В автомобиле, поднимавшемся по крутой горной дороге, сидели четверо ребят и распевали во весь голос. Активное участие в веселом хоровом пении принимал и попугай Кики. Он, правда, не мог петь по – настоящему, но старался чрезвычайно. При этом гребешок на его голове воинственно топорщился.

Человек, сидевший за рулем, со смехом повернулся к певцам.

– Какая муха вас укусила? Вы так орете, что я не слышу сигнала собственного автомобиля.

Дина, Люси, Джек и Филипп прервали пение и, перебивая друг друга, набросились на Билла:

– Сегодня же первый день каникул!

– Мы скоро получим по ослику и поскачем в горы!

– Впереди целых два месяца каникул!

– И ты с нами, Билл, и мама. Мама, а ты разве не рада?

Миссис Меннеринг улыбнулась Филиппу.

– Конечно, рада. Очень надеюсь, что вы не будете устраивать такой гигантский гвалт каждый день. Билл, вы будете меня защищать от этой буйной компании.

– Обещаю. – Билл свернул на другую дорогу, и автомобиль плавно покатил дальше. – Они у меня будут как шелковые. А если Люси чересчур расхрабрится…

– Ну как ты можешь такое говорить, Билл! – укоризненно воскликнула Люси, самая юная и хрупкая из всех. – Вот Джек, наоборот, постоянно твердит, что мне не хватает храбрости. Казалось бы, после всех наших многочисленных приключений, мне бы уже следовало стать наконец храброй и мужественной…

– Храбрый, храбрый, храбрец, – заголосил Кики, которому ужасно понравилось это слово. – Храбрый, храбрый…

– Прекрати сейчас же! – простонала миссис Меннеринг, утомленная долгой поездкой. Она со вздохом представила себе, что ожидает ее в предстоящие недели в окружении ребят, считавших своим неотъемлемым правом во время каждых каникул веселиться от души, беситься и ходить на голове. Для нее самой это время вряд ли станет настоящим отдыхом. Филипп и Дина – ее собственные дети, как всегда пригласили на каникулы своих друзей Джека и Люси. Они рано потеряли родителей и относились к миссис Меннеринг с нежной привязанностью.

Билл Каннингем был добрым другом семьи. Ему пришлось поучаствовать вместе с ребятами в нескольких захватывающих расследованиях. Однако на этот раз он присоединился к их компании, чтобы оградить ребят от подобных переживаний. Так, по крайней мере, он решил про себя. И такое обещание совершенно искренне дал миссис Меннеринг.

Та в свою очередь была преисполнена решимости в предстоящие недели ни на минуту не спускать глаз с ребят. Разумеется, пока Билл находился с ними, с ребятами ничего не могло случиться. Уж он – то постарается уберечь их от каких бы то ни было опасностей. Она очень рассчитывала на его помощь и надеялась, что ребята больше не будут пускаться в рискованные мероприятия. Еще и поэтому она решила отправиться со всей компанией на каникулы в пустынные горы Уэльса. Муж миссис Меннеринг умер много лет назад, и ей одной было нелегко справляться с четырьмя жизнерадостными сорванцами.

Филипп ужасно любил всякую живность. В противоположность ему Дина была к животным равнодушна, а насекомых просто терпеть не могла. И хотя со временем она стала спокойнее реагировать на них, тем не менее легко ударялась в панику при виде любого самого безобидного червяка. Она была страшно вспыльчивой и, не задумываясь, пускала в ход кулаки, как, впрочем, и Филипп, с которым они нередко устраивали настоящие побоища, каждый раз приводя в совершеннейший ужас нежную Люси.

Попугай Кики принадлежал Джеку и восседал, как правило, на правом плече обожаемого хозяина. Свитера, куртки и пальто Джека быстро приходили в негодность, так как Кики, сидя на плече, продирал ткань насквозь своими когтистыми лапами. Миссис Меннеринг начала уже всерьез подумывать о том, чтобы для сохранности одежды Джека нашивать на нее маленькие кожаные заплаты.

Джек очень увлекался птицами. Вместе с Филиппом они проводили долгие часы, наблюдая и фотографируя их. У мальчиков образовалась уже обширная коллекция фотоснимков, которую Билл считал чрезвычайно ценной. Разумеется, и на этот раз они захватили с собой, помимо фотоаппаратов, сильные бинокли, чтобы наблюдать за животными и птицами.

– Может быть, удастся обнаружить канюков или орлов, – блестя глазами, сказал Джек. – Помнишь, как в прошлый раз нам удалось обнаружить в старинном замке орлиное гнездо?

– А может быть, нам снова предстоят необыкновенные приключения, – со смехом заявил Филипп. – Несмотря на твердую решимость мамы и Билла ограждать нас от малейших волнений!

Ах, каникулы обещали быть восхитительными! Целью их путешествия была маленькая ферма, затерянная в горах. Их ожидали увлекательные походы по окрестностям с фотокамерами и биноклями, многочисленные открытия. Ребятам обещали, что каждый получит по персональному ослику. Они верхом отправятся по узким горным тропам и будут изучать все интересное, что попадется им на пути.

– Я не смогу каждый раз ездить с вами, – заявила миссис Меннеринг, – поскольку перспектива скачек по горам на осле не кажется мне слишком привлекательной. Но раз с вами будет Билл, я могу быть спокойной.

– Вот только будет ли Билл в безопасности вместе с нами? – ухмыльнулся Джек. – Он попадал во всякие переделки только благодаря нам. Бедняга Билл, что – то ожидает тебя в этом году?

Билл расхохотался.

– Ну, вам придется очень постараться, чтобы втянуть меня в какую-нибудь авантюру в таком захолустье.

Сделав очередной поворот, машина выехала на прямой участок дороги, в конце которой показалось несколько строений.

– Мы у цели, – сказала миссис Меннеринг. – Вон в том фермерском доме мы будем жить.

Ребята вытянули шеи. Их глазам предстала массивная старая каменная постройка, окруженная хлевами и сараями. Освещенная вечерним солнцем, она смотрелась уютно и надежно.

– Красота какая! – восхищенно воскликнула Люси. – А как называется это место?

Билл пробормотал что – то невнятное. Что – то вроде «доктор – пастрожек».

– Господи ты, Боже мой! – воскликнула Дина. – Это даже Кики не сможет выговорить. Повтори – ка еще раз, Билл. Посмотрим, как он справится с этим названием.

Билл с готовностью повторил странные слова. Попугай распушил свой хохолок и внимательно прислушался.

– Ну, давай, повторяй, – подзадорил его Джек.

– Это – дом – который – построил – Джек, – хрипло выпалил Кики. При этом он так уморительно тянул слова, что ребята едва не лопнули от смеха.

– Браво, Кики! – отсмеявшись, похвалил попугая Джек. – Вот видишь, Билл! Кики ничем не удивишь. У него всегда готов ответ.

Кики почувствовал себя польщенным. Он развязно переступил с ноги на ногу и заскрежетал, как неисправный автомобильный мотор. По дороге попугай уже бесчисленное количество раз воспроизводил этот звук.

– Прекрати сейчас же! Ты меня с ума сведешь эти скрежетом! – в ужасе воскликнула миссис Меннеринг. – Ну наконец – то приехали. А где тут вход, Билл? Или его здесь вовсе нет?

Дорога обрывалась перед сооружением, напоминавшим сарай. Дальше к дому вели три узкие тропинки, заканчивающиеся перед тремя совершенно одинаковыми дверьми. Билл остановил машину и помог миссис Меннеринг выйти. Ребята выскочили из машины и с любопытством посмотрели по сторонам. Никого не было видно. Какой – то петух закричал свое «кукареку», его тотчас передразнил Кики, после чего петух оскорблено замолчал.

Тут распахнулась одна из дверей, и на пороге появилась пухлая женщина с красным, возбужденным лицом.

– Стивен, Стивен! – крикнула она кому – то в глубине дома. – Они приехали, они уже здесь, стало быть. – И, приветливо улыбаясь, поспешила навстречу гостям.

– Здравствуйте, миссис Эванс. – Билл пожал женщине руку, его примеру последовала миссис Меннеринг. В этот момент к ним подбежал приземистый мужчина.

– Это мой муж, Стивен, – представила его миссис Эванс. – Нам бы очень хотелось, чтобы вы чувствовали себя здесь, как дома.

У нее был приятный мелодичный говор, сразу же чрезвычайно понравившийся ребятам. Все по очереди пожали руку миссис Эванс и ее мужу, свою правую лапу протянул и Кики.

– И вправду попугай! – увидев Кики, воскликнула миссис Эванс. – Ты только погляди, Стивен, – попугай.

Мистер Эванс не проявил большого восторга при виде Кики, но тем не менее вежливо улыбнулся.

– Добро пожаловать! – произнес он с таким же мелодичным выговором, как и его жена. – Прошу вас, проходите.

Все последовали за Стивеном в дом. На пороге они изумленно остановились. Длинный стол, покрытый белоснежной скатертью, был уставлен многочисленными тарелками и блюдами с угощением, какого ребята отродясь не видели. Тут был здоровенный окорок, казалось, с нетерпением ожидавший прикосновения острого ножа. Рядом аппетитно раскинулся язык, украшенный зеленью петрушки. Не менее живописно выглядели два жареных цыпленка, нашпигованные хрустящими шкварками, а в центре стола возвышалась огромная миска, полная зеленого салата. Кроме всего этого великолепия, на столе были разложены яйца, сваренные вкрутую, булочки и пироги, разнообразные варенья, золотистый мед и несколько кувшинов с молоком и сливками.

Ребята остолбенели. Вот это стол!

– Вы… это… ждете сегодня гостей? – запинаясь, вымолвил наконец пораженный до глубины души Джек.

– Гостей? Нет, что ты. Это просто ужин, – ответила миссис Эванс. – Мы не можем предложить вам особых разносолов: мы, само собой, люди бедные. Но чем богаты, тем и рады. Это, стало быть, ужин. Мойте руки – и за стол.

– Ну вот еще – умываться, – вздохнул Филипп. – Я и не грязный вовсе. Ничего себе ужин! Если нам каждый день такую еду давать будут, я заранее отказываюсь от путешествий на осликах и поступаю на откорм.

– Если ты так сделаешь, то тебя скоро разнесет до таких размеров, что поднять тебя будет не под силу ни одному ослу, – отреагировала мама. – Пошли, ребята! Миссис Эванс покажет нам наши комнаты. Приведите себя с дороги в порядок и сразу же спускайтесь. Да, не забудьте вымыть руки!

По узкой винтовой лестнице миссис Эванс повела гостей в верхние комнаты, уставленные старомодной тяжелой мебелью. Она с гордостью продемонстрировала им маленькую ванную комнату. Подобные удобства были большой редкостью на уединенных фермах.

Биллу выделили маленькую отдельную комнату. Джеку и Филиппу достался чулан с покатым потолком, рядом располагалась спальня девочек. Комната, отведенная миссис Меннеринг, была просторнее остальных и находилась немного поодаль, чтобы по утрам ее не беспокоил гвалт, устраиваемый ребятами.

– Похоже, здесь будет здорово! – Джек, стоя в ванной комнате, энергично намыливал руки, а Кики угнездился на водопроводном кране. – Скорей бы ужин! Этот стол так и стоит у меня перед глазами!

– Подвинься-ка! – нетерпеливо перебила его Дина. – У раковины хватит места для двоих. По утрам ванной комнатой будем пользоваться по очереди. Эй, Кики, оставь щетку для волос в покое!

Джек забрал у Кики щетку и щелкнул его по клюву, на что тот не обратил ни малейшего внимания. Он ждал, когда все отправятся ужинать. Там, внизу, он успел положить глаз на миску с малиной, стоявшую на столе среди прочего угощения, и теперь с легким нетерпением ждал, когда наконец ему удастся добраться до нее. Он благодушно устроился на плече Джека и, пока ребята вытирались жестким полотенцем, пробормотал ему на ухо несколько нежных слов.

– Перестань, Кики! Не щекочись, – сказал Джек. – Готовы, ребята? Тетя Элли, Билл! Спускаетесь?

– Да, мы идем, – откликнулись те. И все вместе отправились ужинать.