дождям в баке скопилось довольно много воды, и ею можно было пользоваться, не выходя из столовой. Дудик повернул кран, и оттуда потекла чистая дождевая вода.

– Вот это класс! – восхитилась Энн. – Прямо как в сказке.

Яйца перекочевали в кастрюлю и вскоре сварились.

– Точно три с половиной минуты, – объявила Энн, вынимая одно за другим ложкой. – Каждому по два! Если так пойдет дальше, нам придется ходить за продуктами ежедневно. Бутерброды каждый может приготовить себе сам. Хлеб в этом пакете, но я понятия не имею, где масло! Покупали мы его точно.

– Как вы думаете, а не съесть ли нам парочку мясных пирожков Джоанны? – спросил Дик, снимая крышку с большой четырехугольной коробки. – Ух ты! Сколько их здесь! И вишневый торт! И ореховые пирожные – фирменное блюдо Джоанны! Ну и пир закатим!

– Что будем пить? – Джулиан вопросительно посмотрел на друзей. – Кока-колу? Лимонад? Или заварим чай?

Все выбрали кока-колу. Получился роскошный обед, которым пятеро друзей и Дудик с Чудиком отпраздновали свое новоселье на маяке. Снаружи кричали чайки и завывала буря, рокот моря нарастал и стихал, а внутри было чудесно. После еды Энн занялась мытьем посуды.

– Ох, да не мой ты, протри и все, – посоветовал Дудик.

– Тьфу, черт! – Энн даже передернуло. – Типичный мальчишка! Нет уж, я лучше помою.

– Типичная девчонка! – с ухмылкой передразнил ее Дудик.

– Ты не прав, – вмешалась Джордж. – Я нахожу мытье посуды отвратительным, а я девочка. Лучше бы я не была ею.

– Не расстраивайся, выглядишь ты как мальчик и ведешь себя так же, – заверил ее Дудик, рассчитывая этим замечанием сделать ей приятное.

– Во всяком случае, я не ношусь повсюду, изображая из себя машину! – обиженно парировала Джордж и отошла, чтобы посмотреть в окно.

Слова Дудика отнюдь не показались ей похвалой. Но кто мог долго предаваться унынию, когда глазам открывается такой великолепный вид: вода, ничего, кроме воды, безбрежные морские просторы, кое-где украшенные белыми пенистыми барашками? Джордж удовлетворенно вздохнула, тут же забыв свою ссору с Дудиком, и с улыбкой повернулась к нему.

– Если бы этот вид принадлежал мне, я была бы самым богатым человеком на свете, – сказала она. – Ты действительно счастливчик.

– Ты так считаешь? – произнес Дудик и задумался. – Гм… если хочешь, можешь взять половину вида. Я тебе ее дарю.

Джулиан захохотал и дружески хлопнул мальчика по спине.

– Пока мы здесь, мы берем свою часть, – согласился он. – А теперь давайте распаковываться и устраиваться. Вам, девочки, лучше всего спать здесь, в столовой, а мы трое будем спать внизу, в спальне. Согласен, Дудик?

– Да, если вы не возражаете, чтобы Чудик спал с нами, – ответил Дудик. – К тому же я полагаю, что Тимми будет ночевать с девочками.

– Гав! – подтвердил Тимми его догадку. Он вовсе не собирался разлучаться с Джордж.

Даже разборка вещей доставила ребятам огромное удовольствие.

– Это в кладовку, – распоряжался Джулиан, – а это в столовую, и это тоже; эти одеяла в спальню, а эти два лучше в столовую, к девочкам.

– Карты тоже в столовую, – решил Дик и протянул их Энн. – Книги и бумагу туда же. Не забыть бы нам каждый день посылать тете Фанни по открытке! Мы ей обещали.

– Во всяком случае, она знает, что сегодня мы благополучно прибыли на место, шофер наверняка сказал ей об этом, – заметила Джордж. – Завтра пойдем в деревню и купим пачку открыток, тогда сможем ежедневно посылать ей по одной. Насколько я знаю маму, она изведется, если мы хоть один раз этого не сделаем.

– Все матери одинаковые, – поддакнул Дик. – Это какой-то ужас! Как будто мы сами не можем побеспокоиться о себе. Ну, а теперь что вы скажете об игре в картишки?

Вскоре все с хохотом и шумом играли в карты. Тимми и Чудик наблюдали за игрой.

 

ДЖЕРЕМИ БУНСЕН

Когда стемнело, Дудик встал из-за стола, достал старомодную лампу, встряхнул ее и сказал:

– Немножко керосина там, похоже, еще есть. Я ее зажгу, и у нас будет достаточно света.

– Жалко, что мы не можем зажечь большой фонарь наверху, в башне, – с сожалением произнесла Джордж. – Наверное, для смотрителя маяка наступал великий момент, когда он зажигал фонарь, чтобы предупредить корабли. Интересно, кто вообще придумал маяки? Может, мореход, потерпевший кораблекрушение на скалах?

– Один из первых маяков был сооружен много столетий тому назад в устье Нила, неподалеку от порта Александрия, – наставительно произнес Джулиан.

– Из чего он был построен? Из камня, как этот? – поинтересовался Дудик.

– Нет, из белого мрамора, – ответил Джулиан. – Я сегодня вспомнил про этот маяк, когда мы поднимались по винтовой лестнице. Дело в том, что маяк в Египте тоже имел винтовую лестницу, только гораздо больших размеров, чем наша.

– А как выглядел там фонарь? – не унимался Дудик.

– Был ли там фонарь, не знаю, – ответил Джулиан. – Я читал, что каждую ночь наверху в башне разжигали костер, свет от которого был виден на мили вокруг.

– Ух ты, это была, наверное, жутко высокая башня, этот египетский маяк! – оживился Дик.

– Считают, что его высота была двести метров, – дал справку Джулиан.

– Черт возьми! Как это его ветром не опрокинуло! – охнул Дик. – Когда-нибудь посмотрим на него, если он еще стоит.

– Балда! – ласково проворчал Джулиан. – Его уж давно не существует. За время, прошедшее с того дня, когда он был построен, произошло землетрясение, которое полностью разрушило маяк.

Воцарилось испуганное молчание. Все пытливо всматривались в стены своего маяка. Землетрясение! Каким роковым оно могло оказаться для маленькой башни!

– Только не смотри так испуганно, Энн! – засмеялся Джулиан. – Сомнительно, что этой ночью у нас случится землетрясение. Эта старая башня в Египте в древности была одним из семи чудес света, только не спрашивай об остальных, я уже устал думать.

– Если бы фонарь в нашем маяке еще горел! – мечтательно произнесла Энн. – Наверняка маяку обидно ослепнуть после того, как столько лет он горел ярким светом. Дудик, можно еще зажечь фонарь – или он сломан?

– Энн, если ты думаешь, что сейчас мы полезем наверх зажигать фонарь только потому, что тебе его жалко, то ты ошибаешься, – назидательно произнес Дик. – К тому же за все эти годы он наверняка вышел из строя.

– А почему это он должен был выйти из строя? – возразил Дудик. – То, что маяк перестали использовать, не могло ведь отразиться на фонаре.

– Слушайте, а не поменять ли нам тему? Мы играем дальше или нет? – спросил Джулиан. – Хочу вам напомнить, что пока я выиграл все партии. Если вскоре не выиграет кто-нибудь из вас, придется допустить, что я играю с одними дураками.

Этого вызова было достаточно, чтобы все бросились к картам и продолжили борьбу против Джулиана.

– Вот увидишь: мы будем играть до тех пор, пока ты с треском не проиграешь! – пригрозил Дик.

Но никому в этот вечер не удалось одержать победу над Джулианом. Счастье было на его стороне. После пятой партии Энн громко и с аппетитом зевнула.

– Не обижайтесь, – сказала она, – но с меня хватит, я устала как собака.

– Я тоже едва сдерживаю зевоту, – признался Дик. – А не съесть ли нам еще немножечко сладкого и не отправиться ли в постель? Я, правда, и так объелся, но еще парочку печенюшек проглотил бы с удовольствием.

– Гав! – Тимми тут же присоединился к этому предложению.

Чудик что-то тихо пробормотал и потянул Дудика за рукав.

– Я вам принесу кое-что, – вызвалась Энн и поднялась.

Вскоре она вернулась, держа в руках поднос с бутылкой лимонада, большими кусками свежего пирога, приготовленного Джоанной, и несколькими дольками шоколада для каждого. Тимми и Чудик тоже не были забыты.

Все с восторгом набросились на еду и почувствовали себя сытыми и умиротворенными.

– А теперь по койкам! – скомандовал Джулиан. – Девочки, вам помочь устроить постели?

– Нет, спасибо, с этим мы справимся как-нибудь сами, – отказалась Энн.

Не прошло и четверти часа, как все они, очень уставшие, уже лежали на своих местах. Трое мальчиков внизу, в спальне, завернулись в одеяла, а Чудик тесно прижался к плечу Дудика. Девочки соорудили себе в столовой ложе из матрасов.

Тимми улегся рядом с Джордж и время от времени проводил своим толстым языком по ее уху.

– Дорогой Тимми, – сонно прошептала Джордж, – я тебя жутко люблю, но, пожалуйста, оставь свой язык при себе.

Вскоре все погрузились в глубокий сон. Снаружи бушевало и ревело море, завывал ветер, а внутри маяка царили тишина и покой. Даже Чудик ни разу не пошевелился во сне.

Весело было проснуться утром от громкого крика чаек и позавтракать яйцами, хлебом с маслом и яблоками, строя планы на предстоящий день.

– Предлагаю пойти в деревню и прикупить еще яиц, свежего хлеба и пару пакетов молока, – сказала Энн.

– Мы могли бы попробовать найти прадедушку нашего шофера. Может, нам удастся уговорить его рассказать что-нибудь о маяке и разбойниках, – предложил Дик.

– Да, и он мог бы показать нам Разбойничью пещеру, – подхватил Джулиан. – Хотел бы я на нее взглянуть. Сейчас же дружненько приберемся и сразу отправимся на мол. Теперь там должен быть отлив, и мы сможем пройти по камням.

– Но мы должны вернуться до начала прилива, – напомнил Дудик. – Ведь если мы оставим лодку у маяка, обратный путь нам будет отрезан, когда скалы окажутся под водой.

– Точно! – согласился Джулиан. – Так что убирайте ваше барахло – и в путь!

Вскоре вся компания шагала к берегу по оголенным отливом скалам. С этими камнями действительно шутки были плохи: повсюду торчали острые углы и кромки.

Наконец дети добрались до каменного мола.

– Как зовут старенького прадедушку? – наморщив лоб, попытался вспомнить Дик.

– Джереми Бунсен. – У Энн была хорошая память. – Он курит длинную трубку и угрюмо смотрит на людей.

– Да, наверное, его можно было бы найти, – заметил Джулиан. – Пошли, я уверен, что он сидит где-нибудь на берегу.

– Вот он! – воскликнула Джордж, показав на старика, у которого изо рта свисала длинная трубка. – Точно, это Джереми.

Так оно и оказалось. Старик сидел, широко расставив ноги, и дымил своей трубкой. Густая борода обрамляла его лицо, на голове криво сидела матросская кепка, а над глазами нависали такие кустистые, лохматые брови, что самих глаз почти не было видно.

Пятеро ребят двинулись прямо к нему, Тимми трусил вслед, а Чудик примостился на плече у Дудика. Старик сразу же заметил Чудика.

– Надо же, обезьяна, – пробормотал он. – Сколько обезьянок я привозил домой из своих поездок!

Он щелкнул пальцами и издал странный гортанный звук. Чудик насторожился и повернул к нему голову. Потом он перескочил с плеча мальчика на плечо к старику и потерся головой о его волосатое ухо.

– Чудик! – Дудик не поверил своим глазам. – Не может быть! Ведь он никогда не идет к чужим!

– Ха-ха, а может, я знаю его прадедушку, – засмеялся старый морской волк и почесал обезьянке шейку. – Меня все обезьяны любят, а я люблю их.

– Вы мистер Джереми Бунсен? – спросил Джулиан.

– Джереми Бунсен, да, это я, – ответил старик. – Откуда вы знаете мое имя?

– Водитель Джексон, который привез нас сюда, сказал, что он ваш правнук, – пояснил Джулиан. – Мы, знаете ли, живем сейчас на старом маяке, и Джексон считает, что вы можете нам кое-что о нем рассказать – его историю, скажем, и о разбойниках, которые тут обитали, когда маяк еще не был построен.

– О да, историй я могу рассказать вам целую кучу, – кивнул головой Джереми и выпустил в них облако дыма, так что Чудик даже закашлялся. – Это вам не то, чем занимается мой никчемный правнук. Он ничего не знает, вообще ничего, кроме своих машин. Машины, что такое машины? Безобразные, вонючие, шумные чудовища! Фу! Этот мальчишка, Джордж Джексон – просто дуралей!

– Нет, нет! Он самый опытный механик во всей округе! – не раздумывая, бросилась защищать его Джордж. – Нет ничего, чего бы он ни знал о машинах.

– Машины! Я же говорю – безобразные, вонючие, шумные чудовища! – засопел прадед Джексона.

– Мы ведь вовсе не собирались говорить о машинах, – попытался сменить тему Джулиан. – Расскажите нам лучше о разбойниках и прочих таких вещах.

– Ах, старина! – вздохнул прадедушка. – Да, я сам лично знавал еще некоторых морских разбойников. Был такой Одноухий Билл, так он…

Тут старый Джереми рассказал такую историю, что у пятерых ребят даже дух захватило.

 

«КОГДА Я БЫЛ МАЛЬЧИШКОЙ…»

– Когда я был мальчишкой… – начал старик, – не старше, чем этот пострел, – он ткнул своим мозолистым пальцем Дудика в живот, – там еще не было маяка, зато было предостаточно опасных скал. И порой случалось, что в штормовое время года им на зуб попадались корабли. Они были как бы западнёй, подстерегавшей суда. Вы ведь знаете, как называются эти скалы?

– Да, Чертовы скалы, – ответил за всех Дудик.

– На той высокой скале жил один старый злодей, – продолжил свой рассказ Джереми. – У него был сын, такой же скверный, как он сам. И племянник тоже. Их называли тремя морскими разбойниками, и я вам расскажу, как они заслужили это имя.

– Вы знали всех троих? – полюбопытствовал Дик.

– Еще как знал! Я прятался за кустом и каждый раз, когда они проходили мимо, бросал им вдогонку камень. А потом удирал. Они были подлые, жестокие и опасные. И все испытывали перед ними страх, искренний, настоящий страх. Старика звали Одноухий Билл. Рассказывали, что левое ухо ему откусила обезьяна. Я бы не стал ругать за это бедную зверушку, о нет! Так же как не стал бы обижаться на вашу обезьяну, если бы и она откусила ухо кое-кому, кого я знаю. Имя его я вам не назову, а то он может меня услышать.

Старик оглянулся, словно этот «кое-кто» действительно стоял за его спиной.

– Так вот, и Одноухий, и Носси, его сын, и Борода, его племянник, не уступали друг другу в подлости. У них в жизни была только одна цель – деньги! И чтобы ее достичь, они избрали гнусный путь! – Старик сделал паузу и, полный негодования, смачно сплюнул на землю. – Да! Я расскажу вам, как они разбогатели, о да, я расскажу вам! А еще я вам расскажу, как им пришел конец. Пусть вам и всем остальным будет урок. Видите высокий утес там внизу, у берега, с мачтой, на которой по ветру полощется флаг?

– Да, – ответили все хором, и пять пар глаз уставились на развевающийся флаг.

– Так вот, ближе этой точки корабли не должны подходить к берегу, – объяснил старый моряк, – иначе течение подхватывает их и швыряет на Чертовы скалы, а это верная гибель. Еще ни одному кораблю не удавалось вырваться из пасти этих чудищ, если его подхватывало течением. И вот, чтобы предупредить корабли об опасных рифах, раньше днем поднимали флаг, а ночью зажигали фонарь. И то, и другое ясно и однозначно сигнализировало: «Осторожно! Не подходи! Опасность!» Ясное дело, все моряки знали этот флаг и этот свет, и многие обязаны им жизнью, так как всегда следовали предостережению и уводили свои суда в открытое море. Но Одноухого Билла это не устраивало. Участь потерпевших кораблекрушение не волновала его. Каждый раз, когда корабль разбивался о скалы, он был тут как тут и забирал все, что можно было отодрать. Думаете, он спас хоть одному человеку жизнь? Ничуть не бывало! Люди поговаривали, что он и есть сам черт с Чертовых скал.

– Какой ужасный человек! – Энн содрогнулась от отвращения.

– Да, да, тут ты права, девочка, – закивал головой старик. – Кораблекрушения были для него, Носси и Бороды слишком редким уловом. И вот вся гнусная троица пошушукалась и замыслила самый дьявольский план, на который только способны люди.

– Какой план? – спросил, затаив дыхание, Дудик. От напряжения глаза у него стали совсем круглыми.

– Как-то ночью, во время шторма, они погасили яркий фонарь и отнесли его вон на ту маленькую скалу, видите? – Старик показал на каменный выступ неподалеку. – А вам ведь известно, что находится под этой скалой, вокруг маяка!

– Скалы! Острые, страшные рифы – Чертовы скалы! – выдохнула в ужасе Джордж.

– То есть вы хотите сказать, что Одноухий Билл и компания специально зажгли там фонарь, чтобы заманить корабли точно на скалы? – спросил Джулиан.

– Именно так, – подтвердил Джереми Бунсен. – И даже больше: я сам повстречал темной ночью, когда завывала буря, Одноухого Билла, и как вы думаете, что он тащил вместе с Носси? Фонарь! Они его, конечно, погасили, но у меня при себе был собственный маленький фонарик, и я все хорошо разглядел. Да-да, так оно и было. Когда меня заметили, на меня натравили Бороду. Ему велели сбросить меня со скалы, чтобы я замолчал навеки. Но я от него удрал. И я не молчал! О нет! Я обо всем сообщил в полицию. Одноухий Билл попал за решетку, и поделом ему, злодею! Но с него как с гуся вода – что ему до того? Он был богат! Очень богат!

– Как же ему удалось разбогатеть? – поинтересовался Дик.

– Ах, молодой человек, корабли, проплывавшие в давние времена вдоль этих берегов, были из дальних стран, и у многих на борту были сокровища, – пояснил Джереми. – Одноухий Билл похитил столько золота, серебра, жемчуга с обломков кораблей, что твердо знал: никогда в жизни ему уже не придется работать, после того как он выйдет из тюрьмы. Он будет богатым человеком, и ему даже не надо будет топить корабли.

– Почему же у него не отобрали сокровища? – удивился Джулиан.

– Он их припрятал, – ответил старый моряк. – Да, он их отлично спрятал! Даже его сын Носси и его племянник Борода не знали, где они хранились. Они были убеждены, что он оттащил сокровища в одну из пещер в скалах. Но сколько они ни искали, так ничего и не нашли. Хотя они тоже угодили в тюрьму, но вышли на свободу гораздо раньше Одноухого Билла. Как уж они охотились за богатством Билла!

– Ну и как, достал Одноухий Билл свое золото и серебро, когда вышел из тюрьмы? – не терпелось узнать Дику. Эта история увлекла и захватила его сильнее, чем любая книжка из тех, что он читал, – к тому же она была невыдуманной!

– Нет, не достал! – Джереми с удовлетворением затянулся своей трубкой. – И этому я больше всего радовался: старый злодей умер в тюрьме.

– А что же случилось потом с сокровищами? – теребила Джордж старика. – Кто их нашел?

– Никто! – последовал ответ. – Ни одна человеческая душа. Они все еще хранятся там, где и спрятал старый пройдоха. Их тайну он унес с собой в могилу. Носси и Борода долго искал сокровища. Каждый день я видел, как они рылись в тех пещерах, каждую ночь, вооружившись фонарем. Но они не нашли ни единой нитки жемчуга. Хороши шутки, а? Оба уже давно на том свете, но в деревне еще живут их родственники, как бы они были рады горстке золота при нищете! Двое детей у них – тощие, как скелеты!

– А вы хоть приблизительно не догадываетесь, где может лежать клад? – спросил Джулиан. – Может, в той пещере, о которой мы слышали – в Разбойничьей пещере?

– Да, существует так называемая Разбойничья пещера, верно, – подтвердил старик, выколачивая трубку. – По моим подсчетам там уже побывало тысяч пять человек, которые все обнюхали, заглянули во все дырки и щелочки в надежде найти то, что тщетно искали Борода и Носси. А может, их было и десять тысяч. Признаюсь откровенно: я тоже был там, но не обнаружил даже следа золотой монетки! Если хотите, я как-нибудь свожу вас туда. Но не питайте напрасных надежд. Я уверен, что Одноухий Билл никогда не прятал там сокровищ. Он просто соврал, чтобы провести Бороду и Носси.

– Мы бы очень хотели осмотреть Разбойничью пещеру, – сказал Дик, а Джордж подтвердила это, восторженно кивая головой. – Конечно, не в роли кладоискателей. Любому ясно, что сокровищ там нет. Может, кто-нибудь давно нашел их и тайком вывез.

– Может, и так, – согласился Джереми. – Хорошо, молодой человек, когда захотите пойти, придите и скажите мне. Я почти каждый день сижу тут. А ежели у вас сыщется понюшка табаку, которая вам не нужна, вспомните обо мне, хорошо?

– Мы сейчас же раздобудем вам табак, – заверил Джулиан, пытаясь подавить смешок. – Какой сорт вы курите?

– Э, вам достаточно будет сказать тому, торговцу табачными изделиями, что это для старого Джереми Бунсена, и он даст вам нужный сорт, – охотно пояснил старик. – И вот еще что: не шастайте одни по пещерам, можете заблудиться. Это настоящий лабю… лабю… – Лабиринт, – выручил его Джулиан. – Не волнуйтесь, мы будем осторожны.

Пятеро ребят попрощались; Тимми был рад, что ему не надо больше стоять по стойке смирно. Его нисколечки не увлекла история старого моряка и он совершенно не мог понять, почему из-за нее Джордж пропустила его обычную утреннюю прогулку. Пес тихонько заскулил, и девочка успокаивающе похлопала его по лохматой голове.

– Не сердись, Тимми! – произнесла она. – Дедушка рассказал такую захватывающую историю, что я совсем забыла про твою прогулку. Мы сейчас это наверстаем.

– А может, сначала пойти к торговцу табаком? – предложил Джулиан. – Мистер Бунсен действительно заслужил за свою историю особую порцию табака. Одному дьяволу известно, сколько там придумано, но рассказывал он и вправду увлекательно.

– Само собой разумеется, там ничего не придумано! – возмутилась Джордж. – С чего это он стал бы рассказывать сказки?

– А может, он метил на особый табак, откуда ты знаешь? – засмеялся Джулиан. – Я на него не в обиде. Потрясающая история! Только, Джордж, не воображай себе, что где-то еще лежит клад. Это бред.

– Ах так? Откуда ты это можешь знать, всезнайка? – заносчиво огрызнулась Джордж. – Табак табаком, но я думаю, что он сказал правду. Как ты считаешь, Дудик?

– Я тоже так думаю, – поддакнул Дудик. – Вот подождите, пока увидите все здешние пещер! Горы сокровищ могли бы там лежать, и никто б этого не заметил! Однажды я рискнул отправиться туда один. Но только совсем недалеко, уж больно страшно в этих пещерах. Если там кашлянешь, эхо сто крат отзовется. Я так перепугался, что бросился бежать что есть мочи и – бух! – угодил в яму с водой!

Все засмеялись.

– А теперь марш за покупками! – скомандовал Дик. – И как насчет дальней прогулки потом?

– Гм, у меня нет желания часами таскать с собой яйца, хлеб и молоко, – возразила Джордж. – По-моему, лучше так: сначала прогулка, потом по порции мороженого, а потом покупки – и назад на маяк.

– Хорошо! – согласился Джулиан. – Пошли, Тимми! Идем гулять. Гулять! Что, хвостом виляешь? Смотри, Чудик! А ты можешь так вилять хвостом?

 

ТАИНСТВЕННЫЙ ПОСЕТИТЕЛЬ

– Куда мы, собственно, идем? – спросила Джордж, когда они проходили по деревне. – Смотрите, над той лавчонкой написано «Том – торговец табачными изделиями»! Мы могли бы купить табак, и, может, потом кому-нибудь придет в голову идея, что нам делать после.

Они вошли в лавку, и Джулиан постучал по прилавку, чтобы обратить на себя внимание. Маленький человечек, похожий на гнома, вынырнул из темного угла.

– Я бы хотел купить табак для Джереми Бунсена, – сказал Джулиан. – Он говорит, что вы знаете, какой сорт он предпочитает.

– Да, знаю, – кивнул головой Том и порылся на полке. – Табаком, который Джереми выкурил за то время, что я здесь работаю, можно было бы годами поддерживать костер, что зажигают в День солнцестояния. Пожалуйста, молодой человек, два фунта.

– Он рассказал нам потрясающую историю, – пояснил Джулиан, вынимая деньги. Том рассмеялся.

– Наверняка про Бороду и Носси и всю эту старую чепуху. Он большой чудак, старый Джереми! Ничего не забывает, хотя и прошло с тех пор восемьдесят или даже побольше лет. И ничего никому не прощает. Здесь в деревне живут два человека, так он плюет в них, когда встречает. Хорошенькие манеры у старика!

– Чем же они заслужили такую ненависть? – полюбопытствовал Дик.

– А, они родня его старого врага, Одноухого Билла, – объяснил Том. – Он вам, поди, рассказал о нем?

– Да, рассказывал, – подтвердил Джулиан. – Но ведь эта история с морскими разбойниками разыгралась много-много лет тому назад. Почему Джереми все еще держит зуб на всю родню этого Одноухого Билла?

– И не один зуб! – заверил Том. – Эти два парня, в которых он плюется, зарабатывают на жизнь тем, что водят людей в местные пещеры, прежде всего в так называемую Разбойничью. Думаю, старому Джереми все еще не дает покоя клад Одноухого Билла и он опасается, что парни рано или поздно найдут его. Это через семьдесят-то лет! Тамошний маяк уже стоит больше шестидесяти лет, а морские разбойники бесчинствовали еще до его постройки. Сегодня уж никто не наткнется на припрятанные ими сокровища!

– Но ведь остается шанс, что их кто-нибудь найдет! – возразила Джордж. – Если тайник сухой и туда не проникает вода, годы ничего не сделали с ними. Как-никак, золото с серебром, по-моему не гниют. Там, где клад был спрятан, он и должен лежать по сей день!

– Так говорят все приезжие, – с иронией заметил Том. – И так говорят Эбенайзер и Джекоб – те парни, что водят людей в пещеры. Но они это говорят только затем, чтобы заманить посетителей. Точно так же, как старый Джереми. Все это сплошное надувательство! Ладно, ребята, Хотите– верьте, хотите – нет, ничего вы не найдете. Сокровища, скорее всего, давно прибрало море. До свидания! Я отдам табак Джереми, когда он заглянет.

– Ну и дела! – воскликнул Дик, когда они снова оказались на улице перед лавкой. – До чего, увлекательно! Но я думаю, Том прав. Море забрало сокровища – вот вам и объяснение, почему их так и не нашли.

– А я все еще верю, что клад в целости и сохранности лежит где-то в пещерах, – не сдавалась Джордж. – И Дудик тоже.

– Ну, ясное дело. Тимми, наверное, тоже в это верит, – поддел ее Дик. – В нем столько же ребячества, сколько в тебе.

Джордж так поддала брату под ребра, что у того перехватило дыхание. Дик беспомощно хватал ртом воздух.

– Зачем же сразу убивать? Можешь искать его, сколько влезет, если тебе это доставляет удовольствие. Мы как можно скорее отправимся в Разбойничью пещеру. А сейчас прогуляемся до утесов, на которых горел первый огонь, предупреждая о Чертовых скалах.

Прогулка вдоль скалистого берега получилась замечательная. Под ногами была сочная зеленая трава, уже распустились первые фиалки, маленькими желтыми островками тут и там была разбросана примула. Чудик крепко вцепился в правое ухо Дудика, боясь, что сильный ветер, все время дувший с моря, унесет его от хозяина.

Радостный Тимми в буйном веселье носился по берегу, хвост его был в непрестанном движении, а нос обнюхивал все, что мог.

Наконец ребята добрались до скалы, вершину которой венчала мачта с весело полощущимся на ветру красным флагом. Рядом стоял щит надписью. Джордж прочитала:

– «Днем этот флаг предупреждает корабли опасности Чертовых скал. Ночью предупредительный световой сигнал подает маяк на Высокой скале. В прежние времена на этом месте зажигали фонарь, потом вместо него поставили маленький маяк на Чертовых скалах. Он еще существует, хотя уже не используется».

– Ого! Ведь это ошибка! – воскликнул Дудик и показал на последнее предложение. – Мы же его используем! Надо это исправить… – И он действительно вытащил из кармана карандаш, собираясь зачеркнуть последние четыре слова.

Джулиан помешал ему.

– Не делай глупостей! Нельзя же пачкать общественное объявление. Надеюсь, ты не из тех, кто повсюду что-нибудь царапает!

Дудик спрятал карандаш.

– Ну ладно, ладно. Просто я подумал, что надо исправить ошибку. И я вовсе не из таких, кто повсюду что-нибудь царапает, понял?

– Окей, окей, – закрыл тему Джулиан. – Дудик, отсюда ведь не видны Чертовы скалы, я имею в виду скалы, на которых стоит наш маяк?

– Нет, не видны, – подтвердил Дудик. – Этот выступ слегка загибает влево, а Чертовы скалы лежат направо отсюда, за поворотом. Понял, что я хочу сказать? Здесь, у этой точки, корабли должны уходить в открытое море, иначе они напорются на скалы. Теперь мне ясно, почему разбивались корабли, когда разбойники уносили отсюда фонарь по той дороге, по которой мы пришли, и ставили там на скалы. Они ведь очень глубоко вдаются в берег.

– Думаю, я бы на месте Джереми тоже смертельно ненавидела Одноухого Билла, – сказала Джордж. Перед ее мысленным взором чередой прошли красавцы корабли, затонувшие здесь много лет назад только потому, что одному мерзавцу захотелось быстро разбогатеть.

– Мне кажется, нам пора возвращаться, – решил Джулиан, взглянув на часы, – Не забудьте, мы ведь хотели еще кое-что купить. Надо поторопиться – похоже, собирается дождь.

Он оказался прав: едва они успели дойти до деревни, как начался дождь. Ребята нырнули в маленький магазинчик под названием «Продукты к завтраку» и заказали по чашке какао и булочке.

Булочки были такие свежие и хрустящие, что друзья сразу же купили еще, чтобы взять с собой. Энн вдруг вспомнила об открытках.

– Обязательно нужно купить их, – заявила она, – и сегодня же отослать первую. Лучше всего прямо сейчас.

Дик выбежал под дождь и вернулся с пачкой ярких открыток.

– Кое-где изображен маяк, – сообщил он. – Такую и пошлем, а ты выбери открытку для своего отца, Дудик.

– Напрасный труд, – ухмыльнулся Дудик. – Он не станет ее читать.

– Тогда пошли своей матери, – посоветовала Энн.

– У меня нет матери, – нахмурился Дудик. – Она умерла при моем рождении. Потому-то мы с отцом всегда вместе и разъезжаем.

– Ой, как жалко, правда, – пробормотала Энн. Все остальные тоже оторопели. Неудивительно, что у Дудика слегка поехала крыша. При таком-то отце! Бедный парень. Энн боролась с искушением скупить для него все булочки в магазине.

– Съешь еще булочку, Дудик, – подбодрила она его. – Или мороженого. Я тебя угощаю. Чудику тоже кое-что перепадет.

– Мы все съедим по мороженому, – решил Джулиан. – Тимми и Чудик тоже. Потом купим продуктов и пойдем домой, на маяк. Здорово звучит, а?

Ребята написали три открытки: одну родителям Джордж, одну Джоанне и одну профессору.

– Теперь они будут знать, что у нас все в порядке, – заметила Энн и наклеила марки.

Дождь наконец перестал, и уже ничто не мешало походу по магазинам. Свежий хлеб, масло, яйца, два пакета молока, немного фруктов и пара мелочей были быстро куплены, и они отправились к маленькому молу.

– Скоро начнется прилив, – сказал Джулиан. – Пошли, мы еще успеем добраться до маяка. Смотри не вырони яйца, Дудик.

Прыгая с камня на камень, лавируя между лужами и тщательно обходя затянутые водорослями места, они вскоре оказались перед своим устремленным в небо домом.

– По сравнению с новым маяком на Высокой скале этот совсем крошечный, – изрек Дудик. – Надо было бы сходить к тому. Там у них просто суперфонарь, такой мощный, что его свет виден за многие мили.

– В данный момент меня как-то больше интересует этот, – признался Дик и зашагал по ступеням к тяжелой деревянной двери. – Эй, вы только полюбуйтесь! Здесь на ступенях стоят две бутылки молока! Тут что, есть молочник?

– Да, он нам каждый день приносил молоко, когда мы жили здесь с отцом, – пояснил Дудик. – Но он может приходить только по утрам, во время отлива, и, не застав нас дома, на всякий случай оставил пару бутылок молока.

– Хитрый малый! – похвалил Дик. – Дудик, вытаскивай свой ключ и отпирай!

– Что-то не припомню, чтобы я сегодня запирал дверь, – признался Дудик, обшарив карманы. – Наверное, я оставил ключ в замке. Дайте вспомнить… вчера вечером мы закрыли дверь и оставили в ней ключ. Значит, утром я должен был отпереть замок, чтобы мы могли выйти.

– Точно, ты вместе с Джордж слетел вниз по лестнице, а мы вслед за тобой, – подхватил Джулиан. – Энн была последней. Ты за собой закрыла, Энн?

– Нет, об этом я как-то не подумала, – призналась Энн. – Я только захлопнула за собой дверь и побежала за вами. Так что ключ все еще должен торчать в замке.

– Значит, дверь должна быть открыта, – сделал вывод Джулиан, – и внутри нас ожидает ключ. Итак, вперед!

Он с силой навалился на дверь – ее немного заклинило, – и, как они и рассчитывали, она открылась. Джулиан пошарил в поисках ключа.

Его не было! Наморщив лоб, Джулиан посмотрел на остальных.

– Кроме молочника, здесь, очевидно, побывал кто-то еще! Он стащил ключ и еще, наверное, кучу вещей, – рассуждал он вслух. – Пошли посмотрим!

– Погоди, тут что-то лежит на коврике, – сказал Дик и поднял письмо. – Почтальон тоже был у нас – вот письмо из Киррин-коттеджа. Так что в наше отсутствие сюда наведывалось по крайней мере два человека. Но ни один из них никак не мог взять ключ!

– Это мы сейчас увидим, – угрюмо пробормотал Джулиан и стремительно взбежал по первому витку лестницы.

 

ПОД МАЯКОМ

Джулиан и Дик перебегали с этажа на этаж, тщательно осматривая каждое помещение. И почему они не проследили, чтобы Дудик запер дверь и спрятал ключ? Некоторых вещей действительно не оказалось на месте!

– Мое одеяло! – вздохнула Джордж. – Оно пропало!

– И мой кошелек, – застонала Энн. – Я его оставила на столе. Тоже исчез!

– Мой маленький дорожный будильник! – воскликнул Джулиан. – И зачем я вообще взял его с собой? Я бы и наручными часами обошелся.

Они недосчитались еще некоторых мелочей.

– Вот гад! Это же уму непостижимо – прокрался в дом и стащил все, что под руку попало! – жаловалась Энн. Она была страшно рассержена и в то же время немного напугана. – Как это могло случиться? Его ведь должны были увидеть с берега.

– Да, ты права, – согласился с ней Джулиан. – Впрочем, вор, скорее всего, пробрался сюда, когда шел проливной дождь и на берегу никого не было. Так или иначе, я проголодался и хочу сначала перекусить, а потом возьму лодку и съезжу в деревню. Вот паршивец! Я так настроился отдохнуть после обеда с книжкой!

Когда все немного подкрепились, Джулиан взял курс на мол и отправился в полицейский участок, где полицейский с невозмутимым видом выслушал его сообщение, делая неторопливые пометки.

– Ты подозреваешь кого-нибудь? – спросил он. – Может, кто-то в ваше отсутствие побывал возле маяка?

– Похоже, что там были двое: молочник, он нам поставил две бутылки молока перед дверью, и почтальон, поскольку на циновке лежало письмо. Это все, что я знаю.

– Гм, тут я вас могу заверить: Вилли, молочник, и почтальон – честнейшие люди, – сказал полицейский. – Очевидно, был еще и третий посетитель. Кто-то, кто не оставлял ни молока, ни писем. Я поспрашиваю, не видел ли кто-нибудь сегодня утром, как вор пробирался по Чертовым скалам. Значит, никаких подозрений?

– Нет, никаких, – подтвердил Джулиан. – Мы ведь здесь никого не знаем, если только вы не подозреваете Джереми Бунсена или Тома, торговца табаком.

– Нет, конечно, нет. Этих обоих можно вычеркнуть из списка, – пробормотал полицейский. – Ладно, сделаю, что смогу, и дам вам потом знать, если что-нибудь прояснится. Кстати, раз вы теперь не можете запирать дверь, а вокруг околачиваются воры, я бы на вашем месте не стал больше оставлять маяк без присмотра.

– Ясное дело. Я об этом тоже думал, – кивнул головой Джулиан. – Когда мы дома, дверь можно чем-нибудь забаррикадировать, но когда нас нет, это не получится.

– Похоже, погода скоро ухудшится, – заметил полицейский. – Так что вам не так уж и обидно будет оставаться дома. Надеюсь, вы чувствуете себя хорошо на маяке? Кто бы мог подумать, что это подходящее место для проведения каникул!

– Да, нам там страшно нравится, – подтвердил Джулиан. – Приходите к нам в гости.

– Спасибо за приглашение, – засмеялся полицейский и проводил Джулиана до двери.

Его прогноз насчет плохой погоды подтвердился. Остаток дня лило как из ведра, и вся компания развлекалась игрой в карты. Джулиан и Дик откопали в кладовке тяжелый деревянный чурбан и прислонили его изнутри к двери. Теперь можно было не волноваться: никто не мог проникнуть в башню, не наделав страшного шума.

– У меня совершенно затекли ноги, – пожаловалась через какое-то время Джордж. – Надо немного размяться. Охотнее всего я бы десяток раз пробежалась вверх-вниз по лестнице.

– Ну так сделай это! – подбодрил ее Дик. – Никто тебе не мешает.

– А маяк уходит далеко вниз, Дудик? – поинтересовалась Джордж. – Мы всегда так торопимся попасть наверх, что никогда не задумываемся о фундаменте в скале.

– Да, наверняка, – пробормотал, не поднимая головы от книжки, Дудик. – Отец рассказывал, что когда строили маяк, в скале пробурили что-то вроде шахты. И еще он говорил, что скалы пронизаны пещерами и ходами. Шахта как раз заканчивается такой пещерой.

– Правда? – Теперь проснулся интерес и у Дика. – Я еще не думал, как сделать, чтобы такая башня выдерживала натиск бурь. Конечно же, ее фундамент должен уходить в землю глубоко-глубоко!

– Мой отец где-то разыскал старый чертеж, – припомнил Дудик. – План, по которому тогда велось строительство.

– Такой же, как при проектировании нового дома? – спросила Энн.

– Да, что-то в этом роде, – кивнул головой Дудик. – Я уже не очень хорошо помню. Кажется, там были изображены все комнаты, соединенные винтовой лестницей, а наверху – большое фонарное помещение. Внизу было нанесено изображение фундамента.

– А в шахту можно спуститься? – задал вопрос Дик. – Там есть лестница или что-то похожее?

– Я не знаю, – пожал плечами Дудик. – Я внизу никогда не был, как-то в голову не приходило.

– Ты знаешь, где находится старая карта – вернее, чертеж? – спросил Джулиан. – Куда твой отец его дел?

– Наверное, выкинул в корзину для бумаг, – предположил Дудик. – Стойте, он может находиться в фонарном помещении! Я смутно припоминаю, что отец как-то взял план с собой, потому что на нем пояснялся механизм действия фонаря.

– На всякий случай посмотрим там, – решил Джулиан. – Пошли, Дудик. Какое счастье, что ты теперь не превращаешься в машину! Похоже, ты становишься взрослым.

Вдвоем они вскарабкались по винтовой лестнице на самый верх. Джулиан опять долго не мог оторвать глаз от великолепной панорамы. Дождь ослабел, и море гневно бурлило, взвихренное сильными порывами ветра.

Дудик полез в темный угол под фонарем и наконец появился, торжествующе размахивая свернутой в трубочку бумагой.

– Нашел! Я же знал, что он должен быть тут наверху!

Они спустились со своей находкой к остальным ребятам и развернули чертеж на столе. План оказался превосходным и удивительно четким.

– И почему архитекторы всегда так здорово чертят? – восхитилась Джордж. – У меня б так никогда не получилось.

– Верю тебе на слово, – бросил Джулиан и склонился над чертежом. – Ага, вот и фундамент. Бог ты мой, он действительно уходит глубоко в скалу!

– Такие крупные, высокие строения, как эта башня, всегда имеют глубоко заложенные фундаменты, – наставительно изрек Дик. – Я еще помню, мы проходили в школе, что…

– Заканчивай со своей школой! – набросилась на него Энн. – Еще не хватало, чтоб ты отравлял нам каникулы! Дудик, можно спуститься вниз, в фундамент?

– Я же сказал, что не знаю, – повторил Дудик. – Во всяком случае, там должно быть очень мерзко – темнота, вонь, теснота.

– Тем не менее надо попробовать, – перебила его Джордж. – Мне сейчас так скучно, что если сию секунду что-нибудь не предпринять, я засну и не проснусь сто лет.

– Вечно ты всех будоражишь! – проворчал Джулиан. – Неплохая, кстати, идея! Если бы ты заснула, мы бы тут хоть спокойно отдохнули. Эй, зачем же сразу драться?!

– Вперед! – приказала Джордж. – Спустимся вниз и исследуем фундамент!

Лишь Энн не имела ни малейшего желания спускаться в отвратительную шахту. Все остальные, включая Тимми, понеслись вниз по лестнице.

Дудик показал им большой круглый люк в полу напротив входной двери.

– Если открыть эту крышку, можно заглянуть в шахту.

Общими усилиями они подняли тяжелую деревянную крышку и уставились вниз. Там царил абсолютный мрак, ничего не было видно.

– Сейчас принесу свой карманный фонарь! – воскликнул Джулиан и помчался по лестнице вверх.

Вскоре луч его фонаря осветил круглую шахту и железную лестницу, которая вела вниз по стене. Джулиан залез в шахту и обследовал стены.

– Они из бетона! – крикнул он наверх. – Должно быть, жутко толстые. Я спущусь еще немного вниз.

Перекладина за перекладиной спускался он вниз, восхищенно разглядывая окружавшие его прочные бетонные стены. И почему только шахту ничем не заполнили? Может, полая шахта прочнее и надежнее, чем массивная? На этот вопрос он не мог ответить.

Теперь от пола его отделяло всего лишь несколько перекладин, но Джулиан не стал спускаться до конца. До его слуха донесся странный шум: пол шахты покрывала вода, бурлящая, зловеще булькающая вода! Откуда она могла взяться? Она исчезала и с клокотанием возвращалась. Джулиан попробовал, посвечивая фонариком, выяснить, откуда берется вода. «Где-то должен быть ход или скважина, соединяющая шахту с морем, – размышлял он. – Сейчас у нас прилив, он гонит воду. Интересно, сухой ли пол при отливе? А если да, то куда ведет этот ход или скважина? Или пол шахты всегда покрыт водой? Надо рассказать об этом ребятам и еще разочек посмотреть план».

Он отправился в обратный путь, с радостью выбираясь из затхлой тьмы.

Наверху его ожидали три обеспокоенные физиономии.

– Ну наконец-то! – с облегчением выдохнула Джордж. – Обнаружил что-нибудь интересное, Джу?

– Думаю, что да, – ответил Джулиан и, подтянувшись, перебрался через край люка. – Старый чертеж с вами? Я хочу еще раз посмотреть на него.

– Пошли наверх, – предложил Дик. – Там лучше видно. Что ты нашел внизу, Джу?

– Потерпите до комнаты, – загадочно ответил Джулиан.

Когда они вернулись к Энн, он взял дудиков план и углубился в него. Ведя пальцем по чертежу и мысленно повторяя свой путь на дно шахты, Джулиан задержал палец на какой-то отметке.

– Вот, видите? Это отверстие в полу шахты, через которое проникает морская вода. Сейчас у нас прилив – и вода, бурля, поступает внутрь. Но уровень ее – самое большее тридцать сантиметров. При отливе там наверняка совершенно сухо. Теперь я хотел бы знать, куда ведет этот водяной туннель. Наверх, на поверхность скалы? Или еще дальше, в глубь скалы? Или еще куда-нибудь?

– Туннель под морем! – пришла в восторг Джордж. – Почему бы нам ни исследовать его во время отлива?

– Для этого надо сначала убедиться, что мы там не утонем, – заметил Джулиан и скатал чертеж трубочкой. – Ну как, интересно? Я думаю, что отверстие оставили в шахте с умыслом, потому что иначе постоянный напор воды во время прилива рано или поздно разрушил бы фундамент. Уж лучше шахта, наполовину заполненная водой, чем медленное разрушение фундамента.

– Значит… – начала Энн и осеклась. Чей-то басистый голос, донесшийся снизу, заставил всех вздрогнуть.

– Есть здесь кто-нибудь? Эй, есть кто дома?

 

ПРАПРАВНУК МОРСКОГО РАЗБОЙНИКА

– Кто это там кричит? – боязливо спросила Энн. – Надеюсь, не воры?

– Вряд ли. Или, может, ты думаешь, они принесли назад наши вещи? – съязвил Джулиан и, подойдя к двери, крикнул вниз:

– Кто там? Что случилось?

– Полиция! – донеслось в ответ.

– О, тогда поднимайтесь! – Джулиан вздохнул с облегчением.

Они услышали, как по лестнице прогрохотали тяжелые башмаки, причем шум шагов сопровождался громким сопением и пыхтением. Потом на свет Божий появилась полицейская фуражка, затем два широких плеча, и, наконец, перед ними в комнате предстал полицейский во весь рост. Это был тот самый полисмен, с которым Джулиан разговаривал днем. Он дружелюбно улыбался всей компании, пытаясь отдышаться после утомительного подъема.

– Как же вы вошли? – недоуменно спросила Джордж. – Ведь мы забаррикадировали дверь.

– Ну, с вашей баррикадой я справился, – ухмыльнулся полицейский, вытирая пот со лба. – Не слишком солидная защита. Вам бы надо раздобыть новый ключ.

– А как вы сюда переправились? Ведь сейчас прилив, – поинтересовался Джулиан. – Пешком ведь вы не могли пройти через Чертовы скалы!

– Нет, мой мальчик, я воспользовался лодкой Джека Хартвига. Кстати, я сержант полиции Шарп.

– Подходящее имя для полицейского. – Джулиан расплылся в улыбке. – Вам удалось схватить вора, стащившего наш ключ и все остальное?

– Нет, но у меня есть довольно обоснованное подозрение, – ответил Шарп. – Я хоть и не смог найти никого, кто бы в интересующее нас время был на берегу, но одна женщина случайно видела из своего окна, как кое-кто околачивался на молу, а потом зашагал по камням по направлению к башне.

– Кто это был? Молочник? Почтальон? – Дик начинал терять терпение.

– Э, нет! Я уже сказал твоему другу: оба вне всяких подозрений! – горячо заверил Шарп. – Это был… гм… скажем так: человек, которого нельзя отнести к самым достойным членам нашего общества.

– Кто же это? – наседал и Джулиан. Он вдруг начал опасаться, что этим человеком мог оказаться старый Джереми, а ведь он произвел на них такое благоприятное впечатление.

– Вы его не знаете, – продолжил Шарп свой рассказ. – Он из семьи, которая пользуется здесь очень дурной славой. Его зовут Джекоб, Джекоб Ломер. Ломеры в прежние времена якшались с морскими разбойниками. И…

– Морские разбойники! Старый Джереми рассказывал нам истории о разбойниках из давнего прошлого, – перебил его Дик. – Одного звали Носси, другого Борода – родственники омерзительного разбойника по имени Одноухий… э… Одноухий…

– Билл, – подсказал Шарп. – Да, Одноухий Билл. Он давно умер. Когда он был жив, старый Джереми был еще совсем молод. Этот Джекоб, которого видели сегодня утром, приходится праправнуком Одноухому Биллу – так я полагаю, по крайней мере. Как утверждает Джереми, он точная копия Одноухого Билла. Они все тащат, что плохо лежит. У них это в крови.

– А почему нельзя арестовать этого Джекоба? – недоуменно спросил Джулиан. – И заставить его отдать ключ и другие вещи?

– Да, но тогда одному из вас придется пойти со мной и дать показания, что вещи – ваша собственность. В этом случае я бы, пожалуй, мог что-нибудь сделать, – пояснил полицейский. – А возможно, он все уже припрятал. К тому же он такой беспечный, что я бы не удивился, узнав, что он все раздарил. Он слегка не в себе, этот Джекоб, и большой мерзавец. Наверняка тоже бы с удовольствием топил корабли. Это на него похоже.

– Я сию секунду еду с вами, – решил Джулиан. – Ведь необязательно, чтобы ехали все?

– Нет, нет, одного достаточно, – подтвердил полицейский и вместе с Джулианом начал спускаться вниз по лестнице.

Вскоре дверь с шумом захлопнулась, а ребята все еще стояли, не двигаясь и глядя друг на друга.

– Ну и дела. Представляете, праправнук ужасного Одноухого Билла живет там же, где жил старик, – нарушил молчание Дик. – И тоже негодяй. По-моему, жутко интересно.

– Мы должны утром непременно сходить в Разбойничью пещеру, если получится, – взволнованно предложила Джордж. – Джереми Бунсен ведь обещал сводить нас туда.

– Если там только не прячется какой-нибудь разбойник! – У Энн разыгралась фантазия. – Совсем древний, с бородой до пола, похожий на водяного, с рыбьими глазами…

– Энн! – одернула ее Джордж. – Не пори всякую чушь! Может, ты думаешь, что я испугаюсь? Оставайся здесь, если боишься.

– Интересно, что сейчас делает Джу? – вслух размышлял Дудик. – Чудик, прекрати наконец скакать туда-сюда. У меня от тебя голова кругом идет.

Тем временем в доме Джекоба Джулиан радовался встрече с украденными вещами – с одеялом, будильником и кошельком Энн, правда, уже пустым.

– А что с ключом? – спросил сержант. – Выкладывай, ты вытащил ключ из замка, мы это знаем. Давай его сюда, Джекоб!

– Я его не брал, – угрюмо стоял на своем Джекоб.

– Джекоб, ты же знаешь, я все равно должен задержать тебя, – предупредил полицейский. – Мы проведем здесь обыск. Лучше отдай ключ сразу.

– Ищи сколько влезет, – пробурчал воришка. – Ключа ты у меня все равно не найдешь. Говорю тебе, не брал я его. Там вообще не было никакого ключа. На что мне сдался этот дурацкий ключ?

– Он тебе нужен для того же, для чего ты всегда прихватываешь ключи, – напустился на него полицейский. – Чтобы проникнуть в дом и обворовать его! Ну ладно, Джекоб. Если не отдашь ключ добровольно, можно и по-другому. Пошли со мной!

Но, к сожалению, ни личный обыск в полицейском участке, ни обыск дома ничего не дали. Сержант Шарп передал Джекоба другому полицейскому, который увел его в камеру. Потом он, пожав плечами и вопросительно подняв брови, обратился к Джулиану.

– Джекоб припрятал ключ в надежном месте. Как только все уляжется, он опять объявится на маяке.

После того как мальчик подписал протокол, полицейский сказал:

– На этом дело закрыто. На какое-то время воришка обезврежен, но не забудьте вставить новый замок.

С мрачными мыслями возвращался Джулиан на маяк. В таком маленьком местечке пройдет, наверное, несколько дней, прежде чем они раздобудут новый замок. А пока они станут настоящими пленниками маяка – или им придется оставлять свое жилище с призывно распахнутой дверью.

Ребята затаив дыхание выслушали его рассказ. Они были рады, что все же не окончательно лишились одеяла, будильника и кошелька. Лишь Энн грустила об утраченных деньгах.

– Нам нужен новый замок с новыми ключами, – сообщил им Джулиан. – Как ни крути, а мы только одолжили маяк и несем ответственность за него и его содержимое. Слава Богу, что были украдены только наши вещи, а не вещи профессора Хейлинга.

– Уже поздно, – неожиданно объявила Энн. – Вы что, не проголодались? Я сейчас заварю чай. Как насчет булочек с маслом и джемом?

Все вдруг вспомнили, что давно ничего не ели, и вскоре вся компания сидела вокруг стола. Дети набивали животы булочками с джемом и оживленно болтали, перебивая друг друга.

– Предлагаю пойти завтра к Джереми Бунсену и спросить, не слышал ли он что-нибудь о краже. Может, у него появятся какие-нибудь идеи, – высказалась Джордж.

– И пусть он действительно покажет нам Разбойничью пещеру, – подхватил Джулиан. – Как он назвал тех двух парней, которые водят посетителей в пещеры? Если меня не слишком подводит память, одного из них зовут Джекоб.

– Точно, а второго – Эбенайзер, – подтвердил Дик. – Надеюсь, Джекоб будет еще сидеть в кутузке, когда мы пойдем в пещеру. Не испытываю никакого желания встретиться с ним.

– Лучше всего пойти в пещеру рано утром, пока отлив, – предложил Джулиан. – А потом я поищу слесаря, чтобы он нам побыстрее врезал новый замок.

– А почему бы нам ни отправиться поискать его прямо сейчас? – спросил Дик. – Мне надо подышать свежим воздухом. Девочки, хотите пойти с нами?

– Нет, у меня интересная книжка, – отказалась Энн.

Джордж тоже выходить не хотелось. А Дудик играл с Чудиком и слышать не желал ни о каких прогулках.

– Оставляем вас и маяк под защитой Тимми и Чудика, – покровительственно заявил Джулиан и с грохотом начал спускаться вниз по лестнице. Дик последовал за ним.

Слесарь пообещал приступить к работе завтра или послезавтра.

– Сейчас не могу бросить свою лавку, – объяснил он. – Меня некому подменить. А я боюсь, что мне понадобится какое-то время, чтобы приладить новый замок к вашей двери.

– Дело в том, что нас уже посетил вор и мы не можем больше оставлять маяк без охраны, – вздохнул Джулиан.

Ребята вернулись в башню, забаррикадировали дверь и поднялись наверх к девочкам. Тимми устроил им восторженную встречу, а Чудик отважно перемахнул со спинки стула на плечо к Дику.

– Ни замка, ни ключа на несколько дней! – отрапортовал Дик и, усевшись, стал щекотать млеющую от блаженства обезьянку. – Мне так хотелось бы пойти завтра в пещеры, особенно в эту Разбойничью, но никак нельзя оставить маяк открытым.

– Гав! – неожиданно подал голос Тимми.

– Он хочет сказать, чтобы мы оставили его сторожем, – перевела Джордж, и Тимми подтвердил свое предложение новым «гав!».

Все засмеялись. Дик уважительно погладил Тимми и почесал его за ухом.

– Добрый старина Тимми! 0кей, будешь охранять маяк, а в награду получишь особенно толстую колбаску.

– Итак, проблема решена. Мы оставляем Тимми за сторожа, а сами отправляемся завтра в пещеры, – подвел итог Джулиан. – Боюсь, что один из знаменитых экскурсоводов будет завтра отсутствовать. Придется нам обойтись без услуг Джекоба.

– И одного вполне достаточно, – заметила Энн. – Как, говорите, его имя? Эбенайзер? Надо держать ухо востро, чтобы он не столкнул нас в какую-нибудь глубокую яму с водой.

– Да, ты права, маленькая трусишка, – с серьезной миной согласился с ней Джулиан. – Все может случиться. В мире столько дурных людей!

 

ГЛУБОКО В НЕДРАХ СКАЛ

На следующее утро Джордж внезапно очнулась от сонных грез: Тимми толкал ее своим влажным носом.

– В чем дело, Тимми? – проворчала она. Пес гавкнул и помчался к винтовой лестнице.

– Сбегай вниз и скажи все, что хочешь, мальчикам, – сонным голосом велела Джордж.

Тимми послушно спустился вниз по лестнице в комнату, где мирно спали мальчики, подошел к Джулиану и ткнул его носом. Однако тот спал так крепко, что даже не шевельнулся.

Тогда Тимми потрогал его лапой, и на этот раз мальчик испуганно вскочил.

– Ах, Тимми! Ну что тебе опять надо, черт побери?! Что-нибудь случилось с девочками?

– Гав! – ответил пес и побежал к лестнице. С лаем он исчез за первым поворотом.

– Вот проклятье! Он кого-то почуял, – зевая, заключил Джулиан. – Если там опять бродит вор, ему не поздоровится.

Он разобрал баррикаду перед дверью и открыл. На ступеньках стояли две бутылки молока!

– Ну знаешь, Тимми! Будить меня только потому, что тут побывал молочник! – Джулиан неодобрительно покачал головой и понес бутылки наверх. – Молодец молочник, – пробормотал он. – Даже в такой шторм пришел!

Рассевшись вокруг стола, ребята вспомнили о предстоящем походе в пещеры. Завтрак был замечательный: ветчина, купленная вчера в деревне, яйца и хлеб с джемом. Энн наварила много-много какао, и все с удовольствием пили его. Чудик попал в немилость, поскольку сунул лапу в банку с джемом, с громким чавканьем облизал ее, а потом запрыгал по комнате, оставляя везде липкие следы.

– Быстренько все взяли мокрые тряпки, – скомандовала Энн. – Все прилипает – на столе, на полу. Гадкий Чудик! Попробуй еще раз выкинуть такое!

Чудик ужасно расстроился, что все на него так ополчились. Он прыгнул Дудику на плечо и ласково обвил лапками его шею.

– Давай-давай, вытри об меня эту штуку, маленькое чудовище! – вздохнул Дудик.

– Сегодня для разнообразия вы могли бы помыть посуду, – объявила Энн мальчикам, – а мы немного приберемся. Потом все отправимся на прогулку. Сегодня чудесный день.

– Я нахожу, что довольно сильно штормит, – сказал Дик. – А ты как считаешь, Тимми?

Пес согласился. Он радостно забарабанил хвостом по полу, что послужило для Чудика сигналом броситься на него. Энн собрала всю посуду и понесла к раковине.

Через час все были готовы двинуться в путь.

– Давайте еще напишем тете Фанни открытку перед выходом, – предложила Энн. – Тогда и это дело будет сделано. Про вора ни слова, а то иначе тетя Фанни тут же примчится и заберет нас. Что скажут на это дядя Квентин и профессор Хейлинг?

– Оба чувствуют себя сейчас, наверное, на седьмом небе: целыми днями делают друг другу доклады и штудируют толстенные книжки, – рассмеялся Джулиан. – И могу спорить, что тете Фанни приходится раз по двадцать звать их к столу.

Энн написала открытку и приклеила марку.

– Все, я готова! – объявила она и поднялась. Тимми оживленно носился вверх-вниз по лестнице.

– Дорогой Тимми! – торжественно обратилась к нему Джордж. – Боюсь, тебе придется остаться сторожить маяк. Смотри, у нас нет ключа, а снаружи мы не можем забаррикадировать дверь. Так что, мой дорогой, оставайся здесь и держи ухо востро. Понял? Будь начеку!

Тимми опустил хвост и тихонько заскулил. Он так любил поддерживать компанию, особенно если речь шла о прогулке! Пес осторожно протянул лапу Джордж, как бы говоря: «Пожалуйста, подумай хорошенько!»

– Тимми, слушай внимательно! – Джордж с мольбой посмотрела на него. – Мы отвечаем за маяк. Никого не впускай! Лучше всего ляг на коврик у двери.

Тимми покорно спустился по лестнице вслед за Джулианом и всеми остальными. Он был воплощением скорби.

– Ложись сюда, – позвала его Джордж и еще раз погладила по голове. – Мы будем меняться: в следующий раз ты пойдешь гулять, а один из нас останется за сторожа. Но сегодня мы хотели бы пойти все вместе. Будь начеку!

Тимми растянулся на коврике, положил морду на лапы и посмотрел своими большими карими глазами на Джордж.

– Ты славный пес, – похвалила его девочка. – Мы скоро вернемся.

Захлопнув дверь, она сбежала по ступенькам. Вода уже отступила и обнажила скалы.

– Нам надо вернуться вовремя, – напомнил Джулиан. – Иначе придется дожидаться следующего отлива. Ведь наша лодка пришвартована у маяка!

Они прошлись вдоль берега, где, как и следовало ожидать, сидел старый Джереми Бунсен, держа во рту свою длинную трубку и устремив взгляд в море.

– Доброе утро, Джереми! – поздоровался Дик. – Надеюсь, мы купили у Тома табак нужного сорта?

– Именно то, что надо, – отозвался Джереми и выпустил облачко пряного дыма. – Привет, обезьянка! А, уже опять на моем плече? Ну, какие новости из Обезьяньей страны?

Ребята рассмеялись, когда Чудик обрушил на старика целый поток обезьяньей трескотни.

– Мы подумали, что могли бы, пожалуй, осмотреть сегодня пещеры, – начал Джулиан. – В особенности старую Разбойничью.

– Ни в коем случае не ходите туда с Эбенайзером! – Это было первое, что произнес в ответ Джереми. – Джекоба там сейчас нет; я слышал, его сунули за решетку. Поделом ему: нет такого грязного дела, в котором он не был бы замешан. Эбенайзер – того же поля ягода. Может украсть пуговицу с пальто, а вы и не заметите. Ну-ка, а что вы скажете, если в пещеры свожу вас я? Я их знаю и могу показать такие вещи, о которых эта крыса Эбенайзер не имеет ни малейшего представления.

– Конечно, нам было бы намного приятнее, если бы нас повели вы, – заверил старика Джулиан. – Эбенайзер наверняка страшно зол на нас, ведь мы заявили на его брата в полицию. За нами еще пачка табака, если вы возьмете на себя роль экскурсовода.

– Звучит приятно. Итак, в путь, – произнес Джереми и рывком выпрямился в полный рост. – Вперед!

И маленькая процессия двинулась в путь.

Чудик оказал Джереми особую честь и проехался по деревне на его плече, к полному удовольствию старика сделав его мишенью множества любопытных и веселых взглядов.

Каменистая тропа вела их вдоль высокой скалы.

– Вот вход! – Моряк показал на большую дыру, зияющую в скале, словно открытая пасть. – Сквозь эти ворота можно попасть в пещеры. У вас есть с собой карманные фонарики?

– Да, у каждого, – ответил Джулиан и похлопал себя по карману. – За вход нужно платить?

– Нет. После экскурсии Эбенайзеру дают обычно на чай – полфунта примерно, или Джекобу, если он тут, – пояснил Джереми. – Только он у меня не дождется! Не тратьте ваши деньги понапрасну на этого прохвоста.

Через отверстие в скале они попали в первую пещеру, оказавшуюся довольно большой. Кое-где с потолка свешивались, раскачиваясь, фонари, дававшие однако лишь слабый свет.

– Смотрите, куда ступаете, – предостерег Джереми. – Почва местами очень зыбкая. Теперь сюда, под эту старую арку!

Шаг за шагом ребята углублялись в холодную, сырую темень, обходя лужи, оставленные морем. Неожиданно Джереми завернул за угол и продолжил путь в ином направлении. Теперь они шли вниз – все ниже и ниже…

– А мы теперь не к морю шагаем? – удивленно спросил Джулиан. – Что, пещеры тянутся под морским дном? Разве они не вгрызаются в глубь суши, в горный массив?

– Верное наблюдение, – похвалил моряк. – Морское дно здесь состоит из скал, и наш путь проходит сквозь туннель под этими скалами к пещерам. Видите над нашими головами каменный потолок? Если прислушаться, можно услышать, как над ним плещется и ревет море. Потолок – это морское дно.

Это открытие оказалось довольно тревожным. Энн боязливо и недоверчиво оглядела скалы над своей головой, посветив себе фонариком. А вдруг там есть трещины, через которые сочится вода? Однако скалы только влажно поблескивали, и все.

– Далеко еще до Разбойничьей пещеры? – спросила Джордж. – Чудик, прекрати верещать! Тебе нечего бояться!

Путешествие сквозь холод и тьму не доставляло Чудику никакого удовольствия, и он начал пронзительно и испуганно верещать, а потом и вовсе громко завопил от страха.

– Прекрати, Чудик! – набросилась на него Энн. – Ты сводишь меня с ума. Вы только прислушайтесь, как эхо повторяет его вопли! Можно подумать, что здесь сотня обезьян. И наши голоса отзываются эхом!

Когда крики и верещание Чудика наполнили весь туннель, у него самого окончательно сдали нервы. Малыш заплакал, как ребенок, и в поисках защиты прижался к Дудику.

– Он, наверное, думает, что здесь все кишит орущими обезьянами, – вздохнула Энн, которой стало жалко мартышку. – Это же только эхо, Чудик.

– Скоро привыкнет, – заверил Дудик и прижал к себе обезьянку.

– Обратите внимание, какое эхо на этом повороте, – произнес Джереми, погладил мартышку и испустил громкий крик.

Десять раз его клич с неослабевающей силой отражался от стен и гулял по проходам во всех направлениях. У ребят мороз пробежал по коже, а Чудик в страхе вырвался, спрыгнул на пол и с диким воем бросился наутек. С торчащим кверху хвостом он пронесся по туннелю, пока не исчез за поворотом.

Дудик застыл от ужаса.

– Чудик! Вернись! – закричал он. – Ты потеряешься!

– Потеряешься-ряешься-яешься! – ответило эхо.

– Не волнуйся за свою обезьянку, – утешил его Джереми. – У меня было много, очень много обезьян, и ни одна никогда не пропадала.

– Я останусь тут, пока не найду Чудика, – заявил Дудик дрожащим голосом.

Туннель закончился пещерой. Она тоже, хотя и скудно, освещалась фонарями. При входе их встретил гул голосов, исходящий от трех других любопытствующих посетителей. Рядом с ними стоял рослый, плотный парень с черными как смоль волосами, глубоко посаженными темными глазами и угрюмо перекошенным ртом. Он был так похож на Джекоба, что Джулиан сразу понял: перед ними стоит Эбенайзер.

Заметив старого Джереми, Эбенайзер злобно заорал на него:

– Вон отсюда! Это мое царство! Вон! Я сам покажу детям пещеру! – Яростно размахивая кулаками, Эбенайзер набросился на старика. – Разве я тебе не говорил сто раз, чтобы ты не смел соваться в пещеры? Разве я тебе не говорил, что только мы водим сюда людей – я и Джекоб?

– Пусть себе беснуется, – сказал Джереми ребятам и повернулся спиной к разбушевавшемуся парню. – Он трус с луженой глоткой. Такой же, как его братец Джекоб.

– Осторожно! – крикнул Джулиан, увидев, как Эбенайзер, весь трясясь от злобы и сжав кулаки, бросился на Джереми. – Осторожно!

 

РАЗБОЙНИЧЬЯ ПЕЩЕРА

Когда Джереми увидел, что разъяренный парень приближается к нему, он, точно рассчитав момент, сделал шаг в сторону – и Эбенайзер, не успев остановиться, поскользнулся на морских водорослях и растянулся во весь рост носом вниз.

– Ха-ха! – победно рассмеялся Джереми. – Браво, Эбенайзер! Совсем неплохой акробатический номер. Может, повторим?

Эбенайзер тем временем поднялся, с перекошенным от ненависти лицом сверля глазами Джереми. Старик ухмыльнулся.

– Еще раз, Эбби? – спросил он.

Однако парень, похоже, не горел желанием повторять свой кульбит. Потирая плечо, ушибленное об обломок скалы, он продолжал злобно поглядывать на пятерых ребят.

– Пошли дальше, – обратился к детям Джереми. – Я покажу вам Разбойничью пещеру. Эбби тоже может пойти с нами, если будет вести себя прилично, хотя я думаю, что ему лучше отправиться домой и полечить свое плечо.

Не в бровь, а в глаз! На безопасном расстоянии, тихонько ругаясь себе под нос, Эбенайзер последовал за компанией. Его экскурсанты тем временем испарились.

Как сейчас недоставало ребятам верного Тимми! Уж он бы не стал церемониться с хулиганом!

– Просто не обращайте на него внимания, – посоветовал друзьям Джулиан. – Пошли дальше, Джереми. Бог ты мой, до чего же здесь внизу темно! Какое счастье, что у нас у всех есть фонарики.

Наконец туннель закончился пещерой, заметно отличавшейся от остальных. Потолок ее против ожидания был довольно высоким, а неровные стены изборождены глубокими трещинами. На груде камней стояли старые перепачканные ящики, рядом лежали две коробки и валялась пара мешков.

– А это еще что такое? – недоуменно спросил Дик, выхватив весь этот хлам из темноты лучом своего фонаря.

– Это, сынок, именно то, что ты видишь – обычные коробки и мешки! – пояснил Джереми. – Притащили их сюда Джекоб и Эбенайзер, чтобы вешать людям лапшу на уши. Они рассказывают посетителям, что эти ящики и мешки – якобы добыча старых разбойников с потонувших кораблей. Смех, да и только! Кто верит в такую чушь, тот, впрочем, заслуживает, чтобы его надували. Все эти вещи взяты с заднего двора Эбби, я их там сам видел. Ха-ха!

Стены откликнулись эхом на его смех. Эбенайзер шипел и ворчал, как злая собака.

– Я не рассказываю этим детям сказок, – бросил ему Джереми. – Все эти ваши вонючие мешки и ящики – просто курам на смех! Вот я знаю, где находятся старые вещи – настоящие старые вещи. Еще бы мне этого не знать!

– Они выглядят так же, как эти мешки и коробки, – проворчал Эбенайзер. – Ты и понятия обо всем этом не имеешь, псих, ничего тебе не известно!

– Ведите нас дальше, – попросил Дик. – Ведь должны быть еще такие же потрясающие пещеры. А что, действительно разбойники прятали здесь свою добычу – или это только болтовня?

– Нет, нет, это их пещера, тут не может быть сомнений. Слегка, правда, изменившаяся, – ответил Джереми. – Но я знаю и другие пещеры там, внизу. Эбби о них даже не подозревает. Он боится спускаться дальше под морское дно. Разве не так, Эбби?

В ответ раздался залп ругательств. Сгорая от нетерпения, Джулиан обратился к Джереми:

– О, пожалуйста, сводите нас туда, если это не слишком опасно!

– Я, во всяком случае, пойду дальше, – объявил Дудик. – Чудик до сих пор не вернулся – значит, он заблудился, и я пойду его искать!

Джулиан понял, что Дудик не шутит.

– 0кей, – сказал он. – Пойдем все вместе. Джереми, вы покажете нам дорогу? Ведь это же на самом деле не опасно? Я хочу сказать, мы, конечно, не хотели бы, чтобы нас вдруг смыло в море.

– Прилив еще не начался, – ответил старый моряк. – Пока все в порядке. Когда придет вода, она поднимется до этих проходов и остановится у Разбойничьей пещеры. Пещера лежит слишком, высоко, понимаете? Туннель ведет сейчас дальше вниз, точно под ваш маяк. Вы еще не были внизу, в шахте? Вам там ничего не бросилось в глаза?

– Да! – вспомнил Джулиан. – Я спускался в шахту: там внизу бурлила морская вода, она поступала в шахту и уходила из нее через отверстие в дне. Вы действительно считаете, что во время прилива вода поднимается до этого туннеля?

– Да, именно так! – подтвердил Джереми. – Отсюда по туннелю под морским дном можно попасть прямо в шахту маяка. Но никто еще не отваживался пройти этот путь: прилив начинается слишком быстро, и есть опасность, что он нагонит вас, тогда можно оказаться в западне.

Эбби опять тихонько выругался, это звучало примерно так: почему бы Джереми не пойти и не утопиться?

– Пошли дальше! – подгонял всех Дик. – Пойдемте, Джереми!

Старик повел их дальше, все глубже спускаясь под морское дно. Над ними, не умолкая, угрожающе шумело море. Свет их карманных фонарей выхватывал покрытые тиной, осклизлые стены, выступы и углубления.

– Посмотрите, вот был бы отличный тайник для сокровища! – Джулиан показал на маленькую полость в потолке туннеля. – Хотя не могу себе представить, чтобы кто-нибудь выбрал именно это место – здесь ведь сотни укромных ниш и щелочек. И до чего же холодно в этом туннеле!

– Только бы мы наконец нашли Чудика, – шепнула Энн кузине. – Посмотри на бедного Дудика – он плачет! Он не хочет этого показать, но я видела слезы, когда на него упал свет от моего фонаря.

Когда они остановились, чтобы поближе рассмотреть странный желеобразный предмет, выросший на дороге, словно гигантский цветок, Эбби догнал их, грубо толкнув Дика. Тот рассерженно повернулся к нему.

– Эй, полегче на поворотах, дружище! Если вы уж все время крадетесь за нами, не наступайте хотя бы на пятки!

Однако Эбби невозмутимо продолжал идти, почти прижавшись в Дику. «Боится, наверное», – подумал Дик. Тут туннель в очередной раз повернул, и их глазам предстала новая пещера. Дудик вдруг испустил такой вопль, что стены задрожали от эха.

– Чудик! Смотрите, вот он! Чудик!

И в самом деле, за узким выступом скалы притаилась, скорчившись и вся дрожа от страха, маленькая обезьянка. Она даже не осмеливалась подбежать к Дудику; ему пришлось самому вытащить ее и крепко прижать к себе.

– Чудик, бедняжка! Ты так испугался? – шепнул он своему любимцу на ухо. – Ты весь дрожишь. Почему же ты удрал? Ведь ты мог бы насовсем потеряться!

Обезьянка что-то крепко сжимала в кулачке. Когда, стрекоча, она своей тонкой волосатой лапкой обвила шею мальчика, кулак разжался, и какой-то предмет со звоном покатился по полу.

– Что это ты уронил. Чудик? – заинтересовался Дик, освещая фонариком пол.

Там что-то поблескивало, что-то круглое и желтое, притягивающее, как магнитом, все взоры. Джулиана, стоявшего ближе всех, осенило.

– Золотая монета! – воскликнул он, нагибаясь. – Блестит, как новенькая. Чудик, откуда она у тебя? Дик, Джордж, смотрите – настоящее золото!

Все, кто был в пещере, замерли, пронзенные одной и той же мыслью. Сокровище! Чудик обнаружил клад! Это была старая монета, очень старая. Где Чудик мог найти ее?

– Пошли дальше, поищем! – разволновался Дик. – Джереми, ведь это же сокровища! Чудик приведет нас к ним.

Однако Чудик не имел ни малейшего желания второй раз блуждать в неизвестности. Он сидел на плече у Дудика, держась для верности одной лапой за его шею, и собирался там и оставаться. Было так ужасно бегать одному в темноте!

Джереми тоже отказался продолжать поход. Он энергично затряс головой.

– Нет, только не сегодня. Скоро по этому проходу поднимется вода, а она быстрее нас. Сейчас нам лучше повернуть назад. Бывали случаи, когда людям приходилось бегать наперегонки со смертью, спасаясь от прилива.

Чуткое ухо Джордж уловило вдалеке звук плещущейся воды. Прилив наступал!

– Скорее! – крикнула она. – Надо делать то, что говорит Джереми. Вода сейчас поднимается не только в туннеле, но и снаружи, и скоро отрежет нам обратный путь к маяку. И тогда придется целую вечность торчать в этих страшных пещерах, потому что мы не сможем выйти.

– Для паники нет причины, девочка, – заверил ее старый Джереми. – У нас еще уйма времени. Эй, а куда исчез этот пройдоха Эбенайзер?

– Черт возьми! Он, наверное, подслушал наш разговор о золоте! – занервничала Джордж. – Я совсем забыла о нем! Теперь он знает, что Чудик нашел золотую монету, и убежден, что сокровища где-то здесь. Он постарается как можно скорее довести дело до конца. И почему мы не могли помолчать?

– Я тоже совершенно забыл о нем, – вздохнул Дик. – Теперь вся деревня узнает, что обезьяна нашла клад, и толпы любопытных ринутся сюда в надежде отхватить что-нибудь. Клад наверняка хранится в очень сухом месте, иначе бы монета так не блестела.

– А теперь пошли, мы должны как можно быстрее вернуться назад! – торопил Джулиан. – Вы только взгляните на старину Джереми. Он от этого сюрприза словно язык проглотил. Наверное, вообразил, что уже нашел клад.

– Насколько я понимаю, мы вытащили счастливый билет, – ликовал Дик, совсем потерявший голову от восторга. – Умница, Чудик! Ты затмишь любого детектива!

Строя планы один заманчивей другого, ребята отправились в обратный путь. Вот это было приключение!

 

ТОЛЬКО ЧУДИК ЗНАЕТ, ГДЕ ЛЕЖАТ СОКРОВИЩА

Старый Джереми был взбудоражен не меньше остальных, но шел молча. Его злило, что Эбенайзер стал свидетелем находки. Он не доверял ему так же, как и Джекобу. Оба потратили уже массу времени и усилий на поиски сокровищ, это было ясно как дважды два. Чего бы только они сейчас не дали, чтобы узнать, где клад! Тяжело ступая, Джереми молча шел вверх по переходам, погруженный в невеселые раздумья. Наконец они снова вышли на свет Божий.

– Вот, Джереми, это на обещанный табак, и спасибо за экскурсию, – сказал Джулиан, сунув старику немного денег. – И не думайте слишком много про эти легендарные сокровища! Очевидно, это была одна-единственная золотая монетка, которую Чудик случайно обнаружил в сухом уголке.

– Может, и так, – согласился старик. – Я ведь не для себя хочу сокровищ. Просто не желаю, чтобы их нашли Эбби и Джекоб. Они теперь будут охотиться за ними, как стервятники. Хорошо хоть Джекоб на какое-то время выведен из строя.

Все были рады вновь оказаться на свежем воздухе. Небо между тем затянуло тучами, дул сильный ветер; начался настоящий ливень.

– Теперь бегом! – Джулиан начал всерьез волноваться. На их счастье, приливу приходилось бороться с ветром, и им удалось еще посуху проскочить к маяку.

Из башни послышался лай Тимми. Все это время пес лежал на коврике, прижав нос к щели под дверью, и внимательно вслушивался в звуки снаружи. Но никто не приближался к маяку, до чуткого уха Тимми не доносилось ни единого подозрительного звука – лишь завывание ветра, да шум моря, да порой крики пролетающих чаек.

– Мы вернулись, Тимми! – крикнула Джордж и распахнула дверь. Пес пулей вылетел наружу, чуть не свалив ее с ног. Чудик вскочил собаке на спину и что-то быстро затараторил.

– Он рассказывает Тимми о золотой монете, которую нашел, – засмеялся Дудик. – Жаль, что тебя не было с нами, Тимми! Это было грандиозно!

– У меня такое чувство, будто мы отсутствовали целую вечность, – заметила Джордж. – А ведь еще совсем не поздно, если мои часы идут правильно. Как же я хочу есть! Давайте сначала поедим, за едой можно поговорить и обсудить дальнейшие планы.

За печеньем, бутербродами и чаем все еще раз было оговорено во всех деталях, и каждому приходило в голову что-то новое.

– Нужно как можно скорее спуститься в пещеры, – считала Джордж. – Можно не сомневаться, что Эбби и Джекоб объявятся там, как только схлынет вода, и начнут искать сокровища.

– Во-первых, Джекоб сидит за решеткой, а во-вторых, сегодня мы все равно ничего уже не сможем предпринять, – возразил Дик. – Кроме прилива, еще надвигается непогода. Вы только прислушайтесь, как воет ветер.

Тимми сидел так близко к хозяйке, как только мог. После долгого одиночества он испытывал особую потребность в ней. Джордж обняла его одной рукой и время от времени отдавала другу половинку своего печенья. Дудик с Чудиком вели себя точно так же.

Ребята говорили без умолку. Где Чудик мог найти монету? Был ли это единственный экземпляр, принесенный морем? Или монет там была целая куча? Может, монета выпала из обитого железом ящика, деревянные стенки которого сгнили от времени? Монетка, лежавшая перед ними на столе и блестевшая, как и глаза ребят, служила неисчерпаемой темой для разговора.

– Оставить клад себе мы, кажется, не можем, если даже найдем его, – размышлял Дик. – Я хочу сказать, он такой древний, что наверняка является собственностью государства.

– Ну, несколько-то монет мы, надеюсь, сможем себе оставить. – Джордж в этом нисколько не сомневалась. – Вот если бы мы прямо сейчас могли отправиться в туннель на поиски клада! Я сгораю от нетерпения.

– Гав! – согласился с ней Тимми, не имея, правда, ни малейшего представления, о чем речь.

– Прислушайтесь, с каким грохотом разбиваются о скалы волны! – воскликнул вдруг Джулиан. От неожиданно разбушевавшегося моря даже ему стало не по себе. – Похоже, что начинается буря.

– Ведь на ближайшие дни предсказывали плохую погоду, – горестно напомнил Дик. – Как глупо! «Кузнечик» не будет нам слишком большим подспорьем. При таких волнах даже во время отлива нам не перебраться на мол пешком по скалам.

– Перестань! Ты только страх нагоняешь! – взмолилась Энн.

– Ты что, считаешь очень заманчивым оказаться пленниками на маяке? – спросил Дик.

– Почему бы и нет? Здесь может быть довольно уютно, припасов у нас достаточно… – Энн пыталась казаться смелой.

– Нет, не достаточно! Не забывай, что нас пятеро, да еще Чудик с Тимми в придачу, – возразил Дик.

– Да помолчи ты! – одернул его Джулиан. – Перепугаешь до смерти Энн и Дудика. Буря наверняка скоро уляжется, и завтра мы опять сможем пойти за продуктами.

Но шторм все усиливался, небо мрачнело, и Энн пришлось даже зажечь лампу. Дождь так барабанил по стенам маяка, а ветер завывал так жутко, что Тимми глухо заворчал.

Энн бросила взгляд в окошко. Когда она увидела, как внизу под ней разбиваются о скалы огромные волны, ее охватил страх. Брызги пены долетали до самого окна, у которого она стояла. Девочка в ужасе отшатнулась.

– Знаете, что это хлещет в окно? Брызги от больших волн!

– Ну и ну, – пробормотал Джулиан и подошел к окошку.

Величественная, впечатляющая картина предстала его глазам! Море, ставшее из синего серым, гигантскими взвихренными волнами с барашками на гребнях обрушивалось на берег. В открытом море тоже вздымались огромные буруны с белыми пенистыми гребнями, которые под бешеным напором ветра превращались в мириады брызг. Лишь несколько чаек с резкими криками кружили над морем, взмахивая большими белыми крыльями: они то камнем падали вниз, то плавно взмывали вверх.

– Был бы я сейчас чайкой! – мечтательно произнес Дик. – Это, должно быть, удивительное чувство – вот так скользить над бурей: вполне понятно, что они кричат от восторга.

– А мне жаль корабли, которые сейчас в пути, – заметил Джулиан. – Только подумайте о парусниках, в былые времена попадавших в такой шторм! Ведь это уже почти ураган.

– А ужасный Одноухий Билл! Как он посмеивался исподтишка, видя, как какой-нибудь корабль неотвратимо приближается к скалам! – подхватила Джордж. – И он даже убирал со своего места сигнальный фонарь, чтобы все корабли, застигнутые бурей, уж точно налетели на скалы.

– Не надо! – попросила Энн. – Я не могу думать о таких вещах.

– Давайте лучше немного поиграем, – предложил Джулиан. – Где же карты? Придвинь лампу поближе. Дик! Становится все темней. И ни слова больше о потерпевших крушение кораблях! Подумайте о чем-нибудь веселеньком, например, о наших ученых или о сокровище… – А знаете, мне кажется, что найти сокровище совсем просто, – перебил его Дик, придвигая лампу ближе к столу. – Чудик – очень умная обезьянка. Он наверняка вспомнит, где нашел монету, и приведет нас на это место.

– Это могла быть одна-единственная монета, которую там обронил человек, прятавший сокровища, – возразила Энн.

– Может, и так. Тем не менее я убежден, что остальные лежат не слишком далеко от того места, где лежала эта, – настаивал Дик.

– В любом случае мы можем взяться за дело только при отливе, – высказал свое мнение Джулиан. – Как представлю себе, что там, под дном морским, вода прибывает так же, как, снаружи, ничто не сможет заманить меня в эти пещеры и туннели.

Дик наморщил лоб и задумался.

– Джу, – спросил он наконец, – ты помнишь, в каком направлении мы шли сегодня утром? Все время налево, так?

– Да, точно, – сразу подтвердил Дудик. – У меня с собой был маленький компас, глядите, я его пристегнул к часам, поэтому я знаю, что мы все время идем строго на запад.

– Значит, в направлении маяка, – задумчиво произнес Джулиан и начал набрасывать план. – Вот здесь маяк, а вот тут вход в пещеры, где мы были сегодня утром. Сначала мы шли этим путем, потом свернули к морю, здесь опять пещера, потом переход и снова пещера – и каждый раз небольшой поворот влево.

– Еще немного, и мы оказались бы под маяком! – обрадовался Дик.

– Верно, – подтвердил Джулиан. – И, может быть, когда-то во времена морских разбойников, существовал подземный ход между скалами, на которых стоит наш маяк, и туннелем, в котором мы побывали сегодня утром. Так что через этот ход разбойники могли запросто уходить с добычей незамеченными.

– Старик! Ты хочешь сказать, они дожидались, когда корабль разлетался на куски, мчались по скалам, через которые мы тоже всегда бегаем, грабили корабли, а потом просто исчезали под землей?

– Чтобы снова выйти на другом конце туннеля, – добавила Энн. Джордж с восхищением смотрела на Джулиана, глаза ее сияли.

– Может, подземный ход и сегодня проходит где-то через скалы. Где-то совсем глубоко, раз мы знаем, что и море имеет туда доступ. Джулиан, давай завтра поищем его! Я уверена, что ты прав! Может, мы найдем какое-нибудь отверстие, которое ведет к этому подземному ходу?

Никто уже не хотел играть, все слишком разволновались. Ребята снова и снова изучали набросок Джулиана и благодарили Дудика и его компас – ведь это благодаря ему возникла такая блестящая идея.

– И вы считаете возможным, что сейчас никто не знает про этот второй вход? – спросил Дик. – Никто не упоминал о нем, даже старый Джереми. Может, ход засыпан или даже замурован?

Джулиан задумался.

– М-да, может быть, – наконец признал он. – То, что Джереми ни словом не упомянул его, действительно странно.

– А если мы найдем вход, мы пойдем туда и поищем сокровища, – ликовал Дудик. – То-то разочаруются Эбенайзер и Джекоб, если мы опередим их!

 

ЗАПЕРТЫ!

Буря отбушевала ночью и на следующее утро улеглась. Хотя небо было еще затянуто облаками и время от времени моросил дождичек, но уже можно было рискнуть покинуть безопасные стены.

– Пойдем сначала за покупками или будем искать ход? – осведомился Джулиан.

– Искать ход! – мгновенно среагировал Дик. – Ветер еще довольно сильный и может опять перейти в бурю, вы только посмотрите на это серое небо! Мы и шагу не сможем ступить, если море опять разбушуется.

Вся компания выбралась наружу и по одному осторожно зашагала по скалам, возвышающимся над морем во время отлива. Самая крупная и высокая из скал держала на себе маяк, как огромную свечу.

– Смотрите, дыра! – воскликнула вдруг Энн. Все, включая Тимми, в возбуждении бросились к ней. Джулиан придирчиво осмотрел место, которое показала Энн.

– Да, похоже, – подтвердил он. – Достаточно большая, чтобы туда мог влезть человек. Я проверю.

Цепляясь за выступы скал, он спустился в отверстие. Все взволнованно наблюдали за ним. Тимми залаял. Не мог же он молча смотреть, как Джулиан исчезает у него на глазах!

Но, не успев полностью скрыться в отверстии, Джулиан воскликнул:

– Боюсь, тревога ложная! Я уже стою на твердой скале и, хотя все ощупал ногами, дыры не могу найти. Тупик.

Все были ужасно разочарованы.

– Вот свинство! – ворчал Дик. Он лег на живот, чтобы вытащить Джулиана. – Конечно, это было бы слишком хорошо… Джу, вот моя рука! Помочь тебе?

– Да, спасибо. Не так-то просто выбраться отсюда. – Джулиан подтянулся и выкарабкался из каменной клетки. – Я не хочу, чтобы меня здесь заклинило. Тем более когда начнется прилив.

– Опять начинается дождь, – сообщила Энн. – Пойдем за продуктами или еще немного подождем?

– Давайте лучше переждем, – попросила Джордж. – Мне холодно. Я бы с удовольствием выпила чего-нибудь горячего на маяке. Какая досада, что мы не нашли дыру! Ну да ничего. У нас еще остается путь по вчерашним переходам. Может, Чудик все-таки покажет нам, где нашел монетку.

Они вернулись на маяк, и Джулиан снова забаррикадировал дверь.

– Хоть бы наконец пришел слесарь! – посетовал он. – Если мы отправимся в путешествие по пещерам, нам придется опять оставлять Тимми за сторожа, а это очень обидно.

– Гав! – от всего сердца поддержал его пес. Они взбежали вверх по лестнице и занялись приготовлением чая.

Вскоре все сидели за столом и с аппетитом ели. Неожиданно Тимми заворчал. Ребята повскакали с мест, а Энн в страхе опрокинула чашку.

– Тимми! Что случилось? – забеспокоилась Джордж.

Пес стоял, уткнув нос в закрытую дверь, шерсть на его загривке поднялась дыбом. Похоже, он был очень зол.

– Тимми, да в чем дело? – недоумевал Джулиан, подходя к двери. – Никого же не может быть на лестнице.

Он открыл дверь, и Тимми пулей вылетел наружу, в спешке перекувырнулся через голову и кубарем скатился вниз по лестнице.

– Тимми! Тебе больно? – в ужасе закричала Джордж.

Но пес быстро вскочил на ноги и ринулся к входной двери. Он рычал так грозно, так яростно, что Энн испугалась по-настоящему. Джулиан помчался за собакой к двери.

– Тимми, может, это молочник, – сказал он, разбирая баррикаду, и взялся за ручку, чтобы открыть дверь.

Но дверь не открывалась! Джулиан потряс ее, подергал за ручку, однако безрезультатно. Дверь упорно не поддавалась его усилиям. Тем временем спустились все остальные.

– Дай я попробую! – вызвался Дик. – Может, дверь заклинило?

Но нет, и ему не удалось открыть. У Джулиана был очень серьезный вид, когда он объявил:

– Боюсь… я боюсь, что нас кто-то запер!

Наступило гнетущее молчание. Наконец Джордж взорвалась:

– Нас заперли? Какая подлость! Кто это сделал?

– Думаю, нетрудно догадаться, – угрюмо проворчал Джулиан. – Тот, кто украл ключ.

– Эбенайзер, нет, Джекоб! – выдавил Дик. – Во всяком случае, один из них. Какие подлецы! Значит, все-таки это они ключ украли? Что же нам теперь делать? Выйти мы не можем… и зачем они это сделали? Негодяи!

– Очевидно, боятся, что мы будем искать сокровища и, не дай Бог, найдем их, – предположил Джулиан. – Ведь мы сами рассчитываем, что Чудик вспомнит, где нашел золотую монету, и приведет нас к этому месту. Скорее всего, им пришла в голову та же мысль. А таким способом они обеспечили себе преимущество. Похоже, что Джекоба уже выпустили.

– Какие подлые, какие подлые! – все больше распалялась Джордж, яростно тряся ручку двери. Мы в плену!

– Смотри не оторви ручку, старушка, – попробовал успокоить ее Джулиан. – Это не поможет нам выбраться из западни. Пошли наверх и обсудим ситуацию. Надо найти какой-то выход…

Первый накал возмущения остыл. Удрученные и растерянные, ребята поднялись в комнату. Да, они пленники – это факт.

– И что теперь? – начал разговор Дик. – Мы действительно в ловушке, Джу.

– Сам вижу, – горестно кивнул Джулиан. – Выйти из маяка мы не можем, это железно. С другой стороны, как нам позвать на помощь? Телефона нет. Криков наших никто не услышит. От лодки мы отрезаны. Никто вообще не заметит, что мы в плену. Пусть люди и видели, как мы входили и выходили, но если мы больше не появимся, все подумают, что мы уехали домой и маяк снова пуст.

– Мы умрем с голоду! – вырвалось у совершенно запуганной Энн.

– Не преувеличивай, нам обязательно придет какая-нибудь спасительная мысль! – быстренько заверил ее Джулиан, увидев неподдельный страх Энн. – Но история и вправду не из приятных. Мы не можем выйти, и никто не может к нам войти. Тот, кто нас запер, конечно, и ключ с собой прихватил.

Они еще долго совещались и даже не заметили, что опять проголодались. Только Джордж почувствовала, как у нее заурчало в животе. Но страх, что запасы продовольствия скоро иссякнут, удержал ее от мысли напомнить о еде.

– Завтра утром попробуем подкараулить молочника, – неожиданно произнес Джулиан. – Дайте-ка подумать… мы можем написать ему записку и подсунуть ее под дверь, тогда молочник сразу увидит ее. Напишем: «На помощь! Мы заперты!»

– Записку унесет ветер, – мрачно предсказала Джордж. – Мог бы и сам догадаться.

– Мы можем укрепить ее, и тогда ветер ей не будет страшен, – предложила Энн. – Одна часть записки снаружи, другая внутри.

– Гм, попробовать во всяком случае стоит, – пробормотал Дик и тут же принялся писать записку на большом листе бумаги.

Закончив, мальчик сбежал вниз, прикрепил листок к коврику, просунул одну половину в щель под дверью и снова поднялся наверх.

– Если погода не изменится, нам нечего рассчитывать на молочника, – обронил он. – Путь через скалы станет непреодолимым. Ладно, будем надеяться на лучшее.

На этом их возможности были исчерпаны, больше никто не смог ничего придумать. Вечер наступил рано, потому что небо опять потемнело, ветер грозно завывал, и даже чайки перестали летать над морем.

Ребята проиграли весь вечер в карты, вымученно смеялись и шутили, пытались на все смотреть с юмором, однако на душе у всех было паршиво. Попытки усыпить страх не удавались. А вдруг штормовая погода удержится, и никто не заметит, что они заперты на маяке, и молочник не принесет молока и не увидит записку, и они съедят все свои запасы, и…

– А ну выше нос! – подбодрил ребят Джулиан, увидев их кислые физиономии. – Мы и не из таких переделок выбирались.

– Я не верю, – вздохнула Энн. – На этот раз я просто не вижу выхода.

Долгое время молчание нарушалось только собачьими вздохами. Казалось, Тимми тоже переживает. Лишь у обезьянки настроение было все таким же безмятежным. Она кувыркалась по всей комнате, изредка усаживаясь и заливаясь смехом. Однако никто не поддержал ее веселья. Заметив, что на него не обращают внимания. Чудик погрустнел и пристроился в поисках утешения к Дудику.

– Мне пришла в голову, кажется, неплохая идея, – прервал наконец молчание Джулиан. – Я давно ее обдумываю, но не знаю, насколько это реально. Во всяком случае, можно будет попробовать завтра, если мы так и не дождемся помощи.

– Какая идея? – спросили все в один голос. Тимми поднял голову и прислушался, словно все прекрасно понимал.

– Помните, как я спускался в шахту фундамента, – начал Джулиан, – и увидел на дне бурлящую воду? Как вам кажется, возможно ли, что шахту опустили в естественную яму? Что строители маяка выбрали это место, потому что у них уже была готовая шахта? Глубокая-преглубокая яма, которую им осталось только выложить бетоном, чтобы потом укрепить на ней маяк, надежно противостоящий бурям!

Мысль была абсолютно новой, и понадобилось время, пока ребята поняли, что хотел сказать Джулиан. Неожиданно Дик так стукнул кулаком по столу, что все испуганно вздрогнули.

– Джу! Так оно и есть! Точно, это естественная шахта, и это и есть тот вход, который мы искали, – соединение с туннелем, в котором мы вчера были! Немудрено, что мы не смогли найти дыру снаружи!

Опять воцарилось молчание. Пять голов осмысливали новую идею.

Джулиан с гордостью посмотрел на друзей.

– Ну, все переварили? Если это действительно та самая дыра, почему бы одному из нас не спуститься на дно шахты и не проверить, соединяется ли она с туннелем?

– И идти вдоль туннеля вверх по переходам до тех пещер, через которые мы входили! – ликовала Джордж. – Джу! Это же просто суперидея! Мы сможем выйти! Эбби и Джекоб, или кто бы ни были эти подонки, разинут рты от удивления! Класс! Мы победим! Мы точно победим!

 

ПРИКЛЮЧЕНИЕ СТАНОВИТСЯ ОПАСНЫМ

Было очень увлекательно представлять себе, что по железной лестнице в шахте они смогут попасть в подземный ход. Хотя Джулиан и видел на дне во время прилива бурлящую воду, но, может, при отливе спуск станет безопасным?

Погода была неустойчивая. Буря то и дело пробуждалась с новой силой и, завывая, с устрашающей мощью набрасывалась на маяк. Всю ночь напролет шел ливень, и, когда в первые предрассветные часы прилив достиг своего апогея, брызги пены опять долетали почти до самой верхушки башни. Джулиан проснулся и бросил тревожный взгляд в окно спальни.

– Надеюсь, поблизости нет кораблей, – вздохнул он. – А что это за полосы на небе?

– Это отблеск нового маяка на Высокой скале, – ответил Дик, который тоже не спал. – Я уже видел свет сегодня ночью. Фонарь, должно быть, удивительно мощный, если его свет пробивается даже через такую мглу.

Они немного понаблюдали за лучом света.

– Не поспать ли нам еще немножечко? – спросил, зевая, Джулиан. – Мы думали, у нас впереди несколько дней отдыха – и вот, пожалуйста, опять влипли в историю.

– Только бы нам выбраться из этой истории живыми и невредимыми, – проворчал Дик и поуютнее завернулся в одеяло. – У меня сейчас такое чувство, словно мы отрезаны от всего мира… Спи, Джу!

Наутро шторм и непогода бушевали с прежней силой. Джулиан сбежал по лестнице к двери, чтобы проверить, не приходил ли молочник. Увы! Записка все еще была прикреплена к коврику. Очевидно, этим утром молочник не отважился пробраться через скалы ни пешком, ни на лодке.

Дик выглянул в окно – убедиться, что «Кузнечик» все еще пришвартован к маяку. Но – о ужас! – лодки не было! Дудик был в шоке.

– Куда подевалась моя маленькая лодка? Может, ее кто-нибудь украл?

– Может, так, а может, буря оборвала веревку и швырнула лодку о скалы. – Джулиан пожал плечами. – В любом случае, ее нет. Жалко, конечно, но тут уж ничего не поделаешь.

Завтрак был скудным и прошел в полном молчании.

– Нам надо решить, кто спустится в шахту, – чуть позже объявил Джулиан. – Думаю, я пойду сам.

– Давай бросим жребий! – запротестовал Дик. – Не вижу причины, почему бы ни пойти мне. Или пойдем вместе, вдруг одному из нас понадобится помощь?

– Неплохая идея, – согласился Джулиан. – Но тогда девочки и Дудик останутся одни.

– Гав! – подал голос Тимми, встал и повел хвостом.

Джулиан рассмеялся и ласково погладил пса.

– Хорошо, Тимми! Будь начеку. Итак, мы с Диком спускаемся в шахту. Чем раньше, тем лучше. Мы твердо знаем, что должны идти при отливе. Рискнем прямо сейчас. Дик?

Серьезно и торжественно вся компания потянулась вниз по лестнице к люку с откидной крышкой, закрывавшей вход в шахту. Джулиан откинул крышку и посмотрел вниз. Но даже свет его фонаря терялся во мраке, не достигая дна.

– Ладно, пошли, – сказал он, перелез через край и попытался ногами нащупать перекладину железной лестницы. – Не паникуйте, девчонки. Хуже не будет Мы непременно выйдем наружу и спасем вас.

– Джу, пожалуйста, будь осторожен! – попросила Энн дрожащим голосом. – Смотрите друг за другом!

Зажав фонарь в зубах, Джулиан начал спуск. Дик следовал за ним. Девочки светили им вслед своими фонариками, пока братья не исчезли в темноте. Только их голоса доносились еще до Энн и Джордж, но звучали они глухо и незнакомо.

– Мы на дне! – крикнул наконец Джулиан. – Оно каменистое и сейчас совсем сухое. Я уже вижу ход, в который ведет дыра. До скорого!

И странные глухие голоса умолкли. Тимми заскулил. Он никак не мог понять, что за загадочные вещи тут происходят.

Джулиан и Дик были пока вполне довольны собой. Оказалось совсем нетрудно протиснуться сквозь сводчатое отверстие на дне шахты. Они попали в мрачный тесный туннель и вынуждены были пригнуться под его низким сводом. В воздухе стоял затхлый запах водорослей, но дышать, слава Богу, было чем, и иногда им даже казалось, что они чувствуют легкий сквозняк.

– Скорей бы попасть в знакомый туннель, – вздохнул Джулиан. – Думаю, что мы сейчас не слишком далеко от того места, где повернули позавчера. Эй, что это? Дик, смотри! Дик!

Дик посмотрел туда, куда показывал Джулиан.

– Золотая монета! Еще одна! – закричал он. – Где-то здесь Чудик и нашел монетку. Вот еще одна, и еще! Откуда они здесь взялись?

Мальчики посветили вокруг карманными фонариками и в конце концов обнаружили источник золота. В своде над их головами чернело глубокое отверстие в скале, и как раз в тот момент, когда они на него уставились, оттуда выскользнула золотая монетка и упала на пол рядом с другими.

– Так вот как Чудик нашел свою монету! – ликовал Дик. – Джу, там наверху должен стоять старый ящик, он, вероятно, сгнил, а теперь оттуда вываливается потихоньку все это добро.

– Шикарный тайник! – восхитился Джулиан и осветил потолок над собой. – Кроме темной дыры там вообще ничего не видно. Ни ящика, ничего. Наверное, человек, который засунул ящик так глубоко, должен был очень хорошо здесь ориентироваться.

– Ну-ка, устроим разбойничью лестницу, Джу. Я непременно должен хорошенько тут все разглядеть, – торопил брата Дик. – Быстрее, я сгораю от нетерпения!

Взобравшись на плечи Джулиана, Дик просунул голову в дыру. Пощупал рукой справа – ничего; пошарил слева – и наткнулся на что-то твердое и холодное. Может быть, это железные полосы? Он провел рукой дальше и нащупал что-то мягкое, рассыпающееся – наверное, старое истлевшее дерево. Похоже, это был ящик, которому не позволяла рассыпаться только железная опояска. Дик тщательно ощупывал нишу, как вдруг снизу раздался вскрик Джулиана:

– Эй, ты на меня пролил золотой дождь! Старик, так много золотых монет я еще никогда не видел!

– Джу, я думаю, здесь наверху больше, чем один ящик, – задыхаясь, прошептал Дик. – Он спрыгнул вниз и оглядел сверкающую горку у своих ног. – Это же целое состояние! Осторожней, не будем больше ничего трогать в этом тайнике! Кроме нас, никто о нем пока не знает. Я думаю, надо только собрать монеты с пола – на случай, если этот мерзкий Эбби явится сюда вынюхивать.

Они набили карманы монетами и двинулись дальше по проходу, который вскоре, к счастью, оказался им знаком. Здесь они уже были позавчера.

– Теперь быстро вперед! – с облегчением воскликнул Дик. – Скоро мы выйдем на улицу. А там позовем слесаря, чтобы он открыл нам дверь маяка.

– Тсс! – вдруг остановился Джулиан. – Мне кажется, я что-то слышу.

Они прислушались, но больше ничего не услышали. Решив, что Джулиан, видимо, ошибся, ребята продолжили свой путь.

Но Джулиан не ослышался! На одном из крутых поворотов на мальчиков кто-то набросился. Джулиан тут же оказался на земле, Дик последовал за ним. В одном из нападавших он успел узнать Эбенайзера. Вторым, очевидно, был Джекоб.

Когда Дик падал, из его кармана посыпались золотые монеты. Вскрикнув, Эбенайзер кинулся к золоту. Джулиан хотел воспользоваться моментом и проскользнуть мимо, но второй парень схватил его и отшвырнул назад.

– Где вы нашли золото? Говорите, или пожалеете! – заорал Эбенайзер, и эхо повторило: «По-жалеете-жалеете-леете!»

– Бежим, Дик, – выдавил Джулиан. – Это наш единственный шанс! – Он с силой пнул ногой Эбенайзера, и тот, закачавшись, наткнулся на своего сообщника – это был действительно Джекоб! В тот же миг оба мальчика опрометью бросились бежать той дорогой, которой пришли сюда.

– Стой! – заревел Эбенайзер, и они услышали за собой его тяжелые шаги.

– Скорей! – прохрипел Дик. – Если добежим до шахты, мы спасены!

Но, к несчастью, они свернули не там, где нужно, и вдруг оказались в совершенно незнакомой пещере. Эбенайзер и Джекоб, не заметив их, пробежали мимо.

– Давай лучше побудем здесь, – прошептал Джулиан, – может, они не будут нас тут искать.

Не двигаясь и затаив дыхание, ребята выжидали, пока минет опасность.

– Если мы здесь заблудимся, нам крышка, – деловито сообщил Джулиан. – А когда начнется прилив, станет и вовсе неуютно. Надо во что бы то ни стало добраться до входа в пещеры или до шахты. Держись ближе ко мне. Дик! Нам нельзя разлучаться.

Они помчались дальше, не зная, в правильном направлении бегут или нет. Путь через переходы и пещеры казался бесконечным – это был лабиринт в самом сердце скалы. Вдруг до ребят донеслись голоса.

– Это Эбби и Джекоб, – прошептал Джулиан. – Они приближаются к нам. Спрячься и молчи!

Они застыли, как статуи, в своем укрытии, напряженно прислушиваясь.

– Сорванцы должны пройти здесь, – бормотал Эбби. – Давай подождем. И заткни глотку!

– Мы должны отважиться на вылазку, попытать счастья, – прошептал Джулиан в самое ухо Дику. – Давай! Если не поторопимся, прилив застанет нас здесь.

Пулей пролетели они мимо ошарашенных парней. Мальчики что было мочи мчались вдоль туннеля, освещая себе путь фонариками и больно ударяясь об острые, твердые камни руками, ногами, головой… Они неслись сломя голову, а за ними, тяжело дыша, бежали Эбби и Джекоб.

– Я глазам своим не верю! – глотая ртом воздух, выдавил Дик. – Джу! Смотри, по туннелю течет вода! Прилив!

– Вперед! – скомандовал Джулиан. – Я чувствую, что до шахты уже недалеко. Я узнаю этот проход и эту пещеру. Вперед, Дик! Нельзя терять ни минуты. Мы должны добежать до лестницы!

– Вот шахта! – крикнул наконец Дик. – Давай, мы еще как раз успеем проскочить под сводом. Скорей, Джу, вода доходит мне уже до щиколоток!

Они протиснулись сквозь отверстие в полу шахты, через которое уже проступала вода, торопливо вскарабкались по первым перекладинам лестницы и только тогда остановились, чтобы прислушаться к голосам Эбенайзера и Джекоба.

Истошные вопли долетели до них.

– Эбби! Назад! Идет прилив!

– Иду, иду! – яростно заорал в ответ Эбби. – Паскудство! А эти дураки побежали еще дальше вниз, утонут, как котята. Туда им и дорога!

Дик ухмыльнулся.

– Пошли, Джу! Я вижу наверху свет. Девчонки догадались оставить люк открытым.

Вскоре Джулиан и Дик выбрались из люка и были встречены радостным лаем Тимми. Девочки и Дудик, с облегчением вздохнув, нетерпеливо забросали их вопросами.

– Что там внизу произошло? Вы нашли выход? Позвали на помощь? Это Джекоб с Эбенайзером были там? Ну, рассказывайте же, что случилось!

– Много всего, – вздохнул Джулиан. – Но нам не повезло. Мы не смогли проскочить мимо этих двух негодяев. Джекоба действительно уже отпустили, он тоже был там. Они шастают по туннелям и ищут сокровища. Так что мы все еще пленники маяка, и нет никакой надежды на помощь. Правда…

– Ну что, что? – наседала на него Джордж, теребя брата за рукав. – Джу, у тебя такое смешное лицо. Не испытывай наше терпение! Что произошло?

– Мы нашли клад! – торжествующе объявил, выдержав паузу, Джулиан. – Пошли, мы вам все подробно расскажем наверху. – И, сопровождаемые Дудиком и полностью обалдевшими от радости девочками, братья поднялись по лестнице. Мальчики подробно описали свои приключения.

Джордж, Энн и Дудик слушали затаив дыхание, а потом, придя в восторг от чудесной истории, исполнили радостный танец.

– Это точно был клад – в ящике с железной опояской! Джу, признайся, ты обалдел от этого золотого дождя?

– Почти. Он меня чуть не сбил с ног, правда! Чудик, перестань дергать меня за волосы! Зрелище, конечно, было уникальное! Кстати, а что у нас с погодой?

– Ах, можно лопнуть от досады! – сокрушенно вздохнула Энн. – Надвигается новая буря. Ты только взгляни на черные тучи, которые ветер гонит по небу!

– Да, плохо дело, – протянул Джулиан, и его радостное возбуждение заметно ослабело при виде нагромождения мрачных облаков. – Сегодня нам никак нельзя выходить отсюда, даже если бы дверь открылась.

– Джу, Дудик нашел в шкафу старый портативный приемник своего отца, – сообщила Энн. – И он еще работает. Мы слушали прогноз погоды, передавали экстренное предупреждение всем кораблям с рекомендацией как можно скорее зайти в безопасные гавани.

– Гм, знать бы, что мы должны делать, – пробормотал Джулиан, озабоченно глядя в окошко. – Как нам дать о себе знать людям на суше? Мы обязаны что-нибудь придумать!

Но это было легче сказать, чем сделать!

 

СТАРЫЙ МАЯК СНОВА ОЖИВАЕТ

– Я пить хочу! – жалобно захныкал Дудик. – Можно я схожу за лимонадом?

– Расходуй его поэкономнее! – посоветовал Дик. – Еще неизвестно, сколько времени мы пробудем тут взаперти, а наши запасы не безграничны.

Глаза Дудика округлились от страха.

– Может так случиться, что мы тут останемся на неделю? – в ужасе спросил он.

– Чепуха! Правда, никто из здешних жителей нас не хватится: они подумают, что мы уехали домой – но мама начнет волноваться, если от нас не будет вестей, – успокоила его Джордж. – Мы ведь обещали посылать ей каждый день по открытке, и если открытки перестанут приходить, она наверняка забеспокоится и пошлет кого-нибудь к нам.

– Надеюсь, ты права, – подал голос Дик. – Тем не менее существуют и более увлекательные способы провести время, чем недельное полуголодное пребывание на маяке.

– Непременно должен быть выход! – Джулиан размышлял, наморщив лоб. – Как бы мы могли обратить на себя внимание? Дудик, в доме есть какие-нибудь флаги, которые можно вывесить из окна?

– Нет. – Дудик покачал головой. – Я никогда не видел. Может, сгодится белая скатерть? Это у нас есть.

– Да, это тоже сгодится. Тащи ее сюда.

Дудик снял скатерть со стола и передал Джулиану; тот подошел с ней к окну и посмотрел через забрызганное стекло.

– Боюсь, что вряд ли что-нибудь получится. Но я попробую. Ох, Господи, до чего же трудно открывается окно! Его заклинило.

Наконец окно распахнулось. Ворвавшийся в комнату сильный порыв ветра подхватил и закружил в воздухе бумажки, книги, одеяла. Стулья опрокинулись, а бедного Чудика швырнуло на стенку. Тимми заскулил от страха и попытался поймать зубами клочок бумаги, пролетавший мимо его носа.

Скатерть улетела прочь еще прежде, чем окно было полностью открыто. Лишь с большим трудом Джулиану удалось снова закрыть его.

– Фу! – выдохнул он. – Такой бури я никак не ожидал. Боюсь, что наша скатерть уже в нескольких милях отсюда. Вот чайки удивятся, что это такое порхает!

Джордж, несмотря на испуг, не смогла удержаться от смеха.

– О, Джулиан, какое счастье, что ты не улетел вместе со скатертью! Какая буря! Выдержит ли ее маяк?

– Гм, иногда ощущаешь удары, – подхватил Дик. – Вот заметили? Или это была волна, разбившаяся о скалы, или поток брызг – я почувствовал, как задрожали стены.

– Ерунда! – резко оборвал его Джулиан, увидев испуганное лицо Энн. – Не надо так глупо шутить!

– Вы уверены, что буря не может опрокинуть маяк? – слабым голоском спросила Энн.

– Ну-ка, призови на помощь свой ясный разум, – решительно сказал Джулиан. – Разве маяк стоял бы еще сегодня, если б не выдерживал бурь и похлеще?

– Чудик тоже боится, – объявил Дудик. – Смотрите, забился в уголок.

– Посидел бы он там подольше! – отозвался Джулиан. – По крайней мере, не будет воровать печенье и шарить по пакетам со сладостями. Интересно посмотреть, сколько он уже всего слопал.

Тут зазвенели стекла: буря обрушилась на маяк с чудовищной силой. Тимми с ворчанием поднялся. Дождь яростно барабанил по окнам, будто кто-то швырял с неба вниз пригоршни камешков.

У Джулиана было озабоченное лицо. Конца непогоде и вправду не было видно. Ничто не обещало скорого улучшения. А запасы неумолимо кончались. Оставалось еще несколько банок консервов, и, благодаря непрекращающимся дождям, конечно, в изобилии была вода.

– Не смотри так сердито! – укоризненно сказала Джордж, подтолкнув Джулиана в бок.

– Я и в самом деле сердит! – нахмурился Джулиан. – Сколько ни стараюсь, не могу придумать, как нам выбраться отсюда или позвать на помощь. Сигнал мы подать не можем…

– Вот беда, что большой фонарь не работает, – уныло вздохнул Дудик. – Это был бы хороший сигнал.

К огромному удивлению Дудика, Джулиан испустил радостный вопль, подбежал к нему и так хлопнул по плечу, что тот чуть не свалился со стула.

– Ч-ч-ч-то случилось? – пролепетал Дудик, потирая плечо.

– Неужели до тебя не доходит? А вдруг нам удастся вернуть к жизни старый фонарь? Как сигнал тревоги, что мы в плену на маяке! – горячился Джулиан. – Дудик, ты знаешь, можно ли вообще его зажечь?

– Пожалуй, да, – отозвался Дудик. – Отец однажды объяснял мне, как он работает, и, думаю, я это еще помню. Ой, ведь там еще есть колокол, в который можно позвонить!

– Еще лучше! – крикнул Джулиан. – Где он?

– Его сняли и куда-то положили, – ответил Дудик. – Раньше он висел на галерее, там, наверху. Там есть большой крюк.

– М-да, это значит, что кому-то из нас придется выходить под дождь, чтобы повесить его. Не слишком большое удовольствие! А ведь наверху сила ветра не меньше десяти баллов. Ладно, сначала взглянем на колокол.

Большой колокол, обернутый тряпками, стоял в кладовке. Он был отлит из латуни. В прежние времена по нему равномерно ударял молот, который приводился в движение простым механизмом. Но теперь механизм был сломан.

– Возьмем колокол с собой наверх, – решил Джулиан. – Ох, ну и тяжелый он! Дик, помоги мне.

Дик ухватился слева, Джулиан справа, и они потащили колокол наверх. Дудик нес следом старый молот. Дик и Джулиан приподняли колокол за железную петлю.

– Ударь по нему молотом, Дудик, – скомандовал Джулиан. – Посмотрим, не потерял ли силу его голос.

Дудик со свистом опустил молот – и тут же комнату заполнил такой мощный, глубокий звук, что у Тимми шерсть встала дыбом. Вместе с Чудиком они стремительно задали стрекача, слетев вниз по лестнице. Дети тоже перепугались и с широко раскрытыми глазами внимали голосу колокола, оглушительный гул которого заполнил всю комнату. Им пришлось энергично потрясти головами, чтобы восстановить слух. Лишь когда Джулиан коснулся колокола рукой, звук замер.

– Потрясающий колокол! – изумился Джулиан. – Смотрите, какой он старый, тут написано: «Отлит в 1896 г.» Если нам удастся повесить его на крюк, звук его донесется до деревни и еще дальше. Представляю, сколько кораблей слышало когда-то его голос!

Дудик еще раз поднял молот, но Дик остановил его.

– Посмей только! Хочешь, чтобы мы все оглохли?

– Подождем, пока ветер немного уляжется, и тогда попробуем подвесить колокол, – предложил Джулиан. – А теперь давайте займемся фонарем. Туда нужно заливать керосин, Дудик?

– Вроде да, но, думаю, там еще осталось немножко с тех времен, когда его зажигали. Во всяком случае, в кладовке стоит большой запас.

– Отлично, – удовлетворенно сказал Джулиан. Его настроение поднималось, как столбик термометра на солнце. – Если буря ослабеет, попытаемся повесить колокол, а как только повесим, начнем звонить, не дожидаясь, пока зажжется фонарь.

Но буря бушевала все яростней, и даже у Джулиана зародилось сомнение, что маяк выстоит. А не отправиться ли им лучше в кладовку? На всякий случай?

«Если буря и дальше будет усиливаться, отошлю их вниз, – решил он про себя. – Хотя с другой стороны, если башня рухнет, какая разница, где мы будем находиться?»

После обеда они поднялись на самый верх и тщательно осмотрели фонарь. Дудик пояснял, как он действует.

– Он все время автоматически вращается. А здесь были козырьки, которые при вращении периодически заслоняли свет. С проходивших мимо кораблей это выглядело так, будто свет мигает. Мигающий свет виден лучше, чем горящий постоянно.

Козырьки были сломаны, но фитиль, похоже, был в порядке. Джулиан подлил в фонарь керосина. Если бы им удалось зажечь огонь и поддерживать его, кто-нибудь обязательно обратил бы на это внимание!

Джулиан порылся в карманах в поисках спичек. Потом поднес горящую спичку к фитилю, и – ура! – старый фонарь загорелся!

Фонарь был большой, а свет от него яркий. Дик прыгал от радости.

– Получилось! Старый маяк, сегодня ночью ты будешь снова гореть! Ты вновь ожил!

– А теперь повесим колокол, – решил Джулиан.

Как только буря сделала небольшую передышку, он осторожно открыл дверь на галерею. Вместе с Диком они вытащили колокол, приподняли его и накинули железную петлю на крюк. Колокол висел, мерно раскачиваясь, и Джулиан уже занес молот, но тут мощный порыв ветра подхватил мальчика и отбросил к перилам.

Дик вовремя поймал брата и с помощью Джордж втащил в помещение. Все были бледные, как полотно.

– Еле успели! – тяжело дыша, выдохнула Джордж. Она все еще дрожала. – Мы должны быть страшно осторожны, если кто-то опять выйдет на галерею. А может, лучше оставить затею с колоколом?

– Предлагаю для начала спуститься вниз и выпить горячего чая. Мне как-то не по себе, – признался Джулиан, радуясь, что отделался только испугом.

На нетвердых ногах, пошатываясь, он сошел вниз по лестнице. Как странно! Джулиан еще никогда не испытывал страха и теперь обнаружил, что при этом действительно подкашиваются ноги.

Горячий чай постепенно вернул ребятам жизнерадостность. Скрасили существование и несколько печений, которые ребята честно разделили с Чудиком и Тимми.

– Скорей бы наступила ночь, чтобы мы увидели, ярко ли светит фонарь, – заметил Дик. – Сегодня рано стемнеет.

Так оно и вышло. Вскоре настолько стемнело, что фонарь засиял в ночи, как драгоценный камень. А шум моря перекрывало громкое «бом-бом», когда Джулиан, на этот раз надежно удерживаемый Диком, бил в колокол на галерее.

 

И ОПЯТЬ КОНЧАЕТСЯ ПРИКЛЮЧЕНИЕ

Этим вечером люди в деревне опустили занавески и уютно устроились у печек, где ветер и дождь не могли их достать.

Джереми Бунсен тоже сидел у своей печи, в которой потрескивали поленья. Он как раз собирался раскурить трубку, когда странный звук заставил его замереть и удивленно прислушаться.

Буууум! Буууум!

– Колокол! Колокол, который я не слышал вот уже почти сорок лет! – пробормотал Джереми и встал, недоверчиво покачивая головой. – Нет, это никак не может быть колокол с маяка, ведь он молчит уже много-много лет.

Буууум!

Джереми прошлепал к окну и отдернул занавеску. Взглянул – и не поверил своим глазам!

– Милли! Пойди сюда и посмотри! – крикнул он. – Фонарь на маяке горит! Милли! Куда, черт побери, опять запропастилась эта девчонка? Милли!

– Что случилось, дедушка? – спросила прибежавшая на зов молоденькая пухленькая девушка.

– Посмотри, Милли, я не ошибся, это ведь огонь маяка? – спросил Джереми.

– Да, там наверху, на Чертовых скалах, виден яркий свет, – подтвердила Милли. – Но я никогда в жизни не видела, как горит фонарь этого маяка. Что это за звук, дедушка? Похоже на большой колокол!

– Это старый колокол с маяка, – объяснил Джереми. – Нет, Милли, все-таки это, должно быть, ошибка. Ведь он там больше не висит. И фонарь давно уже не горит. Что все это значит?

– Не знаю, дедушка, – испуганно прошептала Милли. – Насколько я знаю, маяк пустует.

Неожиданно старый Джереми хлопнул ладонью по подоконнику.

– Нет, не пустует! Там живут три мальчика и две девочки, и еще обезьяна с собакой.

– Ах, вот что, – удивилась Милли. – Как они туда попали? Может, это они зажгли фонарь и звонят в колокол? Послушай, опять звонит. Он всех детей в деревне перебудит!

Милли была права. Колокол разбудил больших и маленьких ребятишек и задал задачку всем взрослым в деревне – в том числе и Эбенайзеру с Джекобом. При первом же ударе колокола оба вскочили и удивленно уставились на свет, ярко сиявший в ночи.

Они услышали, как мимо их дома бегут люди на мол. Вдруг все разговоры перекрыл мощный голос Джереми.

– Это дети, живущие на маяке, звонят в колокол и зажгли фонарь. Что-то у них не в порядке. Им нужна помощь, люди!

Эбенайзер и Джекоб знали, что было не в порядке. Поэтому они быстренько улизнули и исчезли в ночи. На сей раз они испугались не полицейского Шарпа, которого обычно побаивались, а своих односельчан. Они бежали под прикрытием дождя и темноты.

Когда рассвело, на молу собралась большая толпа. Джереми Бунсен, полицейский сержант Шарп и деревенский врач отважились переправиться на маяк в лодке, которую волны швыряли, как ореховую скорлупку.

Добравшись до маяка, они забарабанили в дверь. Изнутри им ответил Джулиан:

– Вам придется взломать дверь. Эбби и Джекоб заперли нас и ключ забрали с собой. Мы не можем выйти!

– Хорошо! Расчистите место! – крикнул Джереми. – Мыс сержантом взломаем дверь.

Джереми был хотя и стар, но еще полон сил, а у полицейского Шарпа мускулы были просто стальные. Под их мощными ударами замок вскоре поддался, дверь рухнула внутрь башни, а вместе с ней влетели и Джереми с полицейским. Этого ребята не ожидали и тоже попадали на пол. Тимми с бешеным лаем бросился на мнимых грабителей, а Чудик в панике взлетел вверх по лестнице.

Встав на ноги, все поднялись наверх в комнату, и Джулиан поведал свою историю. Энн заварила чай и разнесла всем чашки. Джереми слушал, открыв рот, а сержант скрупулезно все записывал. Доктор, обрадованный, что никто не болен и не ранен, тоже слушал с огромным интересом.

– Мы просто не знали, как выйти из нашей тюрьмы, – сказал в заключение Джулиан. – Поэтому в конце концов зажгли старый фонарь и принялись бить в колокол. С галереи меня чуть было не сдуло, такой сильный был ветер. Через полчаса меня сменил мой брат. Снаружи было ужасно холодно! Фонарь горел всю ночь и погас только рано утром.

– Во всяком случае, обе старые штуковины еще сгодились для дела, – сделал вывод Джереми, помолодевший от волнения лет на двадцать. – Кто бы мог подумать, что на старости лет я еще раз увижу старого дружка в действии! Я считал, что это невозможно!

– Я должен объявить розыск обоих негодяев, – решительно сказал Шарп и захлопнул свой блокнот. – А вам, я думаю, лучше всего поехать домой, друзья. Погода в ближайшие дни не изменится, а вас ведь здесь ничего не удерживает?

– Гм! – отозвался Джулиан. – Пожалуй, все-таки удерживает. Помните, вы рассказывали нам о сокровищах морских разбойников, Джереми? Ну так вот, мы нашли их!

Джереми лишился дара речи. Он глазел на Джулиана и хватал ртом воздух, словно рыба, выброшенная на берег. Он даже позабыл про свою трубку и положил ее рядом с собой на стол. Джулиан вытащил несколько золотых монет и показал их всем.

– Вот, – торжественно объявил он. – Мы знаем, где лежат еще тысячи таких же – в обитых железом ящиках в одном из подземных ходов. Ну, что вы теперь скажете? К сожалению, клад, наверное, принадлежит государству, да?

– Да, – развел руками Шарп. – Но вы получите приличное вознаграждение, каждый из вас. Где клад? Я сейчас же принесу его.

– Ну, вам придется спуститься в шахту в фундаменте маяка, – с готовностью объяснил Джулиан, не в силах сдержать улыбку. – Потом вам надо проползти через дыру в полу и идти по туннелю, но следите, чтобы вас не настигло море, а когда вы потом…

Поймав несчастный взгляд полицейского, Джулиан звонко расхохотался.

– Не бойтесь, спускаться в шахту вам не обязательно. Существует второй путь, путь, который вы нам показали, Джереми. По нему очень легко пройти. А потом – скорей домой! Вы не могли бы позвонить в Киррин-коттедж, чтобы за нами в двенадцать часов прислали такси, господин сержант?

– Я ужасно рада, – призналась Энн. – Приключения – хорошая вещь, но сейчас я сыта ими по горло… О, Джереми, обезьяна стащила у вас трубку!

И правда – раздув щеки, Чудик дул в трубку, вздымая в воздух холодный пепел. Джереми легонько шлепнул обезьянку, после чего та, сердито ругаясь, обиженно удалилась.

– Господин сержант, не могли бы мы прямо сейчас отправиться за сокровищами? – поинтересовался Джулиан. – Мне страшно любопытно, сколько их там.

– Я думаю, я не пойду с вами, – робко подала голос Энн. Самые большие сокровища не могли заманить ее в затхлые пещеры и туннели. – Лучше я упакую здесь наши вещи.

– Мы с Тимми поможем тебе, – вызвалась Джордж, хорошо знавшая Энн и понимавшая, что та боится остаться в башне одна.

Мальчики поплыли вместе с Джереми, доктором и сержантом Шарпом на мол. Там им пришлось с помощью Шарпа прокладывать себе дорогу через плотную толпу, собравшуюся, чтобы узнать, что случилось.

– Дайте дорогу, пожалуйста! – командовал полицейский. – Все в порядке. Дети были заперты на маяке и не могли выйти. А теперь расходитесь! Больше ничего интересного не будет.

– Знали бы они! – тихонько пробормотал Дик и улыбнулся Джулиану. – Временами было слишком уж много волнений. Скорей бы вернуться в Киррин-коттедж, где так спокойно и уютно. А приключений с меня пока довольно.

– Не забудь про дядю Квентина и его друга, – ухмыльнувшись, напомнил Джулиан. – Они позаботятся, чтобы тебе не было скучно. Боюсь, они вряд ли придут в восторг, увидев нас снова.

Но все было страшно рады тому, что Пятерка благополучно вернулась домой. Дети с гордостью показывали всем несколько золотых монет, полученных в награду. Тимми тоже радостно вертел головой, чтобы каждый мог видеть на его ошейнике монету, которой его наградили за верную сторожевую службу.

Ну что ж, до свидания, ребята! До свидания – и до новых приключений!

Ссылки

[1] Sharp – проницательный, наблюдательный (англ.).

Содержание