Услышав приближающийся дикий вой и визг, Люси в страхе прижалась к Биллу. Тот что – то пробормотал и обменялся взглядами с Джонсом. Похоже, их радость от удачного побега была несколько преждевременной. Неужели их снова схватят? Против десятка псов, натасканных на людей, у них не было ни малейшего шанса.

– Билл, нужно уходить по воде, как тогда сделал Сэм, – взял слово Джек. – В воде собаки теряют след. Пойдем вверх по течению. Может быть, по дороге найдем дерево или пещеру, где можно будет спрятаться.

Билл на секунду задумался.

– Вряд ли это нам так уж поможет, – ответил он. – Но попытаться стоит. Какая досада, что мы в самый последний момент потеряли вертолет! Если бы не отказало управление, мы бы уже давно были в полной безопасности.

Они вышли на середину ручья и двинулись вверх по течению, осторожно ступая по холодной воде. Люси держалась между Биллом и Джонсом. Она была рада, что с ними двое взрослых. Вдали послышался яростный лай собак. Было ясно, что они напали на след.

Беглецы ускорили шаги. Конечно, их след потерялся в воде, но вместе с тем их было хорошо видно издалека. Они беспокойно оглядывались по сторонам в поисках подходящего укрытия. И тут сам ручей пришел им на помощь. Он неожиданно свернул в маленькую пещеру. Двое мужчин, четверо детей и козленок остановились. Чистая вода, блестевшая на солнце, бурлила вокруг их ног.

– Это я называю везением, – с облегчением сказал Билл. – Можно укрыться в этой пещере, если, конечно, всем хватит места. Будем сидеть здесь, пока собакам не надоест нас искать.

Он зажег фонарь, и они один за другим полезли в пещеру. В ней едва – едва хватило места для такого количества людей. На другом ее конце ручей водопадом вырывался наружу и бурным потоком обрушивался на горный склон. Они тесно сгрудились и попытались устроиться поудобнее. Билл и Джонс достали из карманов шоколад и раздали ребятам. Поглощая неожиданное лакомство, все с беспокойством прислушивались к отдаленному вою собак.

– Как ты думаешь, Билл, они потеряли наш след? – спросил Джек.

– Похоже на то. Спустившись к ручью, они наверняка перепрыгнули через него. А на другом берегу след неожиданно пропал. Вряд ли они поймут, что мы отправились вброд по течению.

– Зато их хозяева вполне могут это понять, – неторопливо и веско произнес Джонс. Он воспринимал все происходящее с таким спокойствием, как будто подобные приключения случались с ним каждый день. – Во всяком случае, если бы я был на их месте, то сразу бы догадался и пустил собак берегом вверх и вниз по течению ручья, – добавил он.

– Правда? – с округлившимися от страха глазами спросила Люси. – Ну, значит, Майер догадается. Он страшно умный. Он прямо пронзает человека свои взглядом. Я думаю, он умеет читать мысли.

– Пусть попробует прочитать мои, – мрачно сказал Билл. – Уверен, это не доставит ему удовольствия.

– Пардон! – крикнул Кики.

– Ты забыл икнуть, – напомнил ему Джек. Кики добросовестно повторил номер. Джонс громко расхохотался.

– Собаки приближаются, – внезапно сказал Джек. Все прислушались. В самом деле, визг и вой становились громче.

– Видно, подошел Майер, – предположила Дина. – Он разгадал наш трюк и повернул их сюда.

Филипп кивнул.

– А здесь они нас наверняка учуют. Это точно. Этих собак просто так не проведешь.

Он подошел вплотную ко входу в пещеру.

– Я слышу, как собаки шлепают по воде! – воскликнул мальчик.

Люси еще крепче ухватилась за Билла. Когда только кончится этот кошмар?

Показалась первая собака. Она бежала по берегу, время от времени спрыгивая в воду. Скоро она оказалась так близко, что можно было слышать ее тяжелое дыхание. И тут, как удар хлыста, прозвучал резкий голос Майера:

– Ищи, ищи! Вперед!

Вожак находился уже перед самой пещерой, но дальше не шел. У него был приказ найти беглецов, но не было приказа задержать их или схватить. Свою задачу он выполнил. Он победно поднял морду кверху и громко по – волчьи завыл. Кики был поражен. Он немедленно попытался воспроизвести вой, однако смог выдать только какой – то невразумительный звук, напоминающий рычание. Собака склонила морду набок и удивленно прислушалась. Позади нее показались остальные животные. Они окружили вожака и стали принюхиваться к запахам, доносившимся из пещеры.

– Не очень приятное зрелище, – пробормотал Билл себе под нос. Джонс взирал на свору с таким спокойствием, как будто для него было привычным и естественным уходить от преследования злобных псов.

– Сохраняйте спокойствие, – обратился Билл к ребятам. – Пока мы остаемся на месте, они нам ничего не сделают.

Послышались громкие голоса. Появились потные и красные от погони Майер и Морлик. Увидев у пещеры сбившихся в кучу собак, они быстро спрятались за толстым деревом. Видимо, они опасались, что у Билла могло быть оружие.

– Вы обнаружены! – крикнул Майер. – Выходите, бросьте оружие на землю и поднимите руки вверх! Иначе мы спустим на вас собак.

– Приятный парнишка, правда? – заметил Джонс. – С удовольствием познакомился бы с ним поближе. Будем выходить, шеф?

– Нет, – коротко ответил Билл. – Пока мы здесь с детьми, он не осмелится натравить на нас собак.

Билл плохо знал Майера. Этот человек не останавливался ни перед чем. Не получив ответа и видя, что в пещере не происходит никакого движения, он тут же впал в ярость. Он крикнул что – то на непонятном языке и тут же перешел на английский.

– Вы слышали, что я сказал? Даю вам две минуты. Если после этого вы не выйдете сами, вас выволокут собаки. Должен предостеречь вас, что у них острые зубы.

Никто не шевельнулся. Люси закрыла глаза. Она не могла больше смотреть на шумно дышащих псов, нетерпеливо ожидавших приказа ворваться в пещеру и выволочь из нее добычу.

Неожиданно Филипп сделал шаг вперед и встал перед входом в пещеру.

– Руки вверх! – заорал Майер. Филипп повиновался. Собаки обнюхали его. И тогда мальчик тихо заговорил с ними:

– Помните меня? Я Филипп, вы вместе со мной спали на скале. Хорошие, хорошие собаки. Разве вы забыли, что мы друзья?

Конечно, собаки не понимали его слов, однако безошибочный инстинкт подсказывал им смысл его речи. Они вспомнили мягкий ласковый голос этого мальчика. Вожак начал тихо повизгивать. Ему хотелось, чтобы мальчик погладил его. Однако Филипп не мог опустить руки. В его распоряжении был только голос. Не останавливаясь ни на секунду, он продолжал тихо и проникновенно говорить с собаками.

Билл, Джонс и ребята, как завороженные, наблюдали за удивительным спектаклем. Все думали об одном и том же: каким же необыкновенным даром воздействия на животных обладает Филипп! Ни единое живое существо не может противиться его чарам!

– Взять их! – скомандовал Майер.

Вожак посмотрел на него, затем повернул голову к Филиппу и потерся о его колени.

– Филипп, от тебя с ума сойти можно, – восхищенно сказал Билл. – То, что ты делаешь, это же чистой воды колдовство.

И даже на невозмутимом лице Джонса застыло выражение беспредельного восхищения.

– Ну, парень, – пробормотал он, качая головой, – такого еще свет не видывал.

– С Майером сейчас инфаркт случится, – заметил Джек. – Он просто не в состоянии понять чуда, произошедшего у него на глазах.

– Тащите их сюда, я вам сказал! Не будете слушаться, всех перестреляю к чертовой матери! – вопил Майер, как безумный.

Но собаки больше не обращали на него никакого внимания. Их вожак признал своим хозяином Филиппа. Ну а остальные, как всегда, последовали его примеру. Отныне они повиновались только мальчику. Майера они боялись, а Филиппа полюбили.

Внезапно Майер выстрелил. Он целился не в собак, а поверх их голов. Собаки дернулись и повернули к нему оскаленные, рычащие морды.

Тут вмешался Билл.

– Филипп, животные тебя послушаются? Тогда натрави их на Майера и Морлика! Мы побьем гадов их же оружием!