Разочарованные и растерянные, ребята, не зная, что делать, топтались в маленькой комнате. Время от времени они возвращались к лестнице, пытаясь вытащить ее из ниши. Все было напрасно, она не сдвигалась ни на сантиметр. Ребят мучила жажда, и постепенно они опорожнили все кувшины. Потом им снова захотелось есть, и они стали размышлять о том, где бы раздобыть чего-нибудь съестного.

Тут, конечно, все вспомнили о комнате с богато накрытым столом.

– Давайте – ка вернемся туда и посмотрим, на месте ли еще вся эта вкуснятина, – предложил Джек. – Я думаю, парочка омаров нам сейчас явно не повредила бы.

– Бедный попка, – неожиданно вмешался Кики. – У попки насморк. Вызови доктора.

– Ой, Кики, ты снова заговорил, – рассмеялся Джек. – Я уж подумал, что ты замолчал навсегда. Только, ради Бога, не начинай сразу же вопить как сумасшедший! А то сюда сбегутся все местные жители!

Ребята возвратились в тронный зал, который по – прежнему пустовал, и прошли в трапезную. Как они и надеялись, остатки еды были еще не убраны. Настроение у ребят сразу же резко улучшилось. Они уселись за стол и накинулись на еду. Неожиданно Джек положил руку на плечо Филиппа и озабоченно нахмурился. В соседней комнате послышался какой – то шум. Ребята оцепенели. Неужели там кто – то есть?

Ну и, конечно, именно в этот самый момент Кики, заметив, что Снежок поставил передние ноги на стол и потянулся к блюду с фруктами, громко заорал и раздраженно набросился на козленка.

– Этого следовало ожидать, – подавленно произнес Джек.

В этот момент в щелке занавеса, отделявшего трапезную от соседней комнаты, появилось лицо. Выпуклые глаза странного голубовато – зеленого цвета с удивлением уставились на ребят. На лице выделялся огромный крючковатый нос, свешивавшийся между отвислыми желтоватыми щеками. Венчал все это необычное сооружение мощный выпуклый лоб.

Ребята молча рассматривали странную физиономию. Кем был этот человек с высоким лбом? Уж не его ли видели они недавно в лаборатории?

На лице незнакомца появилось вопросительное выражение.

– Мы знакомы? – услышали они обращенный к ним тонкий, писклявый голос. – В последнее время я стал многое забывать.

– Мы знакомы? – немедленно, как эхо, повторил Кики, в точности передав интонацию старика.

Тогда тот сдвинул занавес в сторону и вышел к ребятам. Попугая, сидевшего за огромной вазой с цветами, ему не было видно. Ребята от страха не могли вымолвить ни слова. Не в силах пошевелиться, они разглядывали странную фигуру, облаченную в свободное одеяние из голубого шелка. Все ощутили неодолимое желание немедленно удариться в бегство.

– Что это здесь дети делают? – в замешательстве спросил старик. – Я уже видел вас где-нибудь? Как вы тут оказались?

– Мы… мы тут потеряли кое – кого, и вот, знаете ли, разыскиваем, – промямлил Джек. – А потом заблудились и не можем найти выход. Может быть, вы поможете нам выбраться отсюда?

На лице старика появилось странное выражение замешательства и рассеянности.

«Может, он тут окончательно сбрендил и сдуру поможет нам уйти», – подумал Джек. Но он ошибался.

На желтоватом лице старика промелькнула хитрая улыбка.

– Нет, нет, – быстро ответил он. – Здесь много тайн, моих тайн. И никто из пришедших сюда не выйдет наружу, пока я не завершу своих экспериментов. Я – король. Здесь правит моя голова.

Окончание фразы он произнес резким фальцетом. Ребята изумились. Уж не сумасшедший ли он? Не мог же он на самом деле быть тем самым королем, которого они видели восседавшим на троне.

– Король здесь совсем другой, – сказала Люси. – Мы видели его в тронном зале. Он высоченного роста, и потом, у него роскошная корона и длинные черные волосы.

– Ну да, они вечно наряжают меня, – с покорной улыбкой кивнул старик. – Совсем скоро я стану королем всей земли, потому что обладаю самым могучим умом на свете. Я знаю больше всех в мире. И Майер говорит, что, как только завершатся мои эксперименты, я буду править всей планетой. А они скоро завершатся, очень скоро.

– И что, Майер наряжает вас королем каждый раз перед появлением в тронном зале? – удивленно спросил Джек. Потом, повернувшись к ребятам, тихо прошептал: – Он специально делает это, чтобы произвести впечатление на парашютистов. Если бы король появился в таком вот облачении, они бы для него и пальцем не пошевелили.

– Я самый настоящий король, – с достоинством произнес старик, – ибо достаточно мудр для этого. Я сделал эпохальное открытие и претворяю его в жизнь. Видели мою прекрасную лабораторию? Ах, деточки, мне известно, как подчинить себе могучие силы природы. Приливы и отливы, ветры, металлы и силы гравитации.

– А что такое гравитация? – спросила Люси.

– Это сила, удерживающая тебя на земле, возвращающая тебя на землю после того, как ты прыгнешь вверх, притягивающая к земле мяч, брошенный тобой в воздух. Но я… мне удалось преодолеть силы гравитации.

Ребята не очень поняли, о чем вещал старик. Конечно, он был чокнутым. Может быть, когда – то он и был страшно умным, но теперь, похоже, голова у него варила неважно.

– Не верите мне? – спросил старик. – Я утверждаю, что открыл лучи, противодействующие земному притяжению. Понимаете, о чем я говорю, деточки? Да нет, это, видимо, слишком сложно для вас.

– Нет, нет, – энергично возразил Джек. – Вы имеете в виду… вы полагаете, что открыли лучи, с помощью которых можно уничтожить силу тяжести? В этом случае, например, подброшенный в воздух мяч под действием этих лучей не будет падать на землю, а будет бесконечно долго парить в пространстве. Правильно я говорю?

Старик кивнул, соглашаясь.

– Да, да, это же совершенно просто. И вот теперь я сконструировал эти крылья. Все они снабжены этими лучами, я заключил лучи в сами крылья. И человеку с такими крыльями достаточно только нажать на кнопку, высвобождающую эти лучи. И он сразу же перестанет падать на землю. Напротив, он может парить в воздухе, поднимаясь все выше и выше. Взмахивая крыльями, он может летать, как птица, пока не устанет. Тогда от него требуется всего лишь снова запереть лучи и мягко спланировать на землю.

Ребята молчали. То, что рассказал старик, было, наверное, самой удивительной и невероятной историей, которую им когда – либо приходилось слышать.

– Но… неужели это действительно правда? – спросила наконец Люси. Мысль о возможности летать, как птица, показалась ей чрезвычайно привлекательной.

– Конечно, – немного обиженно ответил старик. – Неужели ты думаешь, что Майер и Морлик пожертвовали бы своими состояниями, если бы не были уверены в успехе моих экспериментов?

– Да, да, я понимаю, – быстро согласилась Люси. – Просто все это так необычно. Как это должно быть прекрасно! Я хочу сказать, что тоже с огромным удовольствием согласилась бы вот так полетать. А вы – очень, очень умный.

– У меня величайший мозг в мире, – совершенно серьезно заявил старик. – Я величайший ученый, когда – либо рождавшийся на земле. Я могу все, абсолютно все.

– Тогда вы наверняка сможете показать нам выход их горы? – с невинной физиономией спросил Джек.

Этот вопрос явно не понравился старику.

– Ты сможешь уйти отсюда, только испытав мои крылья. Мы все здесь пленники до тех пор, пока не будут успешно закончены мои эксперименты, – даже я. Майер говорит, что так нужно, и мне следует поторопиться, так как в нашем распоряжении не очень много времени. Но когда мои крылья будут готовы окончательно, я стану царствовать над всем миром, и все будут относиться ко мне с уважением.

«Бедный старик! – подумал Филипп. – Он, видимо, верит всему, что ему говорит негодяй Майер. Майер и Морлик беззастенчиво эксплуатируют его мозги».

Старик исчез так же внезапно, как и появился. В какой – то момент он просто забыл о присутствии ребят. Не говоря ни слова, он повернулся и вышел в соседнюю комнату. Ребята неуверенно переглянулись.

– По правде сказать, не знаю, что и думать, – произнес наконец Джек. – Неужели он в самом деле открыл секрет гравитации? Помните, как мы себя странно почувствовали, очутившись над котлованом с цветной массой? Мы почувствовали невероятную легкость и должны были уцепиться за парапет, чтобы не взлететь в воздух. Видимо, мы оказались под воздействием лучей, о которых говорил старик.

– Да, ты прав, это было действительно странное чувство, – задумчиво проговорил Филипп. – Такие эксперименты, конечно же, можно проводить только под землей, чтобы лучи не распространились по всей земле. Внутренность горы как будто специально для этого создана. Повсюду толстые каменные стены, не пропускающие абсолютно ничего. Теперь даже ясно, как объяснить подземный грохот и все эти землетрясения. Этот старый ученый сказал все точно. И мне очень не хотелось бы подвергнуться воздействию сил, использующихся в его экспериментах. Это будет похлеще расщепления атома.

– Я ничего в этих вещах не понимаю, – вмешалась Люси. – Мне все это представляется каким – то колдовством и даже мистикой.

– Подожди, вот нацепишь на себя антигравитационные крылья и рванешь в воздух, – сказал Филипп, надкусывая сочный персик. – Вот тогда по – настоящему почувствуешь себя заколдованной.

– Но Майер и Морлик, по – видимому, действительно верят в открытие старика, – заметил Джек. – Иначе зачем бы они так старательно держали все в секрете? Если дело дойдет до практического использования этих лучей, они, без сомнения, станут самыми богатыми и могущественными людьми на земле.

Филипп кивнул.

– Да, именно они – то и станут властителями мира, а не старик. Они просто используют его и вдобавок вдалбливают ему в голову разные сказки. И хотя он несомненно очень умен, но верит всей этой чуши. А когда дойдет до дела, эти типы выдадут себя за истинных изобретателей. Какая подлость – запереть здесь старика, да и остальных тоже.

– Не забудь, кстати, и про нас, – перебила его Дина. – Ну теперь постепенно мне становится ясно, что здесь происходит. Билл просто не поверит, когда мы ему обо всем расскажем.

Ребята закончили прерванный обед. Больше им никто не помешал. Из спальни короля не доносилось ни единого звука. Возможно, он прилег отдохнуть или отправился в таинственный котлован с цветной массой. Ребята решили туда больше не заглядывать.

– Ну что будем теперь делать? – обратился к ребятам Джек. – Может быть, у тебя, Снежок, будут какие-нибудь предложения? Эй, Кики, остановись, ты уже достаточно натрескался персиков.

– Бедный попка, – печально ответил Кики и тщательно вытер клюв о скатерть.

– Кто – то идет! – тихо воскликнула Люси. – Прячемся скорей!

Дина вскочила.

– Быстро за настенные драпировки!

Ребята послушались ее и с колотящимися от волнения сердцами скользнули за свободно висящие шелковые полотнища.

Только они успели спрятаться, как в комнату вошли два японца, чтобы убрать со стола. Они оживленно переговаривались. По – видимому, они очень удивились, увидев, сколько всего было съедено.

Стоя за драпировками, ребята слышали, как маленькие ноги японцев суетливо переступали с места на место. Внезапно послышалось громкое восклицание, которого они не поняли. Что там могло случиться? Затаив дыхание, они прислушивались к происходящему. Недоумевающий Кики молча сидел на плече у Джека.

Вдруг Люси громко вскрикнула. Один из японцев заметил ее ноги, торчащие из – под занавеса, и схватил ее.

– На помощь! На помощь! – в смертельном страхе кричала девочка.

Джек и Филипп отбросили занавес ринулись в комнату.