Когда все ушли, и двор снова погрузился в темноту, Люси горько расплакалась. Джек и Дина чувствовали себя не лучше. Они обняли всхлипывающую девочку.

– Неужели ты думаешь, что Майер сказал это серьезно? – попытался утешить ее Джек. – Не бойся! Он просто хотел нагнать на нас страху. Никто не станет заставлять Филиппа прыгать.

– Нет, он сказал это абсолютно серьезно, ты сам это прекрасно знаешь, – рыдала Люси. – Что же нам делать? Мы просто обязаны что – то предпринять.

Да, легко сказать. Но что, черт побери, они могли сделать? Вначале они долго думали, рассказывать Филиппу или нет обо всем, что произошло, и о замысле Майера. Потом решили ничего об этом не писать. Они с ужасом представили себе, что может почувствовать Филипп, лежа в своей пещере в полном одиночестве и думая о своей дальнейшей судьбе.

Этой ночью ребята почти не спали. Получив на следующее утро свой завтрак, они, как обычно, собрали пакет с едой и отправили его со Снежком Филиппу. Однако в письме, посланном ему, они, как и договаривались, ничего не сообщили о вчерашних событиях.

Вскоре после этого случилось нечто неожиданное. Два японца вывели на площадку Филиппа. Он радостно бросился к ребятам и со смехом обнял их.

– Привет, а вот и я! Наконец – то они меня выпустили. Видно, решили, что голодание на меня не действует. Видели вертолет вчера вечером? Я слышал только, как он грохотал наверху.

Ребята были ужасно рады снова увидеть Филиппа. Дина и Люси нежно обняли его. А Джек дружески колотил его по плечам. Снежок был в неописуемом восторге и, как сумасшедший, носился по двору, прыгая через парапет и обратно не хуже цирковой лошади.

Филипп удивлялся, отчего ребята так мало и неохотно рассказывали о вчерашних событиях. Они даже на его вопросы отвечали как – то вяло. Джек знаками дал понять девочкам, чтобы они не очень распространялись об увиденном. Может быть, предложение Майера было только злой шуткой, и не было никакого смысла понапрасну расстраивать Филиппа.

В то же время им показалось весьма подозрительным, что его вдруг выпустили из тюрьмы. Да и кормили их сегодня лучше, чем всегда. Это показалось Джеку недобрым знаком. Ведь и жертвенных животных всегда хорошо откармливали, прежде чем тащить на заклание. Когда опять прилетит вертолет? Сколько у них еще оставалось времени? И когда же наконец появится Билл?

Люси и Дина, которые неотступно думали об испытании, ожидавшем Филиппа, были с ним нежны и предупредительны. Дина даже поинтересовалась самочувствием Блестянки и не сбежала, когда Филипп вытащил ее из кармана.

– Ну и дела, что это с Диной случилось? – удивился Филипп. – Она вся такая сладкая, как патока, я ее просто не узнаю. Похоже, в самом ближайшем времени она решится взять Блестянку на воспитание.

Филипп интуитивно чувствовал, что ребята что – то от него скрывают. Может быть, с Кики что – то случилось? Да нет, он сразу понял бы это по поведению Джека. Что же все – таки произошло? Филиппом начало овладевать беспокойство. Почему Джек и девочки не выкладывают все начистоту? У них было не принято иметь секреты друг от друга. Наконец он отвел Джека в сторону и спросил в лоб:

– Послушай-ка, Джек, что, собственно, происходит? И, пожалуйста, не старайся делать вид, что все в полном порядке. Я просто чувствую, что что-то неладно. Рассказывай! Иначе я рассержусь и удалюсь обратно в свою пещеру.

Джек немного помедлил. Потом решительно сказал:

– Ну ладно, я тебе все расскажу. Но учти – новости нерадостные.

После этого он подробно поведал Филиппу о всех событиях и о дьявольском плане Майера заставить одного из ребят совершить прыжок с крыльями.

– Вот как, – мрачно произнес Филипп. – Стало быть, меня решили принести в жертву, да?

Джек кивнул.

– Какие гады! Изобретение еще не совершенно. Крылья не имеют даже пятидесятипроцентной надежности. Может быть, когда-нибудь они и будут таковыми. А пока…

– Так, так. Значит, я полечу на настоящих крыльях. – Филипп попытался развеселить друга. – Ладно, Джек, не стой с таким похоронным видом. Ничего у них из этого не выйдет. Обязательно кто-нибудь нарушит их планы. Ну а если все – таки придется прыгать, что ж, я ведь не трус.

– Можешь мне об этом не напоминать, – сказал Джек. – Девчонки просто с ума сходят. Потому – то они и носятся с тобой как с писаной торбой. А вообще – то мы не хотели тебе заранее ничего говорить.

Филипп выпрямился и гордой походкой направился к девочкам, взмахивая руками, как крыльями.

– Не унывать! – крикнул он им. – Как только выберусь из вертолета, сразу же полечу к Биллу и напугаю его до смерти.

Однако на шутку никто не отреагировал, дело было слишком серьезным. Ребята были подавлены ид даже не хотели играть со Снежком. Обиженный козленок помчался к выходу с площадки и скрылся под землей в поисках более веселой компании.

Так, без всяких происшествий, прошло три длинных дня. Ребятами стало овладевать нетерпение. Когда же наконец появится Билл, чтобы вытащить их отсюда? Ему уже давно следовало быть здесь. Джек, не отрываясь от бинокля, снова и снова обшаривал местность вокруг горы. И каждый раз, разочарованный, возвращался ни с чем. Никого. Ни Билла, ни Дэвида, ни ослов.

Бесконечное ожидание безумно раздражало ребят. Неужели они даже не попытаются сбежать отсюда через потайной ход с веревочной лестницей? Но Джек охладил их пыл.

– Это бессмысленно. Вы обратили внимание, что вокруг нас постоянно снуют эти японцы с кошачьими повадками. Они караулят нас по приказу Майера.

Конечно, Джек был прав. Но, очевидно, тот же Майер велел вкусно и обильно кормить ребят. И никакие мрачные мысли не могли испортить им аппетит. Ели они много и с удовольствием. Снежок помогал им вовсю. После него не оставалось ни грамма овощей, ни листика салата.

На третий день вечером, когда они, как обычно, улеглись под тентом, завернувшись в одеяла, в небе неожиданно послышалось знакомое тарахтение вертолета. У ребят отчаянно забились сердца. Глаза Люси наполнились слезами.

Вертолет кружил над горой. Когда включили прожектор, он медленно опустился на освещенную площадку.

В машине находились двое незнакомых мужчин. На одном были темные защитные очки и островерхая шапка. Его спутник, сидевший с непокрытой головой, смотрел серьезно и мрачно.

Скоро наверху в окружении слуг – японцев появились Майер и Морлик.

– Вы начальник? – крикнул пилот Майеру. – Я прилетел вместо Канна, уехавшего в отпуск. Это мой напарник Джонс. Мы привезли вещи, которые вы заказывали.

Сразу же началась разгрузка. Двор был завален ящиками и коробками. Пилот и его спутник выбрались из машины.

– Вы можете пойти перекусить, – сказал Майер. – Думаю, обратно вы полетите завтра вечером.

– Я не могу ждать до завтра, – возразил пилот. – К нам и так уже начали присматриваться. Я должен улететь сегодня же.

– Канн сказал вам, что… – нерешительно начал Майер.

– Вы хотите сказать, что несколько парашютистов хотят совершить прыжки с вертолета? помог ему пилот. – Да, я в курсе. Никаких возражений. Если у кого – то есть такое желание, мне что за дело?

– Вам хорошо заплатят, – пообещал Майер. – А за сегодняшний полет будет специальная премия. Сегодня у нас будет прыгать юный парашютист… в интересах эксперимента.

Возникла короткая пауза. Потом пилот резко спросил:

– Что значит – юный парашютист?

– Это мальчик. Он уже здесь, наверху. – Майер повернулся к слуге и отдал ему приказ на японском языке. Японец поспешно бросился к выходу с площадки и исчез под землей. – Я послал человека предупредить изобретателя о вашем прибытии, – объяснил Майер пилоту. – Может быть, перекусите перед полетом обратно?

Пилот отказался.

– Нет, мне нужно улетать. Приведите мальчика.

У Люси задрожали колени, она бессильно опустилась на землю. Филипп смотрел спокойно и решительно. Ладно, пусть ему наденут крылья! Он не станет отказываться – влезет в вертолет и прыгнет. Если эти крылья в самом деле функционируют… Да, если они действуют! Как ни хотелось Филиппу надеяться, верилось в это все – таки с трудом.

Пилот еще не видел ребят. Только теперь слуга подвел к нему Филиппа. Джек и девочки нерешительно шли следом. Неожиданно во дворе появился король. Похоже, ему пришлось одеваться в большой спешке. Наряд сидел косо, корона немного съехала набок. Но походка была, как всегда, в высшей степени величественная.

За ним следовало двое слуг, несших крылья. Все – таки они были великолепны! Люси, как и в первый раз, поразила их красота. Она молилась, чтобы они выдержали вес Филиппа и не сломались.

Филипп спокойно поднял руки и дал королю закрепит на них крылья. Когда тот показал ему на кнопки, он просто кивнул головой. Он для пробы слегка взмахнул руками и к своему удивлению почувствовал сильное сопротивление воздуха. Ребята смотрели на него с восхищением. Выглядел Филипп великолепно! На его лице не было ни малейшего страха. Вполне возможно, что он и в самом деле его не испытывал.

Но нет, Филиппом постепенно овладевал ужас, который он всеми силами старался подавить. Он не мог допустить, чтобы кто-нибудь заметил его истинное состояние.

И тут произошло неожиданное. Люси сделала шаг вперед и дотронулась до руки короля.

– Ваше величество! Позвольте мне испытать крылья вместо Филиппа! Я гораздо легче него. Это было бы величайшей честью для меня.

Ребята стояли как громом пораженные. Вот так Люси! Филипп бросился вперед и крепко обнял девочку, полностью закрыв ее крыльями.

– Ах ты, дурочка! Как ты могла такое придумать? Нет, я сам прыгну. И когда окажусь в воздухе, я пролечу здесь над вершиной горы, и вы увидите, что все в полном порядке.

Люси громко заплакала. Не говоря ни слова, пилот повернулся и полез в машину в сопровождении своего спутника. Король ни единой секунды не колебался, посылая Филиппа на опасный эксперимент. Он непоколебимо верил в свои чудо – крылья. Его дух парил в облаках. Люди, участвовавшие в его экспериментах и испытывавшие его изобретения, ничего для него не значили.

Слуга помог Филиппу, которому мешали огромные крылья, забраться в вертолет. Майер наблюдал за происходящим, насупив злобную физиономию. Ему бы больше пришлось по душе, если бы мальчишка стал отбиваться и кричать. Что ж ему теперь – восхищаться его мужеством? Он пронзительно посмотрел на Филиппа.

Филипп помахал ему крыльями.

– Прощайте, Майер! Берегите себя! Скоро для вас все скверно закончится!

Майер в ярости бросился к нему. Но в этот момент заработал двигатель, лопасти винта начали вращаться. Люси безуспешно пыталась удержать слезы. Она была уверена, что больше никогда не увидит Филиппа.

Вертолет начал вертикальный взлет. В этот момент пилот высунулся из кабины и крикнул:

– Не забывайте Билла Смагса!

Его голос прозвучал совершенно иначе, чем раньше. Это был голос Билла!