Маленький домик овчара Тревора располагался на самом верху горного склона. Вокруг домика повсюду паслись овцы. Ягнята, маленькие и крепкие, выделялись своей пушистой шкуркой на фоне многочисленных стриженых взрослых овец.

Подойдя к дому овчара, ребята увидели, что он обедает. Его незамысловатая трапеза состояла из хлеба, масла, сыра, лука и молока. Молоко охлаждалось в ручье, протекавшем рядом с домом. Внешность у Тревора была довольно своеобразной: длинные нечесаные волосы, лохматая борода и очень светлые голубые глаза. Увидев ребят, он дружелюбно кивнул и сказал что-то по-валлийски.

– А по-английски вы не говорите? – спросил Джек. – А то мы ничего не понимаем.

Тревор знал пару английских слов. Задумчиво пожевав луковицу, он изрек:

– Ослы завтра. – Потом добавил что-то совершенно непонятное и махнул рукой в сторону дома Эвансов.

– Ослы будут завтра у нас дома, – перевел Джек. – Прекрасно. Тогда, может быть, прямо завтра и отправимся в горы.

Тревор, которому никогда еще не доводилось видеть попугая, с любопытством разглядывал Кики. Он показал на него пальцем и сипло рассмеялся. Услышав свой смех в точном исполнении Кики, он испуганно вздрогнул.

– Вытри ноги! – строго приказал Кики. – Сколько раз тебе говорить, закрывай дверь! Три утенка!

Тревор растерянно уставился на него. Кики разразился громким хохотом.

– Стало быть, само собой, стало быть! – раскатисто выдал он.

Джек щелкнул птицу по клюву.

– Перестань выпендриваться!

Снежок, стараясь привлечь к себе внимание Филиппа, боднул его под коленку. Его обижало, что все занимались только попугаем. Когда Филипп обернулся, козленок, ни секунды не медля, прыгнул в его подставленные руки. Физиономия Тревора засияла. Он выдал длинную, бурную тираду по-валлийски, из которой ребята не поняли ни слова. Потом похлопал Филиппа по плечу и указал на землю, видимо приглашая ребят садиться.

Они с любопытством уселись на корточки. Интересно, что задумал Тревор? Он спустился ниже по склону и издал громкое блеяние. Все ягнята тут же подняли головы и, блея, устремились к нему. Даже Снежок бросил Филиппа и присоединился к остальным. Овчар опустился на колени, и ягнята, окружив старого друга, принялись нежно его обнюхивать. Он с рождения ухаживал за ними и даже выпаивал молоком из соски, если, случалось, погибала их мать. Они всегда с готовностью откликались на его хорошо знакомый зов.

Было очень трогательно наблюдать, как этот полудикий старый овчар с длинными спутанными волосами сидел на земле, со всех сторон окруженный нежно блеющими ягнятами. Снежок, не желая отставать от других, энергично карабкался к пастуху по пушистым спинкам ягнят и, добравшись до него, удовлетворенно уткнулся ему в бок своим бодливым лбом.

– Вы только посмотрите на него! – сказала Дина. – Господи, его уже просто не видно из – за этой кучи ягнят.

Через минуту овчар возвратился к ребятам. На его коричневом от загара лице сияли светло – голубые глаза. Он предложил ребятам хлеб и здоровенные, пахучие луковицы. Джек отказался. Тетя Элли наверняка будет не в восторге от запаха лука.

– Нет, спасибо, – вежливо сказал он. – Вы придете к нам завтра, когда ваш брат пригонит ослов?

Тревор, похоже, понял. Он кивнул.

– Я завтра приду. Ослы.

Джек подмигнул ребятам.

– Он становится просто болтливым. – Потом снова обратился к овчару: – Хорошо, Тревор. Тогда – до завтра. До свидания!

Ребята пустились в обратный путь. У источника они снова сделали привал. Улегшись на траву, они задумчиво уставились на окружавшие их высоченные горы.

– Стивен говорит, что в горах почти никто не живет, – прервал молчание Джек. – Там наверняка множество интересных животных. Может быть, сходим туда в поход?

– Конечно! – Филипп попытался прогнать козленка, который упорно старался взобраться к нему на живот. – И мама с Биллом наверняка захотят пойти. А раз у нас будут ослы, можно будет взять с собой запас еды и отправиться на несколько дней с ночевкой.

– Ты имеешь в виду в палатках? – Глаза Джека засияли. – Филипп, это блестящая идея. Возьмем фотоаппараты и наделаем кучу замечательных снимков. А может быть, попадутся редкие птицы.

– Наверняка. – Филипп выпрямился. – Улюлю, а вот и наша Блестянка.

Веретенница выскользнула из кармана Филиппа и обвилась вокруг его локтя. Дина молниеносно отползла на безопасное расстояние. Кики, сидевший на плече у Джека, с любопытством уставился на ящерицу.

– Блестянка – какое прелестное имя! – Люси легонько провела кончиками пальцев по спинке ящерицы. – Смотри, как задрожала. Наверное, она боится щекотки. Пуглянка эдакая.

– Блестянка, Пуглянка, – тут же подхватил Кики, который обожал выдавать новые слова парами. – Блестянка, Пуглянка, Блестянка…

– Хорош, – прервал его Филипп. – Мы знаем, Кики, что ты – умная птица. Ты только посмотри, Джек, она совершенно не боится.

– Это подло с твоей стороны – таскать ее с собой, – издалека набросилась на него Дина. – Ты прекрасно знаешь, как я ненавижу змей. Да, да, это не змея. И все – таки я не удивлюсь, если она меня укусит.

– Если ты и дальше будешь вести себя как дура, я сам тебя укушу, – сердито ответил Филипп. – Подойди-ка лучше сюда и погладь Блестянку по спинке.

Дину передернуло от отвращения.

– Никогда в жизни не сделаю такого. Не приближайся ко мне с этой гадостью, Филипп! Она еще отвратительнее, чем белые мыши, которые жили у тебя в прошлом году. Тех – то ты хоть отпустил, когда они выросли.

– Блестянка может идти на все четыре стороны, – сказал Филипп. – Я никогда не удерживаю животных против их воли. Хочешь уйти, Блестянка?

– Блестянка, Пуглянка, глухо и темно, трещать и храпеть! – Кики огласил список парных слов и выражений из своей текущей программы.

– Пошли отсюда, – прервала его Дина. – Тогда хоть эта змеюка скроется в кармане. А потом, я есть хочу.

Когда Филипп встал с земли, веретенница исчезла у него в кармане. Снежок принялся немедленно, как безумный, вытанцовывать вокруг Филиппа.

– Эй, Снежок, ты не мог бы носиться немного в сторонке, не сшибая меня поминутно с ног? – в отчаянии воскликнул он. – Привязанность, конечно, штука хорошая, но иногда может просто вывести из терпения.

Здесь в горах дули постоянные ветры. И хотя было жарко и солнечно, воздух оставался свежим. Когда ребята подошли к дому, им опять отчаянно хотелось есть. Воодушевленные приятными мыслями о предстоящем обеде, они невольно ускорили шаг.

Миссис Меннеринг и Билл тоже вернулись с прогулки и уже начали удивляться, отчего ребята так долго возвращаются. Тут к ним подскочил Снежок, а вслед за ним и остальная компания.

Миссис Меннеринг погладила козленка.

– Снежок – просто прелесть, теперь он все каникулы будет ходить по пятам за нами. Жаль только, что потом он превратится в козу. Знаешь, Филипп, Снежку придется остаться здесь! Я не хотела бы, чтобы у меня в огороде хозяйничали козы, пожирая овощи с грядок и стаскивая белье с веревки.

– Мама, Тревор сказал, что его брат завтра приведет сюда ослов, – доложил Филипп. – Можно нам будет выбрать себе по персональному ослу? И вообще, сколько их всего будет?

– Точно не знаю, по – видимому, шесть. Конечно, каждый выберет себе по ослу. Надеюсь, мой будет достаточно крепким.

– Они все крепкие, – сказал Джек. – Они чувствуют себя в горах не менее уверенно, чем козы, хотя и не такие прыгучие. Очень хотелось бы поездить верхом на горном козле и попрыгать с ним со скалы на скалу.

– Не выдумывай глупостей! – в ужасе воскликнула миссис Меннеринг. – У меня при одной мысли об этом голова начинает кружиться. У меня должен быть самый спокойный, степенный и мирный ослик из всех, и никаких чтобы там прыжков и гримас!

Все расхохотались. Стивен, показавшийся на пороге дома, был очень рад хорошему настроению гостей.

– Пора обедать, – возвестил он. – У меня все готово, стало быть.

Люси соскочила с каменного заборчика.

– Обязательно научусь говорить, как Стивен. Само собой, стало быть.

Она замечательно подражала интонациям валлийского диалекта.

Снежок поскакал впереди всех на кухню. Миссис Эванс не возражала против его присутствия за обедом, хотя и прогнала его со стула, на который тот с ходу вскочил. Из – под стола вылезла курица и во все лопатки бросилась бежать во двор. Кики уселся не большом, зашитом в материю окороке, подвешенном под потолком, и покосился на стол в поисках фруктов.

– Горностай убыл, – возвестил он и щелкнул языком, как будто вывинчивая пробку из бутылки. Стивен восхищенно посмотрел на него.

– Ну что за птица! Никогда не видел такой, стало быть!

На это Кики икнул столь натурально, что Стивен скорчился от смеха.

Миссис Меннеринг наморщила лоб.

– Сейчас же прекрати, Кики! Сколько раз тебе говорить, что я этого не люблю.

– Сколько раз тебе говорить, вытирай ноги, – нахально проскрежетал Кики. Стивен чуть не задохнулся от смеха. Тут Кики форменным образом понесло, он вздыбил гребень и принялся один за другим выдавать самые причудливые звуки.

– Кики, быстро ко мне! – строго крикнул Джек. Когда попугай уселся на свое место у него на плече, Джек щелкнул его по клюву.

– Если ты не будешь вести себя как следует, я запру тебя наверху в чулане, балбес!

– Попка бедный, попка плохой! – пробормотал Кики и клюнул Джека в ухо.

Джек еще раз щелкнул его по клюву.

– Умолкни наконец! Ни слова больше!

После этого попугай сунул голову под крыло. Еще некоторое время оттуда доносился невнятный шепот. И хотя Стивен, напрягая слух, пытался разобрать отдельные слова, ничего больше понять не смог. Ну что за птица. Вот бы и ему такую.

Обед был таким же обильным и вкусным, как ужин и завтрак. Ребята уплетали за обе щеки. Миссис Эванс радовалась аппетиту гостей и постоянно заставляла их съесть еще чего-нибудь.

– У нас полдников – то не бывает, – повторяла она поминутно. – И до шести часов еды не будет. Так что ешьте, гости дорогие, досыта, стало быть.

– Блестянка, Пуглянка, – неожиданно заявил Кики. дина сдавленно вскрикнула. И действительно, из рукава рубашки Филиппа показалась головка веретениц. И тут же исчезла. Слава Богу, ее никто не успел заметить. Только острый глаз Билла успел разглядеть ящерицу.

– Новый член семьи? – усмехаясь, осведомился он. – Очень мило. Ну что ж – со Снежком, Кики и… Блестянкой, если не ошибаюсь, мы можем начинать каникулы во всеоружии.