Ребята снова завернулись в одеяла. Они больше не решались приблизиться к вертолету, поскольку охранявшие его японцы шуток не понимали. Когда Снежок с любопытством перелез через парапет и подбежал к ним, они ударили его палкой.

– Гады! – возмущенно крикнул Джек. – Как можно так грубо обращаться с малышом! Снежок, пойди сюда! Будь осторожен, а то не успеешь и глазом моргнуть, как эти уроды сделают из тебя бифштекс.

– Джек, как тебе не стыдно так говорить! – Чувствительная Люси была вне себя от ужаса. – Да кто может решиться сделать Снежку что – то нехорошее?

Снежок поспешно вернулся к ребятам и начал скакать на парапет и обратно. В темноте козленок чувствовал себя так же уверенно, как и при свете дня. Вертолет ярко освещался прожектором, но остальное пространство было погружено в темноту.

За оградой с воем сновали собаки. Грохот вертолета и суета во время его разгрузки встревожили их. Японцы пытались криками утихомирить их, но безуспешно.

– Это приключение мне совершенно не нравится, – внезапно захныкала Люси. – Я хочу поскорее убраться отсюда. Хочу назад к Биллу и тете Элли. Как славно, мирно начинались каникулы. И почему мы постоянно попадаем в разные истории?

– Это происходит помимо нашего желания, – сказал Джек. – По – видимому, в нас есть какая – то сила, притягивающая к нам приключения, как, например, животных к Филиппу.

– Лично я хотела бы притягивать что-нибудь более безобидное, например, кошек или собак, – продолжала ныть Люси. – Господи, и почему это стоит только прилечь, как Снежок тут же начинает ходить по ногам?

Потом глаза Люси закрылись, и она, забыв о своих горестях и печалях, погрузилась в сладкий сон.

На следующее утро ребята отправили Филиппу со Снежком длинное послание. В нем они подробно описали все, что им довелось увидеть прошлой ночью. Снежок доставил ответ Филиппа. Он гласил:

«Жаль бедного парашютиста. Сколько человек уже приняло участие в этом эксперименте? Я только рад, что сам не должен участвовать в таком безумии. Выше голову! У меня все в порядке. Снежок и Блестянка разделяют мое одиночество. Блестянка ест у меня из рук. Иногда она греется на солнце у края пещеры. Приходится следить, чтобы Снежок на нее не наступил. До скорого! Филипп».

Часы проходили один за другим. В этот день собак из загона не выпускали.

– Хорошо, что собаки не шастают снаружи, – сказал Джек. – Билл имеет шанс остаться незамеченным. Вот было бы здорово, если бы он пришел сегодня. Правда, он вряд ли сможет нам чем – то помочь, он ведь не знает, где находится вход. А потом, даже если он и отыщет его, то все равно не поймет, как спустить веревочную лестницу. А другого хода сюда, к сожалению, нет.

– Что ж нам, теперь всю жизнь оставаться здесь? – подавленно спросила Люси.

Джек посмеялся над ее страхами.

– Не беспокойся! Билл наверняка что-нибудь придумает, чтобы вытащить нас отсюда. В этом можешь быть совершенно уверена.

Ни парашютисты, ни человек, которому вечером предстояло испытывать крылья, еще не появлялись. Вертолет одиноко стоял посреди двора. Лопасти его винта блестели на солнце.

Когда начало смеркаться, ребята забеспокоились. Японцы, как обычно, принесли им поесть, но не сказали ни единого слова. Чем сейчас занимались парашютисты? Отмечали предстоящий прыжок своего товарища?

И где все – таки пропадал Кики? Джек страшно волновался за попугая. Что могло с ним приключиться? Еще никогда он не отсутствовал так долго.

После захода солнца включили прожектор. На площадке появились Майер, Морлик, несколько слуг и парашютист. Молодой пилот со шрамом и его темнокожий спутник без дела слонялись по двору.

Потом величественной поступью во двор вышел король. Он снова был облачен в свои великолепные одеяния и увенчан короной. Ребята с трудом узнавали в нем того лысого старика, с которым разговаривали несколько дней назад. Гордо и величественно он вышел на середину двора. За ним следовали два японца с плоским ящиком в руках, который они опустили рядом с королем на землю. Король молча наклонился, открыл ящик и извлек из него пару диковинных крыльев. Они были точь – в – точь как крылья огромной птицы и сверкали в свете прожектора, как будто были отлиты из чистого золота.

Люси была поражена.

– Ты только посмотри, Дина, настоящие крылья! Какие они прекрасные!

Король обратился к парашютисту, которому предстояло испытывать крылья.

– Эти крылья надежно понесут тебя по воздуху. От тебя требуется только нажать вот на эту кнопку, и ты можешь не опасаться падения. Сила притяжения земли будет нейтрализована. Ты почувствуешь себя свободным и легким, как ветер. Ты сможешь управлять крыльями по собственному желанию. Захочешь – поднимешься в поднебесье, захочешь – будешь, как орел, кругами парить над землей.

– Звучит как сказка, правда? – прошептала Люси, захваченная королевской речью.

– Крылья необходимо прикрепить к твоему телу, – продолжал король. – Протяни руки, и я возложу их на тебя.

– Эти крылья… это все, что вы мне даете с собой? – в замешательстве спросил парашютист.

– Тебе не потребуется ничего более, – величественно бросил король. – В этих крыльях спрятаны чудодейственные лучи. Нажатием на кнопку ты высвобождаешь их, после чего они устремляются к земле и нейтрализуют силу тяжести. Тебе не грозит падение. Но если ты захочешь вернуться на землю, тебе нужно будет только нажать на вторую кнопку. Тогда на тебя снова начнут действовать силы гравитации, и ты плавно опустишься на землю.

– Да… но… я думал, мне придется испытывать новый парашют, – пролепетал бедняга. – Если бы я знал, что речь идет о каких – то дурацких крыльях…

– Это не какие – то дурацкие крылья, – резко перебил его Майер. – Ты видишь перед собой великолепное изобретение величайшего ученого земного шара. Мы с Морликом встретим тебя, когда ты, пролетев несколько километров, опустишься на землю. С помощью собак мы легко разыщем тебя. После этого ты, как передовой боец мировой науки, будешь до конца жизни окружен богатством и всеобщим уважением.

– Да… но… я довольно тяжелый, – возразил парашютист. – Эти хилые крылья ни за что не выдержат моего веса, все равно – с лучами или без. О силе притяжения земли мне ничего не известно. Но я знаю совершенно точно, что сверну себе шею, если выпрыгну из вертолета с этими штуками на пуках. Вы что, все с ума посходили?

– Держите его! – вдруг резко крикнул Майер. Морлик и японцы бросились на парашютиста и крепко схватили его за руки. Король спокойно прикрепил к ним крылья. Ребята, затаив дыхание, наблюдали за происходящим.

Бедняга отчаянно кричал и отбивался, но не мог вырваться из рук японцев.

– Отведите его в вертолет! – приказал Майер. – Знаешь, Морлик, лети – ка ты лучше вместе с ним и выпихни его в нужный момент из машины. Если он окажется дураком и не нажмет кнопку, это его дело. Если же у него хватит ума сделать это, то он преспокойно полетит.

Однако неожиданно вмешался пилот.

– Мне кажется, парень слишком тяжелый, – сказал он. – Подумайте – ка еще раз хорошенько, шеф, и сделайте для него новые крылья, в два раза больше. Я готов на любой эксперимент, имеющий хоть какие – то шансы на успех. Но прыжки тяжелого человека с этими крыльями – это безумие.

– Должно это означать, что вы отказываетесь взять этого парня с собой? – жестко спросил Майер.

– Вы на удивление точно ухватили суть дела. – Шрам на лице пилота вдруг побагровел. – Отыщите для эксперимента человека поменьше. В последний раз я на пару секунд в самом деле поверил, что опыт может удаться. Но в результате – опять пшик! Совершенно очевидно, что парашютисты слишком велики и тяжелы для этих крыльев. А кроме того, я больше не возьму на борт никого, кроме настоящих добровольцев. Понятно?

Майер сделал несколько быстрых шагов навстречу пилоту. Было впечатление, что он собирается его ударить. Однако в последний момент ему наперерез бросился Морлик.

– Ваше счастье, – пробормотал пилот, не двигаясь с места. – Больше так со мной не шутите, шеф. Мне слишком много известно, а если я вовремя не вернусь отсюда, обо всем этом узнают и другие.

Летчик резко повернулся и полез в кабину. Его спутник, за все время не сказавший ни слова, молча последовал за ним. Парашютист в замешательстве смотрел им вслед. В этот момент взревела турбина вертолета!

Майер чуть не лопался от ярости. Пилот еще раз высунулся из кабины и крикнул ему:

– Будьте здоровы! Я больше сюда не приеду, думаю отправиться в отпуск. Но я подыщу себе на замену кого-нибудь, кто не будет таким щепетильным, как я. И послушайтесь моего совета, подыщите для эксперимента паренька помельче.

Вертолет взмыл вертикально вверх, описал круг в воздухе и взял курс на запад. Очень скоро он исчез вдали.

Ребята с замиранием сердца следили за развитием событий. Многое они поняли только наполовину. Люси жалела перепуганного парашютиста. Она была рада, что его не заставили прыгать с вертолета.

Оставшиеся во дворе раздраженно переговаривались и взволнованно ходили взад – вперед. Только парашютист, которого все еще держали японцы, не принимал участия в перепалке. Король снял с него крылья, в нерешительности повертел их в руках и снова уложил в ящик.

– Хорошо, – изрек он наконец, – я даю свое согласие. Возможно, люди, которых мы отобрали, слишком тяжелые. Однако кого еще мы можем привлечь к участию в эксперименте? Ведь только у парашютистов есть навыки прыжков с большой высоты. Я не возражаю, найдите кого-нибудь полегче. Хотя для моего изобретения вес не имеет никакого значения.

И тут Майер произнес слова, повергшие ребят в ужас:

– Кого-нибудь полегче? Возьмите кого-нибудь из детей, ну хотя бы того наглого мальчишку. Да, пожалуй, это то, что надо. Мы напялим на него крылья и пусть себе прыгает на здоровье.