Вдруг Снежок громко заблеял и, не успел Филипп протянуть руку, чтобы удержать его, длинными прыжками бросился вниз с горы. В следующее мгновение козленок исчез в густых зарослях, откуда сразу же раздались столь знакомые ребятам звуки:

– Иа, иа, иа!

– Осел! – завопил Джек и пустился вслед за Снежком вниз с горы. – Неужели беглецы вернулись? Может быть, и Дэвид с ними?

Ребята бросились за ним и скоро обнаружили предмет своих поисков. Под деревом, радостно обнюхивая суетящегося рядом Снежка, стоял Пегий. Ни остальных ослов, ни Дэвида вокруг не наблюдалось.

– Пегий, сокровище ты наше! – сияющая Люси бросилась к ослу. – Какой ты молодец, что вернулся к нам.

– Не к нам, а к Снежку, – со смехом поправил ее Филипп. – Он вернулся, потому что в Снежке души не чает. Правильно я говорю, Пегий? Не важно, мы тоже ужасно рады твоему возвращению. В частности, ты мог бы оказать нам огромную услугу, перетащив наши вещи к пещере.

Конечно, Филипп был прав. Пегий и в самом деле вернулся потому, что не захотел расстаться со Снежком. Но в то же время он был рад и встрече с ребятами. Сильное маленькое животное, работящее и терпеливое, с готовностью присоединилось к шумной компании и, очевидно, не собиралось покидать ее.

Снежок был вне себя от радости и без устали носился вокруг своего верного друга.

– Давай, Пегий, – обратился к нему Филипп, – помоги нам затащить вещи наверх.

Пегий терпеливо позволил ребятам закрепить на своей спине спальные мешки и, размеренно шагая, двинулся по крутой тропинке к пещере. Вторым заходом он доставил наверх корзины с продовольствием.

Когда все необходимое оказалось в пещере, Джек благодарно погладил по спине терпеливого труженика.

– Спасибо, Пегий. А теперь пойдем к ручью, тебе наверняка хочется пить.

Они спустились к ручью, напились вволю и немного поплескались в воде. Солнце опять появилось из – за туч, и скоро наступила жара. Ребята сбросили с себя плащи и с удовольствием подставили лица солнечным лучам.

– Да, нужно еще собрать хворост, – вспомнил Джек. – Если мы хотим, чтобы костер горел всю ночь, дров понадобится целая куча. Давайте – ка возьмем наши корзины и нагрузим их доверху, а Пегий потом оттащит их к пещере.

Что бы они делали без добряка Пегого! Они натаскали массу хвороста и сбросили его на скале перед входом в пещеру. Мальчики сложили дрова для костра, но, пока было светло, решили его не разжигать.

Однако скоро стало смеркаться, и солнце, погрузившись в багровое марево, медленно скрылось за гребнем гор. Ребята направились к пещере. Они вспомнили о волках, появившихся прошлой ночью и безумных криках Дэвида: «Черный, черный, черный!». Что же он такое увидел? При свете дня они почти совсем забыли об этих таинственных происшествиях, но теперь, когда пришла ночь, все вспомнилось вдруг очень отчетливо.

Они подумали, не взять ли и Пегого с собой в пещеру, и даже попытались затащить его внутрь. однако осел героически сопротивлялся, напрочь отказываясь переступить порог пещеры. Он уперся своими крепенькими ножками в каменистую землю и ни в какую не поддавался отчаянным уговорам ребят сдвинуться с места, с какой бы стороны они к нему ни подбирались. Нет, нет и нет, он не желает лезть в темную пещеру.

– Ну ладно, – сдался наконец Джек. – Не хочешь – как хочешь. Оставайся снаружи, и пусть тебя сожрут волки.

– Не говори, пожалуйста таких ужасных вещей, – жалобно попросила Люси. – Пегий, миленький, ну пошли с нами, пожалуйста!

Но Пегий не соглашался ни в какую, а если осел заупрямится, тут уж ничего не поделаешь. Так что в конце концов ребята были вынуждены сдаться. Ничего другого им просто не оставалось. Со Снежком и Кики таких проблем не было. Как и положено, козленок собирался спать с Филиппом, а попугай – с Джеком.

– Давайте разведем костер, – предложил Джек, когда на горизонте появились первые звезды. – Уже совсем темно. Филипп, давай спички.

Костер, сложенный ребятами, быстро разгорелся. Весело забегали язычки пламени, раздался треск сухих дров.

– Вот здорово! – радостно воскликнула Люси. – В этой пещере да еще с костром у входа я чувствую себя удивительно спокойно. Филипп, забери к себе Снежка, пожалуйста. А то он меня просто затоптал своими копытами. Снежок, а почему ты на ночь не переобуваешься в домашние тапочки?

Ребята рассмеялись. Языки пламени наполнили пещеру пляшущими тенями. Ребята уютно устроились в спальных мешках и мечтательно уставились на огонь. Снежок тесно прижался к Филиппу, Кики уселся на животе у Джека. Люси подумала о Пегом. Жалко, что он не захотел присоединиться к ним. Тогда маленькая семья была бы в полном сборе. Скоро ребята заснули. Костер прогорел, и на его месте остались только тлеющие угольки.

Спустя несколько часов Филипп внезапно проснулся. Увидев, что огонь погас, он выполз из своего спального мешка, чтобы подбросить веток в костер. Тут выяснилось, что Снежку удалось забраться к нему в мешок.

– Ах ты, бездельник, – шепотом выругался он. – Немедленно вон отсюда! Вдвоем тут слишком тесно.

Разразилась короткая ожесточенная схватка, в результате которой Филиппу удалось выдворить козленка из спального мешка. Он тут же торопливо залез на его место и молниеносно завязал мешок сверху, чтобы Снежку не удалось опять пробраться внутрь. Малыш разочарованно вздохнул и всей тяжестью рухнул Филиппу на живот.

Остальные спали без задних ног. Филипп посмотрел на костер. Время от времени порывы ветра заносили дым в пещеру, и тогда его начинал разбирать кашель. Тут он услышал, что Пегий поднялся с земли. Может быть, осла что – то побеспокоило? Мальчик немного приподнялся в мешке и напряженно стал вглядываться в темноту. Внезапно он насторожился. Он увидел, как перед входом в пещеру беззвучно заскользили темные расплывчатые силуэты. Они, правда, не приближались к огню, но в то же время, совершенно очевидно, не испытывали перед ними никакого страха.

Сердце Филиппа бешено заколотилось. Что это могло быть? Неужели волки? Он разглядел два горящих глаза, светившихся как огни приближающегося поезда. Они были зелеными, как трава. Сомнений уже не оставалось, волки обнаружили их лагерь. Что теперь будет? Слава Богу, на осла они не стали нападать. Да и Пегий, похоже, не испытывал особого страха, он был только слегка обеспокоен.

Темные тени позади костра заметались ближе. Филипп не знал, что предпринять, он только очень надеялся, что пламя костра отпугнет животных. Он затаился, напряженно следя за каждым их движением. Прошло несколько минут, и они на самом деле исчезли.

Филипп вздохнул с облегчением. Господи, ну и перепугался же он! Счастье еще, что успел снова разжечь костер. Он решил не спать и поддерживать огонь. Нельзя было ни в коем случае допустить, чтобы он потух. Мальчик лежал, глядя перед собой широко открытыми глазами, и думал о волках, о грохоте в недрах горы, землетрясении и непонятном крике Дэвида «черный, черный!». Неужели между всеми этими вещами была какая – то связь? Что, если недра горы скрывали какую – то тайну?

Спустя некоторое время он прервал свои размышления и выбрался из пещеры, чтобы подкинуть свежих веток в костер. На небе сияла луна, и все вокруг было видно совершенно отчетливо. Когда костер снова разгорелся, Филипп отправился проведать Пегого.

Внезапно позади послышался шорох. Он испуганно обернулся. Всего в нескольких шагах от него, загораживая вход в пещеру, стоял волк. Видимо, он только что подкрался к нему сзади. Что, если он полезет в пещеру?

Волк тихо стоял, глядя на Филиппа. Мальчик уставился на зверя. Что делать, если волк вдруг кинется на него? Пока он думал об этом, произошло нечто неожиданное. Волк завилял своим длинным хвостом. Туда – сюда, туда – сюда, ну совершенно как собака. Сердце Филиппа замерло. Неужели этот зверь предлагал ему свою дружбу? Конечно, все животные испытывали к нему какое – то особое чувство, но волк? Совершенно невероятно.

Преодолевая страх, он вытянул вперед правую руку. Волк трусцой обежал вокруг костра, приблизился к мальчику и, тихонько повизгивая, лизнул его руку.

В ярком лунном свете Филипп ясно видел темную шерсть животного, острые уши, удлиненную морду. Неужели это в самом деле волк? Филипп начинал в этом сомневаться. И тут его осенило.

– Ты же овчарка! – воскликнул он. – Что же ты сразу не сказал? Я же знал, что здесь нет никаких волков. А где твои дружки? Хорошая, умная собака. Мы будем с тобой друзьями.

Огромная собака подпрыгнула и лизнула Филиппа в лицо. Потом подняла голову и завыла. Вой был очень похож на волчий, но Филипп больше не испытывал страха.

Собака звала свою стаю. Скоро снизу в кустах послышался шум бегущих животных. Собаки стремительно взбежали на скалу и окружили Филиппа. Увидев, что вожак подружился с ним, они тоже начали наперебой проявлять дружеские чувства, энергично лизать руки Филиппа.

Собачий вой разбудил спящих ребят. Они испуганно вскочили и, к своему ужасу, увидели Филиппа в окружении волков.

– Филипп в опасности! – завопил Джек. – Скорей на выручку!

Все трое стрелой вылетели из пещеры.

– Филипп, мы идем! – размахивая палкой, крикнула Люси.

– Тихо, тихо! – крикнул в ответ Филипп. – Они меня не трогают. И вообще это никакие не волки, а овчарки. Собаки то есть.

– Фу ты, черт! – Дина почувствовала такое облегчение, что, не испытывая ни малейшего страха перед большой стаей собак, кинулась к Филиппу.

– Ну Филипп, ну Филипп! – У Люси от волнения слезы выступили на глазах. – А я то уж подумала, что на тебя волки напали.

– Большое спасибо, Люси, что бросилась мне на помощь.

Филипп с улыбкой посматривал на маленькую палочку, которую девочка продолжала сжимать в руке.

– Вожак стаи подружился со мной, ну а его примеру последовали и остальные.

Овчарки явно решили остаться на ночь с ребятами. Филипп подумал немного.

– В пещеру возвращаться нельзя. А то за нами туда полезет вся стая, и мы там просто задохнемся.

– Конечно, нет. Ни в коем случае! – Одна мысль о том, что придется ночевать в одном помещении с такой кучей собак, привела Дину в ужас.

– Вытащим мешки наружу и уляжемся прямо тут на скале рядом с Пегим, – предложил Филипп. – А собаки пусть остаются или уходят, как им заблагорассудится. В любом случае они – надежная защита. Интересно, почему это они здесь так одичали? Я их сосчитал – целых десять штук.

Ребята выволокли спальные мешки из пещеры и быстро залезли в них. Собаки с удивлением обнюхали мешки. После этого вожак с достоинством растянулся рядом с Филиппом, как будто хотел сказать:

– Это мой парень, лапы прочь!

Остальные улеглись между ребятами. Снежок ужасно боялся огромного вожака. Он не рискнул приблизиться к обожаемому хозяину и пристроился рядом с Джеком. Кики сбежал от них на дерево.

Все затихло, и луна осветила престранную картину: четверых ребят, козленка, попугая, осла и десять огромных овчарок.