На следующее утро девочки проснулись почти одновременно. Несмотря на раннее время, на дворе уже кто – то возился. Люси подбежала к окну.

– Это Стивен, – сказала она Дине. – Он уже наверняка подоил коров. Да иди же сюда. Смотри, какая красота!

Девочки встали на колени перед низким подоконником и выглянули в окно. Солнечный свет широким потоком вливался в долину через седловину двух величественных гор, оставляя все вокруг в глубокой тени.

– Погода как по заказу, – радостно заметила Дина. – Если мама позволит, сегодня же отправимся в поход.

– В эти каникулы нам придется забыть о своих приключениях, – сказала Люси. – Тетя Элли твердо решила ни в коем случае не отпускать нас в горы одних. А если не сможет пойти с нами сама, присмотр будет поручен Биллу.

– Ну в конце концов приключений на нашу долю выпало уже больше чем достаточно. Дина начала одеваться. – Большинству ребят такое и не снилось. Так что можно будет для разнообразия на этот раз обойтись без приключений. Давай, Люси, нужно прорваться в ванную комнату до мальчишек. Но только потише. Мама, наверное, еще спит.

Проходя мимо комнаты мальчиков, Люси заглянула к ним в дверь. Джек и Филипп еще крепко спали. Услышав скрип двери, Кики высунул голову из – под крыла, но ничего не сказал, а только зевнул. Козленок, по – прежнему лежавший на кровати Филиппа, уставился на Люси. Ну, Филипп! И как ему только удавалось так воздействовать на животных, что они бегали за ним, как привязанные?

Люси тихонько прикрыла дверь и поспешила к Дине в ванную комнату. Вскоре они услышали, что мальчики тоже встали. Кики громко потребовал, чтоб все вытерли ноги.

– Это Кики обучает Снежка хорошим манерам, – рассмеялась Люси. – Он постоянно пытается воспитывать животных Филиппа. Помнишь, как в прошлом году он обучал птичек – тупиков правильному произношению?

– Орр, – изобразила Дина крик тупиков. Кики, услышав ее сквозь стену, сразу же завопил в ответ:

– Орр, Орр! – а потом разразился оглушительным хохотом, заставив испуганно заблеять бедного Снежка. Кики и тут не успокоился, немедленно воспроизведя и этот звук. Козленок изумленно посмотрел по сторонам. Ребята рассмеялись.

Поощренный их смехом, Кики начал готовиться к воспроизведению скрежещущего звука переключения коробки передач автомобиля. В последние дни это был его самый любимый звук. Горло Кики начало подозрительно раздуваться. Филипп знал, что сейчас последует.

– Немедленно прекрати, Кики, – торопливо сказал он. – Этот номер тебе придется временно изъять из программы. Он нам надоел!

– Боже, храни короля! – покорно ответил Кики. – Вытри ноги! Высморкайся!

В двери показались головы девочек.

– Сони несчастные! Долго вас еще ждать?

Когда ребята спустились вниз, миссис Эванс заканчивала последние приготовления к завтраку. Он выглядел почти так же роскошно, как и ужин накануне. Стол ломился от ветчины, помидоров, сливочного сыра, кувшинов с парным молоком. Венчала картину гигантская миска с малиной. Кухню наполнял аппетитный запах жареного сала. Джек обессилено рухнул на свой стул.

– Господи, с чего же начать – то? – застонал он в комическом отчаянии.

Не успел Филипп усесться на свое место, как Снежок попытался взобраться к нему на колени. Однако мальчик энергично задвинул его под стол.

– Не за едой, Снежок! Я слишком занят. Ступай во двор и поздоровайся со своей матушкой. Она, наверное, ужасно обеспокоена твоим отсутствием.

Кики тут же пристроился к малине. Миссис Эванс выделила персонально ему целую тарелку. Они с мужем не сводили с Кики влюбленных глаз. Восхищение их было безграничным.

– Само собой, стало быть! – проскрежетал Кики и так энергично сунулся в тарелку, что клюв его обагрился ярким малиновым соком.

Ребята тоже трудились не покладая рук. Миссис Меннеринг и Билл еще не спустились. Супруги Эванс позавтракали гораздо раньше. Вообще, похоже было, что они уже успели переделать все дела за день. Стивен убрался в свинарнике, вычистил лошадей, подоил коров, собрал яйца в курятнике. Миссис Эванс тоже от него не отставала.

Покончив с едой и снова затащив к себе на колени Снежка, Филипп обратился к миссис Эванс:

– Скажите, пожалуйста, а где находятся ослы, которых мы заказывали?

– Это вам нужно поговорить с овчаром Тревором, – ответила миссис Эванс. – Это ослы его брата, он – то и обещался доставить их сюда.

– А может быть, мы сами сходим за ними, а потом вернемся сюда верхом?

– Да нет, что вы. Это ж идти больше пятнадцати километров, – сказал Стивен. – Это ж, само собой, слишком далеко, чтобы идти пешком. Нет уж, ступайте к Тревору, он вам все про ослов и расскажет.

Наконец за столом появились миссис Меннеринг и Билл. Они выглядели свежими и отдохнувшими.

– Нам – то что-нибудь осталось? – со смехом спросил Билл.

Миссис Эванс поспешила к плите, чтобы соорудить очередную яичницу – глазунью. И скоро огромная кухня наполнилась аппетитным ароматом жареного бекона.

– Нужно срочно уходить, а то опять есть захочется, – сказал Филипп. – Билл, мы собираемся к овчару Тревору разузнать насчет ослов. Мама, если ослы на месте, можно будет нам съездить в горы?

– Не раньше, чем я разберусь со своим ослом, – ответила миссис Меннеринг. – А то попадется какой-нибудь толстый, я и буду постоянно съезжать с него на землю.

– Ослы не толстые, – заверил Стивен. – Они маленькие, очень сильные и используются тут, как правило, для верховой езды. Иногда, правда, вместо них берут пони. Но ослы брата Тревора, по крайности, не хуже.

– Ну ладно, тогда пойдем к Тревору. – Филипп спустил Снежка на пол и встал со стула. – Ребята, пошли! Кики, обжора, ты что, теперь никогда уже не расстанешься с малиной?

Попугай взлетел Джеку на плечо, и ребята пустились в путь по тропинке, указанной Стивеном. Снежок, не обращая никакого внимания на призывные крики своей матери, поскакал за ними. Малыш стал уже полноправным членом их компании, и все его холили, лелеяли и баловали. Кики такая ситуация совершенно не нравилась. По его мнению, ребята слишком уж носились с козленком.

Дорожка сразу пошла круто в гору. Солнце стояло уже высоко и палило немилосердно. И хотя ребята были легко одеты, скоро им стало очень жарко. Дойдя до бившего из скалы источника, они устроили короткий привал, с удовольствием напились холодной, чистой воды и немного остудили свои разгоряченные руки и ноги. Снежок тоже немного попил, а потом пустился весело скакать вокруг ребят на своих маленьких крепких ножках. Он с такой легкостью носился взад – вперед по крутым горным склонам, что казалось, будто его крылья носят.

Джек наблюдал за ним с восхищением.

– Как это, наверное, здорово – уметь прыгать вот так, как Снежок. Об этом можно только мечтать – разбежаться и прыгнуть так легко и приземлиться с такой невероятной точностью.

Неожиданно Филипп схватил нечто скользкое и блестящее, пытавшееся скрыться от него в нагретой солнцем траве. Дина насторожилась.

– Что это у тебя там, Филипп?

Филипп продемонстрировал всем серебристо – серую змейку с маленькими светлыми глазками.

– Змея! – тут же взвизгнула Дина. – Немедленно отпусти ее, Филипп! А то она тебя укусит!

– Вот еще! – Филипп презрительно пожал плечами. – Никакая это не змея. Кроме того, из всех змей, обитающих в Англии, только гадюка ядовитая. Я это тебе уже раз сто говорил. А это ящерка такая, называется веретенница, между прочим, на редкость симпатичная.

Ребята с интересом уставились на серебристую веретенницу, обвившуюся вокруг Филиппова колена. Она на самом деле выглядела как настоящая змея, хотя к змеиному семейству никакого отношения не имела. Зная это, Люси и Джек сохраняли полное спокойствие. А вот Дина никак не могла в это поверить. Раз животное выглядело как змея, двигалось как змея, стало быть, оно змея и есть.

– Немедленно отпусти эту гадину, Филипп! – дрожащим голосом взмолилась она. – Откуда тебе вообще известно, что это не змея?

– Ну, например, у нее глаза подвижные. А у змей – нет. Вот смотри, глазки у нее бегают туда – сюда, как и положено ящерице. Она и относится к семейству ящериц.

Как бы подтверждая его слова, веретенница быстро – быстро замигала глазками. Она свернулась клубком на коленях у Филиппа и, похоже, чувствовала себя там очень покойно. Даже когда он дотронулся до нее рукой, она и не подумала броситься в бегство.

– Веретенницы у меня еще не было, – задумчиво сказал мальчик. – Я мог бы ее действительно…

– Ты что, собираешься оставить у себя эту змею?! – вне себя от ужаса закричала Дина. – Мама тебе ни за что не разрешит.

– Ах, Дина, сколько раз еще можно повторять, что это не змея! – нетерпеливо крикнул Филипп. – Это ящерица, совершенно безобидная и чрезвычайно занимательная. И она останется у меня. То есть если она сама захочет остаться.

– Ну конечно, она захочет, – сказал Джек. – Все животные хотят остаться у тебя. Хотел бы я посмотреть на тебя в джунглях, Филипп. Это была бы незабываемая картина: стая обезьян нежно виснет у тебя на шее; у ног, обвитых змеями, ласково мурлычут тигры.

Дина яростно взвизгнула.

– Как ты можешь рассказывать такие гадости! Филипп, немедленно посади веретенницу обратно в траву!

Филипп и не подумал следовать этому указанию, а тихонько опустил ящерицу в карман.

– Не будь такой мстительной, Дина! – сказал он. – А потом, тебе совершенно необязательно быть рядом со мной. Кроме того, может быть, ей у меня не понравится, и она убежит. Но попытка – не пытка.

Когда ребята двинулись дальше, Дина неохотно потащилась за ними. Вот так всегда с Филиппом. Своим зверьем он мог испортить самые прекрасные каникулы.