Тайна подземного королевства

Блайтон Энид

Четверка друзей верхом на осликах отправляется на прогулку в горы. Они мечтают увидеть легендарную Долину бабочек. Но дальнейшие события принимают неожиданный и опасный оборот, едва не стоивший ребятам жизни…

 

КАНИКУЛЫ НАЧИНАЮТСЯ

В автомобиле, поднимавшемся по крутой горной дороге, сидели четверо ребят и распевали во весь голос. Активное участие в веселом хоровом пении принимал и попугай Кики. Он, правда, не мог петь по – настоящему, но старался чрезвычайно. При этом гребешок на его голове воинственно топорщился.

Человек, сидевший за рулем, со смехом повернулся к певцам.

– Какая муха вас укусила? Вы так орете, что я не слышу сигнала собственного автомобиля.

Дина, Люси, Джек и Филипп прервали пение и, перебивая друг друга, набросились на Билла:

– Сегодня же первый день каникул!

– Мы скоро получим по ослику и поскачем в горы!

– Впереди целых два месяца каникул!

– И ты с нами, Билл, и мама. Мама, а ты разве не рада?

Миссис Меннеринг улыбнулась Филиппу.

– Конечно, рада. Очень надеюсь, что вы не будете устраивать такой гигантский гвалт каждый день. Билл, вы будете меня защищать от этой буйной компании.

– Обещаю. – Билл свернул на другую дорогу, и автомобиль плавно покатил дальше. – Они у меня будут как шелковые. А если Люси чересчур расхрабрится…

– Ну как ты можешь такое говорить, Билл! – укоризненно воскликнула Люси, самая юная и хрупкая из всех. – Вот Джек, наоборот, постоянно твердит, что мне не хватает храбрости. Казалось бы, после всех наших многочисленных приключений, мне бы уже следовало стать наконец храброй и мужественной…

– Храбрый, храбрый, храбрец, – заголосил Кики, которому ужасно понравилось это слово. – Храбрый, храбрый…

– Прекрати сейчас же! – простонала миссис Меннеринг, утомленная долгой поездкой. Она со вздохом представила себе, что ожидает ее в предстоящие недели в окружении ребят, считавших своим неотъемлемым правом во время каждых каникул веселиться от души, беситься и ходить на голове. Для нее самой это время вряд ли станет настоящим отдыхом. Филипп и Дина – ее собственные дети, как всегда пригласили на каникулы своих друзей Джека и Люси. Они рано потеряли родителей и относились к миссис Меннеринг с нежной привязанностью.

Билл Каннингем был добрым другом семьи. Ему пришлось поучаствовать вместе с ребятами в нескольких захватывающих расследованиях. Однако на этот раз он присоединился к их компании, чтобы оградить ребят от подобных переживаний. Так, по крайней мере, он решил про себя. И такое обещание совершенно искренне дал миссис Меннеринг.

Та в свою очередь была преисполнена решимости в предстоящие недели ни на минуту не спускать глаз с ребят. Разумеется, пока Билл находился с ними, с ребятами ничего не могло случиться. Уж он – то постарается уберечь их от каких бы то ни было опасностей. Она очень рассчитывала на его помощь и надеялась, что ребята больше не будут пускаться в рискованные мероприятия. Еще и поэтому она решила отправиться со всей компанией на каникулы в пустынные горы Уэльса. Муж миссис Меннеринг умер много лет назад, и ей одной было нелегко справляться с четырьмя жизнерадостными сорванцами.

Филипп ужасно любил всякую живность. В противоположность ему Дина была к животным равнодушна, а насекомых просто терпеть не могла. И хотя со временем она стала спокойнее реагировать на них, тем не менее легко ударялась в панику при виде любого самого безобидного червяка. Она была страшно вспыльчивой и, не задумываясь, пускала в ход кулаки, как, впрочем, и Филипп, с которым они нередко устраивали настоящие побоища, каждый раз приводя в совершеннейший ужас нежную Люси.

Попугай Кики принадлежал Джеку и восседал, как правило, на правом плече обожаемого хозяина. Свитера, куртки и пальто Джека быстро приходили в негодность, так как Кики, сидя на плече, продирал ткань насквозь своими когтистыми лапами. Миссис Меннеринг начала уже всерьез подумывать о том, чтобы для сохранности одежды Джека нашивать на нее маленькие кожаные заплаты.

Джек очень увлекался птицами. Вместе с Филиппом они проводили долгие часы, наблюдая и фотографируя их. У мальчиков образовалась уже обширная коллекция фотоснимков, которую Билл считал чрезвычайно ценной. Разумеется, и на этот раз они захватили с собой, помимо фотоаппаратов, сильные бинокли, чтобы наблюдать за животными и птицами.

– Может быть, удастся обнаружить канюков или орлов, – блестя глазами, сказал Джек. – Помнишь, как в прошлый раз нам удалось обнаружить в старинном замке орлиное гнездо?

– А может быть, нам снова предстоят необыкновенные приключения, – со смехом заявил Филипп. – Несмотря на твердую решимость мамы и Билла ограждать нас от малейших волнений!

Ах, каникулы обещали быть восхитительными! Целью их путешествия была маленькая ферма, затерянная в горах. Их ожидали увлекательные походы по окрестностям с фотокамерами и биноклями, многочисленные открытия. Ребятам обещали, что каждый получит по персональному ослику. Они верхом отправятся по узким горным тропам и будут изучать все интересное, что попадется им на пути.

– Я не смогу каждый раз ездить с вами, – заявила миссис Меннеринг, – поскольку перспектива скачек по горам на осле не кажется мне слишком привлекательной. Но раз с вами будет Билл, я могу быть спокойной.

– Вот только будет ли Билл в безопасности вместе с нами? – ухмыльнулся Джек. – Он попадал во всякие переделки только благодаря нам. Бедняга Билл, что – то ожидает тебя в этом году?

Билл расхохотался.

– Ну, вам придется очень постараться, чтобы втянуть меня в какую-нибудь авантюру в таком захолустье.

Сделав очередной поворот, машина выехала на прямой участок дороги, в конце которой показалось несколько строений.

– Мы у цели, – сказала миссис Меннеринг. – Вон в том фермерском доме мы будем жить.

Ребята вытянули шеи. Их глазам предстала массивная старая каменная постройка, окруженная хлевами и сараями. Освещенная вечерним солнцем, она смотрелась уютно и надежно.

– Красота какая! – восхищенно воскликнула Люси. – А как называется это место?

Билл пробормотал что – то невнятное. Что – то вроде «доктор – пастрожек».

– Господи ты, Боже мой! – воскликнула Дина. – Это даже Кики не сможет выговорить. Повтори – ка еще раз, Билл. Посмотрим, как он справится с этим названием.

Билл с готовностью повторил странные слова. Попугай распушил свой хохолок и внимательно прислушался.

– Ну, давай, повторяй, – подзадорил его Джек.

– Это – дом – который – построил – Джек, – хрипло выпалил Кики. При этом он так уморительно тянул слова, что ребята едва не лопнули от смеха.

– Браво, Кики! – отсмеявшись, похвалил попугая Джек. – Вот видишь, Билл! Кики ничем не удивишь. У него всегда готов ответ.

Кики почувствовал себя польщенным. Он развязно переступил с ноги на ногу и заскрежетал, как неисправный автомобильный мотор. По дороге попугай уже бесчисленное количество раз воспроизводил этот звук.

– Прекрати сейчас же! Ты меня с ума сведешь эти скрежетом! – в ужасе воскликнула миссис Меннеринг. – Ну наконец – то приехали. А где тут вход, Билл? Или его здесь вовсе нет?

Дорога обрывалась перед сооружением, напоминавшим сарай. Дальше к дому вели три узкие тропинки, заканчивающиеся перед тремя совершенно одинаковыми дверьми. Билл остановил машину и помог миссис Меннеринг выйти. Ребята выскочили из машины и с любопытством посмотрели по сторонам. Никого не было видно. Какой – то петух закричал свое «кукареку», его тотчас передразнил Кики, после чего петух оскорблено замолчал.

Тут распахнулась одна из дверей, и на пороге появилась пухлая женщина с красным, возбужденным лицом.

– Стивен, Стивен! – крикнула она кому – то в глубине дома. – Они приехали, они уже здесь, стало быть. – И, приветливо улыбаясь, поспешила навстречу гостям.

– Здравствуйте, миссис Эванс. – Билл пожал женщине руку, его примеру последовала миссис Меннеринг. В этот момент к ним подбежал приземистый мужчина.

– Это мой муж, Стивен, – представила его миссис Эванс. – Нам бы очень хотелось, чтобы вы чувствовали себя здесь, как дома.

У нее был приятный мелодичный говор, сразу же чрезвычайно понравившийся ребятам. Все по очереди пожали руку миссис Эванс и ее мужу, свою правую лапу протянул и Кики.

– И вправду попугай! – увидев Кики, воскликнула миссис Эванс. – Ты только погляди, Стивен, – попугай.

Мистер Эванс не проявил большого восторга при виде Кики, но тем не менее вежливо улыбнулся.

– Добро пожаловать! – произнес он с таким же мелодичным выговором, как и его жена. – Прошу вас, проходите.

Все последовали за Стивеном в дом. На пороге они изумленно остановились. Длинный стол, покрытый белоснежной скатертью, был уставлен многочисленными тарелками и блюдами с угощением, какого ребята отродясь не видели. Тут был здоровенный окорок, казалось, с нетерпением ожидавший прикосновения острого ножа. Рядом аппетитно раскинулся язык, украшенный зеленью петрушки. Не менее живописно выглядели два жареных цыпленка, нашпигованные хрустящими шкварками, а в центре стола возвышалась огромная миска, полная зеленого салата. Кроме всего этого великолепия, на столе были разложены яйца, сваренные вкрутую, булочки и пироги, разнообразные варенья, золотистый мед и несколько кувшинов с молоком и сливками.

Ребята остолбенели. Вот это стол!

– Вы… это… ждете сегодня гостей? – запинаясь, вымолвил наконец пораженный до глубины души Джек.

– Гостей? Нет, что ты. Это просто ужин, – ответила миссис Эванс. – Мы не можем предложить вам особых разносолов: мы, само собой, люди бедные. Но чем богаты, тем и рады. Это, стало быть, ужин. Мойте руки – и за стол.

– Ну вот еще – умываться, – вздохнул Филипп. – Я и не грязный вовсе. Ничего себе ужин! Если нам каждый день такую еду давать будут, я заранее отказываюсь от путешествий на осликах и поступаю на откорм.

– Если ты так сделаешь, то тебя скоро разнесет до таких размеров, что поднять тебя будет не под силу ни одному ослу, – отреагировала мама. – Пошли, ребята! Миссис Эванс покажет нам наши комнаты. Приведите себя с дороги в порядок и сразу же спускайтесь. Да, не забудьте вымыть руки!

По узкой винтовой лестнице миссис Эванс повела гостей в верхние комнаты, уставленные старомодной тяжелой мебелью. Она с гордостью продемонстрировала им маленькую ванную комнату. Подобные удобства были большой редкостью на уединенных фермах.

Биллу выделили маленькую отдельную комнату. Джеку и Филиппу достался чулан с покатым потолком, рядом располагалась спальня девочек. Комната, отведенная миссис Меннеринг, была просторнее остальных и находилась немного поодаль, чтобы по утрам ее не беспокоил гвалт, устраиваемый ребятами.

– Похоже, здесь будет здорово! – Джек, стоя в ванной комнате, энергично намыливал руки, а Кики угнездился на водопроводном кране. – Скорей бы ужин! Этот стол так и стоит у меня перед глазами!

– Подвинься-ка! – нетерпеливо перебила его Дина. – У раковины хватит места для двоих. По утрам ванной комнатой будем пользоваться по очереди. Эй, Кики, оставь щетку для волос в покое!

Джек забрал у Кики щетку и щелкнул его по клюву, на что тот не обратил ни малейшего внимания. Он ждал, когда все отправятся ужинать. Там, внизу, он успел положить глаз на миску с малиной, стоявшую на столе среди прочего угощения, и теперь с легким нетерпением ждал, когда наконец ему удастся добраться до нее. Он благодушно устроился на плече Джека и, пока ребята вытирались жестким полотенцем, пробормотал ему на ухо несколько нежных слов.

– Перестань, Кики! Не щекочись, – сказал Джек. – Готовы, ребята? Тетя Элли, Билл! Спускаетесь?

– Да, мы идем, – откликнулись те. И все вместе отправились ужинать.

 

ФЕРМЕРСКИЙ ДВОР

Первая трапеза на уэльской ферме прошла в высшей степени празднично. Миссис Эванс от души радовалась гостям. Сияющие глаза Стивена перебегали с одного лица на другое, а руки неутомимо нарезали большие куски ветчины и разделывали жареных цыплят. То и дело слышалось «стало быть» и «само собой».

Кики внимательно прислушивался к мелодичному выговору жителей Уэльса.

– Вытри ноги, стало быть! – неожиданно выдал он, обращаясь к миссис Эванс. Она изумленно уставилась на попугая, впервые услышав от него человеческую речь. – Закрой дверь, само собой! – строго добавил Кики.

Ребята зашлись от смеха.

– Кики успел стать настоящим валлийцем, – сказала Дина. – Эй, Джек, смотри за Кики, а то он уничтожит всю малину.

Джек накрыл миску с малиной тарелкой. Это рассердило попугая, и он выдал скрежет неисправного автомобильного двигателя. Стивен вздрогнул от неожиданности.

– Не беспокойтесь, пожалуйста, это просто проделки нашего Кики, – обратился к нему Джек. – Он может подражать всевозможным звукам. Если бы вы слышали, как он изображает гудок скорого поезда!

Услышав, что хозяин упомянул «гудок скорого поезда», Кики немедленно приготовился выдать свой коронный номер. Он открыл клюв, шея его раздулась. Но в этот момент вмешалась миссис Меннеринг. В энергичных выражениях она велела Джеку утихомирить Кики.

– Если он и дальше будет устраивать такой шум, я не разрешу ему находиться с нами за одним столом. Во время еды ему придется оставаться в твоей комнате, – решительно заявила она.

Услышав строгий голос миссис Меннеринг, Кики мгновенно вернулся на плечо к Джеку и укоризненно воскликнул:

– Кики плохой! Кики скверный! – и шаловливо дернул Джека за ухо.

При этом он ни на секунду не выпускал из поля зрения прикрытую миску с малиной.

Изголодавшиеся путешественники, за время пути съевшие лишь по паре бутербродов, набросились на еду. Даже миссис Меннеринг ела активнее, чем обычно. Миссис Эванс сияла от радости при виде отменного аппетита гостей и строго следила за тем, чтобы тарелки не пустели ни на минуту.

– У нас в кладовке, стало быть, еще есть, – поощрительно приговаривала она. – Стивен, сходи – ка принеси мясного паштета!

– О нет, пожалуйста, не беспокойтесь! – запротестовала миссис Меннеринг. – Здесь всего и так больше чем достаточно. И так все изумительно вкусно.

Миссис Эванс было приятно это услышать.

– Да чего там, обыкновенная деревенская еда, но детишкам пойдет на пользу, – сказала она. – Здесь на горном воздухе они, стало быть, нагуляют аппетит.

– Это уж само собой, – вмешался Стивен. – Сейчас – то у них еще не тот аппетит. Но скоро это дело поправится.

На лице миссис Меннеринг изобразился ужас.

– Ах ты, Боже мой! Они еще никогда в жизни не ели столько! Если у них аппетит разгуляется еще больше, мне их дома в жизни не прокормить!

– А в школе мы вообще помрем с голоду, – ухмыльнулся Джек.

– Бедный мальчик! – сочувственно воскликнула миссис Эванс. – Когда будете возвращаться домой, возьмете с собой небольшой окорочок, стало быть.

Наконец все в изнеможении отвалились от стола. Едва дыша, они откинулись на спинки стульев и мечтательно уставились в широкие окна. Какой прекрасный вид! Горные вершины вздымались в вечернее небо. Долину уже накрыли сумеречные тени, но верхушки гор продолжали сиять на солнце. Все здесь было совсем не таким, как у них дома. Ребята не могли наглядеться на красоту горной страны.

– Ваш дом расположен очень уединенно, – заметил Билл. – Нигде поблизости не видно другого жилья.

– Мой брат живет по ту сторону горы, – махнула рукой миссис Эванс. – Мы видимся с ним каждую неделю на базаре, это километрах в пятнадцати отсюда, а двор моей сестры расположен за той горой. Стало быть, есть у нас соседи – то.

– Однако не близкие, – заметила Дина. – Вам не бывает здесь иногда одиноко, миссис Эванс?

– Одиноко? – изумленно повторила миссис Эванс. – Господи, да как же мне может быть одиноко, ежели вот и Стивен со мной? А чуть дальше над горой живет еще один сосед, гончар, стало быть. И еще пастух с женой, коров пасут. А потом, у нас ведь и скотины всякой полно, тоже не дает скучать.

Через открытую дверь в дом ворвались куры и принялись бесстрашно склевывать крошки под столом. Понаблюдав за ними некоторое время, Кики вдруг призывно закудахтал, куры с готовностью откликнулись. В этот момент в комнату гордо вошел петух и вопросительно посмотрел по сторонам в поисках новой курицы. Голос был ему незнаком. Увидев восседающего на плече у Джека попугая, петух воинственно прокукарекал.

– Кукареку! – ответил Кики. Тут же рассвирепев, петух взлетел на стол, пытаясь вызвать на поединок кукарекающего попугая. Петуха немедленно прогнали, и он, громогласно возмущаясь, вылетел за дверь. Стивен держался за живот от хохота. Слезы ручьями текли по его лицу.

– И вправду славная птичка, – восхищенно проговорил он. – Пусть поест еще малины.

– Большое спасибо, ему довольно, – ответил Джек. Он очень обрадовался, что Кики понравился Стивену. Некоторые терпеть не могли попугая. Каждый раз, когда Джек брал его с собой к незнакомым людям, он всегда был немного озабочен, как бы его любимца не обидели.

Сытые и довольные, все вылезли наконец из – за стола и вышли на середину двора, с наслаждением вдыхая ароматный вечерний воздух. Миссис Меннеринг и Билл, усевшись на каменный заборчик, задумчиво смотрели на заход солнца. Ребята прохаживались вокруг дома, заглядывая в стойла.

– Смотрите, тут свиньи! – крикнула Дина. – Какая же тут в свинарнике чистота! А эта розовенькая жирненькая свинка как будто только что вышла из ванной.

– Где специально готовилась к приему гостей, да? – захохотал Филипп. – Ой, какие же поросята смешные. Посмотрите, как они повсюду роются своими крохотными пятачками.

– Для Кики тут открывается широкое поле деятельности, – услышав изумительно точное хрюканье попугая, заметила Люси. – Скоро он будет мычать, хрюкать, лаять, кукарекать и…

– Клохтать, как индюк, – добавила Дина, показывая на гомонившую неподалеку индюшачью компанию. – Потрясающий двор! Здесь есть все, что только можно себе представить. Ой, Филипп, ты только посмотри на этого прелестного козленочка!

Рядом с домом паслись несколько коз, возле которых топтался маленький козленочек. Он был весь белоснежный, очень хрупкий и такой очаровательный, что Филипп влюбился в него с первого взгляда. Он открыл рот и издал странный звук, пытаясь подозвать козленка. Все козы немедленно перестали жевать и удивленно подняли головы. Козленок качнулся на своих тоненьких ножках и насторожил маленькие белые ушки.

Филипп повторил странный звук. Козленок быстро отвернулся от матери, подскочил к мальчику и с разбегу прыгнул ему на руки. Устроившись поудобнее, он ласково потерся твердой белой головкой о подбородок Филиппа.

– Какая прелесть! – в один голос воскликнули девочки и, приложившись щеками к мягкой белоснежной шкурке козленка, принялись ласкать и гладить его.

– Филипп, ну почему все животные так льнут к тебе? – немного ревниво спросила Люси. Филипп обладал совершенно потрясающим свойством, притягивающим к нему животных с невероятной силой. Даже моль спокойно садилась ему на ладонь. Просто невероятно, сколько всякой живности прошло через его руки. Тут были и ежи, и жуки – олени, и ящерицы, и птенцы самых разнообразных пород, и мыши. Общаясь с Филиппом, никто никогда заранее не знал, с каким зверьем придется столкнуться в его комнате. Он пользовался большим доверием и преданностью всех своих питомцев. Видимо, потому что прекрасно понимал их и нежно любил.

– Ну теперь этот козленок будет бегать за тобой все каникулы как собачонка, – заметила Дина. – Хорошо еще, что это не корова! Знаете историю о том, что случилось, когда Филипп как – то очутился на лугу, на котором паслось стадо коров? Коровки окружили его со всех сторон, нежно обнюхали, а потом ходили за ним по пятам, ни за что не желая расставаться с новым другом. А когда Филипп наконец ушел с луга, они даже попытались пробраться за ним в дом, продираясь через живую изгородь. И я ужасно боялась, что им удастся это сделать.

– Лучше бы постыдилась бояться коров. – Филипп погладил козленка. – Уму непостижимо, как это ты не сбежала от этого козленка. При виде взрослых коз тебя бы наверняка как ветром сдуло.

– Чушь! – оскорблено сказала Дина. И все – таки быстро отступила на пару шагов, когда к ребятам подошли козы, чтобы полюбопытствовать, чем тут занимался козленок. Скоро все они сгрудились вокруг Филиппа, Люси и Джека. Дина наблюдала за ними с почтительного расстояния. Увидев мать, козленок громко заблеял. Однако стоило Филиппу опустить его на землю, как он тут же прыгнул обратно ему на руки.

– Придется тебе сегодня взять его с собой в постель, это точно, – ухмыльнулся Джек. – Ладно, пошли, посмотрим на лошадей. У них ужасно мохнатые ноги, очень забавно.

Ребята отогнали коз немного в сторону, чтобы беспрепятственно полюбоваться на лошадей, пасущихся в поле. Конечно же, и они тоже немедленно полезли к Филиппу. Он опустил козленка на землю, и тот, как привязанный, поплелся за ним, каждый раз утыкаясь ему в ноги, стоило Филиппу на мгновение остановиться. Он все время просился к нему на руки, а потом потрусил за ним в дом.

Миссис Эванс, возившаяся у плиты, повернула к ним разгоряченное лицо.

– Да это Снежок! – удивленно воскликнула она. – Он еще ни разу не убегал от мамаши, стало быть.

– Филипп, оставь козленка во дворе, – озабоченно обратилась к сыну миссис Меннеринг. Ну вот, Филипп обзавелся очередным питомцем. Миссис Эванс наверняка будет против того, чтобы он ходил в дом. А с другой стороны, она знала совершенно точно, что раз уж козленок подпал под обаяние Филиппа, то ни за что больше с ним не расстанется и даже полезет за ним по лестнице в спальню.

– Да чего там, пусть заходит! Мы и новорожденных ягнят всегда в доме держим, да и теленочек вот, пока его не отогнали к коровам на выпас, каждый день заходил. Да и куры тут все время бегают.

Ребятам ужасно понравилось, что животные могли заходить в дом, когда им заблагорассудится. Значительно меньшую радость доставило это открытие миссис Меннеринг. Если так и дальше пойдет, то в один прекраснейший день ей, пожалуй, доведется обнаружить в собственной постели свежеснесенные яйца или, скажем, теленка у себя в кресле. Ну да, конечно, каникулы есть каникулы, и тут уже ничего не поделаешь, приходится идти на компромиссы. Раз уж миссис Эванс ничего не имела против скотины у себя на кухне, она не собиралась портить ребятам удовольствие.

Люси опустилась в широкое кресло и зевнула во весь рот. Миссис Меннеринг взглянула на старинные часы, стоявшие в углу.

– Ложитесь – ка спать, ребята, вам пора. Да, конечно, Филипп, я знаю, еще рано, не трать, пожалуйста, свое красноречие, чтобы убедить меня. День сегодня у вас был очень длинным, а от горного воздуха с непривычки клонит в сон. Мы все будем спать сегодня ночью без задних ног.

– Принести вам наверх молока и булочек с маслом и джемом? – приветливо спросила миссис Эванс.

– Нет, ни в коем случае! – в ужасе воскликнула миссис Меннеринг. – Мы сегодня не в состоянии больше съесть ни крошки. Большое спасибо, миссис Эванс.

– Знаешь, мама, я вполне могла бы еще чего-нибудь съесть, – возразила Дина, остальные согласно кивнули. В результате каждый из ребят получил по тарелке с булочками и малиновым джемом и большому стакану молока, после чего все дружно отправились наверх. Едва они переступили порог своих комнат, как на лестнице послышался дробный стук копыт. В следующее мгновение Снежок ворвался в комнату мальчиков и вскочил на кровать Филиппа.

– Ура, Снежок одолел лестницу! – крикнул Филипп. – Хочешь булочку, Снежок?

В дверь заглянула Люси.

– Это что, козленок грохотал по лестнице? Ой, Филипп, ты пустил его к себе в кровать!

– А что было делать? – спросил Филипп. – Прогнать вниз? Так он опять сюда взберется.

Козленок несколько раз тихонько просящее проблеял и нежно боднул Филиппа в бок.

Тут появилась облаченная в пижаму Дина.

– Ты что, собираешься оставить животное у себя на всю ночь? – спросила она.

– Похоже, ничего другого не остается, – ответил Филипп, сердце которого было окончательно и бесповоротно отдано Снежку. – Прогнать его отсюда, так он все равно вернется. А дверь он просто вышибет лбом. Между прочим, Кики проводит с Джеком все ночи напролет.

– Да мне – то что. Я не против, – сказала Дина. – Только вот как отреагируют на это мама и миссис Эванс?

– Ну, положим, миссис Эванс ничего не скажет. – Филипп заботливо поправил вывернутые коленки Снежка. – Бабулька мне нравится. Я бы ничуть не удивился, узнав, что она держит у себя в спальне больную корову и полдюжины кур. Идите – ка спать, барышни! Я устал. Ах, я такой счастливый и совершенно переполненный булочками, джемом и сонливостью.

Кики очень натурально икнул и тут же извинился:

– Пардон!

Этому он научился в школе Джека. Всякий раз, когда он выкидывал этот номер, миссис Меннеринг ужасно сердилась.

– Кажется, и Кики тоже ужасно переполнился, – в полусне пробормотал Джек. – Он слопал целую булку, а джем до сих пор капает у него с клюва. Все, Кики, тишина. Спим.

– Горностай убыл, стало быть, – откликнулся Кики и сунул голову под крыло. Не успели девочки выйти из комнаты, как мальчики уже крепко спали.

 

УТРО ПЕРВОГО ДНЯ

На следующее утро девочки проснулись почти одновременно. Несмотря на раннее время, на дворе уже кто – то возился. Люси подбежала к окну.

– Это Стивен, – сказала она Дине. – Он уже наверняка подоил коров. Да иди же сюда. Смотри, какая красота!

Девочки встали на колени перед низким подоконником и выглянули в окно. Солнечный свет широким потоком вливался в долину через седловину двух величественных гор, оставляя все вокруг в глубокой тени.

– Погода как по заказу, – радостно заметила Дина. – Если мама позволит, сегодня же отправимся в поход.

– В эти каникулы нам придется забыть о своих приключениях, – сказала Люси. – Тетя Элли твердо решила ни в коем случае не отпускать нас в горы одних. А если не сможет пойти с нами сама, присмотр будет поручен Биллу.

– Ну в конце концов приключений на нашу долю выпало уже больше чем достаточно. Дина начала одеваться. – Большинству ребят такое и не снилось. Так что можно будет для разнообразия на этот раз обойтись без приключений. Давай, Люси, нужно прорваться в ванную комнату до мальчишек. Но только потише. Мама, наверное, еще спит.

Проходя мимо комнаты мальчиков, Люси заглянула к ним в дверь. Джек и Филипп еще крепко спали. Услышав скрип двери, Кики высунул голову из – под крыла, но ничего не сказал, а только зевнул. Козленок, по – прежнему лежавший на кровати Филиппа, уставился на Люси. Ну, Филипп! И как ему только удавалось так воздействовать на животных, что они бегали за ним, как привязанные?

Люси тихонько прикрыла дверь и поспешила к Дине в ванную комнату. Вскоре они услышали, что мальчики тоже встали. Кики громко потребовал, чтоб все вытерли ноги.

– Это Кики обучает Снежка хорошим манерам, – рассмеялась Люси. – Он постоянно пытается воспитывать животных Филиппа. Помнишь, как в прошлом году он обучал птичек – тупиков правильному произношению?

– Орр, – изобразила Дина крик тупиков. Кики, услышав ее сквозь стену, сразу же завопил в ответ:

– Орр, Орр! – а потом разразился оглушительным хохотом, заставив испуганно заблеять бедного Снежка. Кики и тут не успокоился, немедленно воспроизведя и этот звук. Козленок изумленно посмотрел по сторонам. Ребята рассмеялись.

Поощренный их смехом, Кики начал готовиться к воспроизведению скрежещущего звука переключения коробки передач автомобиля. В последние дни это был его самый любимый звук. Горло Кики начало подозрительно раздуваться. Филипп знал, что сейчас последует.

– Немедленно прекрати, Кики, – торопливо сказал он. – Этот номер тебе придется временно изъять из программы. Он нам надоел!

– Боже, храни короля! – покорно ответил Кики. – Вытри ноги! Высморкайся!

В двери показались головы девочек.

– Сони несчастные! Долго вас еще ждать?

Когда ребята спустились вниз, миссис Эванс заканчивала последние приготовления к завтраку. Он выглядел почти так же роскошно, как и ужин накануне. Стол ломился от ветчины, помидоров, сливочного сыра, кувшинов с парным молоком. Венчала картину гигантская миска с малиной. Кухню наполнял аппетитный запах жареного сала. Джек обессилено рухнул на свой стул.

– Господи, с чего же начать – то? – застонал он в комическом отчаянии.

Не успел Филипп усесться на свое место, как Снежок попытался взобраться к нему на колени. Однако мальчик энергично задвинул его под стол.

– Не за едой, Снежок! Я слишком занят. Ступай во двор и поздоровайся со своей матушкой. Она, наверное, ужасно обеспокоена твоим отсутствием.

Кики тут же пристроился к малине. Миссис Эванс выделила персонально ему целую тарелку. Они с мужем не сводили с Кики влюбленных глаз. Восхищение их было безграничным.

– Само собой, стало быть! – проскрежетал Кики и так энергично сунулся в тарелку, что клюв его обагрился ярким малиновым соком.

Ребята тоже трудились не покладая рук. Миссис Меннеринг и Билл еще не спустились. Супруги Эванс позавтракали гораздо раньше. Вообще, похоже было, что они уже успели переделать все дела за день. Стивен убрался в свинарнике, вычистил лошадей, подоил коров, собрал яйца в курятнике. Миссис Эванс тоже от него не отставала.

Покончив с едой и снова затащив к себе на колени Снежка, Филипп обратился к миссис Эванс:

– Скажите, пожалуйста, а где находятся ослы, которых мы заказывали?

– Это вам нужно поговорить с овчаром Тревором, – ответила миссис Эванс. – Это ослы его брата, он – то и обещался доставить их сюда.

– А может быть, мы сами сходим за ними, а потом вернемся сюда верхом?

– Да нет, что вы. Это ж идти больше пятнадцати километров, – сказал Стивен. – Это ж, само собой, слишком далеко, чтобы идти пешком. Нет уж, ступайте к Тревору, он вам все про ослов и расскажет.

Наконец за столом появились миссис Меннеринг и Билл. Они выглядели свежими и отдохнувшими.

– Нам – то что-нибудь осталось? – со смехом спросил Билл.

Миссис Эванс поспешила к плите, чтобы соорудить очередную яичницу – глазунью. И скоро огромная кухня наполнилась аппетитным ароматом жареного бекона.

– Нужно срочно уходить, а то опять есть захочется, – сказал Филипп. – Билл, мы собираемся к овчару Тревору разузнать насчет ослов. Мама, если ослы на месте, можно будет нам съездить в горы?

– Не раньше, чем я разберусь со своим ослом, – ответила миссис Меннеринг. – А то попадется какой-нибудь толстый, я и буду постоянно съезжать с него на землю.

– Ослы не толстые, – заверил Стивен. – Они маленькие, очень сильные и используются тут, как правило, для верховой езды. Иногда, правда, вместо них берут пони. Но ослы брата Тревора, по крайности, не хуже.

– Ну ладно, тогда пойдем к Тревору. – Филипп спустил Снежка на пол и встал со стула. – Ребята, пошли! Кики, обжора, ты что, теперь никогда уже не расстанешься с малиной?

Попугай взлетел Джеку на плечо, и ребята пустились в путь по тропинке, указанной Стивеном. Снежок, не обращая никакого внимания на призывные крики своей матери, поскакал за ними. Малыш стал уже полноправным членом их компании, и все его холили, лелеяли и баловали. Кики такая ситуация совершенно не нравилась. По его мнению, ребята слишком уж носились с козленком.

Дорожка сразу пошла круто в гору. Солнце стояло уже высоко и палило немилосердно. И хотя ребята были легко одеты, скоро им стало очень жарко. Дойдя до бившего из скалы источника, они устроили короткий привал, с удовольствием напились холодной, чистой воды и немного остудили свои разгоряченные руки и ноги. Снежок тоже немного попил, а потом пустился весело скакать вокруг ребят на своих маленьких крепких ножках. Он с такой легкостью носился взад – вперед по крутым горным склонам, что казалось, будто его крылья носят.

Джек наблюдал за ним с восхищением.

– Как это, наверное, здорово – уметь прыгать вот так, как Снежок. Об этом можно только мечтать – разбежаться и прыгнуть так легко и приземлиться с такой невероятной точностью.

Неожиданно Филипп схватил нечто скользкое и блестящее, пытавшееся скрыться от него в нагретой солнцем траве. Дина насторожилась.

– Что это у тебя там, Филипп?

Филипп продемонстрировал всем серебристо – серую змейку с маленькими светлыми глазками.

– Змея! – тут же взвизгнула Дина. – Немедленно отпусти ее, Филипп! А то она тебя укусит!

– Вот еще! – Филипп презрительно пожал плечами. – Никакая это не змея. Кроме того, из всех змей, обитающих в Англии, только гадюка ядовитая. Я это тебе уже раз сто говорил. А это ящерка такая, называется веретенница, между прочим, на редкость симпатичная.

Ребята с интересом уставились на серебристую веретенницу, обвившуюся вокруг Филиппова колена. Она на самом деле выглядела как настоящая змея, хотя к змеиному семейству никакого отношения не имела. Зная это, Люси и Джек сохраняли полное спокойствие. А вот Дина никак не могла в это поверить. Раз животное выглядело как змея, двигалось как змея, стало быть, оно змея и есть.

– Немедленно отпусти эту гадину, Филипп! – дрожащим голосом взмолилась она. – Откуда тебе вообще известно, что это не змея?

– Ну, например, у нее глаза подвижные. А у змей – нет. Вот смотри, глазки у нее бегают туда – сюда, как и положено ящерице. Она и относится к семейству ящериц.

Как бы подтверждая его слова, веретенница быстро – быстро замигала глазками. Она свернулась клубком на коленях у Филиппа и, похоже, чувствовала себя там очень покойно. Даже когда он дотронулся до нее рукой, она и не подумала броситься в бегство.

– Веретенницы у меня еще не было, – задумчиво сказал мальчик. – Я мог бы ее действительно…

– Ты что, собираешься оставить у себя эту змею?! – вне себя от ужаса закричала Дина. – Мама тебе ни за что не разрешит.

– Ах, Дина, сколько раз еще можно повторять, что это не змея! – нетерпеливо крикнул Филипп. – Это ящерица, совершенно безобидная и чрезвычайно занимательная. И она останется у меня. То есть если она сама захочет остаться.

– Ну конечно, она захочет, – сказал Джек. – Все животные хотят остаться у тебя. Хотел бы я посмотреть на тебя в джунглях, Филипп. Это была бы незабываемая картина: стая обезьян нежно виснет у тебя на шее; у ног, обвитых змеями, ласково мурлычут тигры.

Дина яростно взвизгнула.

– Как ты можешь рассказывать такие гадости! Филипп, немедленно посади веретенницу обратно в траву!

Филипп и не подумал следовать этому указанию, а тихонько опустил ящерицу в карман.

– Не будь такой мстительной, Дина! – сказал он. – А потом, тебе совершенно необязательно быть рядом со мной. Кроме того, может быть, ей у меня не понравится, и она убежит. Но попытка – не пытка.

Когда ребята двинулись дальше, Дина неохотно потащилась за ними. Вот так всегда с Филиппом. Своим зверьем он мог испортить самые прекрасные каникулы.

 

В ГОСТЯХ У ОВЧАРА

Маленький домик овчара Тревора располагался на самом верху горного склона. Вокруг домика повсюду паслись овцы. Ягнята, маленькие и крепкие, выделялись своей пушистой шкуркой на фоне многочисленных стриженых взрослых овец.

Подойдя к дому овчара, ребята увидели, что он обедает. Его незамысловатая трапеза состояла из хлеба, масла, сыра, лука и молока. Молоко охлаждалось в ручье, протекавшем рядом с домом. Внешность у Тревора была довольно своеобразной: длинные нечесаные волосы, лохматая борода и очень светлые голубые глаза. Увидев ребят, он дружелюбно кивнул и сказал что-то по-валлийски.

– А по-английски вы не говорите? – спросил Джек. – А то мы ничего не понимаем.

Тревор знал пару английских слов. Задумчиво пожевав луковицу, он изрек:

– Ослы завтра. – Потом добавил что-то совершенно непонятное и махнул рукой в сторону дома Эвансов.

– Ослы будут завтра у нас дома, – перевел Джек. – Прекрасно. Тогда, может быть, прямо завтра и отправимся в горы.

Тревор, которому никогда еще не доводилось видеть попугая, с любопытством разглядывал Кики. Он показал на него пальцем и сипло рассмеялся. Услышав свой смех в точном исполнении Кики, он испуганно вздрогнул.

– Вытри ноги! – строго приказал Кики. – Сколько раз тебе говорить, закрывай дверь! Три утенка!

Тревор растерянно уставился на него. Кики разразился громким хохотом.

– Стало быть, само собой, стало быть! – раскатисто выдал он.

Джек щелкнул птицу по клюву.

– Перестань выпендриваться!

Снежок, стараясь привлечь к себе внимание Филиппа, боднул его под коленку. Его обижало, что все занимались только попугаем. Когда Филипп обернулся, козленок, ни секунды не медля, прыгнул в его подставленные руки. Физиономия Тревора засияла. Он выдал длинную, бурную тираду по-валлийски, из которой ребята не поняли ни слова. Потом похлопал Филиппа по плечу и указал на землю, видимо приглашая ребят садиться.

Они с любопытством уселись на корточки. Интересно, что задумал Тревор? Он спустился ниже по склону и издал громкое блеяние. Все ягнята тут же подняли головы и, блея, устремились к нему. Даже Снежок бросил Филиппа и присоединился к остальным. Овчар опустился на колени, и ягнята, окружив старого друга, принялись нежно его обнюхивать. Он с рождения ухаживал за ними и даже выпаивал молоком из соски, если, случалось, погибала их мать. Они всегда с готовностью откликались на его хорошо знакомый зов.

Было очень трогательно наблюдать, как этот полудикий старый овчар с длинными спутанными волосами сидел на земле, со всех сторон окруженный нежно блеющими ягнятами. Снежок, не желая отставать от других, энергично карабкался к пастуху по пушистым спинкам ягнят и, добравшись до него, удовлетворенно уткнулся ему в бок своим бодливым лбом.

– Вы только посмотрите на него! – сказала Дина. – Господи, его уже просто не видно из – за этой кучи ягнят.

Через минуту овчар возвратился к ребятам. На его коричневом от загара лице сияли светло – голубые глаза. Он предложил ребятам хлеб и здоровенные, пахучие луковицы. Джек отказался. Тетя Элли наверняка будет не в восторге от запаха лука.

– Нет, спасибо, – вежливо сказал он. – Вы придете к нам завтра, когда ваш брат пригонит ослов?

Тревор, похоже, понял. Он кивнул.

– Я завтра приду. Ослы.

Джек подмигнул ребятам.

– Он становится просто болтливым. – Потом снова обратился к овчару: – Хорошо, Тревор. Тогда – до завтра. До свидания!

Ребята пустились в обратный путь. У источника они снова сделали привал. Улегшись на траву, они задумчиво уставились на окружавшие их высоченные горы.

– Стивен говорит, что в горах почти никто не живет, – прервал молчание Джек. – Там наверняка множество интересных животных. Может быть, сходим туда в поход?

– Конечно! – Филипп попытался прогнать козленка, который упорно старался взобраться к нему на живот. – И мама с Биллом наверняка захотят пойти. А раз у нас будут ослы, можно будет взять с собой запас еды и отправиться на несколько дней с ночевкой.

– Ты имеешь в виду в палатках? – Глаза Джека засияли. – Филипп, это блестящая идея. Возьмем фотоаппараты и наделаем кучу замечательных снимков. А может быть, попадутся редкие птицы.

– Наверняка. – Филипп выпрямился. – Улюлю, а вот и наша Блестянка.

Веретенница выскользнула из кармана Филиппа и обвилась вокруг его локтя. Дина молниеносно отползла на безопасное расстояние. Кики, сидевший на плече у Джека, с любопытством уставился на ящерицу.

– Блестянка – какое прелестное имя! – Люси легонько провела кончиками пальцев по спинке ящерицы. – Смотри, как задрожала. Наверное, она боится щекотки. Пуглянка эдакая.

– Блестянка, Пуглянка, – тут же подхватил Кики, который обожал выдавать новые слова парами. – Блестянка, Пуглянка, Блестянка…

– Хорош, – прервал его Филипп. – Мы знаем, Кики, что ты – умная птица. Ты только посмотри, Джек, она совершенно не боится.

– Это подло с твоей стороны – таскать ее с собой, – издалека набросилась на него Дина. – Ты прекрасно знаешь, как я ненавижу змей. Да, да, это не змея. И все – таки я не удивлюсь, если она меня укусит.

– Если ты и дальше будешь вести себя как дура, я сам тебя укушу, – сердито ответил Филипп. – Подойди-ка лучше сюда и погладь Блестянку по спинке.

Дину передернуло от отвращения.

– Никогда в жизни не сделаю такого. Не приближайся ко мне с этой гадостью, Филипп! Она еще отвратительнее, чем белые мыши, которые жили у тебя в прошлом году. Тех – то ты хоть отпустил, когда они выросли.

– Блестянка может идти на все четыре стороны, – сказал Филипп. – Я никогда не удерживаю животных против их воли. Хочешь уйти, Блестянка?

– Блестянка, Пуглянка, глухо и темно, трещать и храпеть! – Кики огласил список парных слов и выражений из своей текущей программы.

– Пошли отсюда, – прервала его Дина. – Тогда хоть эта змеюка скроется в кармане. А потом, я есть хочу.

Когда Филипп встал с земли, веретенница исчезла у него в кармане. Снежок принялся немедленно, как безумный, вытанцовывать вокруг Филиппа.

– Эй, Снежок, ты не мог бы носиться немного в сторонке, не сшибая меня поминутно с ног? – в отчаянии воскликнул он. – Привязанность, конечно, штука хорошая, но иногда может просто вывести из терпения.

Здесь в горах дули постоянные ветры. И хотя было жарко и солнечно, воздух оставался свежим. Когда ребята подошли к дому, им опять отчаянно хотелось есть. Воодушевленные приятными мыслями о предстоящем обеде, они невольно ускорили шаг.

Миссис Меннеринг и Билл тоже вернулись с прогулки и уже начали удивляться, отчего ребята так долго возвращаются. Тут к ним подскочил Снежок, а вслед за ним и остальная компания.

Миссис Меннеринг погладила козленка.

– Снежок – просто прелесть, теперь он все каникулы будет ходить по пятам за нами. Жаль только, что потом он превратится в козу. Знаешь, Филипп, Снежку придется остаться здесь! Я не хотела бы, чтобы у меня в огороде хозяйничали козы, пожирая овощи с грядок и стаскивая белье с веревки.

– Мама, Тревор сказал, что его брат завтра приведет сюда ослов, – доложил Филипп. – Можно нам будет выбрать себе по персональному ослу? И вообще, сколько их всего будет?

– Точно не знаю, по – видимому, шесть. Конечно, каждый выберет себе по ослу. Надеюсь, мой будет достаточно крепким.

– Они все крепкие, – сказал Джек. – Они чувствуют себя в горах не менее уверенно, чем козы, хотя и не такие прыгучие. Очень хотелось бы поездить верхом на горном козле и попрыгать с ним со скалы на скалу.

– Не выдумывай глупостей! – в ужасе воскликнула миссис Меннеринг. – У меня при одной мысли об этом голова начинает кружиться. У меня должен быть самый спокойный, степенный и мирный ослик из всех, и никаких чтобы там прыжков и гримас!

Все расхохотались. Стивен, показавшийся на пороге дома, был очень рад хорошему настроению гостей.

– Пора обедать, – возвестил он. – У меня все готово, стало быть.

Люси соскочила с каменного заборчика.

– Обязательно научусь говорить, как Стивен. Само собой, стало быть.

Она замечательно подражала интонациям валлийского диалекта.

Снежок поскакал впереди всех на кухню. Миссис Эванс не возражала против его присутствия за обедом, хотя и прогнала его со стула, на который тот с ходу вскочил. Из – под стола вылезла курица и во все лопатки бросилась бежать во двор. Кики уселся не большом, зашитом в материю окороке, подвешенном под потолком, и покосился на стол в поисках фруктов.

– Горностай убыл, – возвестил он и щелкнул языком, как будто вывинчивая пробку из бутылки. Стивен восхищенно посмотрел на него.

– Ну что за птица! Никогда не видел такой, стало быть!

На это Кики икнул столь натурально, что Стивен скорчился от смеха.

Миссис Меннеринг наморщила лоб.

– Сейчас же прекрати, Кики! Сколько раз тебе говорить, что я этого не люблю.

– Сколько раз тебе говорить, вытирай ноги, – нахально проскрежетал Кики. Стивен чуть не задохнулся от смеха. Тут Кики форменным образом понесло, он вздыбил гребень и принялся один за другим выдавать самые причудливые звуки.

– Кики, быстро ко мне! – строго крикнул Джек. Когда попугай уселся на свое место у него на плече, Джек щелкнул его по клюву.

– Если ты не будешь вести себя как следует, я запру тебя наверху в чулане, балбес!

– Попка бедный, попка плохой! – пробормотал Кики и клюнул Джека в ухо.

Джек еще раз щелкнул его по клюву.

– Умолкни наконец! Ни слова больше!

После этого попугай сунул голову под крыло. Еще некоторое время оттуда доносился невнятный шепот. И хотя Стивен, напрягая слух, пытался разобрать отдельные слова, ничего больше понять не смог. Ну что за птица. Вот бы и ему такую.

Обед был таким же обильным и вкусным, как ужин и завтрак. Ребята уплетали за обе щеки. Миссис Эванс радовалась аппетиту гостей и постоянно заставляла их съесть еще чего-нибудь.

– У нас полдников – то не бывает, – повторяла она поминутно. – И до шести часов еды не будет. Так что ешьте, гости дорогие, досыта, стало быть.

– Блестянка, Пуглянка, – неожиданно заявил Кики. дина сдавленно вскрикнула. И действительно, из рукава рубашки Филиппа показалась головка веретениц. И тут же исчезла. Слава Богу, ее никто не успел заметить. Только острый глаз Билла успел разглядеть ящерицу.

– Новый член семьи? – усмехаясь, осведомился он. – Очень мило. Ну что ж – со Снежком, Кики и… Блестянкой, если не ошибаюсь, мы можем начинать каникулы во всеоружии.

 

ПРИБЫТИЕ ОСЛОВ

На следующее утро ребята с нетерпением ожидали прибытия ослов. Событие было столь волнующим и важным, что они не решались ни на минуту уйти со двора.

Первой ослов углядела Люси и испустила такой пронзительный вопль, что напугала всех до смерти. Ящерица молнией бросилась в карман к Филиппу, Снежок совершил немыслимый прыжок, оттолкнувшись от земли сразу четырьмя ногами, и даже Кики слегка вздрогнул от неожиданности. Ослы, ослы! Ослы поднимались в гору.

Ребята, взволнованно переговариваясь, бросились навстречу животным, степенно шествовавшим по крутой тропе. Ослы были маленькими и крепкими, серого цвета, с большими глазами и длинными хвостами, которыми они безостановочно отмахивались от мух. Их большие уши ритмично подергивались.

На одном из восьми ослов восседал Дэвид, пожилой мужчина, очень похожий на Тревора. Только борода и волосы были у него более чистыми и ухоженными. Глаза были такими же светло – голубыми, как у брата, только смотрели как-то уж очень боязливо. Похоже, в жизни ему пришлось несладко. Он сконфуженно улыбнулся ребятам.

– Можно нам прокатиться на пони? – нетерпеливо спросил Филипп. – Нам уже не раз приходилось ездить верхом. Давай, Люси, садись!

Он слегка подсадил Люси, которая тут же оседлала одного из ослов. Дина легко, как их любимый Снежок, без посторонней помощи взлетела на спину другого, а затем ее примеру последовали и мальчики.

Ослы продолжали неторопливо карабкаться в гору. Они и не думали ускорять темп, взбираясь по крутой тропе, в особенности теперь, когда на их спины взгромоздились ребята. Снежок вприпрыжку скакал рядом с ослом Филиппа, изредка ревниво бодая его в коленку.

Миссис Меннеринг и Билл стояли перед домом, наблюдая за прибытием ребят.

– Вот и мы, – издалека возвестил Джек. – Целых восемь ослов на выбор. Какой тебе больше нравится, тетя Элли?

Дэвид с улыбкой наблюдал, как экзаменовали и отбирали его ослов. Когда подошел Тревор, братья начали неторопливо беседовать по-валлийски. Чуть позже к ним присоединился Стивен с женой, и скоро вокруг восьми ослов образовалась большая оживленная компания.

Филипп решил, не откладывая, атаковать матушку.

– Мама, ты не будешь возражать, если мы отправимся на ослах в горы? Естественно, и вы с Биллом поедете вместе с нами. В этих безлюдных горах наверняка пропасть всяких редких животных. Мы могли бы взять с собой палатки и пожить пару дней на природе.

Миссис Меннеринг пригладила вихры на голове Филиппа.

– Ну что же, наверняка и мне такой поход доставит удовольствие. Целую вечность не ночевала в палатке, да и погода как по заказу. А как вам это предложение, Билл?

– Разумеется, я – за. – Биллу нравилась жизнь на природе, и он был опытным туристом. – Вам поход тоже пойдет на пользу, Элли. Отправимся налегке, а под багаж возьмем дополнительно еще пару ослов.

– Едем, едем! – восторженно завопили ребята и пустились в пляс вокруг Билла. Они отправляются в большой поход в горы, с палатками и запасом провианта. Жизнь прекрасна!

– Нас наверняка ожидают приключения, – заявила Дина. – Да нет, не такие, как обычно у нас бывают, а настоящие – веселые и приятные. Тебе тоже понравится, Люси.

Люси ответила ей сияющей улыбкой.

– Да, такие приключения я люблю. Чтобы без опасностей и треволнений. Когда отправляемся, Билл?

– Понадобится немного времени, чтобы получше познакомиться с животными, – ответил Билл. – Я не привык ездить на ослах, да и тетя Элли тоже. Думаю, можно будет стартовать через неделю.

– Ты что, я не смогу ждать столько времени! – воскликнула Дина с таким комическим отчаянием в голосе, что все рассмеялись.

Джек повернулся к Стивену.

– А куда вы посоветуете нам отправиться?

Стивен помедлил немного, перекинулся парой слов с Тревором и наконец сказал:

– Он предлагает Долину бабочек. Там множество птиц и бабочек.

– Долина бабочек – это звучит многообещающе! – с энтузиазмом воскликнул Джек.

– Отлично! – заявил Филипп. – туда и отправимся. Это далеко отсюда?

– Два дня на ослах, – ответил Стивен.

Билл задумался.

– Шесть ослов нужны нам, один для проводника и два – под поклажу. Итого – девять. Здесь у нас только восемь. Стивен, спросите, пожалуйста, вашего знакомого, сможет ли он достать еще одного осла?

Но тут выяснилось, что брат Тревора на одном осле собирался возвращаться домой сам, а на другого навьючить всяких продуктов. Так что в распоряжении гостей оставалось всего шесть ослов. Стивен предложил ему привести на следующей неделе еще трех ослов.

– Ты мог бы отправиться с гостями проводником, – начал он уговоры. – Заработаешь деньги, стало быть. Одного осла возьмешь сам, шесть – для них, а еще двух – под тюки. Заработаешь много денег, Дэвид.

После недолгих колебаний тот согласился. Ребята в бурном восторге носились вокруг ослов, похлопывая и оглаживая их и поминутно залезая на их широкие спины. Животные переносили все с завидным терпением. Они флегматично посматривали на суетящихся ребят большими прекрасными глазами и отгоняли хвостами мух. Снежок бешено крутился вокруг, стрелой пролетая под их животами.

Тревор помог брату нагрузить на осла всевозможную провизию. Груз становился все тяжелее и тяжелее. Однако осел терпеливо стоял, не двигаясь с места. Неожиданно он громко закричал.

Кики, которому до этого не приходилось слышать ослиного крика, с испугу стрелой взмыл воздух.

– Иа, иа! – вопил осел и рыл передними копытами землю.

– Все, пропали! – закричал Джек. – Теперь Кики начнет кричать ослом. Надо его срочно отговорить. Ослиный крик и в оригинальном исполнении звучит не слишком мелодично, а у Кики получится совсем кошмарным.

Наконец осел был навьючен. Дэвид взобрался на своего маленького коренастого осла, вежливо попрощался со всеми и, ведя вьючного осла за собой на поводу, двинулся под горку.

– Давайте теперь выбирать, кто на каком ослике будет ездить, – нетерпеливо проговорила Люси. – Тетя Элли, сначала ты.

Миссис Меннеринг была в нерешительности.

– По – моему, они все выглядят одинаково.

Билл попросил Стивена порекомендовать им самое спокойное животное. Стивен вопросительно посмотрел на Тревора. Тот хорошо разбирался в ослах. Он показал им на маленького ослика с кротким выражением глаз и что – то сказал по-валлийски.

– Он считает, вам подойдет этот, – заявил Стивен. – Его зовут Терпеливый.

– А я возьму этого. – Люси указала на крепкого осла, постоянно вздергивающего морду кверху и бившего копытом землю. – Как его зовут, Тревор?

Тревор пробурчал что – то малоразборчивое.

– Его зовут Клевер, – перевел Стивен. – Этого зовут просто Ослик, вон того – Пегий, а тех двух – Одуванчик и Маргаритка.

После недолгого раздумья и колебаний каждый выбрал понравившееся ему животное.

Джек взобрался на Ослика.

– Нужно их немедленно испытать. Давайте, Билл, тетя Элли, залезайте на своих! Пробный тур на наших ослах – по тропинке в гору и обратно.

Стивен с женой, ухмыляясь, посматривали на всадников. Ослы степенно двинулись в путь. Билл не разрешил ребятам погонять животных.

– Когда тропинка пойдет под гору, они сами побегут, – сказал он. – А в гору, да еще с вами на спине, они не могут идти быстро.

Ребятам верховая езда доставляла огромное наслаждение. Миссис Меннеринг вначале побаивалась, особенно когда пришлось ехать по камням. Однако ее осел уверенно переставлял свои маленькие копыта, не отставая от других, и спокойно шел по дорожке. Билл ехал рядом, чтобы в случае чего сразу прийти ей на помощь. Но пока она прекрасно справлялась и сама. Естественно, ребята ни в какой помощи не нуждались. Им уже не раз приходилось ездить верхом на лошадях, а управлять ослами было гораздо легче.

Наконец Билл подал сигнал к возвращению. Они развернули животных и двинулись в обратный путь. Снежок всю дорогу скакал впереди каравана, воображая себя его предводителем.

Под горку ослы побежали трусцой. Миссис Меннеринг это понравилось гораздо меньше, чем езда шагом.

– Этот Терпеливый ужасно неловкий, – пожаловалась она. – Мы с ним совершенно не в ритме. Когда я опускаюсь в седле, его спина подскакивает кверху и наоборот. Так что мы постоянно толкаем друг друга.

Ребята рассмеялись. Они очень быстро доехали до дома. Была бы их воля, они бы еще много часов оставались в седле. Но стол был уже накрыт, и миссис Эванс, стоя в дверях, нетерпеливо поджидала гостей. Поэтому ребятам пришлось быстренько выгнать животных на луг, а уздечки унести на конюшню.

– Через неделю вы привыкнете к верховой езде, – обратился Билл к миссис Меннеринг. – Так что, когда мы в среду отправимся в путь, вам будет казаться, что вы всю жизнь провели в седле.

Миссис Меннеринг улыбнулась. Действительно, под конец она чувствовала себя верхом на Терпеливом гораздо увереннее. Вдруг что – то кольнуло ее ногу. Она с любопытством заглянула под стол и увидела там толстую коричневую курицу. Только она прогнала ее, как кто – то принялся жевать ремешки на ее туфлях. Это оказался Снежок, коротавший время, поскольку за обедом Филипп не пускал его к себе на колени. Когда миссис Меннеринг прогнала козленка, он подобрался к миссис Эванс и начал жевать подол ее платья. Миссис Эванс не обращала на это никакого внимания, так что козленок мог продолжать это занятие в свое удовольствие.

На следующий день все ощутили последствия прогулки верхом. Никто не мог разогнуться. Особенно девочки жаловались на боль во всем теле. Спускаясь утром по лестнице, миссис Меннеринг жалобно стонала:

– Господи! Я прямо как старуха какая – то! Никогда больше не сяду в седло.

Но боль скоро прошла, и постепенно миссис Меннеринг привыкла в сопровождении Билла и ребят ездить верхом в горы. Они открывали для себя все новые живописные дорожки и великолепные виды. Конечно же, их неизменно сопровождал Снежок. Козленок без устали скакал впереди каравана. Кики совершал выезды, сидя на плече у Джека, изредка взлетая в воздух попугать птиц. Они неизменно приходили в изумление от призывов Кики вытирать ноги.

– До среды осталось два дня, – радостно пропела Люси.

– И мы направим свои стопы в Долину бабочек, – подхватил Джек. – Интересно, какая там природа. Наверное, там огромное количество разных птиц, переливающихся всеми цветами радуги. Там, наверное, потрясающая красота!

– Среда, среда, приди скорей сюда, – запела Дина. – Еще сорок восемь часов – и в путь!

Однако за эти сорок восемь часов произошло нечто, грозившее полностью перечеркнуть их великолепные планы.

 

ВПЕРЕД, В ДОЛИНУ БАБОЧЕК!

Следующее утро ознаменовалось неприятным происшествием. Миссис Меннеринг отправилась с миссис Эванс в большой сарай. Только она ступила на порог, как сильный порыв ветра захлопнул тяжелую дверь и больно прищемил ей левую руку. Миссис Меннеринг вскрикнула. Миссис Эванс бросилась на помощь, стремясь поскорее освободить ей руку, но было слишком поздно. Несчастье произошло.

Когда Билл осмотрел травмированную руку, лицо его помрачнело.

– Вам нужно поскорее показаться врачу. Пойду за машиной. Отправляемся немедленно. А где ребята, миссис Эванс? Уехали кататься? Скажите им, пожалуйста, о том, что произошло. Но пусть не беспокоятся, я прослежу, чтобы руку тщательно обследовали и перевязали. Я думаю, ничего страшного. Но на всякий случай нужно будет сделать рентгеновский снимок. Вдруг все – таки есть небольшой перелом.

Билл помог побледневшей миссис Меннеринг усесться в машину и погнал по горной дороге в город. Там, в местной больнице, можно было сделать рентген и квалифицированную перевязку.

Услышав о несчастном случае, ребята ужасно перепугались.

– Мама, бедняжка! – сказал Филипп. – Как ей, наверное, больно!

– Вот ведь беда какая, стало быть! – страшно разволновавшись, рассказывала миссис Эванс. – Бедняжка вскрикнула громко, а потом не произнесла ни звука. Ну, ну, очень – то не расстраивайтесь. К вечеру она вернется.

– Как же она сможет завтра поехать с нами в Долину бабочек? – спросила Люси. – С такой рукой ей никак нельзя будет ехать, да?

– Какое там, – вздохнула миссис Эванс. – Придется уж ей остаться дома. А я тут за ней присмотрю. Так что вы сможете с спокойненько отправляться с мистером Каннингемом и Дэвидом.

– Не уверен, что Билл поедет с нами, оставив маму одну, – с сомнением произнес Филипп. – Он так заботится о ней. Тьфу ты, черт, и надо же было этому случиться именно сегодня! Бедная мама! Только бы ей не было очень больно.

Миссис Меннеринг и Билл возвратились незадолго до ужина.

– Вашей маме сделали рентген, – рассказывал Билл. – оказалось, что вот здесь, с тыльной стороны руки, сломалась маленькая косточка. Понадобится плотная повязка и покой. Через три дня мы снова поедем в город для повторного обследования.

Миссис Меннеринг не хотелось, чтобы все зациклились на ее травмированной руке.

– По – моему, вам совершенно необязательно оставаться со мной, Билл, – сказала она. – Я спокойно сама смогу вести машину, не такая уж у меня страшная рана. Поезжайте – ка лучше с ребятами в Долину бабочек. А то на их печальные рожицы смотреть невозможно.

– Как, бросить вас одну в таком состоянии? – возмущенно воскликнул Билл. – Нет, Элли, этого не будет. В пятницу я отвезу вас на машине в город. А ребята пускай отправляются в сопровождении Дэвида. Они держатся в седле не хуже его. А вся поездка продлится каких – то пару дней. Мне даже кажется, что эти маленькие негодяи будут только рады избавиться от нас.

– Ничего подобного. Нам как раз очень хотелось поехать вместе с тобой и тетей Элли, – возразил Джек. – Но раз не получается, делать нечего – поедем одни. Спасибо, что отпускаете. В конце концов, что с нами может случиться? Дэвид прекрасно знает дорогу, а мы уже, слава Богу, не дети.

Филипп еще раз настойчиво расспросил Билла, насколько серьезной была у мамы травма руки.

– Нет, правда ничего страшного, – успокоил его Билл. – Я просто прослежу, чтобы мама поберегла руку. А через три дня свожу ее еще раз к врачу. Мне и самому жалко, что не получится поехать с вами. Но вы управитесь и без меня. Поездка в горы с таким проводником, как Дэвид, совершенно безопасна. А позже, может быть, удастся съездить в Долину бабочек еще раз вместе.

Ребята взволнованно бросились собирать вещи в поход. На ослов предстояло погрузить две маленькие палатки, четыре спальных мешка, две подстилки, фотокамеры, бинокли, сменную одежду и, естественно, провиант.

Едой занималась миссис Эванс. Филипп с улыбкой наблюдал, как она паковала припасы.

– Мне бы не хотелось встревать, – рассказывал он позже ребятам, – но продуктов определенно хватит на месяц. Например, она засунула целый окорок.

– С ума сойти! – восхищенно воскликнул Джек. – А что она еще положила, Филипп?

– Язык, крутые яйца, уйму всяких банок и баночек, сливовый пирог и целую кучу всякой другой снеди. Мы будем жить, как короли.

– Лучше больше, чем меньше, – вступила в разговор Люси. – Я давно заметила, что на свежем воздухе…

– Все гораздо вкуснее, – хором подхватили ребята. Эту присказку Люси неизменно повторяла во время каникул, и, конечно же, ребята всякий раз не упускали случая похихикать над ней.

Люси рассмеялась.

– Да ладно вам. Во всяком случае хорошо, что у нас будет много еды. Не забывайте, что с нами едет еще и Дэвид.

– Не думаю, чтобы Дэвид много ел, – заметила Дина. – Он выглядит как маленький, худенький подросток, стало быть.

Через некоторое время миссис Меннеринг посоветовала ребятам отправляться спать.

– Ложитесь – ка сегодня пораньше, – сказала она. – Завтра у вас будет трудный день, все время верхом.

Люси сразу же согласилась.

– Ну и правильно, так и завтра быстрей наступит. Как твоя рука, тетя Элли?

– Да ничего. В принципе, я могла бы спокойно поехать с вами.

– Ни в коем случае, – перебил ее Билл. – Надеюсь, вы не собираетесь совершить такой глупости.

Она рассмеялась.

– Не беспокойтесь, обещаю быть благоразумной. В конце концов это даже неплохо – на несколько дней избавиться от этих дикарей и пожить спокойно.

На следующее утро мальчики проснулись очень рано. Козленок, любивший поспать подольше, никак не хотел подниматься и с каждой попыткой Филиппа встать только глубже забирался под одеяло.

Кики вынул головку из – под крыла и почесал свой гребешок.

– Блестянка, Пуглянка, – сонно пробормотал он. Это означало, что он заметил веретенницу, свернувшуюся клубком в углу комнаты. Она предпочла бы ночевать в постели Филиппа, но побаивалась Снежка, который с некоторых пор приобрел дурную привычку тащить в рот все, что попадалось ему на глаза.

Мальчики выпрыгнули из постелей и подбежали к окну. День обещал быть великолепным. Горные вершины четко выделялись на фоне яркой голубизны утреннего неба.

– Горы выглядят так, как будто их только что вымыли с мылом, – заметил Джек. – А небо такое голубое и ясное. Кажется, будто его только что заново покрасили.

Филипп натянул на себя шорты.

– Я вообще люблю раннее утро. Все вокруг какое – то совершенно новое и нетронутое, как будто в первый день творения.

Снежок затрусил в угол, где лежала ящерица. Блестянка быстро юркнула под комод. Филипп вытащил ее оттуда и опустил в карман.

– Я поймаю тебе на завтрак пару мух, – пообещал он. – Закрой клюв, Кики! Своим ужасным кашлем ты разбудишь весь дом.

Привычку кашлять Кики перенял у старого дядюшки Джека. Кашель звучал глухо и гулко и даже немного страшновато. Попугай примолк и запрыгнул на плечо к Джеку.

– Хорошая птичка! – Джек ласково погладил его по головке. – Пошли, Филипп, глянем, поднялись ли девчонки.

Дина и Люси только что встали и тихо радовались прекрасной погоде, идеально подходившей для предстоящего путешествия и ночевок под открытым небом. Дина искоса посмотрела на Филиппа.

– Эта ужасная ящерица с тобой?

– Да, где – то здесь, – Филипп ощупал свою одежду. – Блестянка имеет дурную привычку шастать повсюду.

Дина вздрогнула и ретировалась в ванную комнату. Там она наткнулась на Снежка. Он увлеченно жевал пробковый коврик, который явно пришелся ему по вкусу.

– Снежок, как можно! Ты подумал, что скажет на это миссис Эванс? – Дина выгнала козленка за дверь, и он тут же отправился на поиски Филиппа.

Рука миссис Меннеринг распухла и сильно болела. Но она не жаловалась. Погода была прекрасной. Миссис Меннеринг радовалась за ребят и с улыбкой наблюдала за миссис Эванс, хлопотливо упаковывавшей съестные припасы, приготовленные с вечера.

– Если вы все это съедите, то наверняка не сможете вернуться домой верхом, – пошутила она, обращаясь к детям.

– Что же им, голодать, что ли, на самом деле, – улыбаясь, ответила миссис Эванс. – Так! Вроде бы ничего не забыла. Всю провизию навьючим отдельно на одного ослика, а остальные вещи – на второго. Дэвиду нужно сказать, чтобы все хорошенько увязал, само собой.

Ребята прислушивались к ее мелодичному говору, не забывая при этом отдавать должное завтраку. Они от души радовались, что наконец – то отправляются в Долину бабочек. Жаль только, что Билл и миссис Меннеринг не поедут с ними. Но, с другой стороны, без взрослых им будет только вольготнее.

Неожиданно Кики громко икнул и тут же сокрушенно покосился в сторону миссис Меннеринг.

Она строго взглянула на него.

– Кики, ты это нарочно сделал! По клюву давно не получал?

– Пардон, – пробормотал Кики и захихикал. Стивен, сидевший тут же с набитым ртом, едва не подавился от смеха. Его лицо побагровело, и он громко икнул.

– Пардон, стало быть! – воскликнул он с выражением такого комического ужаса на лице, что все сидевшие за столом разразились жутким хохотом.

В дверях показался индюк и воинственно заклохтал. Снежок испуганно отскочил в сторону. Вслед за индюком, естественно, заклохтал и Кики, заставив индюка недоуменно закрутить головой. Миссис Эванс замахала на него фартуком.

– Ой, а вот и Дэвид! – воскликнула она. – Доброе утро, Дэвид. Хорошо, что ты так рано выбрался. И погоду хорошую, стало быть, с собой привез.

– Само собой, – пробормотал Дэвид и приветствовал присутствующих робкой улыбкой. Его тут же со всех сторон окружили ослы с блестевшими на солнце уздечками.

Джек не мог дольше оставаться в бездействии.

– Пошли! – крикнул он, вскакивая со стула. – Погрузиться и трогаться в путь.

Ребята выбежали во двор. Стивен и Дэвид грузили поклажу на вьючных ослов. По бокам одного закрепили две большие корзины со съестными припасами. Остальной багаж навьючили на широкую спину второго животного. Ослы стояли совершенно спокойно, только их длинные уши время от времени вздрагивали, когда на них садилась муха.

– Ну что, тронулись? – нетерпеливо крикнул Филипп. – Ничего не забыли? Ах, черт, где мой бинокль?

Наконец все приготовления были завершены. Стивен сообщил Дэвиду, что миссис Меннеринг и Билл не поедут с ними, и пообещал позаботиться о двух оставшихся ослах. Похоже, Дэвид был не в восторге от того, что отправляется в путь с одними ребятами. Бедняга был ужасно робким и застенчивым. Билл предпочел бы, чтобы проводником отправился Стивен. Но, с другой стороны, Джек и Филипп были ребятами надежными, да и к походной жизни привычными.

Потом начали прощаться.

– До свидания! До свидания! Через несколько дней мы вернемся. Береги руку, мама! Вперед – в Долину бабочек!

 

В ПУТИ

Миссис Меннеринг, Билл и чета Эвансов долго махали вслед маленькой компании, пока та не исчезла из виду. Дорога проходила мимо домика Тревора. Спокойным размеренным шагом ослы поднимались в гору. Снежок носился повсюду, то забегая вперед, то отставая от них, а то, не в силах сдержать бившей через край энергии, лихо проскакивал под ослиными животами на другую сторону процессии. Похоже, ослы ничего не имели против компании веселого козленка, а Пегий каждый раз, как тот оказывался поблизости, приветливо кивал ему головой. Кики, как обычно, восседал на плече у Джека, довольно ерзал из стороны в сторону, время от времени давая окружающим ценные указания.

Наконец они подъехали к домику овчара. Тревор во дворе осматривал больную овцу. Он подошел к всадникам и дружелюбно приветствовал их. Его длинные нечесаные волосы развевались на ветру, глаза казались голубыми, как незабудки.

Братья заговорили по-валлийски. Похоже, Дэвид на что – то жаловался, а Тревор смеялся и похлопывал его по плечу. Потом Дэвид вытащил карту, выданную ему Биллом. Очевидно, он не очень – то разбирался в ней. Лицо Тревора приняло серьезное выражение. Он разразился длинной тирадой, размахивая руками и поминутно тыкая указательным пальцем в грудь Дэвида, как будто стремясь придать своим словам большую убедительность. Ребята поняли, что он рассказывал Дэвиду, как ехать.

– Похоже, Дэвид не очень – то хорошо знает дорогу, – заметил Джек. – Наверное, он думал, что Билл поможет ему разобраться с картой. А теперь он явно в легком замешательстве.

– Да ладно, какая разница! – Филипп отогнал в сторону Снежка, пытавшегося вспрыгнуть на его осла. – Конечно, хотелось бы поехать в Долину бабочек. Но вообще-то можно было бы остановиться где-нибудь еще. В горах везде очень красиво.

– Да, ты абсолютно прав. И за животными можно наблюдать где угодно. Эй, Дэвид, поехали дальше!

Дэвид, сконфузившись, поспешно прыгнул в седло. Они попрощались с Тревором и двинулись по узкой утоптанной тропе, ведущей в обход горы. Здесь наверху ехать было очень приятно. Далеко внизу под ними расстилалась долина. Дорога шла то по солнцу, то в тени. Над их головами стремительно проносились, гоняясь за мухами, ласточки, сверкая на солнце узкими крыльями стального цвета. За ними внимательно наблюдал Кики. Он то и дело пытался, следуя их примеру, ухватить муху, но все его попытки оказывались безрезультатными. Ну, в конце концов, фрукты – вкуснее мух.

Таким порядком они ехали довольно долго, пока им не захотелось есть и пить. Въехав в березовый лесок, в котором журчал маленький ручеек, они остановились, и Филипп соскочил с седла на землю.

– Сделаем здесь привал. Тут, под деревьями, будет приятно отдохнуть в прохладе.

Дэвид повел ослов к ручью на водопой. Ему не надо было их привязывать, так как они никогда не уходили далеко и слушались его беспрекословно. Напившись вволю, они расположились в тени деревьев, обмахиваясь длинными хвостами. Вокруг ослов, пританцовывая, носился Снежок. Их прекрасные большие глаза не отрывались от веселого козленка. Пегий наклонил к нему голову и обнюхал его. А когда Снежок, приплясывая, поскакал дальше, медленно двинулся следом за ним.

– Похоже, Пегий хочет подружиться со снежком, – заметила Дина, доставая из корзины пакет с завтраком. – Люси, возьми кувшин и набери немного воды из ручья. Я приготовлю лимонад, а то ужасно пить хочется.

Дэвид напился прямо из ручья, стремительно катившего свои прозрачные воды по горному склону. Когда ребята позвали его есть, он смущенно уселся на землю в некотором отдалении от них.

– Садитесь с нами, Дэвид. – Джек указал на место рядом с собой. – Вы будете учить нас говорить по-валлийски. Расскажите нам что-нибудь!

Но маленький робкий валлиец никак не хотел подходить ближе, и ребятам стоило больших усилий уговорить его съесть что-нибудь. А завтрак был просто великолепным! Разнообразные бутерброды, свежий салат, завернутый миссис Эванс в мокрую холстину, крутые яйца, а на десерт – пирог с вареньем. Все это ребята запивали лимонадом.

Люси с аппетитом откусила кусок бутерброда с ветчиной.

– Такого вкусного завтрака, как у нас, не бывает даже в самых богатых домах, – довольно заметила она.

– А место – то какое красивое! – Филипп широким жестом указал на прекрасный пейзаж. – Ни у одного короля нет такого вида из дворца. Горы и долины и снова горы, разве это не великолепно?

Ребята замолчали и мечтательно посмотрели вдаль. Вдруг позади послышалось какое – то шуршание, и они с удивлением обернулись. Это был Снежок, который под шумок уплетал оставшиеся бутерброды. Прекрасный вид был тут же забыт.

– Снежок, ненасытная образина! – возмущенно воскликнул Джек. – Тебе что, травы мало? Дай ему в лоб, Филипп! Это что же будет? Если этот нахал начнет пожирать наши запасы, нам скоро самим ничего не останется.

Филипп щелкнул Снежка по носу. Снежок отпрыгнул в сторону, но по пути успел прихватить бумагу, в которую были завернуты бутерброды, и принялся с аппетитом жевать ее. Покончив с ней, он принялся нежно обхаживать Филиппа, пытаясь снова втереться к нему в доверие. Следом медленно подошел Пегий и улегся на землю рядом с ними.

С довольным видом Филипп откинулся назад, положив голову на ослиную спину.

– Спасибо, старичок! Это как раз то, что надо.

– Хотите еще что-нибудь, Дэвид? – приветливо спросила Люси. Дэвид отрицательно покачал головой. Он ел гораздо меньше ребят, то ли из робости, то ли потому, что не был голоден.

– Давайте немного вздремнем, – сонно предложил Филипп. – Спешить нам некуда, так что можно отдохнуть в свое удовольствие.

Джек, уставший меньше других, решил поучиться у Дэвида валлийскому языку. Ведь глупо же на самом деле, что они не могли поговорить со своим проводником. Дэвид неплохо понимал по – английски, но говорить почти не мог. А те немногие слова, которые знал, произносил так чудно, что ребятам с трудом удавалось понять, о чем идет речь. Джек уселся рядом с Дэвидом, твердо решив выучить по-валлийски хотя бы пару фраз. Он показал пальцем и спросил:

– Что это?

Когда Дэвиду стало ясно, что Джек решил поучиться валлийскому языку, лицо его просветлело, и он с готовностью стал отвечать на вопросы. Однако Кики постоянно выводил его из рабочего состояния, повторяя каждое сказанное им слово и добавляя от себя всякую чушь.

Остальные ребята заснули. Люси прикорнула рядом с Филиппом на мягкую шерстку Пегого. Дине очень хотелось последовать ее примеру, но она ужасно боялась нарваться на Блестянку. Ни за что на свете девочка не согласилась бы прикоснуться к ящерице.

Выучив несколько валлийских слов, Джек решил переменить занятие. Он уселся на землю и принялся бросать камешки вниз, одновременно разглядывая высокие горные вершины, поднимавшиеся к небу. Одна из них, имевшая особенно причудливую форму, привлекла его внимание. Джек решил, что она напоминает зуб фантастического чудовища. Интересно, была ли эта гора обозначена на карте?

Однако карта оказалась довольно странной. На ней не было почти никаких названий. По – видимому, эти горы были мало изучены. Здесь на многие мили вокруг не было никакого жилья. Однако упорные поиски увенчались успехом, и мальчику удалось – таки обнаружить название, подходившее к причудливо изогнутой горной вершине, – «Клык». Да, очевидно, это была она самая, название оказалось подходящим.

Джек снова уставился вдаль. Господи, сколько же здесь всяких гор! Наверняка на многие из них еще не поднимался человек. А как здорово было бы пролететь над этими горами на самолете. Пока что ребята не видели здесь ни одного. Видимо, эта местность лежала в стороне от авиалиний.

Дэвид начал созывать ослов. Джек принялся будить Филиппа и девочек.

– Вставайте, сони! А то Дэвид подумает, что мы решили остаться здесь навсегда. Пока вы спали, подул легкий ветерок. Так что ехать будет приятно.

Скоро все снова были в седле, и ослиные копыта мерно зацокали по тропе, опоясывающей гору. На солнце было жарко, но ветерок приятно освежал разгоряченные лица. На каждом повороте перед ребятами открывались новые неожиданные картины, и на протяжении всего пути ребята не проронили ни слова. Они молча любовались красотой гор, наслаждались солнцем и ветром.

В шесть часов вечера Джек обратился к Дэвиду:

– Есть здесь поблизости хорошее место для ночевки?

Вначале Дэвид не понял, о чем его спрашивали. Потом, когда Джек повторил вопрос, медленно выговаривая каждое слово, он улыбнулся и кивнул.

– Ну, ну.

По – видимому, это самое «ну» должно было означать «да». Потом Дэвид показал на перелесок, видневшийся впереди, и пробормотал что – то по-валлийски. Джек разобрал всего два слова: «вода» и «деревья».

– Дэвид сказал, что чуть дальше есть хорошее место для привала! – крикнул Джек ребятам. – Там есть вода и деревья.

– С ума сойти! Ты все понял? – восхищенно воскликнул Филипп. – Ну ты, Джек, голова!

Веснушчатое лицо Джека расплылось в улыбке.

– Вообще говоря, я понял всего два слова. Давайте – ка побыстрее, нужно управиться до захода солнца. Я мечтаю об ужине при лучах заката.

Филипп рассмеялся. Слегка увеличив темп, они устремились к перелеску, указанному Дэвидом. До него оказалось дальше, чем показалось вначале. Но когда они добрались до него, то сразу же поняли, что место для ночевки было идеальным.

Рядом с густым кустарником из земли бил источник с ледяной водой. Деревья обступали поляну со всех сторон, защищая лагерь от ночных ветров, которые здесь в горах бывали довольно прохладными. Кроме того, к деревьям можно было привязать ослов, чтобы те ночью не разбрелись.

Усталые после долгого дня верхом, ребята соскочили на землю. Ослы тотчас устремились к воде. Столпившись вокруг источника, они терпеливо ожидали своей очереди, а Снежок, похоже, ничуть не уставший, как сумасшедший носился у них под ногами.

– Сначала поужинаем, а потом поставим палатки, – предложил Филипп. – Накрывайте – ка на стол, барышни! Видите тот здоровенный плоский камень? Идеальное место для застолья.

Скоро еда была разложена на камне. Возле каждой тарелки стоял стаканчик с лимонадом. Вначале все ели и пили молча. Потом, заморив червячка, постепенно разговорились. Дэвид сидел рядом, молча жевал и слушал их разговоры. Ослы неподалеку щипали траву. Снежок пасся в компании Пегого. Кики ухватил помидор и так рубанул по нему клювом, что сок брызнул Джеку на шею. К их счастью, на происшествие никто не отреагировал, все были заняты поглощением пищи.

Наконец Джек встал с земли.

– Пошли ставить палатки, Филипп. Скоро стемнеет.

 

ПЕРВАЯ НОЧЕВКА В ПАЛАТКАХ

Девочки отправились к источнику мыть посуду, а Дэвид с мальчиками занялись палатками. Первым делом они сняли с вьючных ослов большие корзины и прочий багаж. Избавившись от тяжелой поклажи, счастливые ослы повалились на траву и принялись кататься по земле, задирая ноги кверху.

Кики, обеспокоенный поведением животных, осторожно ретировался и спрятался на дереве. Джек рассмеялся.

– Он подумал, что они чокнутые. Не пугайся, Кики, они просто обрадовались, что мы сняли с них багаж.

В этот момент Кики издал пронзительный паровозный гудок. Ослы в испуге вскочили с земли и сломя голову помчались с горы. Дэвид тоже страшно перепугался.

– Немедленно прекрати, Кики! Еще раз сделаешь так, я тебе на клюв замок повешу, – пригрозил ему Джек. – Так беспардонно нарушать вечерний покой!

– Ноги вытри, ноги вытри! – нахально крикнул Кики и вызывающе переступил с ноги на ногу.

Скоро обе палатки уже стояли рядышком под деревьями. Дэвид предпочитал ночевать под открытым небом. Похоже, он считал палатки баловством и предметом роскоши.

– В общем – то даже хорошо, что он не будет спать с нами, – заметил Джек. – У меня есть серьезное подозрение, что он еще ни разу в жизни не мылся.

– Мы решили не опускать полог, – сообщила возвратившаяся с чистой посудой Люси, – чтобы смотреть наружу. А вообще – то я тоже с удовольствием легла бы, как Дэвид, под открытым небом.

– Ветер очень холодный, – сказал Джек. – Ты еще скажешь спасибо, что мы взяли с собой теплые спальные мешки. Дэвид – то наверняка страшно закаленный. У него с собой только тонкое одеяло, чтобы прикрыться сверху, а спать он собрался на голой земле.

Солнце опустилось за горы, на прощание раскрасив небо пышным многоцветием. Верхушки гор вспыхнули в последний раз, отразив лучи заходящего солнца. Темнота медленно окутала горные склоны, в ночной глубине неба засверкали первые звездочки.

Ослов перевязали длинной веревкой, некоторые улеглись на землю. Пегий старался не отходить от Снежка, но тот побежал к Филиппу.

Ребята умылись в источнике. Дэвид с удивлением наблюдал, как они плескались в холодной воде. Потом он завернулся в свое тонкое одеяло и молча уставился на звездное небо.

– Да, весельчаком его не назовешь, – заметил Джек. – Мне кажется, что, когда мы дурачимся и хохочем, он принимает нас за недоумков. Ладно, Филипп, давай укладываться.

Девочки уже скрылись в своей палатке. Там они забрались в спальные мешки, снабженные просторными капюшонами, которые можно было натянуть на голову. В них было тепло и уютно.

Люси посмотрела через открытый полог палатки на небо. Ярко светили звезды. Вокруг было очень тихо, слышалось только журчание ручейка, да ветер посвистывал в ветвях деревьев.

– У меня такое чувство, что мы одни на земле, – мечтательно проговорила Люси. – Только представь себе, Дина, если бы это было так на самом деле! Мне кажется, будто я заколдована.

В ответ Дина только зевнула.

– Давай-ка лучше спать, – сказала она. – Ребята уже улеглись? Надо было поставить их палатку подальше от нашей. Не дай Бог, ящерица проберется сюда ночью.

– Ничего страшного, она не кусается, – ответила Люси, устраиваясь поудобнее. – Ах, как все – таки здесь замечательно! Какие у нас чудесные каникулы, правда, Дина?

Дина ничего не ответила, она уже спала. Люси полежала еще немного, прислушиваясь к журчанию ручья.

Потом она закрыла глаза, и ей показалось, что все вокруг качается и плывет, как будто она все еще путешествует на спине своего осла. Наконец она погрузилась в сон.

Джек и Филипп тем временем еще бодрствовали, поглядывая из палатки на ночное небо.

– Местность тут совершенно дикая и безлюдная, – тихо сказал Джек. – Просто удивительно, что здесь вообще проходит какая – то дорога. Как ты считаешь, Филипп, по – моему, Билл и тетя Элли поступили очень порядочно, позволив нам отправиться в поход одним?

В ответ Филипп пробормотал что – то невнятное. Ему было лень отвечать членораздельно. Кики, восседавший на верхушке палатки, тотчас воспроизвел бормотание Филиппа.

– Ба, да это же Кики, – сказал Джек. – А я уж удивлялся, куда он пропал. Тебе не жарко вместе со Снежком, Филипп?

Филипп снова что – то пробормотал, и сверху опять, как эхо, донеслись похожие звуки.

Снежок улегся прямо на Филиппа. Он героически пытался забраться в мешок к Филиппу, но тот был непоколебим.

– Если ты думаешь, что я позволю тебе всю ночь обрабатывать себя копытами, ты очень ошибаешься, – заявил он козленку и крепко завязал мешок у подбородка, чтобы Снежку не удалось пробраться внутрь. Где расположилась на ночлег ящерица, он точно не знал, да и слишком устал, чтобы думать об этом.

Кики поговорил еще немного сам с собой. Наконец в маленьком лагере воцарилась полная тишина. Ночной ветерок залетал в палатки, но не мог проникнуть в теплые спальные мешки. Через некоторое время Снежку стало жарко. Он, зевая, поднялся, переступил через мальчиков и улегся прямо при входе в палатку.

На следующее утро Дэвид поднялся гораздо раньше ребят и занялся ослами. Филипп высунул из палатки растрепанную голову и глубоко вдохнул свежий утренний воздух.

– Здорово, отлично! Перестань толкаться, Снежок! У тебя не голова, а булыжник. Джек, вставай, погода – блеск!

Ребята вылезли из спальных мешков и помчались к источнику. Хохоча, они принялись брызгаться и поливать друг друга холодной водой. Снежок носился рядом, путаясь у всех под ногами. Кики издал мощный автомобильный сигнал, переполошив ослов. Утро было таким чудесным, что даже Дэвида не оставило равнодушным: на его лице светилась невероятная для него веселая улыбка.

На завтрак каждому достался язык, сливочный сыр и по помидору. Хлеб уже успел зачерстветь, да и лимонад после вчерашней трапезы закончился. Поэтому все напились ключевой воды, которая пришлась им по вкусу ничуть не меньше.

– Мы успеем добраться сегодня до Долины бабочек, Дэвид? – поинтересовался Джек. Поскольку Дэвид не понял вопроса, он повторил его еще раз медленнее, попытавшись изобразить руками бабочек. Дэвид задумался, потом покачал головой.

– Завтра? – спросил Филипп. Дэвид кивнул. Он принялся увязывать тюки и грузить их вместе с большими корзинами на ослов. Маленькие серые животные с нетерпением ждали отправления. солнце уже поднялось высоко над горами.

Наконец отряд выступил. Однако Джеку пришлось срочно возвращаться назад, чтобы забрать забытый на дереве бинокль. После этого ослы выстроились в ряд и, помахивая хвостами, зацокали копытами по горной тропинке. Свежий утренний ветерок дул ребятам в лицо, играя их волосами.

Джек ни на секунду не выпускал бинокль из рук, чтобы, не дай Бог, не пропустить какую-нибудь редкую птицу. Один раз ему удалось разглядеть двух канюков. Рыжие белки стремительно носились по деревьям вверх – вниз. Одна так осмелела, что во время обеда подобралась к ребятам совсем близко и молниеносно стянула кусочек пирога. При этом ее внимательный глаз ни на мгновение не выпускал из поля зрения Снежка и Кики.

Увидев, что маленькая рыженькая зверюшка осторожно положила лапку на колено Филиппу, Люси рассмеялась.

– Она хочет с тобой дружить, Филипп.

Мальчик осторожно погладил белочку по спинке. Она боязливо задрожала, но осталась на месте. В этот момент сверху камнем упал Кики, и белочка молниеносно взобралась на дерево и исчезла в ветвях.

– Ах ты, ревнивая образина! Обязательно тебе нужно все испортить? – раздраженно выругал его Филипп. – Пошел прочь, видеть тебя не желаю. Сиди у своего Джека и не суйся к белкам.

Ласточки стремительно проносились над самыми головами ребят, привлеченные многочисленными мухами, осаждавшими ослов. Ребята даже слышали щелканье их клювов, когда им удавалось поймать очередную добычу.

– Джеку нужно срочно приручить пару ласточек, чтобы они отгоняли от нас эту нечисть. – Люси прихлопнула здоровенную муху, сидевшую у нее на ноге. – Эта мерзость даже кусается. Никогда не думала, что они водятся в горах.

Откуда – то вынырнула Блестянка и слопала муху, прибитую Люси. Дина с недоверием следила за поблескивающей серебром веретеницей. Она стала совершенно ручной! Ящерица удовлетворенно подставила спинку теплым лучам солнца, но молниеносно юркнула за ногу Филиппа, увидев подбежавшего любопытного Снежка.

– Не суй свой нос, куда не требуется! – Филипп оттолкнул козленка. Но тот не послушался, норовисто боднул мальчика и предпринял очередную попытку взобраться к нему на колени.

– Оставь меня в покое, и так жарко! – отбивался Филипп. – Черт меня дернул взять с собой в поход этого приставалу! Ты всю ночь сопел мне прямо в ухо, Снежок!

Люси довольно хихикнула. Она обожала козленка. Да и как могло быть иначе? Он постоянно выдумывал всякие забавы, бодал всех напропалую, вечно сшибал ногами все, что попадалось ему на пути, но делал это так непринужденно и весело, что на него нельзя было сердиться.

– Поехали дальше, – наконец сказал Филипп. – Дэвид вон уже весь искашлялся от нетерпения. В его глазах мы, похоже, банда ужасных лентяев и бездельников.

У Дэвида была привычка прежде, чем заговорить, некоторое время хмыкать и откашливаться. Кики воспроизводил эту его нервозную привычку с величайшим совершенством. Каждый раз, стоило Дэвиду кашлянуть, раздавался кашель Кики, который после этого начинал безумно хохотать, повергая бедного Дэвида в полное смятение.

В тот день маленький отряд совершил длинный переход. Ближе к вечеру Дэвид стал все чаще останавливаться и задумчиво поглядывать на горные вершины, словно ища что – то.

– Ты что, старичок, потерял носовой платок? – пошутил Джек. Ребята рассмеялись. Дэвид вопросительно взглянул на них. Потом вдруг принялся энергично размахивать руками как крыльями и выдал длинную фразу по-валлийски.

Ребята безуспешно пытались подавить смех. Вид у Дэвида был безумно комичный. Джеку удалось совладать с собой первым.

– Он говорит, что завтра мы будем в Долине бабочек. Интересно, там все будет именно так, как я это себе представляю?

Они поужинали и разбили палатки. В тот вечер ребятам не удалось полюбоваться заходом солнца. Небо затянуло облаками, и звезды исчезли все до единой.

Дэвид пожал плечами и проговорил что – то на мелодичном диалекте горцев. Потом завернулся в одеяло и растянулся на голой земле.

Филипп посмотрел на небо.

– Дождя не будет, но сильно похолодало. Брр! Быстрей в спальный мешок!

– Спокойной ночи! – крикнули девочки. – Приятных сновидений!

– Спокойной ночи! Завтра наверняка будет хорошая погода! – крикнул Филипп, считавший себя хорошим синоптиком.

Но на этот раз он ошибся. Проснувшись на следующее утро, ребята увидели, что их окружает совершенно иной мир.

 

В ТУМАНЕ

Люси проснулась первой. Поеживаясь от холода, она поуютнее устроилась в спальном мешке и сквозь незадернутый полог палатки бросила взгляд наружу. Что за наваждение? Вместо гор она, которые она ожидала увидеть, перед ее глазами клубилась густая белая масса, из которой высовывались какие – то непонятные скрюченные пальцы. Больше ничего нельзя было разобрать. Исчезли горы, исчезли деревья, окружавшие лагерь. Даже ослы канули в небытие.

В первый момент Люси подумала, что продолжает спать и видит сон. Но в следующее мгновение сообразила, что все вокруг было окутано густым туманом. Она разбудила Дину, и девочки испуганно выглянули из палатки. Время от времени, когда туман ненадолго рассеивался, сквозь мглу проступали очертания отдельных горных вершин, но в следующее мгновение исчезали вновь.

– Наверное, это облако, – сказала Дина. – Помнишь, как иногда, глядя из долины, мы видели облака, лежавшие на склонах гор. Похоже, мы очутились в самой сердцевине такого облака.

Из соседней палатки послышались голоса мальчиков.

– Джек, Филипп! – крикнули девочки. – Ужас какой! Совершенно ничего не видно.

– Может, после завтрака распогодится. – Филипп, как привидение, вынырнул из тумана перед входом в палатку девочек. – Ух, ну и холодина! Нужно срочно что-нибудь напялить сверху.

Следующим перед палаткой появился Дэвид. Он озабоченно размахивал руками и безостановочно тараторил что – то совершенно непонятное.

– Смотрите, как он разволновался! – удивился Джек. – Но я не могу понять ни слова.

Поскольку снаружи было ужасно холодно и сыро, они, посовещавшись, решили завтракать в палатке у девочек. Дэвид устроился на корточках перед входом. Дина из страха перед Блестянкой вначале наотрез отказалась оставаться в палатке. В конце концов она уселась поближе к выходу, чтобы в случае опасности немедленно ретироваться.

Завтрак прошел без обычного оживления. Ребятам недоставало живописных пейзажей, и они угрюмо всматривались в туман. Неужели Дэвид в такую погоду собирается ехать дальше? Однако через час туман стал рассеиваться, и Дэвид решил трогаться.

Они навьючили ослов, уселись в седла и двинулись в путь. Под лучами солнца туман начал понемногу рассеиваться, так что можно было разглядеть тропу под ногами.

– Все образуется, – ободряюще сказал Джек. – Кажется, только что мелькнуло солнце.

Однако вслед за этим туман стал снова сгущаться. Ребята с трудом различали осла, идущего впереди.

– Чтобы твой осел не смылся от меня, я буду держать его за хвост, – крикнул Джек Дине. – Знаешь, как слоны в цирке. Они появляются на манеже цепочкой, и каждый держит переднего за хвост.

Туман становился все гуще. наконец отряду пришлось остановиться. Что делать дальше? От Дэвида нельзя было добиться ничего вразумительного. Похоже, от волнения он забыл все английские слова. Джек принялся энергично разводить руками, вопросительно поднимать брови, указывая вперед. В переводе это должно было значить: далеко еще до Долины бабочек? Казалось, Дэвид уразумел, о чем его спрашивали, но не решился отвечать на этот вопрос.

– Надеюсь, он не заблудился, – сказал Джек. – По крайней мере, вчера он знал, куда идти. Но сейчас у него очень неуверенный вид. Черт, что будем делать?

– Во всяком случае не стоять на месте, – дрожа от холода, проговорила Дина. – Господи, хоть бы солнышко выглянуло!

– Ладно, поехали дальше! – крикнул Джек Филиппу. Потом обратился к девочкам: – Совершенно бессмысленно торчать здесь на холоде и ждать, когда туман рассосется. Если окажется, что мы поехали не в том направлении, дождемся солнца и вернемся.

Дэвид послушно двинулся вперед, вслед за ним потянулись ребята. Кики сидел очень смирно. Он перестал понимать окружающий мир и очень боялся. Снежок ни на шаг не отставал от Филиппа и выглядел непривычно тихим и испуганным. Туман давил на всех гнетущей тяжестью.

– Как только встретим подходящее местечко, сразу же устроим привал, – заявил Филипп. – Я страшно проголодался. Только вот здесь повсюду одни безнадежно голые скалы.

Ослы продолжали медленно двигаться цепочкой сквозь туман. Ребята, зябко поеживаясь, повыше подняли воротники своих плащей. Лицо Джека становилось все озабоченнее. Неожиданно он остановил своего осла и подождал, когда с ним поравняется Филипп.

– Что случилось? – спросил Филипп.

– Мы потеряли дорогу. Еще час назад мы двигались по какому – то подобию тропы, а теперь и ее не видно. Одному Богу известно, куда нас тащит Дэвид. Может, он даже и не заметил, как мы сбились с пути.

Филипп тихонько присвистнул сквозь зубы.

– Ничего не говори девчонкам. Они только напрасно перепугаются. Конечно, ты прав, от тропы не осталось ни малейшего следа. Дэвид заблудился.

– Поговорю-ка я с ним. – Джек направил своего осла к предводителю маленькой колонны. – Мы едем правильно? – спросил он очень медленно, чтобы Дэвид его понял. – Где дорога? – Он указал рукой на землю.

Дэвид сокрушенно опустил глаза. Потом бессильно поднял плечи и что – то неразборчиво пробормотал.

Джек возвратился к Филиппу.

– Я уверен, он знает, что сбился с пути, но надеется снова отыскать его. Во всяком случае он, похоже, не собирается возвращаться назад.

– Ну, в конце концов, он – наш проводник, – после короткого раздумья сказал Филипп. – Мы должны ему доверять, он знает горы лучше нас.

– Да, это так. Но, знаешь, с головой у него, по – моему, не все в порядке. Он способен тащить нас в горы по бездорожью до бесконечности только потому, что не может придумать ничего лучшего.

– С ума сойти! – воскликнул Филипп. – Хорошо еще, что у нас много еды.

Спустя некоторое время впереди показалось нагромождение скал, за которыми можно было спрятаться от влажного холодного ветра.

– Давайте-ка здесь остановимся и поедим, – предложил Филипп. – Я бы с удовольствием выпил бы чего-нибудь горяченького. Миссис Эванс дала нам котелок в дорогу?

Джек спрыгнул с седла.

– Да, я где – то видел его. Если здесь поблизости есть ручей, можно будет вскипятить воду для какао.

Однако, к своему разочарованию, воды ребятам обнаружить не удалось.

– Это же надо: все утро только и делали, что переправлялись через бесчисленные ручьи, – посетовала Дина. – А здесь, как назло, нет ни одного. Страшно пить хочется!

Обедать пришлось всухомятку. Проголодавшиеся ребята жадно набросились на еду и, наевшись, немного согрелись. Чтобы окончательно отогреться, решили поиграть в салочки. В особый восторг эта идея привела Снежка, который с таким энтузиазмом включился в игру, что поминутно попадался ребятам под ноги. Кики стремительно носился над всеми, издавая немелодичные пронзительные звуки. Только Дэвид стоял немного в сторонке, округлившимися от удивления глазами следя за ребячьей беготней.

– Посмотрите, какая физиономия у Дэвида! По – моему, ему кажется, что мы все с ума посходили. – Люси со смехом присела на обломок скалы. – Ух, я больше не могу. У меня в боку закололо.

– Боказаколола, – пропел Кики. – Боказаколола. Горностай убыл.

– Погода разгуливается! – неожиданно ликующе завопил Джек, указывая на небо.

И в самом деле, солнцу удалось пробиться сквозь густой туман. Ребята засияли от радости, и даже Дэвид повеселел.

– Нужно попытаться сегодня же добраться до Долины бабочек, – обратился к нему Джек и снова замахал руками, чтобы Дэвид его лучше понял.

Тот согласно кивнул головой. Ребята оседлали ослов, и маленький отряд продолжил путешествие. Постепенно горы одна за другой стали освобождаться от туманного одеяния, границы видимого мира снова стали стремительно раздвигаться. Наконец туман полностью исчез, и снова наступила жара. Ребята быстро поснимали плащи. Как приятно было после этой ужасной промозглой сырости снова греться на солнце!

– Интересно, где же, наконец, эта Долина бабочек? – Люси без конца оглядывалась по сторонам. – Дэвид ведь говорил, что мы еще сегодня будем на месте. Ой, смотри, Филипп, бабочка!

Филипп мельком взглянул на бабочку.

– Ничего особенного, простая павлиноглазка. Я уже сегодня таких с десяток видел.

Он поднес бинокль к глазам и осмотрел местность.

– Там впереди какая – то долина. Эй, Дэвид, это уже Долина бабочек?

Дэвид послушно посмотрел туда, куда указывал Филипп, и пожал плечами.

– Ну… неа.

– Да, нет. Как прикажете понимать?! – в отчаянии завопил Филипп. – Я думаю, он не имеет ни малейшего представления. Вот что, давайте – ка двинем туда, может быть, нам повезет. Во всяком случае долина хорошо укрыта от ветров. В ней может быть достаточно тепло для цветов и насекомых.

Буйная фантазия тут же нарисовала в воображении ребят великолепные картины райских кущ, наполненных яркими цветами и сверкающими бабочками. Переполненные ожиданием, они двинулись по направлению к долине. Однако до нее оказалось гораздо дальше, чем они думали. Вечный парадокс гор: все расстояния на деле оказались вдвое большими, чем казалось вначале. И знаешь об этом, и все – таки каждый раз попадаешь впросак.

Было уже довольно поздно, когда они наконец добрались до цели. Долина представляла собой, по сути, неглубокую впадину, расположенную между склонами двух высоких гор. Конечно, она была хорошо укрыта от ветров, и в сочной траве пестрело множество цветов. Но бабочками здесь и не пахло.

Филипп разочарованно взглянул на Дэвида.

– Это Долина бабочек, Дэвид?

Дэвид покачал головой и затравленно посмотрел по сторонам. Было ясно, что он понятия не имеет о том, где они находятся.

– Где Долина бабочек? – медленно и четко задал вопрос Джек. Дэвид снова покачал головой. С ним можно было с ума сойти. Проводником он оказался никудышным.

Филипп пожал плечами.

– Он безнадежно заблудился, ясно как день. Но здесь по крайней мере тепло и безветренно, это тоже чего – то да стоит. Переночуем в этой долине. А завтра возьмем карту в руки и двинемся дальше на свой страх и риск. От Дэвида все равно никакого толку. С таким же успехом нас мог бы вести и Кики.

Разочарованные ребята разбили лагерь. Они так рассчитывали оказаться этим вечером в Долине бабочек, расположиться там со всеми удобствами и посвятить несколько дней наблюдениям за известными и неизвестными видами бабочек. Но им так и не удалось добраться до цели, и кто знает, удастся ли вообще когда-нибудь отыскать эту долину. Когда на небе появились первые звезды, они устало полезли в спальные мешки.

Дэвид, как обычно, расположился под открытым небом. Однако среди ночи он, дрожа от страха, неожиданно ввалился в палатку мальчиков.

– Звуки! – вне себя от ужаса прокричал он, дрожащими руками указывая наружу. Ребята помеялись над ним, но так и не смогли, несмотря на все усилия, выпроводить его из палатки. Он решительно улегся между ними.

– Я сплю здесь.

Ребята пришли в полное недоумение. Что могло так напугать Дэвида?

 

ТРЕВОЖНАЯ НОЧЬ

На следующее утро в сияющей голубизне неба ярко светило солнце. Ребята бодро выскочили из спальных мешков. Выяснилось, что Снежку ужасно не понравилось ночное вторжение Дэвида в палатку мальчиков. Он раздраженно принялся гоняться за стариком повсюду, норовя боднуть его при первой возможности.

– Что, собственно, произошло сегодня ночью, Дэвид? – спросил его Джек, когда все уселись завтракать.

– Звуки, – ответил Дэвид, глядя на него перепуганными глазами.

– Что за звуки? – поинтересовался Филипп. – Мы ничего не слышали.

Тут Дэвид совершенно неожиданно выдал такой ужасающий вой, что Кики свечкой взмыл в воздух, а Снежок сиганул в сторону. Ребята изумленно уставились на Дэвида. Пустив в ход дикие жесты и ломаные английские слова, он попытался объяснить ребятам, что произошло. Ночью он отправился проведать ослов. Оказавшись поблизости от места, где они были привязаны, он услышал этот вой и сломя голову помчался в палатку мальчиков.

– Ага, вот, значит, почему мы ничего не слышали, – сказал Джек. – То, что Дэвид попытался нам тут изобразить, похоже на какой – то звериный вой – дикий и устрашающий.

Люси испуганно посмотрела на ребят.

– Ой, Джек, ты думаешь, тут есть дикие звери?

Джек пренебрежительно рассмеялся.

– Я думаю, встреча со львами, тиграми или медведями тебе не угрожает. Но если, конечно, ты, как Дина, считаешь дикими зверями змей, ежей, лисиц и им подобных, тогда могу тебе только одно посоветовать: забудь покой и трепещи!

– Не надо смеяться, Джек! Конечно же, я не имею в виду эту мелочь. Впрочем, я и сама не знаю, что я имею в виду. Все это странно и тревожно! Что за зверь мог напугать Дэвида?

– Скорее всего, это просто плод его воображения, – заметил Филипп. – Или ему приснился кошмарный сон. И вообще, чтобы напугать Дэвида, много не требуется.

Похоже, Дэвид потерял всякую охоту продолжать поиски Долины бабочек. Он жестами упорно призывал ребят отправиться в обратный путь. Однако ребята не собирались так легко отказываться от задуманного. Они во что бы то ни стало решили добраться до долины, пусть для этого им пришлось бы потратить еще два дня. Однако, прежде чем Дэвид сдался, им пришлось выдержать настоящее сражение с перепуганным стариком.

С мрачной физиономией он взобрался на своего осла. Джек потребовал карту и погрузился в ее тщательное изучение. Странно, что Долина бабочек вообще не была на ней обозначена! По – видимому, это было малоизвестное место.

Они пересекли неглубокую лощину и двинулись дальше. Возможно, их цель располагалась за ближайшей горой или по крайней мере за следующей, как знать? Однако, проездив целый день, они так и не обнаружили долины с бабочками. В конце концов они даже начали сомневаться в ее существовании. Может быть, это очередная легенда вроде рассказов о морском змее.

Они давно уже потеряли дорогу и ехали наобум, стремясь найти хотя бы какую-нибудь тропу. Разбив к вечеру лагерь, они уселись держать совет, как быть дальше.

– Если мы будем ехать все вперед и вперед, то в конце концов не сможем найти дороги обратно, – с сомнением в голосе произнес Джек. – Сейчас еще Дэвид, возможно, способен вывести нас отсюда. Он вырос в горах и мог бы, наверное, как пес, отыскать собственный след. Хотя, с другой стороны, надеяться на него не хотелось бы.

– Стало быть, ты считаешь, нужно повернуть назад? – разочарованно спросила Люси.

Джек задумался.

– Мы могли бы пару дней провести здесь. Место тут неплохое.

Они находились как раз в центре склона огромной горы, вершина которой терялась в облаках и казалась совершенно неприступной.

Дина посмотрела вверх.

– Какая необычная гора! На ее вершину наверняка не ступала нога человека. И вся она состоит из каких – то остроконечных изломов и зубчатых выступов.

– Давайте остановимся здесь, – предложил Филипп. – Погода вроде обещает быть хорошей, тут и ручей есть поблизости. Возьмем фотоаппараты и бинокли и полазаем по окрестностям.

Никто не возражал. О решении сразу же сообщили Дэвиду. Он не проявил восторга от этой новости, но тут же послушно принялся устраивать ослов на ночевку. Все очень устали от длинного напряженного дня. На ужин нарезали ветчины от большого окорока. Есть его надо было не откладывая, а то он мог испортиться.

Когда все поели, Дэвид бросил нерешительный взгляд в сторону палатки мальчиков. Похоже, он снова собирался ночевать в ней. Но поскольку ночь обещала быть теплой, он все – таки решился спать под открытым небом. Он завернулся в свое одеяло и улегся на земле рядом с палатками. Ослов он привязал к деревьям неподалеку.

Среди ночи Люси вдруг проснулась. Ей показалось, что вокруг палатки происходит какое – то движение. Что это могло быть? А если это то самое дикое животное, так напугавшее прошлой ночью Дэвида? Дрожа, Люси поглубже забилась в спальный мешок и замерла от ужаса. Ночную тишину разорвал кошмарный вой.

Дэвид уже давно не спал, разбуженный суетой вокруг лагеря. Услыхав вой, он приподнялся, дрожа всем телом, и испуганно закрутил головой. Страх породил в его косном крестьянском мозгу невероятные картины. Ярко сияла луна, окрестные горы обливал мягкий серебристый свет. И тут Дэвид увидел, как по горному склону стремительно пробежали неясные тени. Ужас сковал его тело.

Волки! Целая стая! Нет, не может быть. Вот уже сотни лет никто не видел волков в этих горах. Тогда что же это? Он слышал, как звери шныряли вокруг, это могли быть только волки. Он судорожно вцепился руками в колени. В голове мелькали обрывки мыслей. Волки или не волки, волки или не волки? И что делали звери там, возле ослов?

Снова прозвучал ужасающий вой. Это была какая – то смесь протяжного лая и тонкого, визгливого завывания. Гонимый ужасом, Дэвид ворвался в палатку мальчиков.

– Волки! – задыхаясь, крикнул он.

– Не говори глупостей, – попытался урезонить его Джек. – Тебе приснился кошмарный сон.

Не говоря ни слова, Дэвид потащил его из палатки и дрожащим пальцем показал на животных, шнырявших вокруг ослов.

Джек и Филипп не поверили своим глазам: звери в точности напоминали волков. Джек похолодел. Господи, что за наваждение! Волки, самые настоящие волки! Снежок, стоящий рядом с Филиппом, дрожал как осиновый лист. Посмотрев на него, ребята почувствовали, что у них затряслись коленки.

И только Кики не проявлял ни малейшего страха. Все необычное возбуждало в нем любопытство. Едва только он разглядел зверей, как тут же стремительно рванулся вперед, чтобы рассмотреть их поближе. Он с удивлением кружил над непонятными существами, которые, задрав морды, следили за ним мерцавшими в лунном свете зелеными глазами.

– Вытирайте ноги! – крикнул он им сверху и заскрежетал, как ржавая газонокосилка. Его пронзительный голос зловеще прозвучал в ночной тишине.

Волки испугались. На мгновение они остановились как вкопанные, потом вдруг все вместе, как по команде, бешено рванулись вниз по склону, провожаемые громогласными ругательствами Кики.

Джек перевел дыхание.

– Убежали. Черт побери, неужели это в самом деле были волки? Не может быть!

В эту ночь Дэвид и мальчики от испуга и волнения больше не сомкнули глаз. Едва рассвело, Дэвид поднялся и отправился взглянуть на ослов. Он тихонько подкрался к деревьям, к которым накануне их привязал. Животные были в ценности и сохранности, но вели себя неспокойно. Дэвид отвязал их и повел к ручью.

Мальчики высунулись из палатки. Перед ними мирно расстилался горный склон. Начинали чирикать птицы. Запела овсянка. И никаких волков.

Вдруг произошло нечто непонятное. Дэвид, стоявший у ручья в окружении ослов, вдруг вскрикнул от ужаса, закрыл лицо руками и как подкошенный рухнул на землю. Мальчики замерли. Похоже, в кустах что – то шевелилось. К сожалению, они не могли разглядеть подробностей.

Дэвид завопил снова, потом вдруг резко вскочил с земли, кинулся на спину осла и галопом помчался к палатке мальчиков.

– Бежим! – громко крикнул он. – Черный, черный, черный!

Мальчики остолбенели. Что все это значит? Неужели Дэвид внезапно свихнулся? Безумно размахивая руками, он показал ребятам на потянувшихся за ним ослов, как будто призывая немедленно вскочить в седло и следовать за ним. Потом, не останавливаясь, бешено пронесся мимо и скрылся из виду…

Ребята изумленно прислушались к удалявшемуся топоту копыт. Ослы неуверенно переглянулись и затрусили вслед за Дэвидом.

Джек взволнованно выскочил из палатки.

– Эй, куда вы, болваны? Назад!

Как будто услышав его призыв, один из ослов на бегу покосился на мальчика. Однако остальные животные подтолкнули его сзади, и в следующее мгновение все ослы исчезли, как привидения. Цокот копыт становился все тише и наконец смолк совсем.

Когда все стихло, обескураженные Джек и Филипп опустились на землю. Они внезапно лишились сил. Джек страшно побледнел. Он взглянул на Филиппа и закусил нижнюю губу. Никто не произнес ни слова.

Из соседней палатки показались испуганные лица девочек.

– Что случилось? Чего вы так кричите? Дэвид что, ускакал?

– Да, Дэвид ускакал, и все ослы вместе с ним, – мрачно ответил Филипп. – А это значит, что все здорово влипли.

Все замолчали. Люси была страшно испугана. Ни Дэвида, ни ослов! Что же теперь будет? Она подавленно опустилась на землю рядом с Джеком. Тот сразу же успокаивающе обнял ее за плечи.

– Ну, ну, это еще не конец света! В худшем случае нам придется провести здесь еще пару дней. Как только Дэвид объявится дома, Билл немедленно примчится на выручку.

– Хорошо еще, что вся поклажа осталась с нами, – сказал Филипп. – По крайней мере, с едой у нас никаких проблем. Да и спальные мешки с палатками на месте. Но этот Дэвид – фантастический трус.

– С чего это он вдруг рванул отсюда, как сумасшедший? – спросил Джек. – Единственное, что я понял из его воплей, было «черный, черный, черный».

– Что – черный? – удивленно спросила дина.

– Понятия не имею, – пожал плечами Джек. – Он проорал «черный» и тут же пропал, как будто за ним черти гнались. Пойдемте – ка на то место, где его так перепугали. Может быть, там мы что-нибудь поймем.

– Нет, нет! – испуганно вскрикнули девочки.

– Ну тогда я пойду один. А Филипп останется с вами.

Джек встал и двинулся к ручью. Затаив дыхание, ребята смотрели ему вслед. Тщательно обследовав окрестности, Джек, недоумевающее покачивая головой, возвратился в лагерь.

– Ничего! Похоже, Дэвиду повстречались привидения. Ночная кутерьма явно повредила его мозги.

– Ну а волки? – помолчав, произнес Филипп. – Их – то мы видели с тобой собственными глазами. Они – то не были привидениями.

– Да, волки были здесь на самом деле. Это точно.

 

ЗАГАДОЧНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

Немного времени спустя Дина предложила перекусить. Она решительно направилась к двум большим корзинам с припасами и достала из них несколько консервных банок. В конце концов, сколько можно было рассуждать о бегстве Дэвида и исчезновении ослов! Сардины, персики и прочие вкусные вещи должны были отвлечь ребят от грустных мыслей.

В молчании они принялись за еду. Люси не отходила от Джека ни на шаг. Сколько неожиданностей свалилось на их головы! Сначала появление волков, а потом загадочное поведение Дэвида. Только бы все это не оказалось прелюдией к очередным приключениям!

Снежок подскочил к Филиппу и, резвясь, выбил у него из рук консервную банку. Потом нежно потерся о бок мальчика и положил свою белую головку ему на колени.

Филипп погладил шерстистую мордашку козленка и мягко оттолкнул его от себя.

– Хорошо хоть ты не сбежал! Ты, правда, ужасный приставала, но я к тебе уже как – то привык. А теперь убери свой нос из банки! Люси, отгони Снежка, иначе от наших припасов скоро ничего не останется.

Неожиданно на козленка яростно набросился Кики. Он положил глаз на банку с персиками и ужасно разгневался, увидев, что маленький нахал стал к ней принюхиваться. Он сильно долбанул его клювом, и Снежок, жалобно блея, ретировался под защиту Филиппа.

Возня с животными доставляла ребятам удовольствие и отвлекала от мрачных мыслей. За едой они время от времени поглядывали на вершину горы, возвышавшейся над ними.

– Что – то мне эта гора не нравится, – сказала Люси.

– С чего это вдруг? – поинтересовался Джек.

– Сама толком не знаю. Как – то мне здесь неуютно.

Ребята посмеялись над ней. Люси бывала иногда ужасно мнительной и придавала большое значение своим предчувствиям. Но как раз сейчас, когда ребятам после встречи с волками и бегства Дэвида и так было невесело, им меньше, чем когда – либо, хотелось вникать в ее горестные размышления.

– Гора не имеет к твоим предчувствиям никакого отношения, – сухо заявил Филипп. – Горы все одинаковы. У них есть подножие и вершина. Иногда на их склонах пасутся овцы, а иногда – нет.

– Много ты видел гор, на которых обитают волки? – возразила Люси.

Филипп не ответил, а остальные ребята тоже ничего не смогли возразить.

– Чем будем сегодня заниматься? – спросил Джек после еды. – Я думаю, нам нужно оставаться здесь до прихода Билла. Нет никакого смысла топать домой пешком. Во – первых, мы не знаем дороги, а во – вторых, нам никак не унести на себе достаточно провизии, чтобы по пути не околеть с голоду.

– Да, конечно, остаемся здесь, – сразу же согласился с ним Филипп. – Дэвид знает, где мы, и сможет привести сюда Билла. Если мы уйдем отсюда, им нас не найти.

Джек кивнул.

– Совершенно верно. Кроме того, у нас здесь палатки и прочие вещи, без которых нам не обойтись. Погода хорошая, так что можно заняться чем угодно. Чего нам тут не хватает? Жаль, конечно, что здесь негде купаться. Жара – то уже порядочная. А в этом маленьком ручейке можно только слегка ополоснуться.

– Только, пожалуйста, давайте везде ходить вместе, – попросила Люси. – Если мы все вместе громко закричим, то сможем, наверное, прогнать волков. А вот если вдруг они застанут кого-нибудь в одиночку, то могут… могут…

– Сожрать его, – со смехом договорил за нее Джек. – Бабушка, какие у тебя большие глаза! И какой большой рот!

– Оставь Люси в покое! – Филипп положил руку девочке на плечо. – Не бойся, Люси! Волки опасны только зимой.

– Да, ты прав, – с облегчением сказала Люси. – Если бы волки были голодны, они наверняка напали бы на ослов, правда? А все – таки совершенно невероятно, что здесь оказались волки.

Только ребята собрались встать, чтобы убрать остатки завтрака, как вдруг произошло нечто невероятное. Не в силах сдвинуться с места, они затаили дыхание.

Вначале послышался приглушенный грохот, доносившийся, как им показалось, из глубины горы. А затем… Что было затем? Ребята в ужасе уцепились друг за друга. Земля закачалась у них под ногами! Кики с воплем взмыл в воздух. Снежок одним прыжком взлетел на высоченную скалу и замер там, как изваяние. Похоже, в этот момент он пожалел, что не умеет летать, как Кики.

Потом земля перестала колебаться, и грохот ослаб. Однако уже в следующее мгновение возобновился с новой силой, хотя и доносился до ребят несколько приглушенно, как будто из – за толстых стен. И снова заколебалась земля у них под ногами. Снежок оттолкнулся от скалы всеми четырьмя ногами и перелетел на новую площадку. Он совершенно обезумел от страха.

Ребята тоже страшно перепугались. Люси, побледневшая как полотно, судорожно уцепилась за руку Джека. Дина, на время забыв об опасности, исходившей от ящерицы, тесно прижалась к Филиппу.

Прошло еще немного времени, и грохот снова прекратился, земля перестала содрогаться. Вновь зачирикали птицы, опять зазвучала песенка овсянки. Снежок, быстро оправившийся от страха, радостно прискакал к ребятам. Кики опустился на плечо к Джеку.

– Боже, храни короля! – с облегчением возгласил он.

Филипп первым обрел дар речи.

– Что это была за чертовщина? Землетрясение, что ли? Господи, как я перетрусил!

Люси опасливо покосилась наг гору.

– Слушай, Филипп! А может быть, это вулкан?

– Ну ты даешь! – возмутился Джек. – Вулкан отличишь с первого взгляда. Это самая обыкновенная гора. Одному Господу Богу известно, с чего это она вдруг начала грохотать и трястись! Препоганое было чувство…

– Я же говорила вам, что мне эта гора не нравится! – перебила его Люси. – Что – то в ней есть такое угрожающее. Я хочу как можно скорее убраться отсюда, хочу обратно к Биллу и тете Элли.

– Все хотят, – ответил ей Джек. – Однако в одиночку нам отсюда не выбраться. Весь последний день мы двигались в густом тумане, не разбирая дороги. Если мы вдруг рискнем самостоятельно искать обратный путь, то наверняка заблудимся в горах.

– Да, конечно, ты прав. Но гора эта внушает мне настоящий ужас, особенно когда все здесь начинает грохотать и трястись. Что же тут все – таки происходило?

На этот вопрос ни у кого из ребят не было ответа. Наконец они поднялись с земли и, убрав остатки завтрака, спустились к ручью. Неожиданно подул холодный ветер. Небо стало затягиваться темными тучами.

Джек озабоченно посмотрел на небо.

– Похоже, будет дождь. Только бы не было сильного ветра, а то наши палатки просто сдует.

– Ты что, серьезно думаешь, что палатки может унести? – обеспокоено спросил Филипп. – Тогда давайте – ка лучше поищем более надежное место для ночлега. Только не слишком далеко отсюда, а то Билл не сможет нас найти. Лучше всего было бы устроиться где-нибудь в густых кустах или какой-нибудь пещере, где есть защита от ветра.

– Давайте займемся этим не откладывая. – Дина натянула на себя плащ. Стоило солнцу скрыться за тучами, как сразу же резко похолодало.

– Только Снежка нужно взять с собой, а то он уничтожит все наши припасы.

Впрочем, козленок и так ни за что не остался бы здесь один. Он весело поскакал рядом с ребятами. Время от времени он прыгал и пытался дотянуться до попугая и выдрать у него из хвоста пару перьев. Он еще не забыл, как тот треснул его клювом, и хотел ему непременно отомстить.

Филипп незаметно увлек Джека в сторону и тихо проговорил:

– Послушай, нам обязательно нужно найти пещеру. Кто знает, может, здесь ночью снова объявятся волки. Если нам удастся отыскать пещеру, то можно будет у входа разложить костер. Огонь отпугнет любого зверя.

Джек кивнул.

– Хорошая идея. Я не смог бы заснуть ни на секунду, зная, что волки шныряют вокруг наших палаток. А вот в пещере мы были бы в безопасности.

Они долго ходили в поисках подходящего убежища, но все впустую. Гора оказалась страшно крутой, и карабкаться по ней было очень трудно. Медленно, напрягая все свои силы, ребята поднимались вверх по склону. Перед ними уверенно прыгал Снежок. Вот бы им с такой легкостью взбираться на скалы!

Тяжело дыша, Джек остановился.

– Вы только посмотрите, с какой уверенностью Снежок угнездился там на узеньком карнизе. Снежок, быстро спускайся и помоги нам взобраться наверх! Полкоролевства отдал бы за такие крепкие ноги, как у тебя!

Козленок посмотрел на Джека и помахал своим маленьким хвостиком. Потом вдруг быстро повернулся и исчез из виду, слово сквозь землю провалился.

– Куда это Снежок подевался? – удивленно спросил Джек. – Ага, вон он появился снова. Знаешь, Филипп, там наверху, как пить дать, есть какая-нибудь расщелина или пещера. Пойдем – ка глянем поближе.

Они полезли на скалу. Очутившись наверху, они действительно обнаружили там обширную пещеру с низкими сводами, располагавшуюся прямо за уступом скалы, на которой гарцевал Снежок. Вход в нее закрывали буйно разросшиеся кусты.

Джек наклонился и заглянул внутрь.

– То, что нам надо, – обрадовано объявил он. – Внутри будем спать, а здесь, на скале перед входом, можно развести костер. Умница, Снежок! Нашел идеальное место для лагеря.

– А как мы затащим сюда все наши вещи? – с сомнением спросил Филипп. – Даже без багажа карабкаться сюда – сущая мука. Мы ведь не можем лазить по скалам, как ослы или козы, к тому же руки должны быть свободными, чтобы держаться и не грохнуться вниз.

Да, снова проблемы. Мальчики окликнули Дину и Люси и помогли им взобраться наверх.

– Наше новое обиталище, – гордо продемонстрировал им Джек пещеру. – Вид отсюда великолепный, и будет очень легко заметить Билла или Дэвида, когда они приедут за нами. А по ночам будем жечь у входа костер, чтобы отвадить волков.

Девочки обрадовались находке. Они сразу же полезли в пещеру, чтобы осмотреть ее получше. При входе им пришлось низко наклонять голову, но внутри можно было стоять во весь рост. Действительно, им страшно повезло, что Снежок обнаружил это место.

Ребята расположились на скале перед входом в пещеру, чтобы немного отдохнуть от восхождения. Снежок растянулся рядом с ними. Кики, как и положено, восседал на плече у Джека. Вдруг он взмыл в воздух с громким криком. Снежок вскочил на ноги и с любопытством уставился вниз.

Что это с ними? Неужели снова объявились волки? Ребята напряженно прислушивались. Наконец они услышали, как в кустах раздался какой – то треск. Животное или человек?

– Ступайте в пещеру и – ни звука, – тихонько приказал Джек девочкам.

Они молча повиновались. Ребята растянулись на скале, напряженно всматриваясь в кусты. Шум и треск ломающихся ветвей становился все громче. Кто же это пробирался к ним, сокрушая все на своем пути?

 

ВОЛКИ

Вдруг Снежок громко заблеял и, не успел Филипп протянуть руку, чтобы удержать его, длинными прыжками бросился вниз с горы. В следующее мгновение козленок исчез в густых зарослях, откуда сразу же раздались столь знакомые ребятам звуки:

– Иа, иа, иа!

– Осел! – завопил Джек и пустился вслед за Снежком вниз с горы. – Неужели беглецы вернулись? Может быть, и Дэвид с ними?

Ребята бросились за ним и скоро обнаружили предмет своих поисков. Под деревом, радостно обнюхивая суетящегося рядом Снежка, стоял Пегий. Ни остальных ослов, ни Дэвида вокруг не наблюдалось.

– Пегий, сокровище ты наше! – сияющая Люси бросилась к ослу. – Какой ты молодец, что вернулся к нам.

– Не к нам, а к Снежку, – со смехом поправил ее Филипп. – Он вернулся, потому что в Снежке души не чает. Правильно я говорю, Пегий? Не важно, мы тоже ужасно рады твоему возвращению. В частности, ты мог бы оказать нам огромную услугу, перетащив наши вещи к пещере.

Конечно, Филипп был прав. Пегий и в самом деле вернулся потому, что не захотел расстаться со Снежком. Но в то же время он был рад и встрече с ребятами. Сильное маленькое животное, работящее и терпеливое, с готовностью присоединилось к шумной компании и, очевидно, не собиралось покидать ее.

Снежок был вне себя от радости и без устали носился вокруг своего верного друга.

– Давай, Пегий, – обратился к нему Филипп, – помоги нам затащить вещи наверх.

Пегий терпеливо позволил ребятам закрепить на своей спине спальные мешки и, размеренно шагая, двинулся по крутой тропинке к пещере. Вторым заходом он доставил наверх корзины с продовольствием.

Когда все необходимое оказалось в пещере, Джек благодарно погладил по спине терпеливого труженика.

– Спасибо, Пегий. А теперь пойдем к ручью, тебе наверняка хочется пить.

Они спустились к ручью, напились вволю и немного поплескались в воде. Солнце опять появилось из – за туч, и скоро наступила жара. Ребята сбросили с себя плащи и с удовольствием подставили лица солнечным лучам.

– Да, нужно еще собрать хворост, – вспомнил Джек. – Если мы хотим, чтобы костер горел всю ночь, дров понадобится целая куча. Давайте – ка возьмем наши корзины и нагрузим их доверху, а Пегий потом оттащит их к пещере.

Что бы они делали без добряка Пегого! Они натаскали массу хвороста и сбросили его на скале перед входом в пещеру. Мальчики сложили дрова для костра, но, пока было светло, решили его не разжигать.

Однако скоро стало смеркаться, и солнце, погрузившись в багровое марево, медленно скрылось за гребнем гор. Ребята направились к пещере. Они вспомнили о волках, появившихся прошлой ночью и безумных криках Дэвида: «Черный, черный, черный!». Что же он такое увидел? При свете дня они почти совсем забыли об этих таинственных происшествиях, но теперь, когда пришла ночь, все вспомнилось вдруг очень отчетливо.

Они подумали, не взять ли и Пегого с собой в пещеру, и даже попытались затащить его внутрь. однако осел героически сопротивлялся, напрочь отказываясь переступить порог пещеры. Он уперся своими крепенькими ножками в каменистую землю и ни в какую не поддавался отчаянным уговорам ребят сдвинуться с места, с какой бы стороны они к нему ни подбирались. Нет, нет и нет, он не желает лезть в темную пещеру.

– Ну ладно, – сдался наконец Джек. – Не хочешь – как хочешь. Оставайся снаружи, и пусть тебя сожрут волки.

– Не говори, пожалуйста таких ужасных вещей, – жалобно попросила Люси. – Пегий, миленький, ну пошли с нами, пожалуйста!

Но Пегий не соглашался ни в какую, а если осел заупрямится, тут уж ничего не поделаешь. Так что в конце концов ребята были вынуждены сдаться. Ничего другого им просто не оставалось. Со Снежком и Кики таких проблем не было. Как и положено, козленок собирался спать с Филиппом, а попугай – с Джеком.

– Давайте разведем костер, – предложил Джек, когда на горизонте появились первые звезды. – Уже совсем темно. Филипп, давай спички.

Костер, сложенный ребятами, быстро разгорелся. Весело забегали язычки пламени, раздался треск сухих дров.

– Вот здорово! – радостно воскликнула Люси. – В этой пещере да еще с костром у входа я чувствую себя удивительно спокойно. Филипп, забери к себе Снежка, пожалуйста. А то он меня просто затоптал своими копытами. Снежок, а почему ты на ночь не переобуваешься в домашние тапочки?

Ребята рассмеялись. Языки пламени наполнили пещеру пляшущими тенями. Ребята уютно устроились в спальных мешках и мечтательно уставились на огонь. Снежок тесно прижался к Филиппу, Кики уселся на животе у Джека. Люси подумала о Пегом. Жалко, что он не захотел присоединиться к ним. Тогда маленькая семья была бы в полном сборе. Скоро ребята заснули. Костер прогорел, и на его месте остались только тлеющие угольки.

Спустя несколько часов Филипп внезапно проснулся. Увидев, что огонь погас, он выполз из своего спального мешка, чтобы подбросить веток в костер. Тут выяснилось, что Снежку удалось забраться к нему в мешок.

– Ах ты, бездельник, – шепотом выругался он. – Немедленно вон отсюда! Вдвоем тут слишком тесно.

Разразилась короткая ожесточенная схватка, в результате которой Филиппу удалось выдворить козленка из спального мешка. Он тут же торопливо залез на его место и молниеносно завязал мешок сверху, чтобы Снежку не удалось опять пробраться внутрь. Малыш разочарованно вздохнул и всей тяжестью рухнул Филиппу на живот.

Остальные спали без задних ног. Филипп посмотрел на костер. Время от времени порывы ветра заносили дым в пещеру, и тогда его начинал разбирать кашель. Тут он услышал, что Пегий поднялся с земли. Может быть, осла что – то побеспокоило? Мальчик немного приподнялся в мешке и напряженно стал вглядываться в темноту. Внезапно он насторожился. Он увидел, как перед входом в пещеру беззвучно заскользили темные расплывчатые силуэты. Они, правда, не приближались к огню, но в то же время, совершенно очевидно, не испытывали перед ними никакого страха.

Сердце Филиппа бешено заколотилось. Что это могло быть? Неужели волки? Он разглядел два горящих глаза, светившихся как огни приближающегося поезда. Они были зелеными, как трава. Сомнений уже не оставалось, волки обнаружили их лагерь. Что теперь будет? Слава Богу, на осла они не стали нападать. Да и Пегий, похоже, не испытывал особого страха, он был только слегка обеспокоен.

Темные тени позади костра заметались ближе. Филипп не знал, что предпринять, он только очень надеялся, что пламя костра отпугнет животных. Он затаился, напряженно следя за каждым их движением. Прошло несколько минут, и они на самом деле исчезли.

Филипп вздохнул с облегчением. Господи, ну и перепугался же он! Счастье еще, что успел снова разжечь костер. Он решил не спать и поддерживать огонь. Нельзя было ни в коем случае допустить, чтобы он потух. Мальчик лежал, глядя перед собой широко открытыми глазами, и думал о волках, о грохоте в недрах горы, землетрясении и непонятном крике Дэвида «черный, черный!». Неужели между всеми этими вещами была какая – то связь? Что, если недра горы скрывали какую – то тайну?

Спустя некоторое время он прервал свои размышления и выбрался из пещеры, чтобы подкинуть свежих веток в костер. На небе сияла луна, и все вокруг было видно совершенно отчетливо. Когда костер снова разгорелся, Филипп отправился проведать Пегого.

Внезапно позади послышался шорох. Он испуганно обернулся. Всего в нескольких шагах от него, загораживая вход в пещеру, стоял волк. Видимо, он только что подкрался к нему сзади. Что, если он полезет в пещеру?

Волк тихо стоял, глядя на Филиппа. Мальчик уставился на зверя. Что делать, если волк вдруг кинется на него? Пока он думал об этом, произошло нечто неожиданное. Волк завилял своим длинным хвостом. Туда – сюда, туда – сюда, ну совершенно как собака. Сердце Филиппа замерло. Неужели этот зверь предлагал ему свою дружбу? Конечно, все животные испытывали к нему какое – то особое чувство, но волк? Совершенно невероятно.

Преодолевая страх, он вытянул вперед правую руку. Волк трусцой обежал вокруг костра, приблизился к мальчику и, тихонько повизгивая, лизнул его руку.

В ярком лунном свете Филипп ясно видел темную шерсть животного, острые уши, удлиненную морду. Неужели это в самом деле волк? Филипп начинал в этом сомневаться. И тут его осенило.

– Ты же овчарка! – воскликнул он. – Что же ты сразу не сказал? Я же знал, что здесь нет никаких волков. А где твои дружки? Хорошая, умная собака. Мы будем с тобой друзьями.

Огромная собака подпрыгнула и лизнула Филиппа в лицо. Потом подняла голову и завыла. Вой был очень похож на волчий, но Филипп больше не испытывал страха.

Собака звала свою стаю. Скоро снизу в кустах послышался шум бегущих животных. Собаки стремительно взбежали на скалу и окружили Филиппа. Увидев, что вожак подружился с ним, они тоже начали наперебой проявлять дружеские чувства, энергично лизать руки Филиппа.

Собачий вой разбудил спящих ребят. Они испуганно вскочили и, к своему ужасу, увидели Филиппа в окружении волков.

– Филипп в опасности! – завопил Джек. – Скорей на выручку!

Все трое стрелой вылетели из пещеры.

– Филипп, мы идем! – размахивая палкой, крикнула Люси.

– Тихо, тихо! – крикнул в ответ Филипп. – Они меня не трогают. И вообще это никакие не волки, а овчарки. Собаки то есть.

– Фу ты, черт! – Дина почувствовала такое облегчение, что, не испытывая ни малейшего страха перед большой стаей собак, кинулась к Филиппу.

– Ну Филипп, ну Филипп! – У Люси от волнения слезы выступили на глазах. – А я то уж подумала, что на тебя волки напали.

– Большое спасибо, Люси, что бросилась мне на помощь.

Филипп с улыбкой посматривал на маленькую палочку, которую девочка продолжала сжимать в руке.

– Вожак стаи подружился со мной, ну а его примеру последовали и остальные.

Овчарки явно решили остаться на ночь с ребятами. Филипп подумал немного.

– В пещеру возвращаться нельзя. А то за нами туда полезет вся стая, и мы там просто задохнемся.

– Конечно, нет. Ни в коем случае! – Одна мысль о том, что придется ночевать в одном помещении с такой кучей собак, привела Дину в ужас.

– Вытащим мешки наружу и уляжемся прямо тут на скале рядом с Пегим, – предложил Филипп. – А собаки пусть остаются или уходят, как им заблагорассудится. В любом случае они – надежная защита. Интересно, почему это они здесь так одичали? Я их сосчитал – целых десять штук.

Ребята выволокли спальные мешки из пещеры и быстро залезли в них. Собаки с удивлением обнюхали мешки. После этого вожак с достоинством растянулся рядом с Филиппом, как будто хотел сказать:

– Это мой парень, лапы прочь!

Остальные улеглись между ребятами. Снежок ужасно боялся огромного вожака. Он не рискнул приблизиться к обожаемому хозяину и пристроился рядом с Джеком. Кики сбежал от них на дерево.

Все затихло, и луна осветила престранную картину: четверых ребят, козленка, попугая, осла и десять огромных овчарок.

 

ЧЕЛОВЕК НА ДЕРЕВЕ

На следующее утро всех разбудило мощное чихание Пегого. Ребята в испуге подскочили в своих спальных мешках. Что там опять случилось? И только когда осел чихнул еще раз, они со смехом и облегчением откинулись назад.

– Пегий, ты что, простудился? – заботливо спросила Люси. Тут ей вспомнились события прошлой ночи, и она огляделась по сторонам.

Собаки бесследно исчезли. Ребята в замешательстве переглянулись. Почему они убежали и куда могли подеваться? Или, может быть, собаки им просто приснились?

– Так не бывает, чтобы всем приснился один и тот же сон, – заявила наконец Дина. – Собаки на самом деле были здесь, десять огромных псов. Странная история.

– У них, по идее, должен быть хозяин, – сказал Джек. – Они не показались мне совершенно уж дикими.

– Мне тоже, – поддержал его Филипп. – Но где может быть их хозяин? Здесь на многие мили вокруг нет никакого жилья. Да и зачем в этом захолустье кому – то могли понадобиться ищейки?

У Люси округлились глаза.

– А что такое ищейки, Филипп?

– Это собаки, которых, например, использует полиция для выслеживания преступников. Овчарки находят след преступника и приводят к нему полицейских. Но если бы в этой округе был полицейский участок, Билл знал бы об этом. Он сам офицер полиции и знает обо всем, что касается этой службы.

– А откуда еще могли взяться здесь овчарки? – спросила Дина. – Может быть, кто – то держит их в качестве сторожевых собак, чтобы они предупреждали о появлении чужих?

– Интересно, что это в горах нужно сторожить? – задал встречный вопрос Джек. – Лично я ничего такого здесь не вижу.

Филипп выбрался из спального мешка.

– Заканчивайте эти разговоры. Я пошел к ручью умываться. Кто со мной?

– Конечно, все, – Дина поднялась с земли. – А потом вскроем пару консервных банок. Надо было скормить ветчину собакам. Она уже немного попахивает, но им, думаю, сошло бы.

– Ничего, получат в следующий раз, – ответил Джек. – Они наверняка прибегут еще.

В компании Снежка и Пегого ребята плескались в ручье. Кики сидел в стороне и отпускал в их адрес неодобрительные замечания. Он терпеть не мог холодных купаний.

– Трам – бам! – громогласно провозгласил он. – Плеск – треск, тара – бара, тара – рам.

– Прекрасный набор, – засмеялся Джек. – А еще у тебя есть что-нибудь в запасе?

– Кавардак, балагур, – тотчас с энтузиазмом заверещал Кики. – Кавардак, балагур.

Ребята были в полном восторге. Кики немедленно включился в их веселье и напоследок заорал по – ослиному. Ослиный крик получился у него так здорово, что Пегий тут же закрутил головой в поисках сородичей.

– Иа, иа, – заливался Кики, пока Джек, не выдержав, не бросил в него полотенцем. Оно точно накрыло голову попугая. Возмущенно заорав, тот принялся стаскивать его с себя. Пегий и Снежок наблюдали за ним с нескрываемым удивлением.

После завтрака Люси добровольно вызвалась помыть посуду. Остальные уселись изучать карту, чтобы наконец понять, куда их, собственно, занесло. Тихонько напевая, Люси спустилась к ручью.

Не успела она, присев на берегу, вымыть первую тарелку, как сзади послышался громкий шорох, заставивший девочку обернуться. Шорох доносился с огромного, густо заросшего листвой дерева, стоявшего так близко к ручью, что его корни свешивались в воду. Люси подумала, что это какие – то птицы устроили возню на дереве, и с любопытством принялась всматриваться в густо переплетенные ветви. И тут ее как током ударило. Прямо у себя над головой, среди густой листвы она увидела лицо – и это лицо было черным!

Парализованная страхом, все еще держа тарелку в руке, не в силах издать ни звука, Люси завороженно смотрела на дерево. Вот ветви слегка зашевелились и открыли черную голову с густыми волнистыми черными волосами. Это был негр! Но что он делал там наверху? Люси растерялась, не зная, что предпринять.

Некоторое время человек с черным лицом продолжал внимательно наблюдать за девочкой, застывшей на берегу ручья. Потом толстые губы растянулись в дружелюбной улыбке. Сверкнули белоснежные зубы, человек приветливо кивнул. Из – под листьев показался черный палец и прижался к толстым губам, призывая к молчанию.

– Совсем тихо, маленький мисс, – хрипло прошептал негр. – Ты не говорить, что я здесь. Я бедный негр, совсем один.

Люси не верила своим глазам. Она позвала Джека, но ребята ее не услышали. Негр сморщил лоб и затряс головой.

– Маленький мисс отсюда уходить, – прошептал он. – Это совсем плохая гора, много плохих людей. Они тебя поймать, маленький мисс.

– А что вы делаете на дереве? – дрожащим голосом спросила Люси. – И откуда вам все это известно?

– Я был плохая гора, маленький мисс. Я бежать. Бедный негр не знать, куда, бояться больших собак. Я жить на большой дерево. Ты быстро уходить, маленький мисс.

Люси не знала, что и сказать. Неужели такое возможно? Она стояла на берегу ручья, в котором только что купалась с ребятами, и разговаривала с чернокожим человеком, жившим на дереве. Наконец она резко повернулась и бросилась бежать. Бледная от страха, едва дыша, она ворвалась в лагерь.

– Что случилось? – вскочил Джек.

Не в силах произнести ни слова, Люси протянула руку в направлении ручья.

– Чернокожий, – выдавила она из себя. – Черный!

Филипп вскочил на ноги.

– Черный? Это же слова Дэвида. Успокойся, Люси. Быстренько расскажи нам, что ты там увидела.

Люси принялась сбивчиво рассказывать. Ребята слушали, от удивления раскрыв рты. Чернокожий, прятавшийся от собак на дереве. Его слова о том, что «гора плохая, полная плохих людей». Что все это могло значить?

– Пошли спросим его сами! – воскликнул Джек. – Тут происходит что – то таинственное. Надо во всем этом разобраться, чтобы точно рассказать Биллу.

Они бегом спустились к ручью и посмотрели на дерево. Но там уже никого не было. Негр исчез.

– Черт! – разочарованно воскликнул Джек. – Когда Люси убежала, он, наверное, перепугался, что она его выдаст, и быстро смотался.

– Вообще – то странно, что собаки его этой ночью не обнаружили, и предыдущей тоже, – удивился Джек.

Филипп задумчиво посмотрел на ручей.

– Чернокожий перехитрил их, – произнес он. – Ты ведь знаешь, что собаки теряют след в воде. По – видимому, он перешел ручей вброд и прямо из воды взобрался на дерево. Так ему удалось собак со следа, но бедняга, должно быть, натерпелся страху, когда они здесь шастали вокруг.

– Ты думаешь, они гнались за ним? – в ужасе спросила Люси. – Какой кошмар! Я бы умерла со страху, если бы за мной гналась целая свора овчарок.

Ребята еще немного поискали чернокожего, но все было напрасно. Чем только он питался? Здесь в горах не было практически ничего, кроме ягод черники и земляники. Наконец ребята прекратили поиски.

– Ты в самом деле думаешь, что внутри горы есть люди? – с сомнением спросила Дина.

– Звучит невероятно, – согласился Джек. – Но вспомни, как вчера все здесь грохотало и тряслось. Так что очень может быть, что там, под землей, работают люди.

– Как горнорабочие в шахте?

– Откуда я знаю? Во всяком случае, такое возможно, хотя я не представляю себе, какие полезные ископаемые они могут там добывать. И как они доставили туда необходимую для работы технику? Для этого должна быть дорога. А если бы здесь была дорога, то все это дело было бы трудно держать в секрете.

– Все это чрезвычайно загадочно, – задумчиво произнесла Дина.

Люси вздрогнула.

– Ну вот, опять приключения. Никаких сомнений. Вечно мы попадаем в ужасные истории. Собирались спокойненько понаблюдать за птичками и бабочками, а в результате нарываемся на всякие неприятности. Мне это начинает надоедать.

– Бедная Люси! – Филипп сочувственно посмотрел на девочку. – И в самом деле, с нами случаются странные истории. Но лично я ничего не имею против. Я люблю приключения.

– потому что ты мальчик. Девочки устроены несколько иначе.

– Ко мне это не относится, – заявила Дина. – Мне ужасно нравились наши похождения. А здесь, похоже, все будет еще увлекательнее, чем обычно. Только бы разузнать, что там в недрах горы происходит! Жаль, что нам не удалось расспросить негра. Наверняка мы узнали бы от него много интересного.

– Слышите, опять начинается этот грохот! – внезапно крикнула Люси. – Вон и Снежок уже перепугался.

Ребята опустились на землю и прислушались. Джек приложил ухо к земле, и грохот зазвучал еще сильнее и отчетливее. Звук был такой, как будто в недрах горы что – то взорвалось. А потом, как накануне, под ними заколебалась земля. Люси уцепилась за руку Джека. Это было ужасно! Земля дрожала, как студень.

Спустя мгновение все снова прекратилось. Дина взглянула наг ору. Какую тайну она скрывала? Внезапно девочка резко схватила Филиппа за руку.

– Смотрите, смотрите! – взволнованно вскрикнула она, показывая наверх.

В следующее мгновение ребята увидели, как из горы вырвалось облачко дыма. Это не был обычный дым, быстро тающий в воздухе. Огненно – красное облачко некоторое время висело над горой, как какой – то твердый предмет, потом оно стало постепенно бледнеть и наконец исчезло.

– Что… что это была за штука? – заикаясь, сбивчиво спросил Джек. – В жизни не видел такого дыма. Где – то сбоку на горе устроен отводной канал.

У Люси округлились глаза.

– Отводной канал? Что это такое?

– Ну, что – то вроде заводской трубы, – объяснил Джек. – Это такая вытяжная труба, через которую выводятся наружу дым и всякие газы. Где – то внутри горы образуется дым, который нужно убрать оттуда. Хотел бы я только знать, чем они там занимаются.

Ребята были не в силах дать объяснение многочисленным загадочным явлениям. Десять овчарок, сбежавший негр, сотрясающаяся земля, красный дым – было это все как – то взаимосвязано?

– Если бы только здесь был Билл! – сокрушенно вздохнул Филипп. – Уж он – то запросто разгадал бы этот ребус.

– Найти хотя бы негра, которого Люси видела на дереве, – сказал Джек. – Он бы наверняка нам много чего порассказал.

– Может быть, мы встретимся с ним еще раз, – сказала Дина.

И действительно, они встретились с ним еще раз, причем в этот же день. Но он не ответил ни на один из мучивших ребят многочисленных вопросов.

 

СТРЕМИТЕЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ СОБЫТИЙ

Ребята решили ненадолго отлучиться, чтобы повнимательнее осмотреть окрестности. Они затащили спальные мешки обратно в пещеру и привязали Пегого к дереву возле ручья. Прежде чем тронуться в путь, они предусмотрительно прикрепили к уздечке записку с сообщением о том, что скоро вернутся. Ребята не исключали возможности, что Билл мог появиться в лагере во время их отсутствия.

– Вообще – то вряд ли он окажется здесь так быстро, – заметил Джек. – Но в то же время Билл на все способен. Ему уже удавались совершенно невероятные вещи.

Ребята с энтузиазмом принялись карабкаться в гору. Снежок скакал впереди. Кики восседал на плече у Джека.

– Будем идти за Снежком, – предложила Дина. – Хоть он и следует только указаниям своего глупого носика, но тем не менее, как правило, находит приличную дорогу.

Ребята не возражали против этого предложения. Похоже, Снежок решил непременно покорить вершину горы. Он все выше и выше взбирался по горному склону. Однако спустя некоторое время он остановился перед совершенно гладкой стеной, на которую и сам не смог бы взобраться.

– Фу, до чего жарко! – Дина обмахнула лицо руками. – Давайте посидим немного здесь, под деревьями.

Джек тоскливо посмотрел на верхушку дерева, где шумел ветер.

– Вот где должно быть прохладно, – сказал он. Как думаете, может, залезем наверх? Это наверняка не трудно.

Филипп тотчас загорелся.

– Прекрасная идея, Джек. Залезем на дерево и покачаемся на ветках. Давай, Люси, я тебе помогу.

Он ловко подсадил девочку. Остальные справились с подъемом без посторонней помощи. Скоро вся компания расселась на ветвях дерева и подставила разгоряченные лица прохладному ветру.

– Ах, как здорово! – восторженно воскликнула Дина.

– Чувствуешь себя как будто на корабле, – присоединился к ней Джек. – Кики, да не цепляйся же за меня с такой силой! Ты что, боишься упасть?

Снежок крутился внизу и жалобно блеял. Он то и дело подпрыгивал, пытаясь вскочить на дерево, на котором сидел Филипп, а потом в полном бессилии и отчаянии начинал метаться вокруг. Внезапно он прекратил свои безуспешные попытки и в полной ярости помчался прочь. Добежав до ближайшей скалы, он мгновенно вскочил на нее, тут же спрыгнул обратно на землю и принялся подскакивать, не давая себе ни секунды передышки. Ребята хохотали при виде того, как Снежок давал выход своему гневу.

В этот момент вдали послышался ужасный шум. Какая – то какофония, в которой смешались лай, визг, вой и рычание.

– Собаки! – Джек попытался определить, откуда доносились звуки. – Наверняка это гонятся за чернокожим.

Далеко внизу послышался треск ломающихся веток. Вой собак становился все громче. Потом они увидели человека, бежавшего по голому каменистому склону. это был негр.

Собаки мчались за ним по пятам. Люси от ужаса едва не свалилась с дерева. Ребята с трепетом наблюдали за ужасной погоней. Только бы беглецу удалось уйти от собак!

В тот самый момент, когда первая собака уже приготовилась к прыжку, негр добрался до дерева и, торопливо цепляясь за ветки, подтянулся наверх и исчез в густой листве. С яростным лаем собаки стали кидаться на дерево.

Люси всхлипнула. По ее лицу бежали слезы, губы дрожали. Ей было ужасно жалко преследуемого негра. Остальные ребята мрачно наблюдали за развитием событий. Филипп раздумывал, не попытаться ли ему отвлечь собак.

В этот момент они увидели еще одного человека. Он неторопливо направлялся к дереву, окруженному бешено лающими собаками. Он был слишком далеко, чтобы ребята могли разглядеть его лицо.

Неожиданно в чистом горном воздухе прозвучала резкая трель свистка. Собаки мгновенно повернули и помчались к человеку со свистком. Он уже вплотную подошел к дереву, на котором спрятался негр. Очевидно, он приказал ему спуститься на землю. Однако тот никак не отреагировал на эти призывы.

Тогда человек махнул собакам, и они снова обступили дерево, заходясь в бешеном лае. После этого человек повернулся и зашагал обратно.

– Ой, какой ужас! – всхлипнула Люси. – Он оставил собак караулить негра, пока тот не умрет с голоду или не сдастся. Филипп, что же нам делать?

– Я спущусь и попытаюсь отозвать собак, – ответил Филипп. – Но нужно подождать, пока этот тип уйдет подальше. Тогда я попробую отвлечь их от негра и дать ему возможность бежать.

Прошло около двадцати минут. Филипп осторожно соскользнул с дерева и медленно двинулся через кусты. Внезапно он испуганно дернулся. Тяжелая рука легла ему на плечо и вцепилась в него мертвой хваткой. Резкий рывок заставил его повернуться, и он узнал человека, руководившего погоней за негром.

Филипп безуспешно пытался освободиться. Он не решался позвать на помощь, опасаясь выдать ребят. Идиот проклятый! Конечно же, надо было выждать подольше, прежде чем отправляться на выручку негру!

– Что ты здесь делаешь? – закричал мужчина, и Филипп по его выговору тут же понял, что перед ним иностранец. – Кто ты такой, парень?

– Я приехал сюда наблюдать за бабочками, – сбивчиво пробормотал Филипп, изо всех сил стараясь выглядеть чудаком, для которого на белом свете не существует ничего, кроме бабочек. Этот тип ему ужасно не понравился. У него была злобная, хищная физиономия с длинными бровями и темными колючими глазками, которые форменным образом сверлили лицо собеседника. Филипп сразу понял, что его будет нелегко провести.

– С кем ты приехал? – последовал новый вопрос, при этом стальные пальцы незнакомца с такой силой сжали плечо Филиппа, что тот скривился от боли.

– Я один, вы же видите, – ответил мальчик.

Мужчина пронзительно посмотрел на него.

– Видимо, ты здесь недавно, иначе мои собаки обнаружили бы тебя и твоих друзей.

– Каких еще друзей? – невинно посмотрел на него Филипп. – А, вы имеете в виду моего козленка? Он бегает за мной повсюду.

Снежок только что выскочил из кустов и недоуменно уставился на незнакомого человека.

– Снежок – он вроде собаки, ходит за мной, как привязанный, – объяснил Филипп. – Отпустите меня, пожалуйста, сэр. Я же просто ловлю тут бабочек. Сегодня вечером я собираюсь идти дальше.

– Откуда ты пришел? – продолжал допрашивать мужчина. – Твои родители знают, где ты находишься?

– Нет, – чистосердечно ответил Филипп. – Я просто отправился за бабочками. Я пришел вон оттуда.

Он неопределенно мотнул головой. Только бы этот тип принял его за юного натуралиста и отпустил на все четыре стороны.

Однако, к сожалению, тот поступил иначе. Ни на секунду не выпуская плечо Филиппа, он потянул его за собой к дереву, все еще окруженному дико воющими псами.

– Ты пойдешь со мной. Ты слишком много видел.

В этот момент с дерева послышался слабый испуганный голос. По – видимому, негр решил сдаться. В сопровождении совершенно сбитого с толку козленка мужчина подвел Филиппа к дереву. Он вытащил из кармана свисток и резко свистнул. Собаки тотчас бросились к нему. Он громко приказал негру спуститься.

Чернокожий камнем рухнул на землю и, полностью парализованный страхом, распростерся под деревом, что – то взволнованно бормоча. Собаки не сделали ни малейшего движения, чтобы напасть на него. Вышколены они были безукоризненно! Физиономия их хозяина оставалась неподвижной, как маска. Ледяным голосом он приказал негру подняться и идти вперед. В окружении собак тот послушно заковылял, сопровождаемый мужчиной, тащившим за собой Филиппа. Шествие замыкал Снежок.

Ребята глазам своим не поверили, увидев, что Филиппа уводят.

– Тсс! Ни слова! – шепнул Джек девочкам. – А то и нас повяжут. Там с собаками Филиппу ничего не угрожает. По сути, у него там десять друзей, на которых он вполне может положиться.

Маленький отряд, состоявший из незнакомца, негра, собак, Филиппа и Снежка, прошел совсем недалеко от дерева, на котором укрылись ребята. Филипп заставил себя не смотреть наверх. Ему никак нельзя было выдать убежище ребят.

Раздвинув ветки дерева, Джек неотрывно следил за необычной процессией. Она направлялась прямо к неприступной отвесной каменной стене. Мальчик схватил бинокль, постоянно висевший у него на шее. Ему надо было обязательно точно заметить, куда поведут Филиппа со Снежком, чтобы оптом попытаться их освободить.

Он продолжал напряженно наблюдать за движением маленькой процессии. Подойдя вплотную к отвесной скале, все они – и люди, и животные – буквально на глазах у Джека внезапно исчезли. Только что он видел их, и в следующее мгновение они пропали из виду, как сквозь землю провалились. Как это могло произойти? Может быть, бинокль не в порядке? Джек лихорадочно покрутил настройку. Нет, все было напрасно, перед глазами маячила отвесная скала, и ничего больше, он не мог различить даже кончика собачьего хвоста.

– Куда это подевался Филипп? – послышался дрожащий голосок Люси. – Джек, его захватили в плен.

– И уволокли внутрь горы, – мрачно добавил Джек. – Интересно, как они вошли туда? Только что я их видел, и вдруг все они словно испарились. Прямо чудеса какие – то!

Он еще раз внимательно посмотрел в бинокль, но не увидел ничего нового. В этот момент он обратил внимание, что солнце уже спустилось за горизонт.

– Девочки, скоро стемнеет. Пока светло, нужно быстрее возвращаться в пещеру.

Они спрыгнули с дерева и торопливо принялись карабкаться на скалу.

Люси не могла удержаться от слез.

– Хочу, чтобы Филипп вернулся, – всхлипнула она.

– Прекрати вести себя как малое дитя, – одернула ее Дина. – Вечно ты, чуть что, сразу нюни распускаешь.

Однако она тоже с трудом сдерживала слезы.

Джек обнял девочек и прижал их к себе.

– Не нужно ссориться! Этим Филиппу не поможешь. Ступайте лучше побыстрее в пещеру. А я пока приведу Пегого.

Когда ребята добрались до пещеры, уже совсем стемнело. Джек затащил наверх смирного осла. Кики, сидевший на плече у мальчика, был на удивление молчалив. Он, конечно, сразу же заметил, что у ребят что – то не в порядке, и нежно поклевывал Джека в мочку уха, таким способом проявляя свое участие.

Этой ночью ребятам не нужно было разводить костер, поскольку волков они больше не боялись. Более того, они были бы только рады появлению давешних призраков.

– Я скучаю без Снежка, – пожаловалась Дина. – Когда его нет, как – то все вокруг слишком тихо и спокойно. Зато Филипп наверняка рад, что тот остался с ним.

Ребята не чувствовали никакой усталости. Они были слишком взбудоражены событиями прошедшего дня и долго еще обсуждали случившееся. Когда же, наконец, появится Билл? Вообще – то ребята прекрасно обходились без взрослых. Но сейчас обрадовались бы даже появлению Дэвида.

– Давайте-ка спать, – сказал наконец Джек. – Смотрите, какая луна красивая.

– Какая может быть красота, когда Филипп в плену, – подавленно произнесла Люси. И все – таки луна, сиявшая над горами и заливавшая землю серебристым светом, была волшебно прекрасной.

Только ребята собрались лезть в свои спальные мешки, как вдруг тонкий слух Люси уловил необычный шум.

– Слышите? – воскликнула она. – Что это за звук? Нет, это не подземный грохот, звук доносится с неба.

Они вышли из пещеры и, глядя в ясное небо, напряженно прислушались.

– Какое – то странное тарахтение, – произнес Джек. – Может быть, это самолет?

 

ЗА ЗЕЛЕНЫМ ЗАНАВЕСОМ

Звук быстро усиливался.

– Тарахтит прямо как мотоцикл, – заметил Джек.

– Или швейная машинка, – добавила Дина. – Джек, взгляни вон туда! Видишь там маленькую точку?

Джек торопливо схватил бинокль, висевший у него на шее. Скоро маленькая черная точка оказалась в поле зрения. Она стремительно приближалась.

– Похоже, эта штука собирается садиться прямо на гору, – сказала Дина. – Вам не кажется, что она передвигается ужасно медленно? Неужели это в самом деле самолет, Джек?

– Нет, – задумчиво пробормотал Джек. – Господи, да это же вертолет, ну знаете, такие машины с пропеллером наверху. Они летают не очень быстро, зато могут садиться где угодно, например в саду или на крыше дома.

– Вертолет! – Дина схватила бинокль Джека. – Дай мне посмотреть.

В бинокль странная машина была видна совершенно отчетливо. Вертолет находился уже над самой вершиной горы, медленно описывая круги вокруг нее. Потом он еще раз поднялся вверх и принялся медленно опускаться вертикально вниз. Еще через минуту странный треск смолк.

– Он сел! – удивленно воскликнул Джек. – Черт, вот так фокус!

– Наверное, наверху есть посадочная площадка, – сказала Люси.

– Да, очевидно, так и есть. Но на кой черт им там, наверху, понадобился вертолет?

Ребята не находили ответа.

– Может быть, он доставляет продовольствие для рабочих, – предположил наконец Джек. – В конце концов, им тоже ведь надо что – то есть, а здесь на многие мили вокруг ничего не купишь.

– Мне кажется, что я все это вижу во сне, – тихонько сказала Люси. – Только в плохом сне. И мне очень хотелось бы поскорей проснуться.

– Кстати о сне, пойдемте – ка в самом деле лучше спать, – заявил Джек. – Самим нам все равно ничего не сделать. Нужно дождаться прихода Билла. Если хотите, можем лечь снаружи. Ночь теплая.

Они вытащили спальные мешки из пещеры и устроились перед ней на ночлег. Кики уселся на ближайший куст. Он откашлялся, как это делал Дэвид, прежде чем что – то сказать, и решил немного поупражняться в произношении новых, недавно заученных слов.

– Стало быть! Само собой! – раздалось в ночной тишине.

– Кики, закрой клюв! – крикнул Джек.

– Само собой! – повторил Кики, громко икнул и быстро извинился: – Пардон!

Потом внезапно разразился хохотом, снова замолк, подумал немного и радостно, словно найдя подходящее слово, возгласил:

– Кавардак!

Ночью Джек несколько раз просыпался. Его мысли постоянно возвращались к Филиппу. Он безостановочно продолжал ломать голову над загадочным мгновенным исчезновением целой группы людей и животных. Утром надо бы обязательно исследовать каменную стену. Возможно, там скрывался секретный вход в горное подземелье.

– Как ты думаешь, Билл приедет сегодня? – спросила Люси на следующее утро.

Джек подумал и отрицательно покачал головой.

– Нет, самое раннее завтра, и то если Дэвид очень быстро вернулся назад и они сразу же после его возвращения выступили в поход. Но на всякий случай каждый раз, уходя из лагеря, будем оставлять Биллу записку.

Накануне, приведя Пегого к пещере, Джек снял старую записку с уздечки и теперь принялся за составление нового сообщения. В нем он рассказал об исчезновении Филиппа у подножия каменной стены и появлении вертолета. По – видимому, он поступал правильно, записывая все, что ему было известно, на случай… ну да, на случай, если произойдет что-нибудь непредвиденное, и они, как Филипп, окажутся в плену. На этой горе произошло уже столько странных событий, что нужно быть готовыми ко всему. Вполне возможно, что эти типы все – таки выведали у Филиппа, что он был не один. Тогда их, конечно же, в самом ближайшем времени выследят и схватят.

Джек отвел Пегого к ручью в тенистое место с сочной травой и привязал его длинной веревкой к дереву так, чтобы осел мог свободно пастись и спускаться к ручью. Пегий не возражал против такого времяпрепровождения, но очень скучал по Снежку. Он постоянно озирался в поисках своего маленького друга.

Снежок скоро вернется, – попытался утешить его Джек и нежно погладил по длинной серой морде. – Потерпи немножко.

– Что будем сегодня делать? – спросила Люси возвратившегося Джека. – Вообще – то без Филиппа мне ничем не хочется заниматься.

– Пойдете со мной к стене, где исчез Филипп и все остальные? – спросил Джек. – Может быть, удастся выяснить, куда его увели. Но только придется соблюдать осторожность и полную тишину, чтобы нас не захватили врасплох.

Люси была не в восторге от этого предложения. Но ни за что на свете она не решилась бы бросить Джека одного, если ему грозила малейшая опасность. Поэтому она сразу же согласилась идти вместе с ним. Само собой разумеется, что и Дина не собиралась отставать от них.

Втроем они отправились в путь, на всякий случай прихватив с собой пару консервных банок. Теперь, если захочется есть, им не надо будет тащиться обратно в лагерь. Кики летал над ними и старался затеять ссору с ласточками, передразнивая их крики. Однако стремительные юркие птички не обращали на него никакого внимания, невозмутимо продолжая охоту на мух.

Спустя некоторое время ребята добрались до дерева, на котором вчера раскачивались на ветру.

Подождите минутку, – сказал Джек и быстро полез на дерево. – Я только взгляну, все ли вокруг спокойно.

Он вскарабкался на самую верхушку дерева и тщательно осмотрел в бинокль окрестности. Вокруг царила безмятежная тишина, нарушаемая только шелестом листьев да чириканьем птиц.

– Все в порядке, – спустившись, сказал Джек. – Можно идти дальше.

Внезапно Кики громко заорал по – ослиному. Джек свирепо повернулся к нему.

– Закрой клюв, Кики! Нашел время орать. Глупая, невоспитанная птица!

Гребень Кики гневно вздыбился и заходил вверх – вниз. Он раздраженно прохрипел что – то и взлетел на ближайшее дерево, словно говоря:

– Ладно – ладно, если ты со мной так разговариваешь, можешь дальше отправляться один!

Он с оскорбленным видом остался сидеть на суку, украдкой поглядывая на уходивших все дальше ребят.

Вскоре они подошли к отвесной скале и внимательно осмотрели ее. Каменная стена круто, почти отвесно, поднималась вверх. Никому не под силу было бы на нее взобраться, даже Снежку.

– В каком точно месте они находились, прежде чем исчезли? – задумался Джек. – Видимо, где – то здесь.

Он посмотрел на дикое переплетение ежевичных веток и вьющихся растений, образующих густую, непроходимую живую изгородь.

Но и в других местах стена была густо покрыта папоротником и всякими другими растениями. Поэтому вначале они не заметили на этом растительном покрове ничего особенного. Однако неожиданно налетел порыв ветра, от которого растения пригнулись книзу. Что за черт? Значит, они росли не на самой скале, а только свешивались над ней. Люси с любопытством отодвинула их чуть в сторону. Показалась широкая расщелина размером с настоящую дверь.

Люси изумилась.

– Посмотри-ка сюда, Джек, – сказала она, – тут за растениями глубокая расщелина.

– Черт побери! Вот, значит, куда они затащили Филиппа! А я уж думал, они сквозь землю провалились. Отодвинь растения еще немного в сторонку, Люси. Посмотрим, что у нас тут.

Ребята кинулись за зеленый занавес и с любопытством ступили в широкую расщелину. Сразу за входом открывалась глубокая пещера с покатыми стенами. Она была такой высокой, что свет фонаря Джека не достигал потолка.

– Конца – краю не видно, – изумленно сказал он. – Это похоже на какую – то глубокую шахту.

Дина с любопытством посмотрела наверх.

– Думаешь, они вошли сюда? И куда же они делись?

– Понятия не имею, – Джек был в растерянности. – Ой, смотрите, здесь в центре колодец с водой. Я чуть было в него не свалился.

Он осветил фонариком пол. Собственно, пола, как такового, почти не было. Почти все пространство пещеры занимала зеркально гладкая, черная водная поверхность.

Люси поежилась.

– Не нравится мне эта лужа.

– Очень странная пещера! – заметила Дина. – Ни пола, ни потолка – один только черный колодец. И никакого пути дальше.

– И все – таки здесь должен быть какой – то ход, по которому вчера прошел тот тип с Филиппом и собаками, – сказал Джек, твердо решивший искать проход до победного конца. Подсвечивая себе фонарем, он принялся тщательно, шаг за шагом исследовать пещеру. Однако несмотря на все усилия, проход не обнаружил. На гладких стенах не было ни единого углубления, ни малейшей трещины.

В конце концов Джек сдался.

– В этой пещере нет никакого прохода. Единственный путь может вести только наверх. Но я не вижу ни ступенек, ни металлических скоб. А по такой гладкой стене не способен взобраться ни один человек.

– Значит, проход должен быть в колодце, – полушутя заметила Дина.

Джек взглянул на черную поверхность воды.

– Непонятно, как здесь можно пройти. Но все – таки надо проверить и эту версию. Придется спуститься в воду.

Однако лужа оказалась глубже, чем Джек предполагал. Уже через два шага вода была ему по грудь. Он быстро сбросил с себя одежду и поплыл. Люси тревожно следила за ним.

Джек попытался ногами нащупать дно.

– Я здесь не достаю до дна, – сказал он. – Бездонный колодец в пещере без потолка, чудеса да и только! Я вылезаю. Вода ледяная.

Только у самого берега Джек снова ощутил под ногами дно. В этот момент он поскользнулся. Пытаясь удержаться, он руками шарил по дну. И вдруг его пальцы наткнулись под водой на непонятный предмет. Он напоминал на ощупь маленькое рулевое колесо.

Дрожа от холода, мальчик вылез из воды и быстро натянул на себя одежду. Потом он перегнулся через край колодца и сунул руку в воду.

– Держи фонарик, Люси, – скомандовал он. – Здесь внизу я обнаружил что – то непонятное.

Дрожащей рукой Люси схватила фонарь. Что еще Джек мог там обнаружить?

– Это маленькое колесо, – сказал он. – С какой стати здесь это колесо? Ну да ладно, в конце концов колеса существуют для того, чтобы крутиться. Так что с Богом!

Он повернул колесо, которое поддалось с неожиданной легкостью, вправо. Внезапно девочки громко закричали и судорожно вцепились в Джека. Он стремительно вскочил.

 

В ПОДЗЕМЕЛЬЕ

– Что случилось? – крикнул Джек.

Люси от испуга выронила фонарь. Свет погас, ребята оказались в полной темноте. Дрожа от страха, девочки вцепились в Джека.

– Меня что – то задело! Как будто пальцами провели по спине. Ой, Джек, что это?

– И меня тоже что – то коснулось, – раздался дрожащий голос Дины. – Мне это не почудилось, в самом деле коснулось. Сначала тихонько проехало по плечам, а потом начало спускаться вниз к ногам. Бежим отсюда, Джек! Я боюсь!

– Где фонарь? – нетерпеливо перебил ее Джек. – Ах, Люси, как тебя угораздило его уронить? Только бы он не разбился.

Он пошарил по земле и скоро наткнулся на фонарь. Им еще повезло, что он не скатился в колодец. Джек осторожно потряс его, и снова вспыхнул свет. Ребята с облегчением перевели дух.

– Ну, трусихи, показывайте, что вас здесь так напугало, – потребовал Джек. – Лично я ничего не замечаю.

– Откуда я знаю, что это было? – всхлипнула Люси. – Джек, я не хочу больше здесь оставаться.

Джек посветил фонарем за спиной у девочек и вдруг вскрикнул от неожиданности. Дина и Люси не смели обернуться. Дрожа от страха, они судорожно вцепились друг в друга.

– Есть желание посмотреть на обидчика? – со смехом спросил Джек. – Сверху за вашей спиной спустилась веревочная лестница. А вам, конечно, тут же почудились привидения, да?

Дина быстро взяла себя в руки и немного смущенно рассмеялась.

– Ну это же надо! А мне на самом деле показалось, будто меня кто – то схватил.

Лестница спустилась совсем бесшумно. Джек посветил вверх, пытаясь определить место, откуда спустилась лестница.

– Вы меня тоже перепугали до смерти. Я чуть было не загремел в колодец.

Люси задумчиво почесала носик.

– Лестница спустилась, Джек, когда ты повернул колесо.

– Да. Хитрое приспособление. Вход внутрь горы так здорово замаскирован, как будто ведет к сокровищам Али Бабы. Вначале зеленый занавес, потом расщелина, а когда наконец оказываешься в пещере, то не находишь ничего, кроме черного колодца. Большинство людей сказало бы: «Как странно!» – и спокойно ретировалось бы отсюда.

– Да, правда, – согласилась Дина. – Никому и в голову бы не пришло, что, если повернуть колесо, спрятанное в воде, сверху упадет веревочная лестница. Очень хитро придумано! Похоже, в недрах этой горы обитает умная голова.

Джек кивнул.

– Да уж, не голова, а настоящий генератор идей, порождающий землетрясения и выпускающий на свободу огненные облака, соорудивший на вершине горы посадочную площадку для вертолета и содержащий целую свору псов, нагоняющих страху на каждого, кто осмелится приблизиться к горе. Ценная головушка! Неясно только, с какой целью она все это придумала.

Черная поверхность колодца тускло блестела, отражая слабый свет фонаря. Девочки уставились на Джека. Он говорил очень серьезно. В самом деле, все увиденное ими здесь было в высшей степени странно. Все было придумано и продумано фантастически изобретательно, почти гениально. Только вот к чему были все эти ухищрения?

Джек поднял фонарь и осветил лестницу. Может быть, попробовать взобраться по ней наверх? Он должен был непременно выяснить, что в этой горе происходит. Ну и потом, конечно, нужно было отыскать Филиппа. Внезапно ребята испуганно вздрогнули. По пещере разнесся гулкий голос:

– Кавардак, балагур!

Джек с облегчением вздохнул.

– Это Кики. Этот негодяй меня когда-нибудь до инфаркта доведет. Ну, как тебе нравится эта пещера, Кики?

– Кавардак, балагур, – снова заявил Кики и без перехода принялся изображать работающую сенокосилку. Ужас пробирал от страшного грохота, гулко разносившегося под мрачными сводами, терявшимися в бесконечности огромной горы. Кики был в восторге от произведенного переполоха и радостно поддал еще жару, так что шум стал совершенно непереносимым.

Кики, немедленно закрой клюв! – крикнул Джек. – Стоит кому-нибудь услышать твои безумные вопли – и нас тут же накроют.

– Ты что, собираешься лезть наверх? – спросила Люси, увидев, что Джек поставил ногу на нижнюю перекладину лестницы.

– Да, хотелось бы взглянуть, что там наверху. И сразу обратно. За лестницей наверняка никто не присматривает. Никому и в голову не придет, что нам удалось разгадать ее секрет. А вы с Диной могли бы погреться снаружи на солнышке и подождать меня там.

Но этого девочки, конечно, никак не могли допустить. С них было довольно и того, что они остались без Филиппа. Не хватало еще, чтобы и Джек исчез в неизвестном направлении! Они побороли страх и отважно принялись карабкаться по лестнице вслед за Джеком.

Когда ребята полезли вверх, лестница начала тихонько раскачиваться. Она была крепкой, и прочной, и безумно длинной. Ребята поднимались все выше и выше. Казалось, ей не будет конца.

– Привал, – через некоторое время прошептал Джек. – Нужно немного передохнуть. Какая же длинная эта штуковина!

Тяжело дыша, они остановились, крепко ухватившись за перекладины лестницы. Люси старалась не думать о том, на какой высоте они находились и сколько им еще лезть вверх до конца лестницы.

После небольшой передышки ребята полезли дальше. Вокруг была непроглядная темень, так как Джек, чтобы освободить руки, сунул фонарь в карман. Люси казалось, что все происходит в каком – то кошмарном сне. И она будет карабкаться в темноте по этой бесконечной лестнице, пока наконец не проснется.

– Вижу свет, – раздался шепот Джека. – Похоже, скоро вылезем наверх. Поднимайтесь скорей, только потише.

В тот момент, когда Люси показалось, что она не способна сделать больше ни шагу, лестница неожиданно кончилась. Она привела их в тускло освещенную каменную пещеру. Уставшие до изнеможения ребята рухнули на пол, не в силах пошевелиться.

Первым пришел в себя Джек. Он встал с пола и посмотрел по сторонам. Они находились в маленьком помещении, освещенном лампой. У стены стояли большие каменные кувшины и несколько кружек. Глаза у Джека вспыхнули. Это было как раз то, что нужно. Он притащил кувшин и три кружки, и они жадно напились.

Ах, какое это было наслаждение! Джек вернул кувшин и кружки на место. В помещении вроде бы больше ничего не было. В другом конце комнаты начинался коридор, уходивший в глубь горы.

Увидев, что Джек направляется к выходу, Люси с упреком прошептала:

– Джек, ты что, не собираешься возвращаться? Ты же сказал, что только немного осмотришься здесь, наверху, и тут же спустишься назад.

– Ну, а что я, по – твоему, делаю? Смотрите – ка, какой здесь узенький коридорчик. Интересно, куда это он ведет?

Девочки присоединились к Джеку и вместе с ним сделали несколько шагов по коридору, потому что больше всего на свете боялись остаться одни. Спустя некоторое время впереди показался свет лампы, стоявшей у стены в узком каменном выступе. Дальше проход стал извилистым. И на каждом повороте стояла новая лампа, освещавшая им путь.

– Ну пойдем же, наконец, обратно, – простонала Люси и потянула Джека за рукав. – Мы уже достаточно всего насмотрелись.

Но Джек просто не мог повернуть назад. Перед каждым новым поворотом коридора он надеялся, что стоит только пройти немного, и они увидят Филиппа. Какая – то непонятная, неодолимая сила толкала его все вперед и вперед.

Через некоторое время они добрались до развилки. Отсюда в глубь горы в разных направлениях уходило целых три коридора. Ребята в нерешительности остановились. По какому коридору идти дальше? Все три выглядели совершенно одинаково. Они не успели принять никакого решения, потому что внезапно навстречу им бросилось что – то белое. Это был Снежок.

Вне себя от радости козленок принялся скакать вокруг ребят, ласково тыкаясь в них своей кудрявой головкой и тоненько, восторженно блея. Ребята тоже несказанно обрадовались встрече. Они тотчас единогласно решили идти за Снежком. Он должен был привести их к Филиппу.

Похоже, малыш сообразил, чего от него ожидали ребята. Стремительно приплясывая, он поскакал по просторной, похожей на зал, пещере. Из нее они устремились по новому коридору, который вывел их на галерею, опоясывающую гигантское помещение. Ребята с любопытством заглянули за парапет.

Их взору открылось что – то вроде лаборатории, в которой царил какой – то организованный хаос. Длинные ряды чуть поблескивающих колес крутились с огромной скоростью, приводя в движение тысячи блестящих проводов, подобно сети опутывающих все помещение. Между ними возвышались большие четырехугольные стеклянные сосуды и круглые хрустальные шары, в которых прыгали маленькие язычки пламени. В центре этого сооружения помещалась огромная многоугольная лампа, ритмично испускавшая разноцветные вспышки света. Иногда вспышки были столь яркими, что ослепленные ребята закрывали глаза, не в силах смотреть на это сияние. Потом лампа тихо угасла, по ее поверхности пробегали, все время сменяя друг друга, тусклые красные, синие или зеленые огоньки. Казалось, лампа живая. Она была словно глазом невидимого великана, охранявшего лабораторию.

Ребятам показалось, что они очутились в заколдованном царстве. Вокруг не было ни единой живой души. Но безостановочно крутились колеса, провода переливались, отражая изменчивый свет лампы. Помещение наполнял равномерный гул.

В этот момент раздался ужасающий грохот, уже знакомый ребятам. Из самых глубин земли исторгся тяжкий вздох, сменившийся чудовищным стоном, и гора вздрогнула, будто от страшной боли. Огромная лампа в центре лаборатории вспыхнула ослепительным белым сиянием, от которого ребята, ослепнув на мгновение, шарахнулись назад. Затем лампа наполнилась огненным красным светом и выбросила к потолку маленькое алое облачко дыма.

Ребята закашлялись. Джек схватил девочек и потащил их обратно в коридор, по которому они пришли сюда. Там они смогли отдышаться. Снежок испуганно жался к их ногам.

– Это тот самый дым, который мы видели над горой, – прошептал Джек. – Видимо, над лампой имеется вытяжка, через которую дым выходит наружу.

– Ты хоть представляешь себе, что здесь происходит? – спросила его притихшая Дина. – Зачем тут нужны все эти хрустальные шары, провода и прочая чертовщина?

– Не имею ни малейшего понятия, – пожимая плечами, признался Джек. – Ясно только, что здешние обитатели стараются держать все это в строгом секрете. Иначе не окопались бы здесь, в горе.

– Может быть, они делают атомную бомбу? – в ужасе прошептала Люси.

– Нет, – возразил Джек. – Для этого нужны огромные цеха. Однако все это чрезвычайно таинственно. Пойдем посмотрим еще немного.

Они вернулись на галерею. В лаборатории ничто не изменилось. По – прежнему крутились колеса, все так же, тихо гудя, бежали во всех направлениях провода, в стеклянных сосудах продолжали вспыхивать язычки пламени. А огромная лампа попеременно светилась то красным, то синим, то зеленым и желтым светом.

– Давайте обойдем галерею, – прошептал Джек. – Мне кажется, будто я попал в сказочное королевство. Вот сейчас появится прекрасный раб и вручит нам золотой ключ от сокровищницы.

Снежок повел ребят узким коридором, уводившим в сторону от галереи. Скоро они очутились в роскошном зале. Несколько ступеней вели к возвышению, на котором стояло нечто вроде трона. Красочные панно украшали стены зала, с потолка свешивались бесчисленные светильники в форме звезд, испускавшие ослепительный белый свет. Пол был устлан золотым ковром, а вдоль стен стоял длинный ряд роскошных кресел.

Потеряв дар речи, ребята смотрели на все это великолепие.

– Что это такое, – прошептала наконец Дина. – Королевский дворец, в котором обитает властитель этой горы?

 

ФИЛИПП НАШЕЛСЯ

Джек посмотрел по сторонам.

– Странно, нигде нет ни души. Все эти колеса и провода работают вроде как бы сами по себе. Никто не присматривает за ними. Вот и этот роскошный зал с троном и множеством красивых вещей тоже выглядит каким – то пустынным.

– Да, чудеса в решете. – Дина дернула Джека за рукав. – Послушай – ка, Джек, как бы нам освободить Филиппа? Выход из горы нам теперь известен. Нужно будет только пройти тем же путем обратно и спуститься по веревочной лестнице. Снежок отведет нас к Филиппу. А потом все вместе дадим отсюда деру.

– Ну что ж, попытка – не пытка.

Джек погладил стоявшего рядом козленка.

– Где Филипп? – прошептал он ему на ухо и чуть подтолкнул вперед. – Веди нас, Снежок!

Однако Снежку было неведомо, чего от него добивается Джек. Он нежно потерся головкой о колени мальчика. Тот сразу сдался.

– Тут принуждение не поможет. Придется дождаться, когда Снежок сам решит пойти к Филиппу. тогда нам останется только проследить за ним.

Ребята с надеждой уставились на козленка. Через некоторое время тот забеспокоился и поскакал через зал к массивному трону. Ребята осторожно последовали за ним, стараясь двигаться вдоль стен, где было не так светло. Увидев, что Снежок исчез за темно – красным занавесом, они осторожно заглянули за него. С той стороны размещалась маленькая библиотека, все стены которой были плотно уставлены книгами. Ребята прошли в комнату и посмотрели по сторонам. Все книги выглядели страшно солидно, большая часть из них была на иностранных языках.

– Это все научная литература, – сказал Джек. – Пошли дальше. Снежок побежал туда.

Они снова двинулись за козленком, бежавшим впереди и изредка оглядывавшимся на них. Ребята очень надеялись, что тот вел их к Филиппу! Их путь пролегал теперь вверх по слегка наклонному туннелю, освещавшемуся через равные промежутки тусклыми светильниками, как и коридоры, по которым они проходили раньше. Идти в этом полумраке было страшновато, потому что ребята различали впереди лишь небольшой кусок туннеля. Перед ними маленьким белым привидением маячил Снежок. По пути им встретились глубокие ниши, вырубленные в каменных стенах и использовавшиеся в качестве кладовых. В них были беспорядочно навалены маленькие и большие коробки, мешки и ящики разнообразных размеров. Перед некоторыми Джек останавливался и внимательно их разглядывал. На многих были иностранные надписи. В одном из полуоткрытых ящиков навалом лежали консервные банки.

– Видите? – показал Джек. – Здесь они держат припасы. Наверняка их доставил сюда вертолет. Хотел бы я только знать, чем эти люди занимаются здесь, в горе.

Ребята подошли к винтовой лестнице, вырубленной в скале. Снежок, как мячик, легко поскакал по крутым ступенькам, ребята, тяжело дыша, двинулись за ним. Наконец Снежок остановился перед крепкой деревянной дверью с массивным засовом и громко заблеял.

Ребята напряженно ожидали ответа. И тут послышался так хорошо знакомый им, родной голос Филиппа:

– Снежок, я все еще тут, но выйти к тебе не могу.

Джек постучал в дверь.

– Филипп! – приглушенно крикнул он. – Сейчас мы освободим тебя.

За дверью послышался удивленный возглас, а затем торопливые шаги. Потом взволнованный голос Филиппа произнес:

– Господи, Джек, это ты? Можешь выпустить меня отсюда?

Джек отодвинул засов. Он был хорошо смазан и поддался легко. Филипп быстро втащил ребят через порог. За ними скакнул Снежок.

– Джек, Дина, Люси, как вы сюда добрались? – радостно крикнул Филипп. – Меня здесь заперли вместе с тем негром, за которым гнались собаки. Вон он там лежит. Он почти все время дрыхнет.

Негр лежал у стены и громко храпел. Ребята с удивлением посмотрели по сторонам. Они находились в пещере, расположенной в верхней части горы. Прямо против входа зияло большое отверстие, за которым не было ничего, кроме безмерно далекого голубого небесного купола.

– Мы здесь почти что на самой вершине, – сказал Джек. – Какой потрясающий вид! Все горы лежат у твоих ног. Никогда в жизни не забирался так высоко.

Когда Дина сделала шаг к отверстию, Филипп быстро потянул ее назад.

– Не подходи слишком близко! Голова закружится. Скала обрывается почти вертикально вниз.

– Да брось ты, дай взглянуть, – сказала Дина. – Лучше подержи меня за руку.

Конечно же, и Джек захотел непременно посмотреть. Филипп посоветовал всем лечь на землю.

– Так чувствуешь себя спокойнее, – заметил он.

Ребята улеглись рядышком на пол и посмотрели вниз.

Странное это было чувство. Глубоко вниз уходили склоны горы. Еще дальше лежала долина с протекавшим по ней ручьем. Люси схватила Филиппа за руку. Ей казалось, что она отделилась от земли и, теряя опору, стремительно полетела вниз. Конечно, это было только игрой воображения. На самом деле она в полной безопасности лежала на прочном каменном основании пещеры. Однако от ужасающей высоты начинала кружиться голова.

– Мне это не нравится, – тихо сказала она и отползла подальше в глубину пещеры. Остальные ребята продолжали свои наблюдения, пока у них все не завертелось перед глазами. Тогда и они отползли от края обрыва.

– Давайте поскорее убираться отсюда, – обратился Джек к Филиппу. – Мы запомнили обратную дорогу. Кроме того, Снежок наверняка сможет вывести нас отсюда, нам не встретилось ни единой живой души. Как – то даже странно.

– Все живут здесь на самой вершине горы, – объяснил Филипп. – Негр мне много чего порассказал. Эта пещера располагается очень высоко. Иногда я слышу, как эти типы разговаривают между собой и смеются. Вершина горы, видимо, плоская, так что на ней может садиться вертолет.

– Значит, сейчас все как раз торчат на вершине, – заметил Джек. – Мы не встретили ни одного человека. Пойдем быстрей отсюда, Филипп, нельзя терять ни минуты. Потом, когда окажемся в безопасности, у нас будет достаточно времени, чтобы поделиться впечатлениями.

Только было они направились к выходу из пещеры, как Джек остановил их быстрым движением руки, осторожно затворил дверь и приложил палец к губам.

– Я слышу голоса.

В самом деле снаружи послышались громкие мужские голоса. Ребята настороженно прислушались. А вдруг эти люди заметят, что дверь открыта? Теперь звук шагов бал слышен совершенно отчетливо. Они были перед самой дверью и – прошли мимо! Очевидно, никто не обратил на засов никакого внимания.

– Ушли, – с облегчением сказал Джек. – Нужно пару минут выждать, а потом тронемся.

Однако Филипп был другого мнения.

– Нужно дождаться, когда они снова пройдут наверх. Это наверняка всего лишь парашютисты, отправившиеся за провизией.

Ребята непонимающе уставились на него.

– П…парашютисты? – в полном изумлении, запинаясь, повторил Джек. – Откуда здесь парашютисты?

– Мне о них рассказал негр. Кстати, его зовут Сэм. – Филипп кивнул в сторону спящего негра. – Все равно, нужно дождаться, пока они вернутся. Уверен, что на дверь они даже не посмотрят. Они ведь понятия не имеют о том, что я здесь.

– Ты должен нам все – все подробно рассказать, Филипп. – Джека просто распирало от любопытства. – Парашютисты на вершине горы. С ума сойти!

– Хорошо. Раз уж нам все равно придется торчать здесь еще некоторое время, могу поведать вам о своих похождениях.

Филипп посадил Снежка к себе на колени, ребята придвинулись поближе.

– После того, как тот тип поймал меня, он притащил меня к отвесной каменной стене. Затем он сдвинул в сторону зеленый занавес, образованный вьющимися растениями, и я увидел глубокую расщелину. Мы прошли внутрь, а потом мне пришлось бесконечно долго карабкаться по веревочной лестнице.

Ребята кивнули. Все это им уже было известно.

– Потом мы долго тащились по длинным коридорам, пока не очутились в какой – то лаборатории с колесами, проводами и прочими непонятными вещами. Вы были там?

– Да, ужасно интересное сооружение, но там не было ни души.

– Этот тип, конечно, не дал мне времени осмотреться и поволок меня дальше, – продолжал Филипп. – Мы прошли по галерее и оказались в замечательно красивом зале, прямо как в каком – то дворце.

Джек кивнул.

– Да, в том зале мы видели трон. Но и там не было ни души.

– Мы прошли через зал, – продолжил Филипп свой рассказ. – Потом он снова тащил нас по бесконечным коридорам, заставил взбираться по винтовой лестнице и привел в конце концов в эту пещеру. Здесь он запер меня вместе в негром и с тех пор не появлялся. Снежку удалось сбежать. Но он все время возвращался сюда и жалобно блеял под дверью. Бедняга ужасно страдал от одиночества.

Зато теперь Снежок чувствовал себя совершенно счастливым. Он свернулся у Филиппа на коленях и только время от времени нежно толкал его в бок, чтобы привлечь к себе внимание.

– Нам регулярно просовывали еду в дверь, – рассказывал Филипп. – Но никто, включая и того мерзкого иностранца, который взял меня в плен, не сказал мне ни единого слова. Какие у него отвратительные глаза! В книжках иногда пишут о людях с пронзительными глазами. Это точь – в – точь о нем. Они прямо – таки сверлят тебя, ужасно противно. Так что я был просто счастлив, что он пркратил свои допросы. Он наверняка может читать мысли.

Ребята внимательно слушали. Джек указал на спящего негра.

– А что он тебе рассказывал?

– Целую кучу невероятных вещей. В Мексике он прочитал объявление в газете, в котором приглашались на работу специально подготовленные парашютисты, ну, знаешь, те, кто прыгает с самолета с парашютом и потом плавно спускается на землю.

– Да знаю я, знаю, – нетерпеливо перебил его Джек. – Ну и что было дальше?

– Сэм позвонил по объявлению. Его пригласили в какую – то контору, где он встретился с Майером. Это тот самый тип с хищной рожей, который заловил меня. Майер предложил Сэму кучу денег за испытание какого – то совершенно нового парашюта.

– Что за парашют? – поинтересовалась Дина.

– Точно не знаю. Сэм описал его не очень вразумительно. Или я не очень понял. Вроде бы парашютисты должны были летать на крыльях, закрепленных у них на плечах. С этими крыльями человек не падает на землю и может свободно парить в воздухе, как птица.

– Но это же невозможно! – тут же воскликнул Джек. – Абсолютно безумная идея!

– Правда? Может быть, Сэм что – то неправильно понял. Как бы там ни было, этот самый Майер нанял целую группу бывших парашютистов. Он заплатил им ужасно много денег и потом доставил вертолетом на эту гору. Здесь они должны были испытывать крылья. По крайней мере, так мне рассказывал Сэм.

– Он сам уже испытывал крылья? – спросил Джек.

– Нет еще. А вот трое его друзей уже поучаствовали в испытаниях. Им прикрепили к плечам эти чудо – крылья и приказали прыгать с вертолета. Кто отказывался, того выпихивали силой.

– И что было дальше? – затаив дыхание, спросил Джек.

Филипп пожал плечами.

– Этого Сэм не знает. Больше он своих друзей не видел. Он убежден, что они разбились. Ну а поскольку ему не хотелось разделить их участь, он ударился в бега.

 

НЕВЕРОЯТНЫЕ ОТКРЫТИЯ

По окончании рассказа Филиппа в пещере воцарилось молчание. Невероятная история! Но, с другой стороны, за последние дни ребятам довелось увидеть и услышать столько удивительных вещей, что они догадывались: в недрах этой горы могло происходить все, что угодно.

– Но к чему это все? – нарушил молчание Джек. – Затем понадобились все эти колеса, провода и прочие непонятные вещи? Я не вижу во всем этом никакого смысла.

– Согласен, я тоже ничего не понимаю, – беспомощно развел руками Филипп. – Сэм считает, что, если крылья по – настоящему заработают, эти типы могут огрести кучу денег. Каждый захотел бы приобрести парочку, чтобы полетать в свое удовольствие.

– Это было бы просто чудом… – Люси мечтательно подняла глаза. – Летать, как птица. Разве можно сравнить это с полетом на самолете?

Ребята были с ней полностью согласны. Однако никто из них не мог поверить в историю с крыльями, рассказанную Сэмом.

– А как Сэму удалось сбежать отсюда? – поинтересовался Джек.

– Он решился на отчаянную штуку, – ответил Филипп. – Ему удалось стащить со склада парашют и прыгнуть с ним с горы. По сути, это было также опасно, как и прыжок с вертолета.

– Неужели правда? – недоверчиво воскликнул Джек. – Прыгнуть отсюда, из этой пещеры, с самой вершины горы в пропасть? Черт побери, чтобы решиться на это, нужно настоящее мужество.

– Еще бы, – согласился с ним Филипп. – Хотя парашют раскрылся, его быстро понесло к земле, и чуть позже он грохнулся об нее со страшной силой. Но поскольку его учили, как нужно падать, он отделался легкими ушибами. Ну а потом ему надо было где – то хорошенько спрятаться. Вот это оказалось потруднее прыжка с парашютом.

– Ну ясно. Где в этих пустынных горах можно найти надежный приют? – спросил Джек. – К тому же он наверняка не знал, где находится.

– Не имел ни малейшего понятия. Я ему, естественно, сообщил, что мы находимся в Уэльсе. Но он даже названия такого никогда не слышал.

– Ну а потом на его поиски, конечно, бросили собак? – предположил Джек.

– Да. Он и раньше видел этих собак, поскольку их держали вместе с людьми на вершине горы. Он считает, их специально натаскали, чтобы не подпускать к горе случайных путников, ну и, конечно, чтобы выслеживать беглецов.

– Или отыскивать парашютистов, разбившихся в результате неудачных испытаний, – добавил Джек. – Какой же жестокостью надо обладать, чтобы выдумать все это. Просто невозможно поверить.

– Сэм говорит, что здесь есть еще какой – то король, властитель горы, – продолжил Филипп свой рассказ. – Видимо, это его трон стоит в большом зале. Он, как паук, заманивает несчастных людей в свои сети и заставляет испытывать свои безумные изобретения.

– Мы с ребятами тоже решили, что за всеми этими хитрыми приспособлениями должна скрываться умная голова, – сказал Джек. – А как ты думаешь, Филипп, может быть, этот Майер и есть здешний король?

– Нет, нет. Майер никакой не король. Он что – то вроде управляющего, отвечающего за все практические вопросы. Он ведает распределением припасов, следит за работой различных механизмов, запирает парашютистов, когда прилетает вертолет, и тому подобное. Кроме него, здесь есть еще один тип, помогающий ему во всем. А король появляется только по особым случаям. Ну, например, когда готова очередная пара крыльев. Тогда всех собирают в тронном зале, и король обращается к испытателям с речью, из которой они не понимают ни единого слова. А затем он решает, кому испытывать крылья.

– Выбирают очередную жертву, – мрачно заметил Джек. – Это же совершенное безумие!

– В последний раз, когда король выбирал жертву, Сэм был болен, – продолжал рассказывать Филипп. – Поэтому сам он короля еще не видел. Это, должно быть, страшное бессердечное чудовище, заставляющее людей испытывать эти идиотские крылья, которые не способны выдержать тяжесть человека.

– Ты прав, – согласился с ним Джек. – Поэтому нам нужно как можно быстрее отсюда сматываться. Мы здесь в опасности. Не удивительно, что при взгляде на гору Люси мучили дурные предчувствия. Мои ощущения сейчас не лучше.

– Сэм просыпается, – внезапно сказала Люси. Все обернулись. Сэм тер заспанные глаза. Увидев в пещере ребят, он изумился. Потом он узнал Люси, с которой разговаривал днем раньше у ручья, и с улыбкой покачал головой.

– Ты не ушел, как я советовать, – с легким упреком сказал он. – Это плохой гора с плохой люди.

– Мы собираемся уходить, Сэм, – сказал Филипп. – Пойдешь с нами? Мы знаем дорогу.

Сэм снова покачал головой.

Сэм снова покачал головой.

– Сэм бояться собаки. Здесь я в безопасности.

– Ерунда, – возразил ему Филипп. – Спорим, ты будешь следующим, кого пошлют испытывать крылья.

– Крылья лучше, чем собаки, – упрямо сказал Сэм.

За дверью послышались голоса. Ребята напряженно прислушались, потом все стихло.

– Это были Пит и Джо, – прошептал Сэм.

– Они вернулись и прошли наверх, – удовлетворенно констатировал Джек. – Пошли, ребята, момент благоприятный. По дороге сюда мы не встретили ни одного человека; будем надеяться, что и на обратном пути все будет чисто. Да, Биллу предстоит много чего от нас услышать!

Он осторожно открыл дверь. Снежок первым прыгнул за порог. Кики, нахохлившись, сидел на плече у Джека. Он молчал уже целую вечность, пережитые ужасы запугали его вконец.

Ребята тихо пустились в обратный путь. Проходя мимо кладовых с многочисленными консервными банками, они внезапно почувствовали страшный голод. Однако о еде думать было некогда. Нужно было уходить отсюда как можно скорее.

Они поспешно шагали вслед за Снежком по слабо освещенному коридору и через некоторое время очутились в совершенно незнакомой пещере. Ребята неуверенно огляделись, по идее, они должны были бы уже добраться до маленькой библиотеки. Неужели Снежок повел их неверным путем?

– Мы не туда пошли, – уверенно сказал Джек. – Я на сто процентов уверен, что через эту пещеру мы не проходили.

Ребята заколебались. Идти дальше или возвращаться? Было бы ужасно заблудиться в лабиринте подземных ходов!

– Потише, я слышу какие – то звуки. – Люси напряженно прислушалась. – Пошли, будем двигаться в направлении, откуда доносится шум.

Они двинулись по широкому коридору, круто уходившему вниз. Неожиданно стало очень жарко.

– Фу! – Филипп вытер лоб. – Совершенно нечем дышать.

Потом они достигли какого – то балкона. Оттуда открывался вид на огромный, очень глубокий котлован, освещенный лампами. В середине котлована работало несколько человек с длинными металлическими шестами. Однако расстояние до них было слишком велико, и ребята не могли в точности разглядеть, что там происходит. Некоторое время они смотрели вниз, и хотя понимали, что время дорого, не могли оторваться от этого зрелища.

Джек толкнул Филиппа в бок.

– Смотрите – ка, они сдвигают пол в сторону. Интересно, что это там под ним может быть?

Действительно, что могло находиться под полом? В отверстии, образовавшемся в днище пещеры, светилась многоцветная масса. Такого цвета ребятам не приходилось видеть никогда в жизни. Он не был синим, зеленым, красным или желтым, вообще он не подходил ни под одно определение цвета, известное ребятам. онемев от изумления, они не сводили глаз с удивительного явления.

И тут их внезапно охватило странное чувство неизъяснимой легкости, как будто все происходило во сне или же не на земле, а на какой – то другой планете. Они испуганно уцепились за барьер, окружавший балкон. В этот момент люди, работавшие внизу, снова закрыли отверстие, и многоцветная масса исчезла. И тут же странное чувство оставило их, и все снова стало, как было. Только голова продолжала кружиться.

– Бежим отсюда! – побледнев, крикнул Джек.

Но не успели ребята повернуться, как раздался уже знакомый им страшный грохот. Здесь, в глубине горы, он звучал совершенно оглушительно, гораздо громче, чем гром. Чудовищный взрыв потряс воздух. Балкон зашатался.

Рабочие исчезли из котлована. По – видимому, они своевременно где – то спрятались. Джек бросил последний взгляд с балкона, схватил Люси за руку и стремительно помчался с ней прочь. Дина и Филипп не отставали от них. Кики, втянув голову, судорожно вцепился в плечо Джека. Снежок исчез.

Ребята стремительно мчались вверх по широкому коридору. Земля колебалась у них под ногами. Казалось, вся гора пришла в движение. Какие чудовищные силы находились под контролем этих людей! Должно быть, они сделали какое – то крупное научное открытие.

Задыхаясь, ребята добежали до конца коридора, где к ним снова присоединился Снежок. В изнеможении они рухнули на землю, почти не обращая внимания на радостно скачущего вокруг них козленка.

– Ради Бога, бежим отсюда как можно скорей, – отдышавшись, сказал Филипп. – Если бы мы были учеными, возможно, все это нам показалось бы чрезвычайно интересным и ничуть не страшным. Но лично я могу только повторить: прочь отсюда, прочь!

Филипп высказал общее мнение. Однако каким путем идти? После недолгих колебаний они решили двинуться по узкому извилистому коридору, который чуть дальше разделялся еще на два. Подумав, они предпочли пойти по правому. Он скоро привел их в какое – то скудно обставленное помещение, похожее на монашескую келью. Узкая кровать, умывальник, кувшин с водой и полка, уставленная книгами, – вот и все.

– Не очень шикарное помещение, – заметил Джек. – Наверное, здесь спит Майер или его помощник. Давайте возвращаться!

Вернувшись к развилке, они пошли теперь по левому коридору. Через несколько шагов они очутились перед роскошным занавесом пурпурного шелка, затканного желтыми драконами. Они в изумлении остановились. Филипп крепко держал Снежка. Джек подал ребятам знак остановиться, а сам на цыпочках скользнул вперед. Помещение за шелковым занавесом было великолепным. Стены были убраны чудесными драпировками, пол покрыт толстым ковром. В углу располагалось широкое ложе, застланное красным шелковым покрывалом, украшенным теми же рисунками, что и занавес при входе в комнату.

Джек был потрясен сказочной красотой подземного покоя. Конечно же, это была спальня короля. А какая здесь приятная прохлада! Интересно, откуда поступал комнату свежий воздух? Джек внимательно посмотрел по сторонам. И тут ему бросилась в глаза тонкая трубка, свешивающаяся с потолка. Она была вся в маленьких дырочках. Он поднес к ней руку и почувствовал легкое дуновение ветерка. Еще одна загадка! Каким образом из какой – то трубки, висящей на потолке, мог поступать свежий воздух? И снова Джек подумал, каким же умным и изобретательным должен быть человек, придумавший все это.

Он осторожно сделал еще несколько шагов и вдруг замер, прислушиваясь. Из соседнего помещения, отделенного от спальни еще одним занавесом с драконами, послышались приглушенные голоса. Джек быстро вернулся к ребятам.

– Это, по – видимому, спальня короля. В соседней комнате кто – то разговаривает. Нужно подождать здесь.

Ребята напряженно прислушивались. Время от времени они заглядывали за занавес. Всем ужасно хотелось есть. Наконец голоса смолкли. Ребята скользнули через спальню и осторожно заглянули в соседнюю комнату.

Пораженные, они застыли у входа. Их глаза засияли. Однако причиной их восхищения была не чужеземная красота убранства комнаты, а роскошные яства, тесно уставленные на обширном столе.

 

КОРОЛЬ

– Гляди – ка, – сказал Джек, – тут кто – то пировал. И сколько же после них всего осталось!

– А нам нельзя попользоваться остатками роскошного пиршества?

Люси не сводила глаз с большого блюда, полного свежей малины, и стоящего рядом с ним кувшина со сливками. Кроме этого, стол украшали огненно – красные омары, разнообразные салаты, отборные фрукты и еще множество блюд, совершенно не знакомых ребятам. Они даже не знали их названий. Судя по количеству приборов, стол был накрыт на три персоны. Тарелки и бокалы были редкостной красоты и изящества.

– Что и говорить, поистине царский стол.

Дина подцепила кусок пирога, выпеченного в виде розы и начиненного нежным кремом, и запустила в него зубы.

– Я, правда, не знаю, кому все это принадлежит, – заявила она, тщательно прожевывая пирог. – Но, к сожалению, здесь не у кого спросить разрешения. А я совершенно умираю с голоду.

– Я тоже. – Джек энергично набросился на омара. – Попросим Билла, чтобы он потом все оплатил.

Ребята попробовали и незнакомые блюда. Большинство из них были очень острыми, и ребятам не понравились. А потому все с нескрываемым наслаждением принялись уничтожать свежие фрукты: необыкновенно вкусные персики и абрикосы, ананасы, сочные груши и крупные желтые сливы.

– Да, вертолету пришлось немало потрудиться, чтобы доставить сюда всю эту роскошь, – заметил Джек, надкусывая нежный абрикос. – Нужно признать, этот самый горный король живет тут неплохо.

Ребята беспрепятственно продолжили пиршество. Кики тоже досталось немало вкусных вещей. Снежка накормили зеленым салатом и позволили ему, в порядке исключения, устроиться на коленях у Филиппа. Конечно, гораздо удобнее ему было бы взобраться прямо на стол. Непонятно, почему ребята не разрешили ему этого сделать, хотя Кики это было позволено.

– Немедленно прекрати обжорство, а то лопнешь, – обратился Джек к попугаю. – Не понимаю, как можно столько съесть!

– Попка убыл! – возопил Кики и разразился громким смехом. Джек велел ему замолчать.

– По – моему, нам пора продолжать путь, – обратился он к ребятам. – Как ни странно, у меня полностью улетучилось чувство страха, и мне как – то на все наплевать. Меня даже не очень волнует, выберемся ли мы отсюда, хотя в принципе я понимаю, насколько это важно. Должно быть, это как – то связано с тем странным ощущением, которое мы испытали, стоя на балконе над котлованом, когда открылось подземелье, и показалась эта непонятная цветная масса.

– Это было совершенно удивительное чувство, – согласился с ним Филипп. – Мне казалось, что я вот – вот взлечу, пришлось даже уцепиться за поручни, чтобы не воспарить.

Остальные чувствовали себя точно так же. Как и Джеку, всем стало абсолютно безразлично, какие опасности ожидали их впереди. Но это было тревожное ощущение. Несмотря ни на что, они понимали, что им нужно как можно скорее отыскать выход из этого заколдованного подземного королевства. Они с усилием взяли себя в руки и один за другим покинули помещение с накрытым столом. Коридор, по которому они шли, был ярко освещен. Стены были убраны красивыми драпировками, призрачно шевелившимися под действием легкого ветерка.

– Похоже, мы находимся в королевском квартале, – заметил Джек. – Наверное, скоро окажемся в тронном зале.

Джек угадал. Спустя немного времени они действительно подошли к большому залу. Только на этот раз он был полон людей.

Перед троном в почтительных позах застыло примерно двадцать мужчин, очевидно, доставленных сюда со всего света. У некоторых на головах красовались малиновые береты десантников, другие вообще были без головных уборов. Однако все без исключения производили впечатление в высшей степени отважных людей. Ребята с любопытством наблюдали из – за занавеса за происходящим. Вдруг Филипп вздрогнул. Он заметил стоящего в толпе Сэма. Значит, его побег обнаружен. Когда за Сэмом пришли, они наверняка заметили открытую дверь и исчезновение Филиппа. Черт, это было плохо! Теперь его начнут искать, и уйти будет гораздо сложнее.

Филипп толкнул Джека и показал ему негра. Джек озабоченно кивнул. Он понял, о чем подумал Филипп. Он напряженно искал выход из сложившейся ситуации. Как поступить? Идти обратно? Но тогда им не добраться до выхода. Потому что нужно было пройти через тронный зал, а туда путь им был заказан. Не оставалось ничего другого, кроме как ждать окончания церемонии.

Кроме десантников, в зале находилась группа низкорослых японцев. Они были одеты в цветную униформу и, выстроившись двумя шеренгами, располагались вдоль боковых стен. Трон был пуст. Майера тоже не было видно.

Наконец по толпе собравшихся пробежал шепот. Два японца отдернули драпировки по бокам трона, и в зал вступил король.

Высокая корона, украшенная сверкающими драгоценными камнями, увеличивала его рост и придавала ему величественный вид. Костюм и мантия короля, сшитые из роскошной материи, были украшены богатыми вышивками, как праздничное одеяние индийского магараджи. Желтоватое лицо обрамляли длинные черные волосы. С полностью отсутствующим видом король взошел на трон.

Справа и слева от него встали двое мужчин. В одном из них Филипп узнал управляющего Майера. Другого он видел впервые. У него была неуклюжая приземистая фигура и отталкивающая обезьянья физиономия.

Хищные глаза Майера испытующе уставились в зал. Потом он резко заговорил на каком – то иностранном языке, а после короткой паузы продолжил свою речь по – английски.

Ребята слушали, как завороженные. Майер говорил о короле и его чудесных крыльях, которые он бескорыстно дарует человечеству. Он говорил о мужественных людях, решивших помочь королю в его несравненных экспериментах и испытать волшебные крылья. Он говорил об огромных состояниях, ожидавших испытателей, о почестях, с которыми их встретят на родине. Потом он повторил свою речь на третьем иностранном языке, а вслед за этим еще раз – на четвертом.

Слова Майера полностью захватили присутствующих и подчинили их его власти. Джек знал совершенно точно, что большая часть того, о чем он говорил, была очевиднейшей бессмыслицей и чистейшей ложью. И все – таки, слушая Майера, он верил каждому его слову. Парашютисты, как загипнотизированные, следили за движением губ Майера, неважно, говорил он на их родном языке или на непонятном иностранном. Он их словно околдовал.

Потом стали выкликать добровольцев. Ни секунды не колеблясь, все парашютисты сделали шаг вперед. Король поднялся и, не глядя ни на кого, протянул руку, указывая на нескольких добровольцев. Потом он пробормотал что – то неразборчивое. Голос прозвучал неожиданно жидко и пискляво, резко контрастируя с его величественным видом.

Затем снова заговорил Майер. Эти люди, сказал он, будут одни из первых, кому выпала честь принять участие в испытании крыльев. После успешного завершения испытаний они вернутся на родину, заработав столько денег, что их хватит им до конца жизни. Их предшественники уже вернулись на родину богатыми людьми.

– Как бы не так, – пробормотал Филипп, вспомнив рассказ Сэма.

Король поднялся с трона и величественно покинул зал. За ним последовали Майер и неуклюжий тип с обезьяньей рожей. Японцы быстро выпроводили парашютистов, и вскоре зал опустел.

Когда наконец все стихло, Джек прошептал:

– Пойдемте, путь свободен.

Они бегом пересекли зал и скоро снова оказались в огромной лаборатории, где по – прежнему вертелись колеса и тихо гудели бесчисленные провода. Ребята бросили взгляд на диковинное сооружение. В этот момент Дина так резко схватила Джека за руку, что тот от неожиданности испуганно дернулся. Он вопросительно посмотрел на нее. Она пальцем показала на длинный ряд четырехугольных сосудов, соединенных между собой трубками. Джек буквально оцепенел. Там стоял старик с совершенно лысой головой и невероятно большим выпуклым лбом. Внешность его была весьма своеобразной. Он внимательно разглядывал что – то, наклонившись над стеклянными сосудами.

– Бежим, пока он нас не заметил! – Джек потащил ребят за собой в туннель, ведущий к выходу. В ужасной спешке они проскочили несколько коридоров и очутились в маленькой комнате, в которой стояли кувшины с водой. Теперь им оставалось только спуститься по веревочной лестнице, и они были бы на свободе.

– А что будем делать со Снежком? – прошептала Дина.

– Со Снежком? Да, черт побери. Каким – то образом ему ведь удалось забраться наверх… Кстати, и собакам тоже. Но как? – Филипп задумался. – Черт, совсем вылетело из головы. Когда меня волокли в темноте, я о животных забыл и думать. В самом деле, не могли же они взобраться по лестнице.

– Может быть, есть еще один проход, который используется для собак?

Позднее выяснилось, что их предположение было верным. За зеленым занавесом рядом с большой расщелиной в скале имелось еще одно, маленькое отверстие, за которым начинался узкий туннель. Именно этим туннелем, проходившим выше в широкий коридор, пользовались собаки. Снежок же просто побежал вслед за ними и таким образом оказался внутри горы. Козленок очень хорошо помнил дорогу, но ни за что не хотел расставаться с ребятами.

Джек выключил карманный фонарик и посветил вокруг в поисках веревочной лестницы.

– Куда подевалась эта дурацкая штука? – пробормотал он себе под нос.

Снежок так энергично путался у него под ногами, что Джек едва не загремел вниз с обрыва.

– Ты не мог бы придержать Снежка, – обратился он к Филиппу, – а то он скинет меня в колодец. Никак не могу найти эту проклятую лестницу. Она ведь висела вот здесь, на этом самом месте.

– Дай – ка я посмотрю. – Филипп передал Снежка Дине, а сам принялся шарить руками вдоль края площадки. Джек тщательно облазил с фонарем в руке все вокруг. Веревочная лестница бесследно исчезла.

– Не понимаю, куда она могла подеваться, – беспомощно развел он руками.

– Может быть, кто – то повернул колесо в колодце обратно, – сказала Дина. – Лестница свернулась и исчезла в тайнике.

Эта догадка привела всех в ужас. Джек принялся тщательно обследовать каждый сантиметр комнаты. В полном отчаянии он ощупывал стены. Неожиданно его рука наткнулась на какой – то болт. Джек наклонился, чтобы разглядеть его получше, и взволнованно позвал ребят:

– Смотрите – ка, похоже, это как раз то, что мы ищем.

Он нажал на болт, который легко, без усилия опустился вниз. Каменная плита скользнула в сторону, и ребята буквально уткнулись в веревочную лестницу. Она была тщательно смотана и лежала в нише, сделанной в скале. Отчаянные усилия ребят сдвинуть ее с места ни к чему не привели.

– Наверняка здесь должен быть еще какой – то механизм, который приводит ее в действие, – предположил Джек. – Тогда она сама собой выползет из своего убежища, перелезет через край площадки и развернется во всю длину до самого низа пещеры. И тогда ею можно будет пользоваться.

Но как запустить этот механизм? Джек напрасно ломал голову над решением этой задачи, ничего толкового он не придумал. Наконец он сдался.

– Все это бессмысленно. Нам отсюда не выбраться. Просто с ума можно сойти! Именно сейчас, когда мы уже почти на свободе, все окончательно рухнуло.

 

УДИВИТЕЛЬНАЯ ТАЙНА

Разочарованные и растерянные, ребята, не зная, что делать, топтались в маленькой комнате. Время от времени они возвращались к лестнице, пытаясь вытащить ее из ниши. Все было напрасно, она не сдвигалась ни на сантиметр. Ребят мучила жажда, и постепенно они опорожнили все кувшины. Потом им снова захотелось есть, и они стали размышлять о том, где бы раздобыть чего-нибудь съестного.

Тут, конечно, все вспомнили о комнате с богато накрытым столом.

– Давайте – ка вернемся туда и посмотрим, на месте ли еще вся эта вкуснятина, – предложил Джек. – Я думаю, парочка омаров нам сейчас явно не повредила бы.

– Бедный попка, – неожиданно вмешался Кики. – У попки насморк. Вызови доктора.

– Ой, Кики, ты снова заговорил, – рассмеялся Джек. – Я уж подумал, что ты замолчал навсегда. Только, ради Бога, не начинай сразу же вопить как сумасшедший! А то сюда сбегутся все местные жители!

Ребята возвратились в тронный зал, который по – прежнему пустовал, и прошли в трапезную. Как они и надеялись, остатки еды были еще не убраны. Настроение у ребят сразу же резко улучшилось. Они уселись за стол и накинулись на еду. Неожиданно Джек положил руку на плечо Филиппа и озабоченно нахмурился. В соседней комнате послышался какой – то шум. Ребята оцепенели. Неужели там кто – то есть?

Ну и, конечно, именно в этот самый момент Кики, заметив, что Снежок поставил передние ноги на стол и потянулся к блюду с фруктами, громко заорал и раздраженно набросился на козленка.

– Этого следовало ожидать, – подавленно произнес Джек.

В этот момент в щелке занавеса, отделявшего трапезную от соседней комнаты, появилось лицо. Выпуклые глаза странного голубовато – зеленого цвета с удивлением уставились на ребят. На лице выделялся огромный крючковатый нос, свешивавшийся между отвислыми желтоватыми щеками. Венчал все это необычное сооружение мощный выпуклый лоб.

Ребята молча рассматривали странную физиономию. Кем был этот человек с высоким лбом? Уж не его ли видели они недавно в лаборатории?

На лице незнакомца появилось вопросительное выражение.

– Мы знакомы? – услышали они обращенный к ним тонкий, писклявый голос. – В последнее время я стал многое забывать.

– Мы знакомы? – немедленно, как эхо, повторил Кики, в точности передав интонацию старика.

Тогда тот сдвинул занавес в сторону и вышел к ребятам. Попугая, сидевшего за огромной вазой с цветами, ему не было видно. Ребята от страха не могли вымолвить ни слова. Не в силах пошевелиться, они разглядывали странную фигуру, облаченную в свободное одеяние из голубого шелка. Все ощутили неодолимое желание немедленно удариться в бегство.

– Что это здесь дети делают? – в замешательстве спросил старик. – Я уже видел вас где-нибудь? Как вы тут оказались?

– Мы… мы тут потеряли кое – кого, и вот, знаете ли, разыскиваем, – промямлил Джек. – А потом заблудились и не можем найти выход. Может быть, вы поможете нам выбраться отсюда?

На лице старика появилось странное выражение замешательства и рассеянности.

«Может, он тут окончательно сбрендил и сдуру поможет нам уйти», – подумал Джек. Но он ошибался.

На желтоватом лице старика промелькнула хитрая улыбка.

– Нет, нет, – быстро ответил он. – Здесь много тайн, моих тайн. И никто из пришедших сюда не выйдет наружу, пока я не завершу своих экспериментов. Я – король. Здесь правит моя голова.

Окончание фразы он произнес резким фальцетом. Ребята изумились. Уж не сумасшедший ли он? Не мог же он на самом деле быть тем самым королем, которого они видели восседавшим на троне.

– Король здесь совсем другой, – сказала Люси. – Мы видели его в тронном зале. Он высоченного роста, и потом, у него роскошная корона и длинные черные волосы.

– Ну да, они вечно наряжают меня, – с покорной улыбкой кивнул старик. – Совсем скоро я стану королем всей земли, потому что обладаю самым могучим умом на свете. Я знаю больше всех в мире. И Майер говорит, что, как только завершатся мои эксперименты, я буду править всей планетой. А они скоро завершатся, очень скоро.

– И что, Майер наряжает вас королем каждый раз перед появлением в тронном зале? – удивленно спросил Джек. Потом, повернувшись к ребятам, тихо прошептал: – Он специально делает это, чтобы произвести впечатление на парашютистов. Если бы король появился в таком вот облачении, они бы для него и пальцем не пошевелили.

– Я самый настоящий король, – с достоинством произнес старик, – ибо достаточно мудр для этого. Я сделал эпохальное открытие и претворяю его в жизнь. Видели мою прекрасную лабораторию? Ах, деточки, мне известно, как подчинить себе могучие силы природы. Приливы и отливы, ветры, металлы и силы гравитации.

– А что такое гравитация? – спросила Люси.

– Это сила, удерживающая тебя на земле, возвращающая тебя на землю после того, как ты прыгнешь вверх, притягивающая к земле мяч, брошенный тобой в воздух. Но я… мне удалось преодолеть силы гравитации.

Ребята не очень поняли, о чем вещал старик. Конечно, он был чокнутым. Может быть, когда – то он и был страшно умным, но теперь, похоже, голова у него варила неважно.

– Не верите мне? – спросил старик. – Я утверждаю, что открыл лучи, противодействующие земному притяжению. Понимаете, о чем я говорю, деточки? Да нет, это, видимо, слишком сложно для вас.

– Нет, нет, – энергично возразил Джек. – Вы имеете в виду… вы полагаете, что открыли лучи, с помощью которых можно уничтожить силу тяжести? В этом случае, например, подброшенный в воздух мяч под действием этих лучей не будет падать на землю, а будет бесконечно долго парить в пространстве. Правильно я говорю?

Старик кивнул, соглашаясь.

– Да, да, это же совершенно просто. И вот теперь я сконструировал эти крылья. Все они снабжены этими лучами, я заключил лучи в сами крылья. И человеку с такими крыльями достаточно только нажать на кнопку, высвобождающую эти лучи. И он сразу же перестанет падать на землю. Напротив, он может парить в воздухе, поднимаясь все выше и выше. Взмахивая крыльями, он может летать, как птица, пока не устанет. Тогда от него требуется всего лишь снова запереть лучи и мягко спланировать на землю.

Ребята молчали. То, что рассказал старик, было, наверное, самой удивительной и невероятной историей, которую им когда – либо приходилось слышать.

– Но… неужели это действительно правда? – спросила наконец Люси. Мысль о возможности летать, как птица, показалась ей чрезвычайно привлекательной.

– Конечно, – немного обиженно ответил старик. – Неужели ты думаешь, что Майер и Морлик пожертвовали бы своими состояниями, если бы не были уверены в успехе моих экспериментов?

– Да, да, я понимаю, – быстро согласилась Люси. – Просто все это так необычно. Как это должно быть прекрасно! Я хочу сказать, что тоже с огромным удовольствием согласилась бы вот так полетать. А вы – очень, очень умный.

– У меня величайший мозг в мире, – совершенно серьезно заявил старик. – Я величайший ученый, когда – либо рождавшийся на земле. Я могу все, абсолютно все.

– Тогда вы наверняка сможете показать нам выход их горы? – с невинной физиономией спросил Джек.

Этот вопрос явно не понравился старику.

– Ты сможешь уйти отсюда, только испытав мои крылья. Мы все здесь пленники до тех пор, пока не будут успешно закончены мои эксперименты, – даже я. Майер говорит, что так нужно, и мне следует поторопиться, так как в нашем распоряжении не очень много времени. Но когда мои крылья будут готовы окончательно, я стану царствовать над всем миром, и все будут относиться ко мне с уважением.

«Бедный старик! – подумал Филипп. – Он, видимо, верит всему, что ему говорит негодяй Майер. Майер и Морлик беззастенчиво эксплуатируют его мозги».

Старик исчез так же внезапно, как и появился. В какой – то момент он просто забыл о присутствии ребят. Не говоря ни слова, он повернулся и вышел в соседнюю комнату. Ребята неуверенно переглянулись.

– По правде сказать, не знаю, что и думать, – произнес наконец Джек. – Неужели он в самом деле открыл секрет гравитации? Помните, как мы себя странно почувствовали, очутившись над котлованом с цветной массой? Мы почувствовали невероятную легкость и должны были уцепиться за парапет, чтобы не взлететь в воздух. Видимо, мы оказались под воздействием лучей, о которых говорил старик.

– Да, ты прав, это было действительно странное чувство, – задумчиво проговорил Филипп. – Такие эксперименты, конечно же, можно проводить только под землей, чтобы лучи не распространились по всей земле. Внутренность горы как будто специально для этого создана. Повсюду толстые каменные стены, не пропускающие абсолютно ничего. Теперь даже ясно, как объяснить подземный грохот и все эти землетрясения. Этот старый ученый сказал все точно. И мне очень не хотелось бы подвергнуться воздействию сил, использующихся в его экспериментах. Это будет похлеще расщепления атома.

– Я ничего в этих вещах не понимаю, – вмешалась Люси. – Мне все это представляется каким – то колдовством и даже мистикой.

– Подожди, вот нацепишь на себя антигравитационные крылья и рванешь в воздух, – сказал Филипп, надкусывая сочный персик. – Вот тогда по – настоящему почувствуешь себя заколдованной.

– Но Майер и Морлик, по – видимому, действительно верят в открытие старика, – заметил Джек. – Иначе зачем бы они так старательно держали все в секрете? Если дело дойдет до практического использования этих лучей, они, без сомнения, станут самыми богатыми и могущественными людьми на земле.

Филипп кивнул.

– Да, именно они – то и станут властителями мира, а не старик. Они просто используют его и вдобавок вдалбливают ему в голову разные сказки. И хотя он несомненно очень умен, но верит всей этой чуши. А когда дойдет до дела, эти типы выдадут себя за истинных изобретателей. Какая подлость – запереть здесь старика, да и остальных тоже.

– Не забудь, кстати, и про нас, – перебила его Дина. – Ну теперь постепенно мне становится ясно, что здесь происходит. Билл просто не поверит, когда мы ему обо всем расскажем.

Ребята закончили прерванный обед. Больше им никто не помешал. Из спальни короля не доносилось ни единого звука. Возможно, он прилег отдохнуть или отправился в таинственный котлован с цветной массой. Ребята решили туда больше не заглядывать.

– Ну что будем теперь делать? – обратился к ребятам Джек. – Может быть, у тебя, Снежок, будут какие-нибудь предложения? Эй, Кики, остановись, ты уже достаточно натрескался персиков.

– Бедный попка, – печально ответил Кики и тщательно вытер клюв о скатерть.

– Кто – то идет! – тихо воскликнула Люси. – Прячемся скорей!

Дина вскочила.

– Быстро за настенные драпировки!

Ребята послушались ее и с колотящимися от волнения сердцами скользнули за свободно висящие шелковые полотнища.

Только они успели спрятаться, как в комнату вошли два японца, чтобы убрать со стола. Они оживленно переговаривались. По – видимому, они очень удивились, увидев, сколько всего было съедено.

Стоя за драпировками, ребята слышали, как маленькие ноги японцев суетливо переступали с места на место. Внезапно послышалось громкое восклицание, которого они не поняли. Что там могло случиться? Затаив дыхание, они прислушивались к происходящему. Недоумевающий Кики молча сидел на плече у Джека.

Вдруг Люси громко вскрикнула. Один из японцев заметил ее ноги, торчащие из – под занавеса, и схватил ее.

– На помощь! На помощь! – в смертельном страхе кричала девочка.

Джек и Филипп отбросили занавес ринулись в комнату.

 

НА ВЕРШИНЕ ГОРЫ

Японцы цепко держали кричавшую Люси. Джек и Филипп немедленно бросились на выручку, но тут же были отброшены назад с такой невероятной легкостью, как будто сработало изобретение старика, и они стали невесомыми. Неуловимое движение рук японцев, и ребята, не успев ничего понять, растянулись на полу.

Через мгновение они снова были на ногах. Однако на этот раз один из японцев применил новый прием, и Филипп, описав высокую дугу в воздухе, грохнулся посередине стола с такой силой, что все тарелки со звоном подскочили вверх. Поднялся страшный шум. Крики ребят смешались со звоном бьющейся посуды. Кики с пронзительным воплем взмыл в воздух. Он попытался атаковать японцев, но тоже был легко отброшен ими.

Неожиданно в комнате появились еще четверо японцев. Увидев это, ребята прекратили сопротивление и сдались. Кики, продолжая пронзительно кричать, ударился в бегство. Снежок исчез.

Ребят отвели в помещение, обставленное далеко не столь роскошно, как покои короля. Стены были занавешены простыми циновками. Над головой нависал ничем не прикрытый каменный потолок.

Люси жалобно всхлипывала, Дина была очень бледна. Мальчики смотрели исподлобья упрямо и вызывающе. Всех четверых выстроили вдоль стены. Филипп украдкой сунул руку в карман, пытаясь определить, не пострадала ли ящерица в результате потасовки. Блестянке – Пуглянке жизнь под землей явно не нравилась. Она стала очень вялой, но по – прежнему не расставалась с Филиппом. Свернувшись клубком, она забилась в уголок его кармана и замерла. Филипп подумал о Кики и Снежке. Странно, но Кики, как правило, не так легко было обратить в бегство. По – видимому, он очень перепугался. Может быть, в него угодила тарелка, когда во время рукопашной посуда, как живая, летала по комнате?

Вскоре в комнату вошли «советники» короля Майер и Морлик. У Майера была мрачная физиономия, его пронзительные глазки сверлили ребят.

– Так, значит, вас четверо. Трое появились здесь, чтобы освободить этого молодца, верно? Вы, конечно, думали, что вам удастся легко сбежать отсюда. Но все оказалось не так просто, не правда ли?

Злобная усмешка исказила черты его хищного лица.

Ребята молчали.

– Как вы узнали о веревочной лестнице? – Майер так резко выкрикнул эти слова, что ребята вздрогнули. – Кто вам показал, как ею пользоваться, ну?

Не получив ответа, он насупился еще больше, его маленькие глазки сузились и превратились в настоящие щелочки. Девочки похолодели. Какая страшная рожа у этого типа!

– Я задал вам вопрос, – произнес он преувеличенно медленно и четко. – Вот ты, отвечай! – набросился он на Джека.

– Я просто немного пошевелил мозгами, – презрительно ответил Джек.

– Кому еще известно о входе? – неожиданно вмешался Морлик.

Ребята посмотрели на него с отвращением. Он выглядел как настоящая обезьяна. У Майера была мерзкая рожа, но Морлик выглядел в сто раз противнее.

– Откуда нам знать? – Филипп просто клокотал от ярости. Эти типы обращались с ними, как с преступниками. – Но даже если о нем известно кому – то, что здесь такого страшного? – вызывающе добавил он. – Или, может быть, то, чем вы здесь занимаетесь, так гнусно, что вам пришлось, как червям, забиться под землю?

Физиономия Морлика побагровела от гнева. Он бросился к Филиппу и отвесил ему пощечину. Люси от испуга перестала плакать. Но Филипп даже не вздрогнул. Он смело взглянул подонку в лицо и даже не поднял руки, чтобы потрогать пылающую щеку.

Тут вмешался Майер.

– Оставь это, Морлик! У нас есть другие средства, чтобы образумить этих детишек. А сейчас надо с собаками обыскать все вокруг. Может быть, поблизости шляются еще и другие непрошеные гости?

Ребята пали духом. Что, если собаки обнаружат Билла и Дэвида? Тогда и их тоже замуруют в этой горе, и никто уже не сможет прийти им на выручку.

Неожиданно снаружи донесся глухой кашель. Майер и Морлик вздрогнули. Майер выглянул в соседнюю пещеру, но никого не обнаружил.

– Кто здесь еще с вами? – снова обратился он к Джеку. – Мальчик, девочка?

– Ни то, ни другое.

Джек сразу узнал голос Кики. Только бы он спрятался получше. Если его обнаружат, эти типы, ни на секунду не задумываясь, свернут ему шею.

– Трам – бам! – послышалось издалека. Вслед за этим Кики исторг такой ужасающий хриплый вопль, что у Майера и его спутников волосы встали дыбом. Они обыскали соседнюю пещеру. Однако Кики, устроившегося под самым потолком, было невозможно разглядеть.

– Вызови доктора! – донесся до них замогильный голос.

– Кто это, черт побери? – Морлик поспешно вернулся к ребятам и угрожающе посмотрел на них. – Если это еще кто – то из вашей банды, мы покажем ему, где раки зимуют!

– Нас только четверо – два мальчика и две девочки, – ответил Джек.

– И, как видите, все четверо стоят перед вами, – вызывающе добавил Филипп. Он, конечно, понимал, что глупо разговаривать с этими типами в таком тоне, но ничего не мог с собой поделать. Его так переполняла ярость, что он уже не мог прислушиваться к голосу разума.

– Ну что ж, так вчетвером здесь и останетесь, – резко бросил Майер. – Можешь быть уверен, мой мальчик, я тебя в бараний бок согну. До сих пор тебе, по – видимому, нахальство сходило с рук, но со мной этот номер не пройдет. А теперь – марш! Идите вперед и не останавливайтесь!

В сопровождении Майера и Морлика ребята двинулись вперед. Дорога была им знакома. Она вела мимо кладовых с припасами. Потом, тяжело дыша, они долго взбирались по винтовой лестнице, пока не оказались перед входом в пещеру, в которой они обнаружили Филиппа.

– Ну вот, мой мальчик! Отправляйся на свое место, – скомандовал Майер. – Несколько дней без еды научат тебя скромности. Остальные пойдут со мной дальше.

Бедный Филипп! Опять его заперли в пещере, выход из которой был только один – в пустоту. Но на этот раз не было даже Сэма, чтобы разделить его одиночество. Совершенно подавленный, мальчик опустился на землю. Зачем только он так вызывающе разговаривал с этими типами! И все – таки он был рад и горд, что не спасовал перед этими подонками. Жаль только, что его разлучили с ребятами. Теперь Джеку в одиночку придется оберегать девочек.

Джека, Дину и Люси повели дальше. Они поднимались все выше и выше, пока не оказались наконец на самой вершине горы. Какой фантастический вид открывался оттуда! Грандиозная панорама гор и неба заставила их сердца сильнее биться от счастья. Казалось, стоит лишь протянуть руку, и прикоснешься к небу над головой. Покоренные волшебной красотой окружающей природы, они на время забыли о своих заботах и тревогах.

Вокруг них, насколько хватало глаз, возвышались горы. В их тени глубоко – глубоко внизу лежали долины. Как приятно было после долгих часов, проведенных в темных подземельях проклятой горы, снова увидеть солнце и ощутить на лице свежее дуновение ветра.

Вершина была плоской. С трех сторон ее окружали крутые скалы, напоминающие огромные хищные зубы. В голове Джека промелькнуло название горы – Клык. В первый раз он увидел ее издалека, когда они с Дэвидом ехали на ослах, а потом отыскал ее название на карте. Мальчик с любопытством посмотрел по сторонам. Они стояли на плоской скале величиной со школьный двор. На ее поверхности не было видно ни единой травинки.

В углу играли в карты парашютисты. Они с удивлением уставились на ребят. Среди парашютистов сидел Сэм. Он пальцем показал на Люси и принялся о чем – то оживленно болтать с товарищами. Хорошо еще, что Филипп был с ним не слишком откровенным. Майеру и так было известно о них вполне достаточно.

В противоположном от парашютистов углу площадки был натянут парусиновый тент, защищавший от прямых лучей солнца. Майер подтолкнул туда ребят.

– Будете находиться здесь, – сказал он. – С теми людьми разговаривать запрещаю. Не забывайте, что вы пленники. Вы вторглись туда, куда вас не приглашали. Теперь будете сидеть здесь, сколько понадобится.

– А нельзя, чтобы и Филипп был с нами? – спросила Люси.

– Это то юный нахал? – поинтересовался Майер. – Нет, он останется там, куда его посадили. Небольшое голодание поможет сбить с него спесь.

Майер и Морлик снова исчезли в недрах горы. Ребята печально уселись на землю. Положение, в котором они очутились, было неутешительным. Но хуже всего было то, что их разлучили с Филиппом.

Очевидно, Майер запретил и парашютистам разговаривать с ребятами, поскольку никто из них не сделал ни малейшей попытки приблизиться к ним. Приказам управляющего здесь подчинялись беспрекословно. Это чувствовалось во всем.

Ребята осмотрели отведенное им место. По краю горы проходила низкая стенка, выложенная из природного камня. Джек уселся на нее и принялся в бинокль осматривать окрестности. Он очень надеялся увидеть Билла. Вернее, он и надеялся, и в то же время боялся его увидеть. Только Билл мог освободить их. Однако, если он находился неподалеку от горы, его могли обнаружить собаки, и он так же, как и ребята, оказался бы в плену.

Джек слегка потянулся и направил бинокль на то место на склоне горы, где он заметил какое – то движение. Может быть, это был Билл с ослами? Нет, это оказались не ослы, а собаки. Значит, их уже выпустили прочесывать окрестности. Только бы Билл не оказался поблизости! Это было самое большое желание Джека. Однако одного желания было мало.

А потом он вдруг заметил их славного Пегого. Слава Богу, что веревка, которой он был привязан к дереву, была достаточно длинной. Она позволяла ослу свободно разгуливать вокруг дерева, а воды и травы там было предостаточно. Но он, бедняга, наверное, ужасно удивляется, куда пропали Снежок и ребята.

Внезапно Джек почувствовал, как что – то коснулось его руки. Он испуганно оглянулся. Рядом стоял Снежок. У него был ужасно несчастный вид, и он прижался к мальчику в поисках утешения.

– Привет, Снежок! Филиппа ищешь? – Джек погладил козленка по белому носику. – Филиппа снова посадили под замок. Сейчас к нему нельзя.

Снежок уже знал об этом. Он бегал к пещере, где был заперт Филипп, и, жалобно блея, долго и безуспешно звал его. Малыш был в полном отчаянии! Джек отвел его к девочкам, и все трое, чтобы хоть как – то отвлечься, принялись играть с ним.

– А куда, интересно, подевался Кики? – вдруг спросила Люси.

– Скоро появится, – уверенно заявил Джек. – Кики умеет обходиться без посторонней помощи. Сейчас он наверняка терроризирует наших тюремщиков, дико чихая, кашляя и издавая паровозные гудки.

Предположение Джека оказалось верным. Кики разыграл перед Майером и Морликом великолепное представление. Поскольку они понятия не имели о существовании попугая, Кики довел обоих до белого каления, преследуя их из пещеры в пещеру своими воплями и нравоучениями. Они чуть не свихнулись, разыскивая бесплотное существо, разговаривающее с ними!

Какое – то время на вершине горы все было спокойно. Ближе к вечеру послышался быстро приближающийся ужасающий визг и вой. На площадке в сопровождении двух японцев появились собаки. Ребята замерли, страшась увидеть Билла. Убедившись в том, что, по – видимому, на этот раз никто больше не угодил в плен, они с облегчением вздохнули.

Собак поместили неподалеку от ребят в огороженный проволокой загон.

– Бутти осторозны, – предостерег ребят один из японцев. – Собаки злые, отень осторозно!

 

ВЕРТОЛЕТ

Однако ребята не испытывали перед собаками ни малейшего страха. Ведь всего лишь несколько дней назад они провели с ними целую ночь! Естественно, японцам они об этом не поведали. Ребята дождались их ухода и подошли к загону.

Но с ними не было Филиппа. А Джек и девочки не излучали тех таинственных флюидов, что так безотказно действовали на собак. Их встретило злобное рычание. Животные угрожающе оскалили острые белые зубы. Девочки испуганно отшатнулись.

– Ой, какие у них злобные морды! Они нас совсем забыли. Будь осторожен, Джек, не подходи к ним слишком близко!

Джек не испытывал страха, но, заметив недоверие собак, решил быть с ними предельно осторожным. Это были очень сильные и дикие животные, которые к тому же были явно голодны и разочарованы безрезультатной охотой.

Ребята вернулись под тент.

– Один угол для нас, другой – для собак, третий – для парашютистов, – констатировал Джек. – Интересно, сколько нам здесь придется еще торчать?

В этот день еды им больше не дали. К счастью, они успели до отвала наесться за королевским столом. Неужели ночью придется спать на голой земле? Сколько же жестокости в этих типах!

Однако, когда стемнело, на площадке появились два японца с одеялами и швырнули их ребятам под ноги. Третий принес кувшин с водой и три стакана.

– А поесть вы нам ничего не дадите? – спросил Джек.

– Ничего не давать, – ответил один из японцев. – Шефа сказала, ничего не давать.

– Ваш шеф порядочная сволочь! – воскликнул Джек.

На это японцы ничего не ответили и, по – кошачьи мягко ступая, стремительно исчезли в недрах горы. Ребята завернулись в одеяла. Их мысли снова и снова возвращались к Филиппу. Как – то там ему одному в пещере?

На следующее утро ребята проснулись очень рано. Усевшись на каменный парапет, они молча наблюдали, как восходит солнце и как вспыхивают горные вершины, освещенные первыми утренними лучами.

Ребята были так увлечены великолепным зрелищем, что совершенно забыли о голоде. Снежок был с ними, а вот Кики по – прежнему где – то пропадал. Что могло с ним случиться? Джек начинал беспокоиться о своем любимце.

Снежок вспрыгнул на парапет, на котором сидели ребята. Его основание покоилось на гладкой скале, отвесно обрывающейся вниз. Несколькими метрами ниже скалу обрамлял маленький карниз. Было ясно, что ни один человек не в состоянии был бы взобраться по этой стене. Каждый, кто решился бы на это, неминуемо свернул бы себе шею.

Снежок навострил маленькие ушки и заглянул в угрожающую пустоту пропасти. Потом глухо заблеял. Ребятам показалось, что их кто – то тихо окликнул. Похоже, это был голос Филиппа. Откуда он мог доноситься? Может быть, его тюрьма находилась где – то под ними?

Они взволнованно вскочили с парапета. И тут их всех страшно перепугал Снежок. Он внезапно прыгнул с обрыва и исчез из виду.

Люси закрыла лицо руками и в ужасе отвернулась. Она не отваживалась посмотреть через парапет. Бедный козленок наверняка разбился. Дина и Джек с любопытством посмотрели вниз. Снежок стоял там на крошечном скальном карнизе, на котором едва – едва хватало места для его маленьких ножек. Он немного покачался, и, прежде чем ребята успели испугаться, что он не удержится и рухнет в пропасть, вторым прыжком перемахнул на следующий выступ, расположенный еще ниже. Приземлившись, козленок проехался боком по грубой каменной стенке и исчез.

– Господи Боже мой! – Дина облегченно вздохнула. – Я думала, у меня сердце лопнет от страха.

– Снежок не ушибся? – озабоченно спросила Люси.

– Вроде бы нет, – ответил Джек. – Его больше не видно. Я думаю, он нашел путь в пещеру к Филиппу. Только бы ему не вздумалось таким же манером возвращаться назад. Тогда – то уж он наверняка разобьется.

Однако Снежок, веселый и жизнерадостный, через полчаса снова появился на парапете. Вокруг шеи у него была обмотана веревка, к которой был прикреплен листок бумаги.

– Послание от Филиппа! – Джек вытащил записку, развернул ее и стал читать вслух: – «Как у вас дела? Меня держат на воде. Эти гады хотят уморить меня голодом. Пришлите мне со Снежком немного еды. Не теряйте мужества, все образуется. Филипп».

В этот момент появился японец с завтраком. Ребятам выдали мясные и рыбные консервы и свежий хлеб. Похоже, где – то внизу была пекарня.

Когда он ушел, ребята задумались, как послать Филиппу завтрак. Они сделали несколько бутербродов и завернули их в бумагу, в которой японец принес хлеб. Потом Джек написал Филиппу короткую записку, в которой пообещал регулярно присылать со Снежком еду, и закрепил пакет с письмом на спине у козленка. Принюхиваясь, Снежок повернул голову к ароматно пахнущему хлебу, но не смог дотянуться до него.

– Ступай к Филиппу! – Джек подтолкнул козленка к парапету и похлопал по нему рукой. Очутившись на парапете, Снежок сразу же вспомнил о Филиппе. Как и в первый раз, он ловко перемахнул своими маленькими ножками с одного карниза на другой и исчез.

Ребята уселись завтракать. Джек поднес бинокль к глазам и стал внимательно осматривать склоны соседних гор. Может быть, Билл объявится сегодня? Вообще – то пора бы уже.

Время тянулось ужасно медленно. Парашютисты ушли в сопровождении нескольких японцев. Через некоторое время увели и собак. Рассматривая окрестности в бинокль, Джек видел, как они шныряют вокруг.

Каждый раз, получив еду, ребята посылали со Снежком немного и Филиппу. Они коротали время за сочинением маленьких веселых записок, хотя им и было не до смеха. Кики по – прежнему не объявлялся, и ребята все больше и больше тревожились за него.

Наконец наступил вечер. Парашютисты не возвращались. Японцы снова пригнали собак и поместили их в загон. Свирепо рыча, собаки устроили свалку из – за мяса, брошенного японцами за изгородь. Ребята больше не решались подойти к ним.

Небо заволокло облаками, стало душно. Ребята вытащили одеяла из – под тента на открытую площадку, где было больше воздуха. Они долго не могли заснуть. Наконец девочки затихли. Джек лежал, глядя широко открытыми глазами в темное небо. Он с беспокойством думал о Филиппе и Кики. Тревожился он и за девочек. Удастся ли ему уберечь их от всех опасностей?

Внезапно вдали послышался неясный гул. Джек выпрямился. Вроде бы этот звук он уже где – то слышал. Ну конечно же, это был вертолет. Неужели он летит сюда?

Джек быстро разбудил девочек.

– Дина, Люси, просыпайтесь! Сюда летит вертолет. Нужно быстрее убраться под тент. Может быть, он сядет прямо тут.

Плохо соображая со сна, Дина и Люси потащили одеяла под тент. Потом ребята уселись на парапете и стали прислушиваться к ночным звукам. Интересно, Филипп тоже не спит? Да, Филипп тоже бодрствовал и с тревогой прислушивался. Он растянулся на полу и напряженно всматривался в темноту из своей пещеры. Он ничего не мог разглядеть, но пытался определить по звукам, что происходит снаружи.

Звук становился все громче.

– Смотрите, смотрите! – взволнованно крикнул Джек. – Вон он летит. Он кружит вокруг горы. Неужели они не зажгут свет, чтобы осветить посадочную площадку?

Не успел Джек договорить, как на вершину горы выскочили два японца и принялись что – то поспешно делать на середине площадки. В следующее мгновение вспыхнул сильный прожектор, и широкий яркий луч уставился прямо в ночное небо. Он выхватил из темноты вертолет, висевший прямо над самыми головами ребят.

– Вот он, сейчас будет садиться! – закричал Джек. – Смотрите, он опускается вертикально вниз. Конечно, такая машина может приземлиться и на вершине горы.

Вертолет сел посреди площадки, винты перестали крутиться. Раздались громкие голоса.

Теперь свет прожекторов был направлен прямо на летательный аппарат, и ребята видели все совершенно отчетливо. Из вертолета выгрузили множество ящиков и коробок. Слуги – японцы принялись таскать их внутрь горы. Большие ящики распаковывались на месте, а их содержимое разносилось по кладовым.

Пилотом вертолета оказался молодой человек с худым лицом. Его правую щеку пересекал длинный шрам. Вместе с ним прилетел темнокожий мужчина. Ребята заметили, что он сильно хромал. Они дали японцам несколько распоряжений и исчезли под землей.

– Наверное, они отправились доложиться Майеру и Морлику, – заметил Джек. – Пойдемте посмотрим на вертолет поближе. Если бы я знал, как управлять этой штукой! Мы бы сейчас прекрасненько смылись отсюда.

– А по дороге задержались бы перед пещерой Филиппа и захватили и его с собой, – добавила Дина.

Они осмотрели машину со всех сторон. Джек уселся в кресло пилота и тут же вообразил себя настоящим летчиком. И почему только он не научился управлять вертолетом? Какая досада!

Неожиданно на вершине горы появились Майер, Морлик и пилот со своим спутником. С ними был один из парашютистов. Джек попытался поскорее выскочить из кабины, но было поздно. Майер уже заметил его. Грубо схватив Джека за руку, он сильным рывком выдернул его из кабины.

– Ты что тут делаешь? – раздраженно заорал он. – Какого черта тебе здесь надо?

Джек рухнул на землю, но быстро вскочил и отбежал к девочкам.

– Ты не ушибся? – озабоченно спросила Люси. Джек успокоил ее, а потом взволнованно прошептал:

– Я думаю, тот парашютист будет испытывать крылья. Они приволокли его сюда, чтобы показать вертолет, с которого ему придется прыгать.

Девочки в ужасе посмотрели на парашютиста. Как же, наверное, страшно прыгать из вертолета в пустоту, надеясь только на эти непонятные крылья короля! Сколько человек уже участвовали в проведении этих головоломных прыжков? Да и разве знал кто-нибудь наверное, что эти крылья действительно функционируют!

Парашютист внимательно осмотрел вертолет, потом задал пилоту несколько вопросов, на которые тот отвечал коротко и неохотно. Похоже, ему не очень – то хотелось заниматься этими прыжками и с гораздо большим удовольствием он улетел бы отсюда сразу после выгрузки припасов.

– Старт – завтра вечером, – резко прозвучал в ночи холодный голос Майера. – А теперь прошу вас к столу!

Оставив двух японцев охранять вертолет, остальные исчезли в подземном ходе. Значит, завтра вечером! Что – то доведется ребятам увидеть здесь завтра?

 

ЧУДО – КРЫЛЬЯ

Ребята снова завернулись в одеяла. Они больше не решались приблизиться к вертолету, поскольку охранявшие его японцы шуток не понимали. Когда Снежок с любопытством перелез через парапет и подбежал к ним, они ударили его палкой.

– Гады! – возмущенно крикнул Джек. – Как можно так грубо обращаться с малышом! Снежок, пойди сюда! Будь осторожен, а то не успеешь и глазом моргнуть, как эти уроды сделают из тебя бифштекс.

– Джек, как тебе не стыдно так говорить! – Чувствительная Люси была вне себя от ужаса. – Да кто может решиться сделать Снежку что – то нехорошее?

Снежок поспешно вернулся к ребятам и начал скакать на парапет и обратно. В темноте козленок чувствовал себя так же уверенно, как и при свете дня. Вертолет ярко освещался прожектором, но остальное пространство было погружено в темноту.

За оградой с воем сновали собаки. Грохот вертолета и суета во время его разгрузки встревожили их. Японцы пытались криками утихомирить их, но безуспешно.

– Это приключение мне совершенно не нравится, – внезапно захныкала Люси. – Я хочу поскорее убраться отсюда. Хочу назад к Биллу и тете Элли. Как славно, мирно начинались каникулы. И почему мы постоянно попадаем в разные истории?

– Это происходит помимо нашего желания, – сказал Джек. – По – видимому, в нас есть какая – то сила, притягивающая к нам приключения, как, например, животных к Филиппу.

– Лично я хотела бы притягивать что-нибудь более безобидное, например, кошек или собак, – продолжала ныть Люси. – Господи, и почему это стоит только прилечь, как Снежок тут же начинает ходить по ногам?

Потом глаза Люси закрылись, и она, забыв о своих горестях и печалях, погрузилась в сладкий сон.

На следующее утро ребята отправили Филиппу со Снежком длинное послание. В нем они подробно описали все, что им довелось увидеть прошлой ночью. Снежок доставил ответ Филиппа. Он гласил:

«Жаль бедного парашютиста. Сколько человек уже приняло участие в этом эксперименте? Я только рад, что сам не должен участвовать в таком безумии. Выше голову! У меня все в порядке. Снежок и Блестянка разделяют мое одиночество. Блестянка ест у меня из рук. Иногда она греется на солнце у края пещеры. Приходится следить, чтобы Снежок на нее не наступил. До скорого! Филипп».

Часы проходили один за другим. В этот день собак из загона не выпускали.

– Хорошо, что собаки не шастают снаружи, – сказал Джек. – Билл имеет шанс остаться незамеченным. Вот было бы здорово, если бы он пришел сегодня. Правда, он вряд ли сможет нам чем – то помочь, он ведь не знает, где находится вход. А потом, даже если он и отыщет его, то все равно не поймет, как спустить веревочную лестницу. А другого хода сюда, к сожалению, нет.

– Что ж нам, теперь всю жизнь оставаться здесь? – подавленно спросила Люси.

Джек посмеялся над ее страхами.

– Не беспокойся! Билл наверняка что-нибудь придумает, чтобы вытащить нас отсюда. В этом можешь быть совершенно уверена.

Ни парашютисты, ни человек, которому вечером предстояло испытывать крылья, еще не появлялись. Вертолет одиноко стоял посреди двора. Лопасти его винта блестели на солнце.

Когда начало смеркаться, ребята забеспокоились. Японцы, как обычно, принесли им поесть, но не сказали ни единого слова. Чем сейчас занимались парашютисты? Отмечали предстоящий прыжок своего товарища?

И где все – таки пропадал Кики? Джек страшно волновался за попугая. Что могло с ним приключиться? Еще никогда он не отсутствовал так долго.

После захода солнца включили прожектор. На площадке появились Майер, Морлик, несколько слуг и парашютист. Молодой пилот со шрамом и его темнокожий спутник без дела слонялись по двору.

Потом величественной поступью во двор вышел король. Он снова был облачен в свои великолепные одеяния и увенчан короной. Ребята с трудом узнавали в нем того лысого старика, с которым разговаривали несколько дней назад. Гордо и величественно он вышел на середину двора. За ним следовали два японца с плоским ящиком в руках, который они опустили рядом с королем на землю. Король молча наклонился, открыл ящик и извлек из него пару диковинных крыльев. Они были точь – в – точь как крылья огромной птицы и сверкали в свете прожектора, как будто были отлиты из чистого золота.

Люси была поражена.

– Ты только посмотри, Дина, настоящие крылья! Какие они прекрасные!

Король обратился к парашютисту, которому предстояло испытывать крылья.

– Эти крылья надежно понесут тебя по воздуху. От тебя требуется только нажать вот на эту кнопку, и ты можешь не опасаться падения. Сила притяжения земли будет нейтрализована. Ты почувствуешь себя свободным и легким, как ветер. Ты сможешь управлять крыльями по собственному желанию. Захочешь – поднимешься в поднебесье, захочешь – будешь, как орел, кругами парить над землей.

– Звучит как сказка, правда? – прошептала Люси, захваченная королевской речью.

– Крылья необходимо прикрепить к твоему телу, – продолжал король. – Протяни руки, и я возложу их на тебя.

– Эти крылья… это все, что вы мне даете с собой? – в замешательстве спросил парашютист.

– Тебе не потребуется ничего более, – величественно бросил король. – В этих крыльях спрятаны чудодейственные лучи. Нажатием на кнопку ты высвобождаешь их, после чего они устремляются к земле и нейтрализуют силу тяжести. Тебе не грозит падение. Но если ты захочешь вернуться на землю, тебе нужно будет только нажать на вторую кнопку. Тогда на тебя снова начнут действовать силы гравитации, и ты плавно опустишься на землю.

– Да… но… я думал, мне придется испытывать новый парашют, – пролепетал бедняга. – Если бы я знал, что речь идет о каких – то дурацких крыльях…

– Это не какие – то дурацкие крылья, – резко перебил его Майер. – Ты видишь перед собой великолепное изобретение величайшего ученого земного шара. Мы с Морликом встретим тебя, когда ты, пролетев несколько километров, опустишься на землю. С помощью собак мы легко разыщем тебя. После этого ты, как передовой боец мировой науки, будешь до конца жизни окружен богатством и всеобщим уважением.

– Да… но… я довольно тяжелый, – возразил парашютист. – Эти хилые крылья ни за что не выдержат моего веса, все равно – с лучами или без. О силе притяжения земли мне ничего не известно. Но я знаю совершенно точно, что сверну себе шею, если выпрыгну из вертолета с этими штуками на пуках. Вы что, все с ума посходили?

– Держите его! – вдруг резко крикнул Майер. Морлик и японцы бросились на парашютиста и крепко схватили его за руки. Король спокойно прикрепил к ним крылья. Ребята, затаив дыхание, наблюдали за происходящим.

Бедняга отчаянно кричал и отбивался, но не мог вырваться из рук японцев.

– Отведите его в вертолет! – приказал Майер. – Знаешь, Морлик, лети – ка ты лучше вместе с ним и выпихни его в нужный момент из машины. Если он окажется дураком и не нажмет кнопку, это его дело. Если же у него хватит ума сделать это, то он преспокойно полетит.

Однако неожиданно вмешался пилот.

– Мне кажется, парень слишком тяжелый, – сказал он. – Подумайте – ка еще раз хорошенько, шеф, и сделайте для него новые крылья, в два раза больше. Я готов на любой эксперимент, имеющий хоть какие – то шансы на успех. Но прыжки тяжелого человека с этими крыльями – это безумие.

– Должно это означать, что вы отказываетесь взять этого парня с собой? – жестко спросил Майер.

– Вы на удивление точно ухватили суть дела. – Шрам на лице пилота вдруг побагровел. – Отыщите для эксперимента человека поменьше. В последний раз я на пару секунд в самом деле поверил, что опыт может удаться. Но в результате – опять пшик! Совершенно очевидно, что парашютисты слишком велики и тяжелы для этих крыльев. А кроме того, я больше не возьму на борт никого, кроме настоящих добровольцев. Понятно?

Майер сделал несколько быстрых шагов навстречу пилоту. Было впечатление, что он собирается его ударить. Однако в последний момент ему наперерез бросился Морлик.

– Ваше счастье, – пробормотал пилот, не двигаясь с места. – Больше так со мной не шутите, шеф. Мне слишком много известно, а если я вовремя не вернусь отсюда, обо всем этом узнают и другие.

Летчик резко повернулся и полез в кабину. Его спутник, за все время не сказавший ни слова, молча последовал за ним. Парашютист в замешательстве смотрел им вслед. В этот момент взревела турбина вертолета!

Майер чуть не лопался от ярости. Пилот еще раз высунулся из кабины и крикнул ему:

– Будьте здоровы! Я больше сюда не приеду, думаю отправиться в отпуск. Но я подыщу себе на замену кого-нибудь, кто не будет таким щепетильным, как я. И послушайтесь моего совета, подыщите для эксперимента паренька помельче.

Вертолет взмыл вертикально вверх, описал круг в воздухе и взял курс на запад. Очень скоро он исчез вдали.

Ребята с замиранием сердца следили за развитием событий. Многое они поняли только наполовину. Люси жалела перепуганного парашютиста. Она была рада, что его не заставили прыгать с вертолета.

Оставшиеся во дворе раздраженно переговаривались и взволнованно ходили взад – вперед. Только парашютист, которого все еще держали японцы, не принимал участия в перепалке. Король снял с него крылья, в нерешительности повертел их в руках и снова уложил в ящик.

– Хорошо, – изрек он наконец, – я даю свое согласие. Возможно, люди, которых мы отобрали, слишком тяжелые. Однако кого еще мы можем привлечь к участию в эксперименте? Ведь только у парашютистов есть навыки прыжков с большой высоты. Я не возражаю, найдите кого-нибудь полегче. Хотя для моего изобретения вес не имеет никакого значения.

И тут Майер произнес слова, повергшие ребят в ужас:

– Кого-нибудь полегче? Возьмите кого-нибудь из детей, ну хотя бы того наглого мальчишку. Да, пожалуй, это то, что надо. Мы напялим на него крылья и пусть себе прыгает на здоровье.

 

ВЕРТОЛЕТ ВОЗВРАЩАЕТСЯ

Когда все ушли, и двор снова погрузился в темноту, Люси горько расплакалась. Джек и Дина чувствовали себя не лучше. Они обняли всхлипывающую девочку.

– Неужели ты думаешь, что Майер сказал это серьезно? – попытался утешить ее Джек. – Не бойся! Он просто хотел нагнать на нас страху. Никто не станет заставлять Филиппа прыгать.

– Нет, он сказал это абсолютно серьезно, ты сам это прекрасно знаешь, – рыдала Люси. – Что же нам делать? Мы просто обязаны что – то предпринять.

Да, легко сказать. Но что, черт побери, они могли сделать? Вначале они долго думали, рассказывать Филиппу или нет обо всем, что произошло, и о замысле Майера. Потом решили ничего об этом не писать. Они с ужасом представили себе, что может почувствовать Филипп, лежа в своей пещере в полном одиночестве и думая о своей дальнейшей судьбе.

Этой ночью ребята почти не спали. Получив на следующее утро свой завтрак, они, как обычно, собрали пакет с едой и отправили его со Снежком Филиппу. Однако в письме, посланном ему, они, как и договаривались, ничего не сообщили о вчерашних событиях.

Вскоре после этого случилось нечто неожиданное. Два японца вывели на площадку Филиппа. Он радостно бросился к ребятам и со смехом обнял их.

– Привет, а вот и я! Наконец – то они меня выпустили. Видно, решили, что голодание на меня не действует. Видели вертолет вчера вечером? Я слышал только, как он грохотал наверху.

Ребята были ужасно рады снова увидеть Филиппа. Дина и Люси нежно обняли его. А Джек дружески колотил его по плечам. Снежок был в неописуемом восторге и, как сумасшедший, носился по двору, прыгая через парапет и обратно не хуже цирковой лошади.

Филипп удивлялся, отчего ребята так мало и неохотно рассказывали о вчерашних событиях. Они даже на его вопросы отвечали как – то вяло. Джек знаками дал понять девочкам, чтобы они не очень распространялись об увиденном. Может быть, предложение Майера было только злой шуткой, и не было никакого смысла понапрасну расстраивать Филиппа.

В то же время им показалось весьма подозрительным, что его вдруг выпустили из тюрьмы. Да и кормили их сегодня лучше, чем всегда. Это показалось Джеку недобрым знаком. Ведь и жертвенных животных всегда хорошо откармливали, прежде чем тащить на заклание. Когда опять прилетит вертолет? Сколько у них еще оставалось времени? И когда же наконец появится Билл?

Люси и Дина, которые неотступно думали об испытании, ожидавшем Филиппа, были с ним нежны и предупредительны. Дина даже поинтересовалась самочувствием Блестянки и не сбежала, когда Филипп вытащил ее из кармана.

– Ну и дела, что это с Диной случилось? – удивился Филипп. – Она вся такая сладкая, как патока, я ее просто не узнаю. Похоже, в самом ближайшем времени она решится взять Блестянку на воспитание.

Филипп интуитивно чувствовал, что ребята что – то от него скрывают. Может быть, с Кики что – то случилось? Да нет, он сразу понял бы это по поведению Джека. Что же все – таки произошло? Филиппом начало овладевать беспокойство. Почему Джек и девочки не выкладывают все начистоту? У них было не принято иметь секреты друг от друга. Наконец он отвел Джека в сторону и спросил в лоб:

– Послушай-ка, Джек, что, собственно, происходит? И, пожалуйста, не старайся делать вид, что все в полном порядке. Я просто чувствую, что что-то неладно. Рассказывай! Иначе я рассержусь и удалюсь обратно в свою пещеру.

Джек немного помедлил. Потом решительно сказал:

– Ну ладно, я тебе все расскажу. Но учти – новости нерадостные.

После этого он подробно поведал Филиппу о всех событиях и о дьявольском плане Майера заставить одного из ребят совершить прыжок с крыльями.

– Вот как, – мрачно произнес Филипп. – Стало быть, меня решили принести в жертву, да?

Джек кивнул.

– Какие гады! Изобретение еще не совершенно. Крылья не имеют даже пятидесятипроцентной надежности. Может быть, когда-нибудь они и будут таковыми. А пока…

– Так, так. Значит, я полечу на настоящих крыльях. – Филипп попытался развеселить друга. – Ладно, Джек, не стой с таким похоронным видом. Ничего у них из этого не выйдет. Обязательно кто-нибудь нарушит их планы. Ну а если все – таки придется прыгать, что ж, я ведь не трус.

– Можешь мне об этом не напоминать, – сказал Джек. – Девчонки просто с ума сходят. Потому – то они и носятся с тобой как с писаной торбой. А вообще – то мы не хотели тебе заранее ничего говорить.

Филипп выпрямился и гордой походкой направился к девочкам, взмахивая руками, как крыльями.

– Не унывать! – крикнул он им. – Как только выберусь из вертолета, сразу же полечу к Биллу и напугаю его до смерти.

Однако на шутку никто не отреагировал, дело было слишком серьезным. Ребята были подавлены ид даже не хотели играть со Снежком. Обиженный козленок помчался к выходу с площадки и скрылся под землей в поисках более веселой компании.

Так, без всяких происшествий, прошло три длинных дня. Ребятами стало овладевать нетерпение. Когда же наконец появится Билл, чтобы вытащить их отсюда? Ему уже давно следовало быть здесь. Джек, не отрываясь от бинокля, снова и снова обшаривал местность вокруг горы. И каждый раз, разочарованный, возвращался ни с чем. Никого. Ни Билла, ни Дэвида, ни ослов.

Бесконечное ожидание безумно раздражало ребят. Неужели они даже не попытаются сбежать отсюда через потайной ход с веревочной лестницей? Но Джек охладил их пыл.

– Это бессмысленно. Вы обратили внимание, что вокруг нас постоянно снуют эти японцы с кошачьими повадками. Они караулят нас по приказу Майера.

Конечно, Джек был прав. Но, очевидно, тот же Майер велел вкусно и обильно кормить ребят. И никакие мрачные мысли не могли испортить им аппетит. Ели они много и с удовольствием. Снежок помогал им вовсю. После него не оставалось ни грамма овощей, ни листика салата.

На третий день вечером, когда они, как обычно, улеглись под тентом, завернувшись в одеяла, в небе неожиданно послышалось знакомое тарахтение вертолета. У ребят отчаянно забились сердца. Глаза Люси наполнились слезами.

Вертолет кружил над горой. Когда включили прожектор, он медленно опустился на освещенную площадку.

В машине находились двое незнакомых мужчин. На одном были темные защитные очки и островерхая шапка. Его спутник, сидевший с непокрытой головой, смотрел серьезно и мрачно.

Скоро наверху в окружении слуг – японцев появились Майер и Морлик.

– Вы начальник? – крикнул пилот Майеру. – Я прилетел вместо Канна, уехавшего в отпуск. Это мой напарник Джонс. Мы привезли вещи, которые вы заказывали.

Сразу же началась разгрузка. Двор был завален ящиками и коробками. Пилот и его спутник выбрались из машины.

– Вы можете пойти перекусить, – сказал Майер. – Думаю, обратно вы полетите завтра вечером.

– Я не могу ждать до завтра, – возразил пилот. – К нам и так уже начали присматриваться. Я должен улететь сегодня же.

– Канн сказал вам, что… – нерешительно начал Майер.

– Вы хотите сказать, что несколько парашютистов хотят совершить прыжки с вертолета? помог ему пилот. – Да, я в курсе. Никаких возражений. Если у кого – то есть такое желание, мне что за дело?

– Вам хорошо заплатят, – пообещал Майер. – А за сегодняшний полет будет специальная премия. Сегодня у нас будет прыгать юный парашютист… в интересах эксперимента.

Возникла короткая пауза. Потом пилот резко спросил:

– Что значит – юный парашютист?

– Это мальчик. Он уже здесь, наверху. – Майер повернулся к слуге и отдал ему приказ на японском языке. Японец поспешно бросился к выходу с площадки и исчез под землей. – Я послал человека предупредить изобретателя о вашем прибытии, – объяснил Майер пилоту. – Может быть, перекусите перед полетом обратно?

Пилот отказался.

– Нет, мне нужно улетать. Приведите мальчика.

У Люси задрожали колени, она бессильно опустилась на землю. Филипп смотрел спокойно и решительно. Ладно, пусть ему наденут крылья! Он не станет отказываться – влезет в вертолет и прыгнет. Если эти крылья в самом деле функционируют… Да, если они действуют! Как ни хотелось Филиппу надеяться, верилось в это все – таки с трудом.

Пилот еще не видел ребят. Только теперь слуга подвел к нему Филиппа. Джек и девочки нерешительно шли следом. Неожиданно во дворе появился король. Похоже, ему пришлось одеваться в большой спешке. Наряд сидел косо, корона немного съехала набок. Но походка была, как всегда, в высшей степени величественная.

За ним следовало двое слуг, несших крылья. Все – таки они были великолепны! Люси, как и в первый раз, поразила их красота. Она молилась, чтобы они выдержали вес Филиппа и не сломались.

Филипп спокойно поднял руки и дал королю закрепит на них крылья. Когда тот показал ему на кнопки, он просто кивнул головой. Он для пробы слегка взмахнул руками и к своему удивлению почувствовал сильное сопротивление воздуха. Ребята смотрели на него с восхищением. Выглядел Филипп великолепно! На его лице не было ни малейшего страха. Вполне возможно, что он и в самом деле его не испытывал.

Но нет, Филиппом постепенно овладевал ужас, который он всеми силами старался подавить. Он не мог допустить, чтобы кто-нибудь заметил его истинное состояние.

И тут произошло неожиданное. Люси сделала шаг вперед и дотронулась до руки короля.

– Ваше величество! Позвольте мне испытать крылья вместо Филиппа! Я гораздо легче него. Это было бы величайшей честью для меня.

Ребята стояли как громом пораженные. Вот так Люси! Филипп бросился вперед и крепко обнял девочку, полностью закрыв ее крыльями.

– Ах ты, дурочка! Как ты могла такое придумать? Нет, я сам прыгну. И когда окажусь в воздухе, я пролечу здесь над вершиной горы, и вы увидите, что все в полном порядке.

Люси громко заплакала. Не говоря ни слова, пилот повернулся и полез в машину в сопровождении своего спутника. Король ни единой секунды не колебался, посылая Филиппа на опасный эксперимент. Он непоколебимо верил в свои чудо – крылья. Его дух парил в облаках. Люди, участвовавшие в его экспериментах и испытывавшие его изобретения, ничего для него не значили.

Слуга помог Филиппу, которому мешали огромные крылья, забраться в вертолет. Майер наблюдал за происходящим, насупив злобную физиономию. Ему бы больше пришлось по душе, если бы мальчишка стал отбиваться и кричать. Что ж ему теперь – восхищаться его мужеством? Он пронзительно посмотрел на Филиппа.

Филипп помахал ему крыльями.

– Прощайте, Майер! Берегите себя! Скоро для вас все скверно закончится!

Майер в ярости бросился к нему. Но в этот момент заработал двигатель, лопасти винта начали вращаться. Люси безуспешно пыталась удержать слезы. Она была уверена, что больше никогда не увидит Филиппа.

Вертолет начал вертикальный взлет. В этот момент пилот высунулся из кабины и крикнул:

– Не забывайте Билла Смагса!

Его голос прозвучал совершенно иначе, чем раньше. Это был голос Билла!

 

НОЧЬ, НАСЫЩЕННАЯ СОБЫТИЯМИ

Только Джеку и девочкам было понятно, что означали последние слова пилота. Майер и остальные не обратили на них никакого внимания и тут же забыли о них.

Но ребята очень хорошо поняли Билла. Они дрожали от волнения. Джек схватил Люси за руку, Дина уцепилась за Джека. Они молча ждали, когда наконец исчезнут в недрах горы Майер, Морлик, король и слуги. Потом, крепко обнявшись, они медленно возвратились на свое место.

– Джек, это Билл, наш Билл! – Голос Люси сорвался от радости.

– Это он, это он! – с восторгом повторяла Дина. – Он крикнул: «Не забывайте Билла Смагса!» – чтобы мы его сразу узнали. Господи, как я счастлива!

– Слава Богу, Филипп спасен.

Девочки почувствовали, что при этих словах у Джека словно камень упал с сердца.

– А другой парень, наверное, друг Билла, – продолжал он. – Филипп вышвырнет крылья в окошко, и этот кошмар наконец – то закончится.

– Мне нужно сесть, – сказала Люси, внезапно ощутившая приступ слабости. Страх за Филиппа, а потом радость от появления Билла совершенно подкосили ее.

Дина и Джек уселись рядом с ней. Они ощущали такую легкость, такую удивительную раскрепощенность. Их покинуло мучительное беспокойство за судьбу Филиппа. Ему уже не придется прыгать с вертолета и испытывать изобретение этого сумасшедшего. Он был с Биллом, а значит, в полной безопасности.

– Понять не могу, как Билл оказался на этом вертолете? – изумленно спрашивал Джек. – Какое самообладание надо иметь, чтобы посадить машину здесь на вершине горы прямо на глазах у Майера и Морлика!

– А помнишь, ты написал в своем последнем письме, что мы видели вертолет, – напомнила ему Дина. – Ну в том, которое мы оставили на уздечке Пегого.

– Да, верно. Значит, Билл побывал в нашем лагере и нашел Пегого, привязанного к дереву. Что я говорил, Люси? Билл всегда придумает, как нам помочь.

– Ты думаешь, он вытащит нас отсюда? – спросила Дина.

– Ну, конечно же! Он где-нибудь высадит Филиппа и сразу же вернется за нами. Может быть, даже этой же ночью.

– Ой, как это было бы здорово! – вздохнула Люси. – И мы снова вернемся к миссис Эванс. Как же мне опротивела эта гора, а еще больше – ее обитатели. Этот гнусный Майер, жутковатый толстяк Морлик, эти мерзкие японцы, прячущиеся за каждым камнем, как дикие кошки, а потом этот король!

– А мне короля даже жалко! – сказал Джек. – Майер и Морлик просто пользуются им. На его изобретениях они наверняка заработали кучу денег. А теперь они вцепились в эти крылья. Интересно, они хоть как – то функционируют?

– Господи, как я рада, что Филиппу не пришлось этого проверить, – сказала Дина. – А Филипп все – таки молодец! Здорово он держался, правда?

Джек кивнул.

– Великолепно. Но и Люси оказалась на высоте. Как тебе вообще в голову – то пришло выскочить с этим предложением, Люси?

– Да я и сама толком не знаю. это вышло как – то само собой, – попыталась объяснить Люси. – Господи, как же я боялась! Тряслась вся прямо как осиновый лист.

– Знать бы, куда пропал Кики, – озабоченно сказал Джек. – Ни ответа, ни привета. Только бы эти типы ничего ему не сделали.

Девочки тоже беспокоились из – за отсутствия попугая. С ним наверняка что – то произошло, иначе просто невозможно объяснить, почему его так долго не было. Только бы он не попал в руки Майера! Дину просто всю переворачивало, когда она вспоминала о ледяных пронзительных глазках этого изверга. Внезапно она вскрикнула:

– По моей ноге что – то ползет!

– Это Блестянка.

Джек попытался схватить ящерицу.

– Прости, Дина, я не заметил, как она вылезла у меня из кармана. Филипп передал мне ее в последний момент, так как не захотел брать с собой. Только не ори, пожалуйста. Пора бы и тебе проявить немного мужества.

И – о чудо! Дина подтянула ноги и не издала ни единого звука. Джек был прав. Что такое в конце концов какая – то безобидная ящерица – веретенница по сравнению с опасностью, угрожавшей Филиппу, если бы ему на самом деле пришлось совершить прыжок с вертолета? Блестянка поползала немного вокруг ребят. Не обнаружив Филиппа, она забралась обратно в карман к Джеку.

– Нет, ну как все – таки Билл оказался в вертолете? – Люси все еще никак не могла в это поверить. – У меня чуть сердце не выпрыгнуло, когда он крикнул: «Не забывайте Билла Смагса!» Я сразу же узнала его голос.

– Будем наготове, он наверняка прилетит за нами этой ночью, – сказал Джек. – Будем надеяться, что, кроме нас, его никто не заметит. Его ведь здесь сегодня никто не ждет. А внутри горы ничего не слышно.

– Тогда Билл смог бы тихо и незаметно увезти нас отсюда, – обрадовалась Люси. – Вы только подумайте, какие рожи будут у Майера и остальных, когда они обнаружат, что мы исчезли. Им придется обшарить всю гору сверху донизу.

– Да еще пустить собак по нашему следу, – добавил Джек.

– Может быть, нам лучше не ложиться, чтобы, не дай Бог, не пропустить момента, когда прилетит Билл, – предложила Дина.

– Вы, девчонки, можете спокойно подремать. Я буду на страже. Как только что-нибудь услышу, сразу же разбужу вас.

– Но ведь площадку надо будет осветить, иначе как Билл сможет посадить вертолет здесь ночью, – неожиданно сказала Дина. – Джек, ты сможешь включить прожектор?

– Наверное, смогу.

Джек направился к центру площадки, где японцы накануне включали прожектор. Но сколько бы он ни шарил вокруг, никак не мог отыскать выключатель.

– Никак не могу найти эту проклятую кнопку, – сердито бормотал он. – Глупость какая – то!

– Да ничего, Билл сможет сесть и в темноте, – сказала Люси, убежденная в том, что для их взрослого друга не было на свете ничего невозможного. – А теперь покарауль нас, Джек. Я хочу немного поспать.

Девочки завернулись в одеяла и закрыли глаза. Несмотря на все волнения последних часов, они мгновенно заснули. Джек облокотился на парапет и задумчиво уставился в ночное небо. Оно было затянуто облаками, и только изредка в узких просветах между ними проглядывали звезды.

Внезапно Джеку послышался какой – то шум. Он напряженно прислушался. Неужели это Билл уже возвращается за ними? Да, это определенно был вертолет. Шум двигателя становился все слышнее. Как быстро ему удалось обернуться! Наверняка, узнав от Филиппа все самое важное, Билл высадил его где – то поблизости и сразу же прилетел обратно. Майер просто лопнет от ярости, когда обнаружит, что ребятам удалось сбежать. И никогда ему уже не узнать, что сталось с чудо – крыльями.

Джек сделал еще одну попытку отыскать рубильник и включить прожектор, но и на этот раз ничего не нашел. И в этом не было ничего удивительного, поскольку рубильник был спрятан в потайном люке, скрытом под настилом посадочной площадки.

Шум вертолета раздался совсем рядом. Он облетел вокруг горы, потом взмыл вертикально вверх, чтобы совершить посадку на ее вершине. Джек растолкал девочек.

– Дина, Люси, просыпайтесь! Билл прилетел!

Девочки тут же проснулись и вскочили, как подброшенные пружиной. Снежок, спавший рядом с ними, тоже мгновенно оказался на ногах. Заразившись от ребят волнением, он, как сумасшедший, принялся скакать вокруг них.

– Садится, садится! – закричал Джек.

Огромный темный силуэт медленно опускался сверху. Потом раздался легкий треск, и вертолет заскользил прямо на ребят. Им даже пришлось срочно отбежать в сторону. Билл громко спросил:

– Джек, где ты?

Джек рванулся к нему.

– Я здесь, Билл. Все в полном порядке, весь народ – в подземелье. Какое счастье, что ты наконец прилетел за нами! Как дела у Филиппа?

– Отлично. Я высадил его и своего спутника у подножия горы. Они будут ждать нас там. Давайте, залезайте быстрее, пока нас никто не заметил!

Билл протянул девочкам руку, и через мгновение все уже сидели в кабине вертолета.

– Садиться в темноте было довольно сложно, – сказал Билл. – По – моему, я на что – то налетел во время посадки. Был довольно сильный удар, и машина, как ненормальная, крутанулась вокруг собственной оси. Я только надеюсь, что ничего не сломалось.

– Я думаю, ты налетел на парапет. – Джек подтолкнул девочек к креслам. – Ах, Билл, просто не верится, что это ты! Как тебе только…

– Все разговоры потом! – Билл начал колдовать над пультом управления. – Внимание – взлетаем!

Вертолет поднялся на несколько метров и неожиданно стал заваливаться набок. Что это с ним? Вертолет был явно не в порядке.

Ребят прямо – таки колотило от волнения.

– Только бы взлететь, только бы взлететь! – безостановочно повторяла Люси, пока Дина не двинула ее локтем в бок. Она замолчала и крепко обхватила руками Снежка, спокойно лежавшего у нее на коленях.

Билл попытался взлететь еще раз. И снова машина поднялась вначале на несколько метров, а потом опять начала заваливаться набок.

– Рули управления сломаны, – с беспокойством сказал Билл. – Надо было взять с собой Джонса. Ему, может быть, удалось бы устранить повреждение. Но я боялся, что машина не поднимет нас всех.

Снова и снова пытался он поднять вертолет, но тот каждый раз прокручивался вокруг собственной оси и заваливался набок. Билл не решался удаляться от площадки. Что будет, если машина вдруг рухнет вниз? Ему никак нельзя было рисковать жизнью детей. После очередной неудачной попытки Джек и девочки вылезли из вертолета, и Билл попытался взлететь без пассажиров. Но из этого ничего не вышло.

Почти целый час бился Билл с непослушной машиной. Ребята постепенно теряли всякую надежду на благополучный исход.

– Наверное, рули сломались, когда ты налетел на парапет, – подавленно сказал Джек. – Билл, что же нам теперь делать?

– А как насчет того, чтобы уйти подземными ходами, а потом через каменную стену внизу? – спроси Билл. – Филипп что – то говорил о веревочной лестнице. В пещере с черным колодцем я уже успел побывать, когда несколько дней назад приехал, чтобы забрать вас. Вы написали об этом входе в письме, которое я нашел на Пегом. Я отправился к каменной стене, нашел зеленый занавес и пролез внутрь. Но дальше пути не нашел.

– Это понятно, – сказал Джек. – Мы и сами – то обнаружили веревочную лестницу, ведущую внутрь горы, совершенно случайно. Ковыряясь в колодце, я крутанул колесо, попавшее мне под руку, и она свалилась на нас сверху.

– Придется уходить этим путем, – сказал Билл. – С этим чертовым вертолетом, видно, уже ничего не поделаешь. Я не могу лететь на авось. Мы запросто можем разбиться. К сожалению, у нас ведь нет чудо – крыльев, чтобы в случае чего улететь на них.

– Ах, Билл, неужели нам еще раз придется пробираться через эту ужасную гору? – в отчаянии спросила Люси. – Ведь там ничего не стоит заблудиться или угодить в плен.

– К сожалению, ничего другого не остается, – сказал Билл. – Ничего не бойся, Люси! Я буду тебя хорошо охранять. А сейчас, ночью, нам вряд ли кто-нибудь встретится.

– Что за невезуха, и надо же было вертолету сломаться в самый последний момент! – воскликнул Джек. – Если его здесь обнаружат, вся эта банда сразу поймет, что что – то неладно, и пустится за нами по следу.

– Тем более нужно уходить как можно быстрее, – ответил Билл. – Давайте, пошли! А это кто еще путается у меня под ногами? Да это Снежок! Если хочешь идти с нами, ни шагу в сторону, а то из – за тебя и нас поймают. Кстати, а где Кики? Я его еще не видел.

– Я и сам не знаю, где он, – подавленно сказал Джек. – В тот самый день, когда нас захватили, он бесследно исчез. Может быть, он где – то прячется, или его схватили и посадили в клетку… или даже убили.

– Ну нет, никогда в это не поверю, – сразу же возразила Люси. – Кики слишком умен, чтобы дать себя схватить. Наверняка он встретится нам по дороге.

Билл зажег фонарь.

– Куда идти? А, вижу, ступени идут вниз. Пошли, дорога каждая минута.

Оставив на площадке поврежденный вертолет, они двинулись по каменно лестнице вниз, в глубь горы.

Люси взяла Билла за руку.

– А я так надеялась, что мне больше никогда не придется спускаться вниз по этой лестнице. Держи меня крепче, Билл! Я так боюсь.

 

ПОБЕГ ЧЕРЕЗ ПРЕИСПОДНЮЮ

Они быстро спустились по винтовой лестнице. Дальше дорога уходила все глубже и глубже в недра горы – мимо тюрьмы Филиппа, мимо ниш, заполненных припасами, – дальше, в самую преисподнюю. Им было нелегко ориентироваться в темноте. Лампы в коридорах были потушены. А пользоваться фонарем Биллу приходилось с особой осторожностью, стараясь не привлекать к себе внимания.

Они постоянно останавливались, когда Джек и Дина начинали спорить о том, куда идти дальше. Билл подгонял их, стараясь все – таки сохранять спокойствие, чтобы не расстраивать ребят еще больше.

– Вообще – то нам нужно просто идти за Снежком, – сказала Люси. – И мы наверняка не заблудимся.

– Но ведь Снежок не знает, куда мы хотим идти, – возразил Джек. – К сожалению, нам никак не объяснить ему, что мы ищем дорогу к веревочной лестнице. Боюсь, что ему, при всем желании, нас не понять.

В конце концов они безнадежно запутались. Очутившись в очень высоком темном туннеле, они остановились. Здесь они еще не были, ребята это знали точно. Билл был в отчаянии. И как только его угораздило разбить при посадке машину! Если бы не это, им не пришлось бы блуждать по лабиринту бесконечных пещер и коридоров.

Они двинулись наугад дальше, забираясь все глубже и глубже в недра горы. Наконец дорога вывела их на балкон, нависавший над котлованом. Затаив дыхание, Билл посмотрел вниз. Отверстие на дне котлована бесшумно открылось, обнажив цветную массу. Всех тотчас охватило уже знакомое ребятам тревожное чувство бездумной легкости. На этот раз оно продолжалось недолго и через мгновение, когда, словно по мановению волшебной палочки, отверстие снова закрылось, бесследно улетучилось.

В котловане не было ни души. Отверстие в дне котлована, очевидно, открывалось и закрывалось благодаря какому – то скрытому механизму. И так происходило во всех точках этого подземного королевства. Все функционировало совершенно бесшумно и словно по волшебству. Единственным громким звуком, повторяющимся через равные промежутки времени, был грохот, исторгаемый недрами горы, вслед за которым происходило короткое землетрясение.

– Похоже, в этой горе расположено месторождение редкого металла, используемого королем в его изобретениях, – сказал Билл. – Вероятно, что – то вроде урана, применяемого для расщепления атома. Как правило, такие металлы добываются в шахтах, а затем поднимаются на поверхность. А здесь его перерабатывают прямо на месте. Толстые каменные стены защищают окружающий мир от пагубного воздействия лучей. Нужно признать – все здесь продумано до мельчайших деталей и сконструировано чрезвычайно остроумно.

Тем временем Джек внимательно огляделся. Как и остальным ребятам, ему было очень неприятно находиться вблизи котлована. Однако это было знакомое место, откуда можно было, сориентировавшись, найти дорогу к выходу.

– Ну теперь вроде бы все ясно, – обратился он к Биллу. – Думаю, нужно идти по этому коридору.

Билл осветил широкий проход, по которому ребята пытались скрыться несколько дней назад.

– Сюда? Ну тогда – вперед! Нужно спешить.

Быстро поднявшись по крутому просторному коридору, они очутились на развилке. Там, по указанию Джека, все повернули налево.

Билл с удивлением разглядывал красивые шелковые настенные драпировки. Пройдя еще немного, Джек дернул Билла за рукав и показал на роскошный занавес, затканный драконами.

– Там спальня короля. Дина, держи Снежка покрепче, чтобы он вдруг не забежал туда.

Билл скользнул на цыпочках вперед и заглянул за занавес. Он с любопытством оглядел слабо освещенную комнату, затем неожиданно отпустил занавес и тихо возвратился к ребятам.

– Там на постели кто – то лежит, – прошептал он. – Какой – то старик с огромным лбом.

– Это и есть король, – шепотом ответил ему Джек. – Это он изобрел все эти чудеса, которые ты видел. Гениальная голова, но совершенно чокнутый тип.

– Кажется, он спит, – сказал Билл. – Нельзя как – то обойти эту комнату?

– Насколько я знаю – нет, – ответил Джек. Нам придется пройти через нее. Дальше мы попадем в столовую короля, а потом – в тронный зал.

Билл ненадолго задумался.

– Ну ладно, пошли! – скомандовал он затем. – Только давайте по одному. И, ради Бога, потише!

Один за другим они, затаив дыхание, проскользнули через королевскую спальню. Дина крепко прижимала к себе Снежка. Только бы ему не вздумалось заблеять как раз сейчас, когда они проходили через эту комнату! Сердце Люси билось с такой силой, что она опасалась, как бы не разбудить короля.

Но все прошло благополучно. Толстые ковры заглушали шум их шагов. Никем не замеченные, они прошли в комнату с огромным столом, за которым недавно славно попировали. Сейчас он был совершенно пуст. Не было даже блюда с фруктами.

Перед вторым занавесом с драконами, за которым находился тронный зал, они опять остановились. Что это за звук? Он очень напоминал храп спящего человека.

Билл осторожно заглянул за занавес и широко ухмыльнулся. Посреди большого зала стоял длинный стол с остатками роскошного пиршества. А вокруг него, кто на стульях, а кто прямо на полу, сидели и лежали спящие парашютисты.

– Вот где эти ребята пропадали все последние дни, – глядя на эту идиллическую картину, сказал Джек. – А я уж удивлялся, куда они запропастились. Ну прямо сцена из «Спящей красавицы».

Билл осторожно просунул руку за занавес и пошарил по стене в поисках выключателя.

– Я выключу свет, – шепнул он ребятам. – А вы спокойно шагайте прямо мимо этих молодцов. Старайтесь держаться вдоль стен. Если вдруг кто-нибудь из них проснется, ничего страшного. В темноте они примут нас за своих и не станут поднимать шума.

Ребята согласно кивнули. Билл повернул выключатель, и огромный зал погрузился в темноту. Джек и девочки тихо шагали вслед за Биллом. Они шли, неслышно ступая по мягким коврам, и никто из парашютистов не заметил ночных гостей.

Оказавшись в гигантской лаборатории, Билл в изумлении остановился. Он сразу же понял и оценил гениальность человека, придумавшего всю эту хитрую механику.

Все заворожено всматривались с высоты галереи в тихо гудящее фантастическое переплетение колес и проводов, между которыми вспыхивали стеклянные сосуды и хрустальные шары.

– Для чего все это нужно, Билл? – шепотом спросила Люси.

– Очевидно, здесь происходят процессы преобразования различных энергий, – деловито ответил Билл.

– Они используются в этих чудо – крыльях? – заинтересовался Джек.

– Да, наверное. Во всяком случае, это просто потрясающая установка.

В лаборатории тоже не было ни души. Билл так глубоко погрузился в созерцание этого удивительного мира, что совершенно забыл об опасности. Из этого состояния его вывел Снежок, крепко боднувший Билла в ногу. Тот очнулся и крепко схватил Люси за руку.

– Надо идти дальше. Фу, прямо наваждение какое – то!

Они вышли из лаборатории. Джек повел их дальше через коридоры и пещеры в комнату, где хранилась веревочная лестница. До свободы было рукой подать. Только бы Биллу удалось развернуть лестницу.

По непонятной причине в этой комнате горел слабый свет. В полумраке отчетливо различались кувшины с холодной водой, так хорошо утолявшей жажду.

– В этой пещере хранится лестница, сказал Джек и осветил фонарем каменную стену, в которой они в прошлый раз обнаружили нишу.

Не успели они еще ничего разглядеть, как Люси вдруг споткнулась и свалилась на пол. Билл поднял ее. Она сильно разбила коленку, но не издала ни единого звука. Джек посветил на пол. За что это Люси могла зацепиться?

И тогда они увидели, что девочка запнулась о веревочную лестницу, которая тянулась от своего тайника в стене по полу и исчезала за краем обрыва.

– Лестница на месте! – закричал Джек, от волнения забыв, что надо говорить шепотом. – Давай быстрее, Билл, спускаемся!

– Кто – то вылез наружу и оставил лестницу, чтобы вернуться назад, – сказала Дина. – Интересно, кто это? Во всяком случае, нужно быть осторожными, а то можем нарваться на кого-нибудь.

Билл попытался разобраться, как функционирует механизм лестницы. Эта штука была очень хитро придумана. Очевидно, от колеса в колодце тросы вели к рычагу, приводившему в движение лестницу. Под действием собственной тяжести она разматывалась по полу, переползала через край обрыва и сама собой опускалась вниз, на дно пещеры.

– Джек, ты полезешь первым, – распорядился Билл.

Джек тотчас нагнулся над лестницей и осторожно поставил ногу на верхнюю перекладину. Утвердившись на лестнице, он еще раз взглянул на Билла.

– Ну, я пошел. Пусть за мной идут девочки, а замыкающим – ты. Снежок уже испарился. Наверно, побежал через собачий туннель, который должен быть где – то здесь поблизости. Мы так и не нашли его.

Голова Джека исчезала за краем обрыва.

– Теперь ты, Люси, – через пару минут сказал Билл. – Так голова Джека будет в целости и сохранности. За тобой полезет Дина. А я буду прикрывать вас с тыла. Когда спуститесь, не убегайте без меня.

Джек, равномерно перебирая руками и ногами, спускался все ниже и ниже. Внезапно он остановился. Нижний конец явно двигался. Господи, кто – то поднимался по лестнице ему навстречу! Но кто?

 

СЧАСТЛИВЫЙ ИСХОД

Как только Джек заметил, что под ним кто – то взбирается по лестнице, он в дикой спешке полез обратно. Только бы еще раз не столкнуться с Майером или Морликом!

Через минуту он налетел на спускающуюся за ним Люси.

– Это я, Люси, – прошептал он. – Снизу кто – то поднимается по лестнице. Быстро лезь обратно!

Подгоняемая страхом, Люси стала карабкаться вверх. Естественно, через мгновение она наскочила на Дину, которая тут же остановилась. Люси шепотом сообщила ей тревожную новость, и Дина сразу же поспешно заработала руками и ногами, стремясь как можно быстрее выбраться наверх. Люси и Джек лезли за ней буквально по пятам, и Джек ужасно боялся, что вот – вот рука неизвестного схватит его за ногу.

Билл, спешивший поскорее присоединиться к ребятам, чуть не наступил Дине на голову. Сердитый и раздосадованный, он застыл, уцепившись за перекладину.

– В чем дело? Я же сказал вам, что надо торопиться.

– Кто – то поднимается снизу, – дрожащим голосом пролепетала Дина. – Давай, Билл, быстро назад, пока не схватили Джека.

Тихо чертыхаясь, Билл быстро вылез наверх и одного за другим втащил ребят в пещеру. Лестница продолжала раскачиваться. Надо было срочно прятаться.

– Все в коридор – быстро! – тихо скомандовал Билл. – Дождемся там, пока все успокоится. А потом полезем снова.

Они мчались изо всех сил. Добежав до развилки, Билл подтолкнул ребят в один из темных коридоров. Однако, едва они забежали туда, как в конце коридора замаячила неясная фигура. Послышались быстро приближающиеся шаги. Они в спешке бросились обратно.

Тем временем человек, поднявшийся по лестнице первым, уже прошел через комнату с кувшинами и двинулся им навстречу. Они ринулись по свободному коридору в лабиринт сообщающихся пещер.

– Стойте здесь! – тяжело дыша, приказал Билл. Но было уже поздно: их заметили. Угрожающие голоса загремели под сводчатыми потолками пещер.

– Кто здесь? Выходи!

Они, не дыша, забились в скальную нишу. Только бы не попасть злодеям в руки! Преследователи протопали мимо них в другую пещеру. Совсем рядом раздались другие голоса. Возбужденные крики доносились со всех сторон. Билл внутренне застонал: сейчас преследователи разделятся и станут тщательно обыскивать пещеры одну за другой. Тогда им конец. Но он не собирался так легко сдаваться.

– Бежим отсюда, – сказал он ребятам, – поищем что-нибудь понадежнее.

Но тут же все застыли от ужаса. В их пещеру упал яркий луч фонаря и медленно заскользил по стене, постепенно приближаясь к ним. Люси затаила дыхание и крепко схватила Билла за руку. Однако в тот самый момент, когда луч фонаря уже почти коснулся ног Джека, совсем рядом прозвучал глухой скрипучий голос:

– Бедный Кики! Бим, бам, бум.

У Джека бешено заколотилось сердце. Кики! Значит, попугай не погиб. Бедняга все эти дни мыкался по пещерам и коридорам в поисках ребят. Конечно же, он и понятия не имел, что они были совсем рядом. Он увидел свет и, по привычке, решил поговорить.

Билл предостерегающе положил руку на плечо Джека. Не дай Бог, мальчик забудет от радости все на свете и громко позовет своего любимца! Но Джек не проронил ни звука. Тихо улыбаясь, он прислушивался к словам Кики, меланхолически восклицавшего:

– Вызови доктора! Мрачный и темный.

Как печально звучал его голос! Ребята никогда еще не слышали у Кики такого. Бедняга наверняка решил, что все на свете забыли о нем и бросили на произвол судьбы.

Тут его монолог прервал голос Майера:

– В чем дело? Морлик, быстро сюда. В этой пещере кто – то есть.

– Что случилось? – спросил Морлик, приблизившись с фонарем в руке.

– Я только что слышал чей – то голос, – ответил Майер. – Встань у входа, а я еще раз хорошенько обыщу пещеру.

Он пошел вдоль стен, тщательно освещая фонарем каждый сантиметр пещеры. Билл был в полном отчаянии. Теперь им точно конец.

Внезапно Кики чихнул и тут же закашлялся. Майер остановился и направился в сторону попугая.

– Вы обнаружены! – злобно крикнул он. – Выходите, не то пожалеете.

Кики был голоден и разочарован в жизни. Грозный голос Майера напугал его. Он в страхе ударился в бегство, не подозревая, что его любимый хозяин совсем рядом. И хорошо, что не подозревал, иначе бы он сразу подлетел к Джеку и тут же выдал преследователям убежище ребят.

Теперь его голос раздался из соседней пещеры:

– Попка, поставь котел на плиту! Вызови доктора!

Вслед за этим он громко икнул и невнятно пробормотал:

– Пардон!

Майер был сбит с толку.

– Дьявол, что здесь происходит? Опять тот же голос, который мы уже несколько раз слышали. Ну что же, где голос, там и человек. Теперь тебе не уйти, пусть даже я здесь все разнесу на куски.

Раздался громкий треск выстрела. Майер выхватил револьвер и, озверев от ярости, принялся беспорядочно палить в сторону Кики. Джек не находил себе места от беспокойства: только бы не попали в попугая!

Когда Майер с Морликом добрались до соседней пещеры, Кики полетел дальше.

– Вытри ноги, ты, дрянной мальчишка! – донеслось издалека.

Несмотря на угрожавшую им смертельную опасность, ребята не смогли удержаться от улыбки. Вечно в минуту опасности Кики начинал выдавать подобные фразы. Снова прогрохотал выстрел. Кики презрительно расхохотался и заскрежетал, изображая автомобиль, в котором неумелый водитель пытается переключить скорость.

Преследуемый бандой Майера, он снова залетел в соседнюю пещеру и принялся летать под потолком, оставаясь невидимым для своих преследователей.

Неожиданно в пещеру ворвался взбудораженный японец.

– Господин Майер! – крикнул он. – Дети пропали. Вертолет вернулся и стоит пустой на площадке. Там никого нет.

На минуту в пещере воцарилось всеобщее молчание. Потом Майер дрожащим от бешенства голосом выдал поток фраз, из которых ни Билл, ни ребята не смогли разобрать ни слова.

Его вопли прервал Морлик.

– Кончай ругаться, Майер. Эти делу не поможешь. Пошли лучше за собаками. Дети наверняка ушли по лестнице. Ты ведь оставил ее, когда выходил сегодня наружу? Ну ничего, собаки их быстро отыщут.

– Но куда делся пилот? – Майер снова перешел на иностранный язык. Японец мелкими шажками побежал к выходу, по – видимому, чтобы выпустить собак.

– Вызови доктора! – печально воскликнул Кики и испустил паровозный гудок.

Не в силах совладать с безумной яростью, Майер снова пустился в погоню за ним. Потом остановился и, переходя с одного языка на другой, принялся что – то громко обсуждать с Морликом и двумя другими мужчинами. Билл решил не дожидаться конца разговора. Он тихонько подтолкнул ребят ко входу в соседний коридор, и они сломя голову, бросились к пещере с веревочной лестницей. Может быть, им все – таки удастся уйти? Джек был безутешен, он снова убегал без Кики.

В том же порядке, что и в первый раз, они принялись спускаться по лестнице. У Джека все внутри дрожало. А что, если он опять напорется на кого-нибудь из компании Майера? Вдруг кто – то схватит его за ногу? Но на этот раз обошлось без неожиданностей, он благополучно спрыгнул с последней перекладины лестницы и остановился в ожидании Люси. Ему только – только удалось подхватить ее. Девочка была так измучена трудным спуском, что под конец почти рухнула на руки к Джеку. Он мягко опустил ее на землю, и она, тяжело дыша, но не издавая ни звука, совершенно обессиленная осталась лежать. Спустившаяся вслед за ней Дина грохнулась рядом.

Последним спустился Билл.

– Фу, наконец – то кончился этот альпинизм, – облегченно вздохнул он. Ничего себе получилась прогулка. Ну а теперь быстро на выход! Нас там дожидаются Филипп с Джонсом. Только бы эти проклятые псы нас не учуяли! Филипп говорил мне, что вы вначале приняли их за волков. Как – то мне не хочется иметь дело с целой сворой свирепых псов, науськанных на нас Майером и Морликом.

Солнце еще не поднялось, но небо на востоке уже окрасилось золотистым светом. Когда Билл отодвинул в сторону зеленый занавес, и ребята выбрались из пещеры на покрытый травой склон горы, они глубоко, полной грудью, вдохнули чистый вольный воздух. Как приятно было ощущать дуновение свежего утреннего ветерка!

– Нужно идти дальше, – торопил их Билл. – Я договорился с Филиппом и Джонсом встретиться у ручья, где вы тогда оставили Пегого. Кстати, я его брал с собой, когда безуспешно пытался вас разыскать. Филипп был уверен, что вы найдете дорогу к ручью, если бы даже мы сели достаточно далеко отсюда. Он, правда, ждет, что мы прилетим на вертолете. Мы даже успели подыскать подходящую посадочную площадку и оставили там фонарь для ориентировки.

– Значит, Филипп ожидает нас возле фонаря, – сказала Люси.

– Нет, они с Джонсом уже наверняка у ручья. Оставаясь рядом с фонарем, они легко попали бы в лапы Майера и его банды, если бы тем вздумалось пуститься на поиски Филиппа. У нас была с Майером договоренность, что, как только Филипп прыгнет, я дам им условный сигнал по радио. Естественно, никакого сигнала я не давал.

Итак, посовещавшись, они отправились к ручью. По дороге Джеку довелось пережить огромную радость. Неожиданно, откуда ни возьмись, над ними появился Кики и с ликующим воплем обрушился на Джека. С привычной уверенностью он совершил мастерскую посадку на плечо любимого хозяина, прижался к его щеке, нежно клюнул в мочку уха и принялся пританцовывать, всячески выражая свою безграничную радость. Джек от счастья не мог вымолвить ни слова. Он безостановочно гладил попугая по голове и издавал тихие, невнятные, нежные звуки.

Люси тоже вся светилась от радости.

– Милый, добрый Кики, какое счастье, что ты нашелся. Никогда больше не покидай нас надолго.

Конечно же, и Билл был сердечно рад возвращению попугая.

– Знаешь, старик, ты ведь нас просто спас. Как ты нас нашел?

– Боже, храни короля! – провозгласил Кики, потом громко икнул и весело добавил: – Пардон! Пардон королю!

Дина расхохоталась.

– Ой, Кики, какой же ты молодец! А мы уж думали, что ты пропал навсегда.

Она обеспокоено посмотрела по сторонам.

– Ну вот, а теперь нет Снежка. Он – то куда запропастился?

– Ничего, Снежок наверняка найдется, как и Кики, – успокоил ее Билл.

– Блестянка – Пуглянка! – воскликнул попугай и покосился на брючный карман Джека. Ящерка наполовину высунулась из него, с очевидным удовольствием вдыхая свежий утренний воздух. Ко всеобщему удивлению, Дина не издала при этом ни малейшего звука протеста.

Они отправилась дальше, Кики прочно угнездился на плече у Джека. Внезапно послышались громкие голоса:

– Вот они! Им удалось сбежать. Джек, Дина, Люси, Билл! Привет! И Кики нашелся. А куда вы дели вертолет? Мы ждем вас уже целую вечность.

Филипп прыгал, как сумасшедший, размахивая руками, за его спиной возвышался невозмутимый Джонс. А вокруг них весело носился Снежок, маленький беленький Снежок. Он уже отыскал своего хозяина. Семья была в полном сборе. Все радостно приветствовали друг друга. Но что это – что за вой раздался вдали?

– Это собаки взяли наш след, – побледнев, сказал Джек.

 

ПРЕСЛЕДУЕМЫЕ СОБАКАМИ

Услышав приближающийся дикий вой и визг, Люси в страхе прижалась к Биллу. Тот что – то пробормотал и обменялся взглядами с Джонсом. Похоже, их радость от удачного побега была несколько преждевременной. Неужели их снова схватят? Против десятка псов, натасканных на людей, у них не было ни малейшего шанса.

– Билл, нужно уходить по воде, как тогда сделал Сэм, – взял слово Джек. – В воде собаки теряют след. Пойдем вверх по течению. Может быть, по дороге найдем дерево или пещеру, где можно будет спрятаться.

Билл на секунду задумался.

– Вряд ли это нам так уж поможет, – ответил он. – Но попытаться стоит. Какая досада, что мы в самый последний момент потеряли вертолет! Если бы не отказало управление, мы бы уже давно были в полной безопасности.

Они вышли на середину ручья и двинулись вверх по течению, осторожно ступая по холодной воде. Люси держалась между Биллом и Джонсом. Она была рада, что с ними двое взрослых. Вдали послышался яростный лай собак. Было ясно, что они напали на след.

Беглецы ускорили шаги. Конечно, их след потерялся в воде, но вместе с тем их было хорошо видно издалека. Они беспокойно оглядывались по сторонам в поисках подходящего укрытия. И тут сам ручей пришел им на помощь. Он неожиданно свернул в маленькую пещеру. Двое мужчин, четверо детей и козленок остановились. Чистая вода, блестевшая на солнце, бурлила вокруг их ног.

– Это я называю везением, – с облегчением сказал Билл. – Можно укрыться в этой пещере, если, конечно, всем хватит места. Будем сидеть здесь, пока собакам не надоест нас искать.

Он зажег фонарь, и они один за другим полезли в пещеру. В ней едва – едва хватило места для такого количества людей. На другом ее конце ручей водопадом вырывался наружу и бурным потоком обрушивался на горный склон. Они тесно сгрудились и попытались устроиться поудобнее. Билл и Джонс достали из карманов шоколад и раздали ребятам. Поглощая неожиданное лакомство, все с беспокойством прислушивались к отдаленному вою собак.

– Как ты думаешь, Билл, они потеряли наш след? – спросил Джек.

– Похоже на то. Спустившись к ручью, они наверняка перепрыгнули через него. А на другом берегу след неожиданно пропал. Вряд ли они поймут, что мы отправились вброд по течению.

– Зато их хозяева вполне могут это понять, – неторопливо и веско произнес Джонс. Он воспринимал все происходящее с таким спокойствием, как будто подобные приключения случались с ним каждый день. – Во всяком случае, если бы я был на их месте, то сразу бы догадался и пустил собак берегом вверх и вниз по течению ручья, – добавил он.

– Правда? – с округлившимися от страха глазами спросила Люси. – Ну, значит, Майер догадается. Он страшно умный. Он прямо пронзает человека свои взглядом. Я думаю, он умеет читать мысли.

– Пусть попробует прочитать мои, – мрачно сказал Билл. – Уверен, это не доставит ему удовольствия.

– Пардон! – крикнул Кики.

– Ты забыл икнуть, – напомнил ему Джек. Кики добросовестно повторил номер. Джонс громко расхохотался.

– Собаки приближаются, – внезапно сказал Джек. Все прислушались. В самом деле, визг и вой становились громче.

– Видно, подошел Майер, – предположила Дина. – Он разгадал наш трюк и повернул их сюда.

Филипп кивнул.

– А здесь они нас наверняка учуют. Это точно. Этих собак просто так не проведешь.

Он подошел вплотную ко входу в пещеру.

– Я слышу, как собаки шлепают по воде! – воскликнул мальчик.

Люси еще крепче ухватилась за Билла. Когда только кончится этот кошмар?

Показалась первая собака. Она бежала по берегу, время от времени спрыгивая в воду. Скоро она оказалась так близко, что можно было слышать ее тяжелое дыхание. И тут, как удар хлыста, прозвучал резкий голос Майера:

– Ищи, ищи! Вперед!

Вожак находился уже перед самой пещерой, но дальше не шел. У него был приказ найти беглецов, но не было приказа задержать их или схватить. Свою задачу он выполнил. Он победно поднял морду кверху и громко по – волчьи завыл. Кики был поражен. Он немедленно попытался воспроизвести вой, однако смог выдать только какой – то невразумительный звук, напоминающий рычание. Собака склонила морду набок и удивленно прислушалась. Позади нее показались остальные животные. Они окружили вожака и стали принюхиваться к запахам, доносившимся из пещеры.

– Не очень приятное зрелище, – пробормотал Билл себе под нос. Джонс взирал на свору с таким спокойствием, как будто для него было привычным и естественным уходить от преследования злобных псов.

– Сохраняйте спокойствие, – обратился Билл к ребятам. – Пока мы остаемся на месте, они нам ничего не сделают.

Послышались громкие голоса. Появились потные и красные от погони Майер и Морлик. Увидев у пещеры сбившихся в кучу собак, они быстро спрятались за толстым деревом. Видимо, они опасались, что у Билла могло быть оружие.

– Вы обнаружены! – крикнул Майер. – Выходите, бросьте оружие на землю и поднимите руки вверх! Иначе мы спустим на вас собак.

– Приятный парнишка, правда? – заметил Джонс. – С удовольствием познакомился бы с ним поближе. Будем выходить, шеф?

– Нет, – коротко ответил Билл. – Пока мы здесь с детьми, он не осмелится натравить на нас собак.

Билл плохо знал Майера. Этот человек не останавливался ни перед чем. Не получив ответа и видя, что в пещере не происходит никакого движения, он тут же впал в ярость. Он крикнул что – то на непонятном языке и тут же перешел на английский.

– Вы слышали, что я сказал? Даю вам две минуты. Если после этого вы не выйдете сами, вас выволокут собаки. Должен предостеречь вас, что у них острые зубы.

Никто не шевельнулся. Люси закрыла глаза. Она не могла больше смотреть на шумно дышащих псов, нетерпеливо ожидавших приказа ворваться в пещеру и выволочь из нее добычу.

Неожиданно Филипп сделал шаг вперед и встал перед входом в пещеру.

– Руки вверх! – заорал Майер. Филипп повиновался. Собаки обнюхали его. И тогда мальчик тихо заговорил с ними:

– Помните меня? Я Филипп, вы вместе со мной спали на скале. Хорошие, хорошие собаки. Разве вы забыли, что мы друзья?

Конечно, собаки не понимали его слов, однако безошибочный инстинкт подсказывал им смысл его речи. Они вспомнили мягкий ласковый голос этого мальчика. Вожак начал тихо повизгивать. Ему хотелось, чтобы мальчик погладил его. Однако Филипп не мог опустить руки. В его распоряжении был только голос. Не останавливаясь ни на секунду, он продолжал тихо и проникновенно говорить с собаками.

Билл, Джонс и ребята, как завороженные, наблюдали за удивительным спектаклем. Все думали об одном и том же: каким же необыкновенным даром воздействия на животных обладает Филипп! Ни единое живое существо не может противиться его чарам!

– Взять их! – скомандовал Майер.

Вожак посмотрел на него, затем повернул голову к Филиппу и потерся о его колени.

– Филипп, от тебя с ума сойти можно, – восхищенно сказал Билл. – То, что ты делаешь, это же чистой воды колдовство.

И даже на невозмутимом лице Джонса застыло выражение беспредельного восхищения.

– Ну, парень, – пробормотал он, качая головой, – такого еще свет не видывал.

– С Майером сейчас инфаркт случится, – заметил Джек. – Он просто не в состоянии понять чуда, произошедшего у него на глазах.

– Тащите их сюда, я вам сказал! Не будете слушаться, всех перестреляю к чертовой матери! – вопил Майер, как безумный.

Но собаки больше не обращали на него никакого внимания. Их вожак признал своим хозяином Филиппа. Ну а остальные, как всегда, последовали его примеру. Отныне они повиновались только мальчику. Майера они боялись, а Филиппа полюбили.

Внезапно Майер выстрелил. Он целился не в собак, а поверх их голов. Собаки дернулись и повернули к нему оскаленные, рычащие морды.

Тут вмешался Билл.

– Филипп, животные тебя послушаются? Тогда натрави их на Майера и Морлика! Мы побьем гадов их же оружием!

 

ПОМЕНЯЛИСЬ РОЛЯМИ

– Конечно же, собаки меня послушаются, – с полной уверенностью ответил Филипп и, обратившись к своре, указал на дерево, за которым прятались Майер и Морлик.

– Эй, друзья, видите тех типов? Схватите их, схватите и притащите сюда!

Те даже не успели понять, что произошло. Внезапно на них обрушилась собачья свора и свалила на землю. Револьвер выпал из руки Майера и исчез в клубке извивающихся собачьих и человеческих тел.

– Ничего им не делайте, просто приведите их сюда! – гордый своей властью над животными, взволнованно приказал Филипп.

Билл и Джонс вышли из пещеры. За ними последовал Джек, наказав девочкам оставаться на месте. По правде сказать, они пока и не собирались выходить. Люси от волнения так вцепилась Дине в руку, что та вскрикнула от боли. Затаив дыхание, они наблюдали за разворачивающимися событиями.

Собаки волокли Майера и Морлика к Филиппу. Морлик, этот низкорослый квадратный бугай с обезьяньей физиономией, трусливо визжа, молил о пощаде.

– Отзови собак! Я сдаюсь. Отзови собак.

Майер, не обращая внимания на укусы, ожесточенно сопротивлялся, безуспешно пытаясь добраться до своего револьвера. Он был вне себя от изумления, страха и ярости.

Собаки были хорошо вышколены и пускали в ход зубы только по команде. Однако в горячке борьбы все – таки тяпнули пару раз своего бывшего хозяина, который в свое время дрессировал их, не гнушаясь грубостью и жестокостью.

Вожак ухватил его сзади за брюки и волочил по земле. Какое жалкое зрелище представлял собой этот человек в глазах наблюдавших ребят! Страх перед ним улетучился в мгновение ока. Сзади, чуть не рыдая от страха, ковылял Морлик. И тут он вспомнил о своем револьвере и попытался засунуть руку в карман.

Но Джонс был начеку.

– Руки вверх! – спокойно, но очень отчетливо произнес он. – И давайте без глупостей, Морлик, иначе вами займутся собаки. Встаньте, Майер, и тоже поднимите руки вверх!

Бледный от ярости, Майер поднялся с земли и поднял руки.

– Что ты сделал с собаками? – заорал он на Филиппа. – Они еще ни разу не отказывались повиноваться.

Он снова перешел на иностранный язык, выпустив целый шквал проклятий.

– Заткнитесь! – приказал Билл, державший в руке револьвер Майера. – Вы слишком много разговариваете.

– Вытри ноги! – крикнул Кики и уселся на плечо Джека. – Трам – бам!

Услыхав этот голос, из – за которого ему так часто приходилось оказываться в дурацком положении, Майер злобно сверкнул глазами. Если бы взгляды убивали, Кики тут же свалился бы замертво.

Но вместо этого он разразился громким хохотом. Майер в бессилии сжал кулаки над головой. Если бы только на одно мгновение эта птичка попала ему в руки! Но, слава Богу, этому не суждено было случиться.

– Что теперь будем делать? – спросил Джек. – До дома далеко, а у нас нет никакой еды.

– Прежде всего отправимся к Стивену, Тревору и Дэвиду, которые находятся здесь поблизости с несколькими ослами. Я не был уверен, сможем ли мы все достаточно далеко улететь на вертолете, и поэтому попросил их на всякий случай дожидаться нас.

– Они в самом деле здесь поблизости? – радостно спросила Люси. – Ах, Билл, ты ни о чем не забываешь.

– А можно мне взять с собой собак? – послышался голос Филиппа из самого центра круговорота серых шкур и виляющих хвостов. – Мне бы не хотелось их бросать, пока мы не подыщем для них нового хозяина. А может быть, ты возьмешь их на службу в полицию, Билл? Они великолепно вышколены.

– Большое спасибо за любезное предложение, – ухмыляясь, ответил Билл. – Я его с удовольствием принимаю. А теперь марш отсюда, от этой заколдованной горы! Я потом сюда еще вернусь. Здесь нужно будет навести кое – какой порядок. Чокнутого гения мы на всякий случай изолируем. А то этот чудак в один прекрасный день всю гору на куски разнесет.

– Ради Бога! – в ужасе воскликнула Люси. – Пойдемте скорее отсюда!

Они быстро собрались и отправились в путь. Майер и Морлик угрюмо молчали. После того как Джонс их тщательно обыскал и не обнаружил больше никакого оружия, руки им разрешили опустить.

– Зверски есть хочется, – заявила спустя короткое время Дина. – Надеюсь, Стивен прихватил чего-нибудь поесть.

– Насчет этого можешь не сомневаться, – успокоил ее Билл. – Как только миссис Эванс узнала о приключившейся с вами беде, она тут же с расстройства принялась готовить еду в огромных количествах. Ее припасами нагружено как минимум два осла.

– А где, собственно, они нас дожидаются? – поинтересовался Джек.

– В Долине бабочек, – улыбаясь, ответил Билл.

– В Долине бабочек? – изумленно воскликнул Джек. – Ведь мы ее столько дней безуспешно искали. Мы уж начали думать, что Тревор ее просто выдумал.

– Да нет, она на самом деле существует. Просто Дэвид совершенно не разбирается в карте. Это название было указано в ней по-валлийски, поэтому вы, естественно, не смогли ее отыскать. А Дэвид, по – моему, вообще знает не больше трех букв. Я уж потом ругал себя последними словами, что отправил его с вами проводником.

– А ты в самом деле нашел эту долину, Билл? – спросила Люси.

– Ну, конечно. Она расположена совсем недалеко отсюда. Просто Дэвид сдуру сбился с пути, и вы проскочили мимо. Я специально попросил его, Тревора и Стивена дожидаться нас там, чтобы вы все – таки полюбовались на цель своего путешествия.

– Наконец – то все становится на свои места, – довольно проговорила Люси. – И это приключение заканчивается. Теперь, когда все практически завершилось, эта история уже не кажется мне такой ужасной.

– Бедняжка Люси! Вечно тебе приходится мучиться, – сказал Билл. – Ну, ничего, скоро возвратишься к миссис Эванс и хорошенько отдохнешь.

Они перевалили через узкую седловину, расположенную между двумя горами. Ребятам все сильнее хотелось есть. Когда же они доберутся до Долины бабочек? И вот, когда дорога сделала очередной поворот, она неожиданно открылась перед ними. Пораженные увиденным, ребята остановились.

Над красочным ковром, сотканным из тысяч прекрасных цветов, парило грандиозное облако разноцветных бабочек. Красные, желтые, розовые, синие, оранжевые и коричневые – каких только цветов здесь не было! Нежные изящные создания тысячами роились в воздухе, стайками пролетали над травой и между деревьями, мягко опускаясь на цветы, затмевая их своей красотой. И все это великолепие светилось и сияло, блестело и мерцало в прозрачных и ярких лучах солнца. Ребятам казалось, что они попали в какую – то чудесную сказочную страну. Некоторое время они в молчании созерцали эту волшебную картину.

– А почему именно здесь столько бабочек? – наконец прервала молчание Дина.

– Видимо, потому, что здесь такое множество разнообразных цветов, – предположил Билл. – Эта долина знаменита не только бабочками, но и цветами. Однако, поскольку она находится вдали от жилья и дорог, сюда очень редко забредают люди. К тому же и собаки, по – видимому, у многих уже отбили охоту наведываться сюда.

– Вижу Стивена. А вон там пасутся ослы! – крикнул Филипп. – Эй, Стивен, Тревор, Дэвид, это мы!

Им навстречу уже бежал Пегий, радостно приветствуя Снежка, который тут же принялся весело прыгать вокруг старого друга. На добродушном лице Стивена сияла широкая улыбка. Голубые глаза Тревора лучились радостью. И только Дэвид, не поднимая глаз, стоял в стороне.

– Когда Дэвид вернулся с ослами один, он получил от миссис Эванс здоровенную взбучку, – рассказывал Билл. – Ну и я, конечно, не удержался и сказал ему пару ласковых. Потому – то он теперь и стыдится смотреть вам в глаза. Ничего, ему это пойдет на пользу. Пусть немного попереживает. В следующий раз не будет вести себя так позорно.

Люси стало жалко Дэвида. Конечно же, он раскаивался в своем поступке. Она дружески заговорился с ним, и он ответил ей благодарным взглядом.

– Как хорошо, что вы снова с нами! – приветствовал ребят Стивен. – Слава Богу, стало быть, в самом деле!

– Стало быть, стало быть! – заголосил Кики. – В самом деле!

Стивен посмотрел на него с восхищением.

– Ах ты, сорванец! Я бы ста фунтов не пожалел за такую птицу, в самом деле.

– Кики не продается. – Джек нежно погладил попугая. – Я его не отдам и за сто тысяч фунтов. Где еда, Стивен? Мы умираем с голоду.

– Полностью присоединяюсь к Джеку, – заявил Билл. – Хорошенько поесть сейчас, пожалуй, самое важное. Обо всем поговорим после еды, Стивен. Майер, Морлик, сядьте вон там. Филипп, скажи собакам, чтобы сторожили их.

Стивен удивленно посмотрел на пленников. Морлик, не умолкая, осыпал Майера бранными словами. По его мнению, именно Майер был виноват во всем. Майер не удостаивал его ответом и только яростно сверлил взглядом, как будто хотел испепелить его.

– Милая парочка, – заметил Билл. – Предлагаю повернуться к ним спиной, а то эти рожи портят вид.

Ну а потом начался пир горой. Миссис Эванс превзошла самое себя. Она прислала жареных цыплят, ветчину, крутые яйца, огурцы, помидоры, фрукты, разнообразные пироги и еще много всяких вкусных вещей, так что ребята просто не знали, с чего начать. Привезенный с собой лимонад Стивен поставил охладить в ручей. Прохладная влага мгновенно утолила жажду путешественников.

Не отрываясь от еды, ребята с восхищением поглядывали на пестрый цветочный ковер и бабочек, сиявших всеми цветами радуги.

– Они сами, как цветы, – пораженно заметила Люси. – Их же здесь целые сотни, нет – тысячи. Как они называются Филипп?

– Махаоны, павлиноглазки, хмелевые тонкопряды, голубые ракитницы, адмиралы, антокарисы, – перечислял Филипп. – Господи, здесь настоящее царство бабочек! Никогда в жизни не смогу забыть этого зрелища!

Это была веселая трапеза. Смех не умолкал ни на секунду, шутки летали от одного к другому. Кики, заразившись всеобщей яростью, просто не знал, что бы еще выкинуть. Заметив, с каким восхищением на него смотрели Стивен и Джонс, он разошелся вовсю. Он выдал весь свой арсенал слов и выражений, воспроизвел все известные ему шумы и звуки. Джонс продолжал невозмутимо поглощать пищу, а Стивен просто умирал со смеху.

Снежок прыгал от одного к другому и от каждого получал какое-нибудь лакомство. Собаки тоскливо поглядывали на веселое застолье, но были твердо уверены, что Филипп не забудет о них. И, конечно же, он не обманул их ожиданий. Слава Богу, что миссис Эванс наготовила столько еды, ведь, помимо путешественников, пришлось еще накормить обоих пленников и десять здоровенных псов.

Когда все насытились, ребята отправились ловить бабочек. Билл, Джонс и Стивен, усевшись рядом, принялись обсуждать последние события. Тревор и Дэвид внимательно прислушивались к разговору, но, очевидно, понимали не больше половины сказанного.

– Ребята проявили большое мужество, само собой, – сказал Стивен, когда Билл закончил свой рассказ. – Настоящие молодцы, стало быть.

 

КОНЕЦ

Этой ночью они спали под открытым небом. Их спальные мешки остались в горной пещере, и Стивен выделил каждому по паре одеял. Пленники расположились в некотором отдалении под охраной собак.

Ребята долго еще беседовали с Биллом. Они поведали ему в мельчайших подробностях, как совершенно случайно проникли в тайны подземного королевства и что им пришлось при этом пережить. Билл, кроме того, обстоятельно изучил чудо – крылья, с которыми Филипп должен был прыгнуть с вертолета.

– Я возьму их с собой в школу, – сказал Филипп. – Ребята от них просто обалдеют! Наверняка каждому захочется их испытать.

– Я очень не советовал бы пытаться прыгнуть с ними даже со школьной крыши, – сухо сказал Билл. – Судя по всему, в гениальных мозгах, выдумавших их, образовалась здоровенная дыра. И королю никогда в жизни не удастся изготовить крылья, которые он себе нафантазировал. Но в других областях он поработал изрядно. Майер мне уже кое – что рассказал.

– Ну и что он говорит? – поинтересовался Джек.

– Похоже на то, что король сделал несколько вполне приличных изобретений, – начал рассказывать Билл. – Майер помогал ему и сумел заработать на них кучу денег. Но вот каким образом ему удалось обнаружить гору с месторождением редкого металла, который король собирался использовать для нейтрализации силы тяжести, я из него не вытянул.

– Ну и что теперь будет? – спросил Джек.

– Прежде всего отправим по домам парашютистов. А потом допросим японцев, с которыми, как мне кажется, не все чисто. Короля придется на время изолировать, пока ученые не проведут тщательного исследования содержимого горы. И я не удивлюсь, если нам порекомендуют как можно скорее уничтожить всю работавшую там аппаратуру. Похоже, король проводил в своих лабораториях весьма рискованные эксперименты. Без должного контроля все это может обернуться грандиозным взрывом.

– Значит, все – таки хорошо, что мы обнаружили эту гору, правда? – спросила Люси.

– Конечно, хорошо. Но самое ценное было то, что вы догадались оставить с Пегим записку. Иначе, возможно, мне не удалось бы отыскать вас никогда в жизни.

– А как тебе, собственно, пришло в голову искать нас на этой горе? – спросил Филипп.

– Ну, когда мы с Дэвидом добрались до вашего лагеря и не обнаружили вас, я сразу почуял неладное. Особенно подозрительной эта история показалась мне, когда я прочитал в вашем письме о вертолете.

– А потом? – заинтригованно спросил Филипп.

– Я отыскал вход в пещеру, но дальше колодца пройти не удалось. В результате мне не оставалось ничего другого, как заняться вертолетами. Я решил, что раз уж кому – то удается садиться на вершине горы, то почему бы и мне не сделать этого.

– А я что говорил? – торжествующе воскликнул Джек. – Билл всегда отыщет дорожку, ведущую к нам.

– Я навел справки обо всех вертолетах, имеющихся в стране, – продолжал Билл. – При этом выяснилось, что по удивительному совпадению полиция тоже интересуется вертолетами. Было зафиксировано несколько подозрительных вылетов. Никто не знал, кому принадлежат машины и по какому маршруту летают. Ну вот, мы вместе с полицией и начали расследование.

– И что же тебе удалось выяснить? – спросила Дина.

– Мне удалось отыскать молодого летчика с длинным шрамом на правой щеке. Ага, вижу он вам знаком. Он – то всех и заложил, как принято выражаться в полиции. Он рассказал нам о парашютистах, которых заставляли совершать прыжки без надежных парашютов, и многое другое. А когда он отправился в отпуск, я занял его место и с первым же вертолетом вылетел на гору.

– Ах, Билл, какое это было счастье. – Люси, с облегчением вздохнув, прислонилась к широкому плечу Билла.

Потом Билл рассказал ребятам о миссис Меннеринг. О том, как хорошо заживала ее рука, как она перепугалась, узнав, что ребята попали в очередную историю, и о том, как она напрасно умоляла Билла взять ее с собой на поиски ребят.

Прошло много времени, пока ребят, наконец, сморил сон. Прошедший день был переполнен волнующими событиями. Неподалеку подремывали собаки, не спуская с пленников внимательных глаз. Мирно спали, сбившись в кучу, ослы. Спал Снежок, тесно привалившись к теплому боку Пегого.

Наутро все поднялись очень рано и к обеду торжественная процессия уже вступила на двор Эвансов. Навстречу им выбежала сияющая миссис Меннеринг, с тревогой ожидавшая их возвращения. Следом за ней спешила миссис Эванс.

– Ну наконец, то, стало быть, – громко приветствовала она ребят. – Господи, что ж вам пришлось пережить! Это ж было опасно, ну прямо как на войне. Слава Богу, все вернулись в полном здравии!

– Само собой, – вмешался Стивен. – Выглядят просто молодцами ребятки – то, а? Ну а птичка их, стало быть, это просто умора.

– Стало быть, само собой! – Кики с абсолютной точностью воспроизвел говор Стивена, отчего тот разразился смехом, который тут же очень похоже повторил Кики.

Конечно же, к прибытию ребят миссис Эванс снова приготовила восхитительный обед. Все наелись до отвала. И собакам досталась целая гора костей. Когда они приступили к своей собачьей трапезе, поднялся такой треск от перемалываемых острыми зубами костей, что Филиппу пришлось отвести их подальше. Миссис Меннеринг стало просто нехорошо от этих жутких звуков.

Ребята, то и дело перебивая друг друга, принялись рассказывать о своих похождениях. Услышав о приключениях, которые ребятам довелось пережить, добрая миссис Эванс едва не упала в обморок. Но и тут она не забывала безостановочно потчевать всех.

– Еще кусочек, стало быть, еще кусочек, стало быть, – повторяла она без устали.

– Пардон! – крикнул Кики и громко чихнул. Стивен героически боролся со смехом, отчаянно пытаясь одновременно проглотить непрожеванный кусок ветчины. Кики тут же воспроизвел этот шумовой эффект, прозвучавший настолько кошмарно, что миссис Меннеринг тут же пригрозила удалить Кики из комнаты, если тот не будет вести себя прилично.

– Ну, тетя Элли, он просто радуется, что мы все снова вместе, – заступился Джек за своего любимца и дал ему легкий шлепок.

– Вызови доктора! – Кики скосил свои черные плутовские глаза на Стивена, задыхавшегося от смеха. – Вызови горностая! Вызови его, стало быть!

Все невольно расхохотались. Джек протянул Кики большую сливу, надеясь таким образом заткнуть ему клюв. Попугай принял ее правой лапой и так долбанул по ней клювом, что сок брызнул на Стивена.

– Пардон! – вежливо пробормотал Кики и тут же повторил это еще раз.

Джонсу поручили в сопровождении двух собак доставить пленников в город. Миссис Эванс согласилась подержать у себя во дворе остальных собак, пока за ними не пришлют из полиции.

– Может быть, возьмем двух или трех собак домой? – спросил Филипп.

– Ради всего святого, только не это, – взмолилась миссис Меннеринг. – Когда ты отправишься в школу, мне хватит забот с твоим уже имеющимся зверьем. Три голодные овчарки меня просто доконают. Нет, нет, Филипп, пусть лучше отправляются на службу в полицию. Там они будут чувствовать себя лучше.

Билл собирался дожидаться прибытия ученых, чтобы вместе с ними отправиться к горе. Их будут сопровождать несколько полицейских, которым предстояло допросить японцев. Билл рассчитывал, что они не окажут никакого сопротивления. По – видимому, у них были веские причины на некоторое время исчезнуть из цивилизованного мира, и именно поэтому они оказались на службе у Майера. Ну и, конечно, за свою работу на горе они получали приличные деньги.

– Можно нам тоже пойти с вами, мы вам будем дорогу показывать, – предложил Джек. – А то вы там запросто можете заблудиться.

– Не беспокойся, не заблудимся, – сказал Билл. – Я нашел у Майера маленький, но очень подробный план подземелий. Нет, Джек, на этот раз я вас с собой не возьму, и не проси. Иначе жди новых приключений. С вами ни в чем нельзя быть уверенным. Если я вас когда-нибудь возьму с собой в деревню к своей престарелой тетушке, то, я почти уверен, окажется, что ее внезапно похитили, увезя на подводной лодке. И вам, чтобы освободить ее, придется совершить целое кругосветное путешествие.

Мальчики были слегка раздосадованы тем, что Билл отказался взять их с собой. Зато девочки не испытывали ни малейшего желания снова оказаться в окрестностях ужасной горы.

– Теперь, когда все наконец прошло, я в принципе могу сказать, что не возражаю против приключений, – заметила Люси. – Но тогда, когда мы находились в самой гуще событий, мне это совершенно не нравилось. Этот ужасный грохот внутри горы… А потом, Билл, Филипп пообещал мне в награду зато, что я хотела вместо него прыгнуть с вертолета, одолжить на сегодня свои крылья. Я собираюсь пролететь на них от высокой скалы до дома.

– Ни в коем случае! – в ужасе закричал Билл.

Люси рассмеялась, глядя на его испуганное лицо.

– Не беспокойся, я пошутила. Но я обязательно хочу их примерить и взмахнуть ими пару раз, как птица. Думаю, куры с ума сойдут от удивления.

– Непременно, – рассмеялся Билл. – Они от ужаса перестанут нести яйца. Присматривай-ка хорошенько за Люси, Филипп, чтобы она не наделала глупостей.

Филипп положил руку на плечо девочки.

– С ней все будет в порядке. Она самая благоразумная из нас.

Он сунул руку в карман, чтобы проверить, как чувствует себя Блестянка – Пуглянка. Его лицо окаменело от изумления, и он коротко вскрикнул.

– Что случилось? – спросила Люси.

– Произошло чудо, – выговорил наконец Филипп. – Такого я от Блестянки не ожидал.

– Да скажи же наконец, что произошло? – крикнули все в один голос.

Не говоря ни слова, Филипп вынул из кармана и разжал кулак. На его ладони извивался клубок маленьких серебристых змеек величиной с булавку.

– Блестянкины дети. Посмотри же, мама! Ящерица разродилась прямо у меня в кармане. Такое наверняка произошло впервые в мировой истории. Какие они хорошенькие!

– Дай-ка мне одного подержать, – попросила Люси. – Знаешь, Филипп, это гораздо красивее и интереснее, чем все приключения на свете!

– Ты права, – согласился с ней Филипп. – Милая Блестянка! И сколько же она детишек за раз выродила?

– Тебе нельзя оставлять их в кармане, – сказала ему мать.

– Но куда же мне их девать? – беспомощно спросил Филипп.

Приключения были забыты. Четыре ребячьих головки склонились над ладонью Филиппа, на которой копошились крохотные серебристые существа. Прискакал любопытный Снежок. Кики, скособочившись, свесился с плеча Джека.

– Стало быть, само собой! – удивленно воскликнул он, подумал было еще и икнуть, но, своевременно заметив предостерегающий взгляд миссис Меннеринг, сумел быстро перестроиться.

– Пардон! – крикнул он со смехом. – Плохой Кики! Вызови доктора! Высморкай нос и вытри ноги!

Содержание