Следующее утро ознаменовалось неприятным происшествием. Миссис Меннеринг отправилась с миссис Эванс в большой сарай. Только она ступила на порог, как сильный порыв ветра захлопнул тяжелую дверь и больно прищемил ей левую руку. Миссис Меннеринг вскрикнула. Миссис Эванс бросилась на помощь, стремясь поскорее освободить ей руку, но было слишком поздно. Несчастье произошло.

Когда Билл осмотрел травмированную руку, лицо его помрачнело.

– Вам нужно поскорее показаться врачу. Пойду за машиной. Отправляемся немедленно. А где ребята, миссис Эванс? Уехали кататься? Скажите им, пожалуйста, о том, что произошло. Но пусть не беспокоятся, я прослежу, чтобы руку тщательно обследовали и перевязали. Я думаю, ничего страшного. Но на всякий случай нужно будет сделать рентгеновский снимок. Вдруг все – таки есть небольшой перелом.

Билл помог побледневшей миссис Меннеринг усесться в машину и погнал по горной дороге в город. Там, в местной больнице, можно было сделать рентген и квалифицированную перевязку.

Услышав о несчастном случае, ребята ужасно перепугались.

– Мама, бедняжка! – сказал Филипп. – Как ей, наверное, больно!

– Вот ведь беда какая, стало быть! – страшно разволновавшись, рассказывала миссис Эванс. – Бедняжка вскрикнула громко, а потом не произнесла ни звука. Ну, ну, очень – то не расстраивайтесь. К вечеру она вернется.

– Как же она сможет завтра поехать с нами в Долину бабочек? – спросила Люси. – С такой рукой ей никак нельзя будет ехать, да?

– Какое там, – вздохнула миссис Эванс. – Придется уж ей остаться дома. А я тут за ней присмотрю. Так что вы сможете с спокойненько отправляться с мистером Каннингемом и Дэвидом.

– Не уверен, что Билл поедет с нами, оставив маму одну, – с сомнением произнес Филипп. – Он так заботится о ней. Тьфу ты, черт, и надо же было этому случиться именно сегодня! Бедная мама! Только бы ей не было очень больно.

Миссис Меннеринг и Билл возвратились незадолго до ужина.

– Вашей маме сделали рентген, – рассказывал Билл. – оказалось, что вот здесь, с тыльной стороны руки, сломалась маленькая косточка. Понадобится плотная повязка и покой. Через три дня мы снова поедем в город для повторного обследования.

Миссис Меннеринг не хотелось, чтобы все зациклились на ее травмированной руке.

– По – моему, вам совершенно необязательно оставаться со мной, Билл, – сказала она. – Я спокойно сама смогу вести машину, не такая уж у меня страшная рана. Поезжайте – ка лучше с ребятами в Долину бабочек. А то на их печальные рожицы смотреть невозможно.

– Как, бросить вас одну в таком состоянии? – возмущенно воскликнул Билл. – Нет, Элли, этого не будет. В пятницу я отвезу вас на машине в город. А ребята пускай отправляются в сопровождении Дэвида. Они держатся в седле не хуже его. А вся поездка продлится каких – то пару дней. Мне даже кажется, что эти маленькие негодяи будут только рады избавиться от нас.

– Ничего подобного. Нам как раз очень хотелось поехать вместе с тобой и тетей Элли, – возразил Джек. – Но раз не получается, делать нечего – поедем одни. Спасибо, что отпускаете. В конце концов, что с нами может случиться? Дэвид прекрасно знает дорогу, а мы уже, слава Богу, не дети.

Филипп еще раз настойчиво расспросил Билла, насколько серьезной была у мамы травма руки.

– Нет, правда ничего страшного, – успокоил его Билл. – Я просто прослежу, чтобы мама поберегла руку. А через три дня свожу ее еще раз к врачу. Мне и самому жалко, что не получится поехать с вами. Но вы управитесь и без меня. Поездка в горы с таким проводником, как Дэвид, совершенно безопасна. А позже, может быть, удастся съездить в Долину бабочек еще раз вместе.

Ребята взволнованно бросились собирать вещи в поход. На ослов предстояло погрузить две маленькие палатки, четыре спальных мешка, две подстилки, фотокамеры, бинокли, сменную одежду и, естественно, провиант.

Едой занималась миссис Эванс. Филипп с улыбкой наблюдал, как она паковала припасы.

– Мне бы не хотелось встревать, – рассказывал он позже ребятам, – но продуктов определенно хватит на месяц. Например, она засунула целый окорок.

– С ума сойти! – восхищенно воскликнул Джек. – А что она еще положила, Филипп?

– Язык, крутые яйца, уйму всяких банок и баночек, сливовый пирог и целую кучу всякой другой снеди. Мы будем жить, как короли.

– Лучше больше, чем меньше, – вступила в разговор Люси. – Я давно заметила, что на свежем воздухе…

– Все гораздо вкуснее, – хором подхватили ребята. Эту присказку Люси неизменно повторяла во время каникул, и, конечно же, ребята всякий раз не упускали случая похихикать над ней.

Люси рассмеялась.

– Да ладно вам. Во всяком случае хорошо, что у нас будет много еды. Не забывайте, что с нами едет еще и Дэвид.

– Не думаю, чтобы Дэвид много ел, – заметила Дина. – Он выглядит как маленький, худенький подросток, стало быть.

Через некоторое время миссис Меннеринг посоветовала ребятам отправляться спать.

– Ложитесь – ка сегодня пораньше, – сказала она. – Завтра у вас будет трудный день, все время верхом.

Люси сразу же согласилась.

– Ну и правильно, так и завтра быстрей наступит. Как твоя рука, тетя Элли?

– Да ничего. В принципе, я могла бы спокойно поехать с вами.

– Ни в коем случае, – перебил ее Билл. – Надеюсь, вы не собираетесь совершить такой глупости.

Она рассмеялась.

– Не беспокойтесь, обещаю быть благоразумной. В конце концов это даже неплохо – на несколько дней избавиться от этих дикарей и пожить спокойно.

На следующее утро мальчики проснулись очень рано. Козленок, любивший поспать подольше, никак не хотел подниматься и с каждой попыткой Филиппа встать только глубже забирался под одеяло.

Кики вынул головку из – под крыла и почесал свой гребешок.

– Блестянка, Пуглянка, – сонно пробормотал он. Это означало, что он заметил веретенницу, свернувшуюся клубком в углу комнаты. Она предпочла бы ночевать в постели Филиппа, но побаивалась Снежка, который с некоторых пор приобрел дурную привычку тащить в рот все, что попадалось ему на глаза.

Мальчики выпрыгнули из постелей и подбежали к окну. День обещал быть великолепным. Горные вершины четко выделялись на фоне яркой голубизны утреннего неба.

– Горы выглядят так, как будто их только что вымыли с мылом, – заметил Джек. – А небо такое голубое и ясное. Кажется, будто его только что заново покрасили.

Филипп натянул на себя шорты.

– Я вообще люблю раннее утро. Все вокруг какое – то совершенно новое и нетронутое, как будто в первый день творения.

Снежок затрусил в угол, где лежала ящерица. Блестянка быстро юркнула под комод. Филипп вытащил ее оттуда и опустил в карман.

– Я поймаю тебе на завтрак пару мух, – пообещал он. – Закрой клюв, Кики! Своим ужасным кашлем ты разбудишь весь дом.

Привычку кашлять Кики перенял у старого дядюшки Джека. Кашель звучал глухо и гулко и даже немного страшновато. Попугай примолк и запрыгнул на плечо к Джеку.

– Хорошая птичка! – Джек ласково погладил его по головке. – Пошли, Филипп, глянем, поднялись ли девчонки.

Дина и Люси только что встали и тихо радовались прекрасной погоде, идеально подходившей для предстоящего путешествия и ночевок под открытым небом. Дина искоса посмотрела на Филиппа.

– Эта ужасная ящерица с тобой?

– Да, где – то здесь, – Филипп ощупал свою одежду. – Блестянка имеет дурную привычку шастать повсюду.

Дина вздрогнула и ретировалась в ванную комнату. Там она наткнулась на Снежка. Он увлеченно жевал пробковый коврик, который явно пришелся ему по вкусу.

– Снежок, как можно! Ты подумал, что скажет на это миссис Эванс? – Дина выгнала козленка за дверь, и он тут же отправился на поиски Филиппа.

Рука миссис Меннеринг распухла и сильно болела. Но она не жаловалась. Погода была прекрасной. Миссис Меннеринг радовалась за ребят и с улыбкой наблюдала за миссис Эванс, хлопотливо упаковывавшей съестные припасы, приготовленные с вечера.

– Если вы все это съедите, то наверняка не сможете вернуться домой верхом, – пошутила она, обращаясь к детям.

– Что же им, голодать, что ли, на самом деле, – улыбаясь, ответила миссис Эванс. – Так! Вроде бы ничего не забыла. Всю провизию навьючим отдельно на одного ослика, а остальные вещи – на второго. Дэвиду нужно сказать, чтобы все хорошенько увязал, само собой.

Ребята прислушивались к ее мелодичному говору, не забывая при этом отдавать должное завтраку. Они от души радовались, что наконец – то отправляются в Долину бабочек. Жаль только, что Билл и миссис Меннеринг не поедут с ними. Но, с другой стороны, без взрослых им будет только вольготнее.

Неожиданно Кики громко икнул и тут же сокрушенно покосился в сторону миссис Меннеринг.

Она строго взглянула на него.

– Кики, ты это нарочно сделал! По клюву давно не получал?

– Пардон, – пробормотал Кики и захихикал. Стивен, сидевший тут же с набитым ртом, едва не подавился от смеха. Его лицо побагровело, и он громко икнул.

– Пардон, стало быть! – воскликнул он с выражением такого комического ужаса на лице, что все сидевшие за столом разразились жутким хохотом.

В дверях показался индюк и воинственно заклохтал. Снежок испуганно отскочил в сторону. Вслед за индюком, естественно, заклохтал и Кики, заставив индюка недоуменно закрутить головой. Миссис Эванс замахала на него фартуком.

– Ой, а вот и Дэвид! – воскликнула она. – Доброе утро, Дэвид. Хорошо, что ты так рано выбрался. И погоду хорошую, стало быть, с собой привез.

– Само собой, – пробормотал Дэвид и приветствовал присутствующих робкой улыбкой. Его тут же со всех сторон окружили ослы с блестевшими на солнце уздечками.

Джек не мог дольше оставаться в бездействии.

– Пошли! – крикнул он, вскакивая со стула. – Погрузиться и трогаться в путь.

Ребята выбежали во двор. Стивен и Дэвид грузили поклажу на вьючных ослов. По бокам одного закрепили две большие корзины со съестными припасами. Остальной багаж навьючили на широкую спину второго животного. Ослы стояли совершенно спокойно, только их длинные уши время от времени вздрагивали, когда на них садилась муха.

– Ну что, тронулись? – нетерпеливо крикнул Филипп. – Ничего не забыли? Ах, черт, где мой бинокль?

Наконец все приготовления были завершены. Стивен сообщил Дэвиду, что миссис Меннеринг и Билл не поедут с ними, и пообещал позаботиться о двух оставшихся ослах. Похоже, Дэвид был не в восторге от того, что отправляется в путь с одними ребятами. Бедняга был ужасно робким и застенчивым. Билл предпочел бы, чтобы проводником отправился Стивен. Но, с другой стороны, Джек и Филипп были ребятами надежными, да и к походной жизни привычными.

Потом начали прощаться.

– До свидания! До свидания! Через несколько дней мы вернемся. Береги руку, мама! Вперед – в Долину бабочек!