Миссис Меннеринг, Билл и чета Эвансов долго махали вслед маленькой компании, пока та не исчезла из виду. Дорога проходила мимо домика Тревора. Спокойным размеренным шагом ослы поднимались в гору. Снежок носился повсюду, то забегая вперед, то отставая от них, а то, не в силах сдержать бившей через край энергии, лихо проскакивал под ослиными животами на другую сторону процессии. Похоже, ослы ничего не имели против компании веселого козленка, а Пегий каждый раз, как тот оказывался поблизости, приветливо кивал ему головой. Кики, как обычно, восседал на плече у Джека, довольно ерзал из стороны в сторону, время от времени давая окружающим ценные указания.

Наконец они подъехали к домику овчара. Тревор во дворе осматривал больную овцу. Он подошел к всадникам и дружелюбно приветствовал их. Его длинные нечесаные волосы развевались на ветру, глаза казались голубыми, как незабудки.

Братья заговорили по-валлийски. Похоже, Дэвид на что – то жаловался, а Тревор смеялся и похлопывал его по плечу. Потом Дэвид вытащил карту, выданную ему Биллом. Очевидно, он не очень – то разбирался в ней. Лицо Тревора приняло серьезное выражение. Он разразился длинной тирадой, размахивая руками и поминутно тыкая указательным пальцем в грудь Дэвида, как будто стремясь придать своим словам большую убедительность. Ребята поняли, что он рассказывал Дэвиду, как ехать.

– Похоже, Дэвид не очень – то хорошо знает дорогу, – заметил Джек. – Наверное, он думал, что Билл поможет ему разобраться с картой. А теперь он явно в легком замешательстве.

– Да ладно, какая разница! – Филипп отогнал в сторону Снежка, пытавшегося вспрыгнуть на его осла. – Конечно, хотелось бы поехать в Долину бабочек. Но вообще-то можно было бы остановиться где-нибудь еще. В горах везде очень красиво.

– Да, ты абсолютно прав. И за животными можно наблюдать где угодно. Эй, Дэвид, поехали дальше!

Дэвид, сконфузившись, поспешно прыгнул в седло. Они попрощались с Тревором и двинулись по узкой утоптанной тропе, ведущей в обход горы. Здесь наверху ехать было очень приятно. Далеко внизу под ними расстилалась долина. Дорога шла то по солнцу, то в тени. Над их головами стремительно проносились, гоняясь за мухами, ласточки, сверкая на солнце узкими крыльями стального цвета. За ними внимательно наблюдал Кики. Он то и дело пытался, следуя их примеру, ухватить муху, но все его попытки оказывались безрезультатными. Ну, в конце концов, фрукты – вкуснее мух.

Таким порядком они ехали довольно долго, пока им не захотелось есть и пить. Въехав в березовый лесок, в котором журчал маленький ручеек, они остановились, и Филипп соскочил с седла на землю.

– Сделаем здесь привал. Тут, под деревьями, будет приятно отдохнуть в прохладе.

Дэвид повел ослов к ручью на водопой. Ему не надо было их привязывать, так как они никогда не уходили далеко и слушались его беспрекословно. Напившись вволю, они расположились в тени деревьев, обмахиваясь длинными хвостами. Вокруг ослов, пританцовывая, носился Снежок. Их прекрасные большие глаза не отрывались от веселого козленка. Пегий наклонил к нему голову и обнюхал его. А когда Снежок, приплясывая, поскакал дальше, медленно двинулся следом за ним.

– Похоже, Пегий хочет подружиться со снежком, – заметила Дина, доставая из корзины пакет с завтраком. – Люси, возьми кувшин и набери немного воды из ручья. Я приготовлю лимонад, а то ужасно пить хочется.

Дэвид напился прямо из ручья, стремительно катившего свои прозрачные воды по горному склону. Когда ребята позвали его есть, он смущенно уселся на землю в некотором отдалении от них.

– Садитесь с нами, Дэвид. – Джек указал на место рядом с собой. – Вы будете учить нас говорить по-валлийски. Расскажите нам что-нибудь!

Но маленький робкий валлиец никак не хотел подходить ближе, и ребятам стоило больших усилий уговорить его съесть что-нибудь. А завтрак был просто великолепным! Разнообразные бутерброды, свежий салат, завернутый миссис Эванс в мокрую холстину, крутые яйца, а на десерт – пирог с вареньем. Все это ребята запивали лимонадом.

Люси с аппетитом откусила кусок бутерброда с ветчиной.

– Такого вкусного завтрака, как у нас, не бывает даже в самых богатых домах, – довольно заметила она.

– А место – то какое красивое! – Филипп широким жестом указал на прекрасный пейзаж. – Ни у одного короля нет такого вида из дворца. Горы и долины и снова горы, разве это не великолепно?

Ребята замолчали и мечтательно посмотрели вдаль. Вдруг позади послышалось какое – то шуршание, и они с удивлением обернулись. Это был Снежок, который под шумок уплетал оставшиеся бутерброды. Прекрасный вид был тут же забыт.

– Снежок, ненасытная образина! – возмущенно воскликнул Джек. – Тебе что, травы мало? Дай ему в лоб, Филипп! Это что же будет? Если этот нахал начнет пожирать наши запасы, нам скоро самим ничего не останется.

Филипп щелкнул Снежка по носу. Снежок отпрыгнул в сторону, но по пути успел прихватить бумагу, в которую были завернуты бутерброды, и принялся с аппетитом жевать ее. Покончив с ней, он принялся нежно обхаживать Филиппа, пытаясь снова втереться к нему в доверие. Следом медленно подошел Пегий и улегся на землю рядом с ними.

С довольным видом Филипп откинулся назад, положив голову на ослиную спину.

– Спасибо, старичок! Это как раз то, что надо.

– Хотите еще что-нибудь, Дэвид? – приветливо спросила Люси. Дэвид отрицательно покачал головой. Он ел гораздо меньше ребят, то ли из робости, то ли потому, что не был голоден.

– Давайте немного вздремнем, – сонно предложил Филипп. – Спешить нам некуда, так что можно отдохнуть в свое удовольствие.

Джек, уставший меньше других, решил поучиться у Дэвида валлийскому языку. Ведь глупо же на самом деле, что они не могли поговорить со своим проводником. Дэвид неплохо понимал по – английски, но говорить почти не мог. А те немногие слова, которые знал, произносил так чудно, что ребятам с трудом удавалось понять, о чем идет речь. Джек уселся рядом с Дэвидом, твердо решив выучить по-валлийски хотя бы пару фраз. Он показал пальцем и спросил:

– Что это?

Когда Дэвиду стало ясно, что Джек решил поучиться валлийскому языку, лицо его просветлело, и он с готовностью стал отвечать на вопросы. Однако Кики постоянно выводил его из рабочего состояния, повторяя каждое сказанное им слово и добавляя от себя всякую чушь.

Остальные ребята заснули. Люси прикорнула рядом с Филиппом на мягкую шерстку Пегого. Дине очень хотелось последовать ее примеру, но она ужасно боялась нарваться на Блестянку. Ни за что на свете девочка не согласилась бы прикоснуться к ящерице.

Выучив несколько валлийских слов, Джек решил переменить занятие. Он уселся на землю и принялся бросать камешки вниз, одновременно разглядывая высокие горные вершины, поднимавшиеся к небу. Одна из них, имевшая особенно причудливую форму, привлекла его внимание. Джек решил, что она напоминает зуб фантастического чудовища. Интересно, была ли эта гора обозначена на карте?

Однако карта оказалась довольно странной. На ней не было почти никаких названий. По – видимому, эти горы были мало изучены. Здесь на многие мили вокруг не было никакого жилья. Однако упорные поиски увенчались успехом, и мальчику удалось – таки обнаружить название, подходившее к причудливо изогнутой горной вершине, – «Клык». Да, очевидно, это была она самая, название оказалось подходящим.

Джек снова уставился вдаль. Господи, сколько же здесь всяких гор! Наверняка на многие из них еще не поднимался человек. А как здорово было бы пролететь над этими горами на самолете. Пока что ребята не видели здесь ни одного. Видимо, эта местность лежала в стороне от авиалиний.

Дэвид начал созывать ослов. Джек принялся будить Филиппа и девочек.

– Вставайте, сони! А то Дэвид подумает, что мы решили остаться здесь навсегда. Пока вы спали, подул легкий ветерок. Так что ехать будет приятно.

Скоро все снова были в седле, и ослиные копыта мерно зацокали по тропе, опоясывающей гору. На солнце было жарко, но ветерок приятно освежал разгоряченные лица. На каждом повороте перед ребятами открывались новые неожиданные картины, и на протяжении всего пути ребята не проронили ни слова. Они молча любовались красотой гор, наслаждались солнцем и ветром.

В шесть часов вечера Джек обратился к Дэвиду:

– Есть здесь поблизости хорошее место для ночевки?

Вначале Дэвид не понял, о чем его спрашивали. Потом, когда Джек повторил вопрос, медленно выговаривая каждое слово, он улыбнулся и кивнул.

– Ну, ну.

По – видимому, это самое «ну» должно было означать «да». Потом Дэвид показал на перелесок, видневшийся впереди, и пробормотал что – то по-валлийски. Джек разобрал всего два слова: «вода» и «деревья».

– Дэвид сказал, что чуть дальше есть хорошее место для привала! – крикнул Джек ребятам. – Там есть вода и деревья.

– С ума сойти! Ты все понял? – восхищенно воскликнул Филипп. – Ну ты, Джек, голова!

Веснушчатое лицо Джека расплылось в улыбке.

– Вообще говоря, я понял всего два слова. Давайте – ка побыстрее, нужно управиться до захода солнца. Я мечтаю об ужине при лучах заката.

Филипп рассмеялся. Слегка увеличив темп, они устремились к перелеску, указанному Дэвидом. До него оказалось дальше, чем показалось вначале. Но когда они добрались до него, то сразу же поняли, что место для ночевки было идеальным.

Рядом с густым кустарником из земли бил источник с ледяной водой. Деревья обступали поляну со всех сторон, защищая лагерь от ночных ветров, которые здесь в горах бывали довольно прохладными. Кроме того, к деревьям можно было привязать ослов, чтобы те ночью не разбрелись.

Усталые после долгого дня верхом, ребята соскочили на землю. Ослы тотчас устремились к воде. Столпившись вокруг источника, они терпеливо ожидали своей очереди, а Снежок, похоже, ничуть не уставший, как сумасшедший носился у них под ногами.

– Сначала поужинаем, а потом поставим палатки, – предложил Филипп. – Накрывайте – ка на стол, барышни! Видите тот здоровенный плоский камень? Идеальное место для застолья.

Скоро еда была разложена на камне. Возле каждой тарелки стоял стаканчик с лимонадом. Вначале все ели и пили молча. Потом, заморив червячка, постепенно разговорились. Дэвид сидел рядом, молча жевал и слушал их разговоры. Ослы неподалеку щипали траву. Снежок пасся в компании Пегого. Кики ухватил помидор и так рубанул по нему клювом, что сок брызнул Джеку на шею. К их счастью, на происшествие никто не отреагировал, все были заняты поглощением пищи.

Наконец Джек встал с земли.

– Пошли ставить палатки, Филипп. Скоро стемнеет.