Девочки отправились к источнику мыть посуду, а Дэвид с мальчиками занялись палатками. Первым делом они сняли с вьючных ослов большие корзины и прочий багаж. Избавившись от тяжелой поклажи, счастливые ослы повалились на траву и принялись кататься по земле, задирая ноги кверху.

Кики, обеспокоенный поведением животных, осторожно ретировался и спрятался на дереве. Джек рассмеялся.

– Он подумал, что они чокнутые. Не пугайся, Кики, они просто обрадовались, что мы сняли с них багаж.

В этот момент Кики издал пронзительный паровозный гудок. Ослы в испуге вскочили с земли и сломя голову помчались с горы. Дэвид тоже страшно перепугался.

– Немедленно прекрати, Кики! Еще раз сделаешь так, я тебе на клюв замок повешу, – пригрозил ему Джек. – Так беспардонно нарушать вечерний покой!

– Ноги вытри, ноги вытри! – нахально крикнул Кики и вызывающе переступил с ноги на ногу.

Скоро обе палатки уже стояли рядышком под деревьями. Дэвид предпочитал ночевать под открытым небом. Похоже, он считал палатки баловством и предметом роскоши.

– В общем – то даже хорошо, что он не будет спать с нами, – заметил Джек. – У меня есть серьезное подозрение, что он еще ни разу в жизни не мылся.

– Мы решили не опускать полог, – сообщила возвратившаяся с чистой посудой Люси, – чтобы смотреть наружу. А вообще – то я тоже с удовольствием легла бы, как Дэвид, под открытым небом.

– Ветер очень холодный, – сказал Джек. – Ты еще скажешь спасибо, что мы взяли с собой теплые спальные мешки. Дэвид – то наверняка страшно закаленный. У него с собой только тонкое одеяло, чтобы прикрыться сверху, а спать он собрался на голой земле.

Солнце опустилось за горы, на прощание раскрасив небо пышным многоцветием. Верхушки гор вспыхнули в последний раз, отразив лучи заходящего солнца. Темнота медленно окутала горные склоны, в ночной глубине неба засверкали первые звездочки.

Ослов перевязали длинной веревкой, некоторые улеглись на землю. Пегий старался не отходить от Снежка, но тот побежал к Филиппу.

Ребята умылись в источнике. Дэвид с удивлением наблюдал, как они плескались в холодной воде. Потом он завернулся в свое тонкое одеяло и молча уставился на звездное небо.

– Да, весельчаком его не назовешь, – заметил Джек. – Мне кажется, что, когда мы дурачимся и хохочем, он принимает нас за недоумков. Ладно, Филипп, давай укладываться.

Девочки уже скрылись в своей палатке. Там они забрались в спальные мешки, снабженные просторными капюшонами, которые можно было натянуть на голову. В них было тепло и уютно.

Люси посмотрела через открытый полог палатки на небо. Ярко светили звезды. Вокруг было очень тихо, слышалось только журчание ручейка, да ветер посвистывал в ветвях деревьев.

– У меня такое чувство, что мы одни на земле, – мечтательно проговорила Люси. – Только представь себе, Дина, если бы это было так на самом деле! Мне кажется, будто я заколдована.

В ответ Дина только зевнула.

– Давай-ка лучше спать, – сказала она. – Ребята уже улеглись? Надо было поставить их палатку подальше от нашей. Не дай Бог, ящерица проберется сюда ночью.

– Ничего страшного, она не кусается, – ответила Люси, устраиваясь поудобнее. – Ах, как все – таки здесь замечательно! Какие у нас чудесные каникулы, правда, Дина?

Дина ничего не ответила, она уже спала. Люси полежала еще немного, прислушиваясь к журчанию ручья.

Потом она закрыла глаза, и ей показалось, что все вокруг качается и плывет, как будто она все еще путешествует на спине своего осла. Наконец она погрузилась в сон.

Джек и Филипп тем временем еще бодрствовали, поглядывая из палатки на ночное небо.

– Местность тут совершенно дикая и безлюдная, – тихо сказал Джек. – Просто удивительно, что здесь вообще проходит какая – то дорога. Как ты считаешь, Филипп, по – моему, Билл и тетя Элли поступили очень порядочно, позволив нам отправиться в поход одним?

В ответ Филипп пробормотал что – то невнятное. Ему было лень отвечать членораздельно. Кики, восседавший на верхушке палатки, тотчас воспроизвел бормотание Филиппа.

– Ба, да это же Кики, – сказал Джек. – А я уж удивлялся, куда он пропал. Тебе не жарко вместе со Снежком, Филипп?

Филипп снова что – то пробормотал, и сверху опять, как эхо, донеслись похожие звуки.

Снежок улегся прямо на Филиппа. Он героически пытался забраться в мешок к Филиппу, но тот был непоколебим.

– Если ты думаешь, что я позволю тебе всю ночь обрабатывать себя копытами, ты очень ошибаешься, – заявил он козленку и крепко завязал мешок у подбородка, чтобы Снежку не удалось пробраться внутрь. Где расположилась на ночлег ящерица, он точно не знал, да и слишком устал, чтобы думать об этом.

Кики поговорил еще немного сам с собой. Наконец в маленьком лагере воцарилась полная тишина. Ночной ветерок залетал в палатки, но не мог проникнуть в теплые спальные мешки. Через некоторое время Снежку стало жарко. Он, зевая, поднялся, переступил через мальчиков и улегся прямо при входе в палатку.

На следующее утро Дэвид поднялся гораздо раньше ребят и занялся ослами. Филипп высунул из палатки растрепанную голову и глубоко вдохнул свежий утренний воздух.

– Здорово, отлично! Перестань толкаться, Снежок! У тебя не голова, а булыжник. Джек, вставай, погода – блеск!

Ребята вылезли из спальных мешков и помчались к источнику. Хохоча, они принялись брызгаться и поливать друг друга холодной водой. Снежок носился рядом, путаясь у всех под ногами. Кики издал мощный автомобильный сигнал, переполошив ослов. Утро было таким чудесным, что даже Дэвида не оставило равнодушным: на его лице светилась невероятная для него веселая улыбка.

На завтрак каждому достался язык, сливочный сыр и по помидору. Хлеб уже успел зачерстветь, да и лимонад после вчерашней трапезы закончился. Поэтому все напились ключевой воды, которая пришлась им по вкусу ничуть не меньше.

– Мы успеем добраться сегодня до Долины бабочек, Дэвид? – поинтересовался Джек. Поскольку Дэвид не понял вопроса, он повторил его еще раз медленнее, попытавшись изобразить руками бабочек. Дэвид задумался, потом покачал головой.

– Завтра? – спросил Филипп. Дэвид кивнул. Он принялся увязывать тюки и грузить их вместе с большими корзинами на ослов. Маленькие серые животные с нетерпением ждали отправления. солнце уже поднялось высоко над горами.

Наконец отряд выступил. Однако Джеку пришлось срочно возвращаться назад, чтобы забрать забытый на дереве бинокль. После этого ослы выстроились в ряд и, помахивая хвостами, зацокали копытами по горной тропинке. Свежий утренний ветерок дул ребятам в лицо, играя их волосами.

Джек ни на секунду не выпускал бинокль из рук, чтобы, не дай Бог, не пропустить какую-нибудь редкую птицу. Один раз ему удалось разглядеть двух канюков. Рыжие белки стремительно носились по деревьям вверх – вниз. Одна так осмелела, что во время обеда подобралась к ребятам совсем близко и молниеносно стянула кусочек пирога. При этом ее внимательный глаз ни на мгновение не выпускал из поля зрения Снежка и Кики.

Увидев, что маленькая рыженькая зверюшка осторожно положила лапку на колено Филиппу, Люси рассмеялась.

– Она хочет с тобой дружить, Филипп.

Мальчик осторожно погладил белочку по спинке. Она боязливо задрожала, но осталась на месте. В этот момент сверху камнем упал Кики, и белочка молниеносно взобралась на дерево и исчезла в ветвях.

– Ах ты, ревнивая образина! Обязательно тебе нужно все испортить? – раздраженно выругал его Филипп. – Пошел прочь, видеть тебя не желаю. Сиди у своего Джека и не суйся к белкам.

Ласточки стремительно проносились над самыми головами ребят, привлеченные многочисленными мухами, осаждавшими ослов. Ребята даже слышали щелканье их клювов, когда им удавалось поймать очередную добычу.

– Джеку нужно срочно приручить пару ласточек, чтобы они отгоняли от нас эту нечисть. – Люси прихлопнула здоровенную муху, сидевшую у нее на ноге. – Эта мерзость даже кусается. Никогда не думала, что они водятся в горах.

Откуда – то вынырнула Блестянка и слопала муху, прибитую Люси. Дина с недоверием следила за поблескивающей серебром веретеницей. Она стала совершенно ручной! Ящерица удовлетворенно подставила спинку теплым лучам солнца, но молниеносно юркнула за ногу Филиппа, увидев подбежавшего любопытного Снежка.

– Не суй свой нос, куда не требуется! – Филипп оттолкнул козленка. Но тот не послушался, норовисто боднул мальчика и предпринял очередную попытку взобраться к нему на колени.

– Оставь меня в покое, и так жарко! – отбивался Филипп. – Черт меня дернул взять с собой в поход этого приставалу! Ты всю ночь сопел мне прямо в ухо, Снежок!

Люси довольно хихикнула. Она обожала козленка. Да и как могло быть иначе? Он постоянно выдумывал всякие забавы, бодал всех напропалую, вечно сшибал ногами все, что попадалось ему на пути, но делал это так непринужденно и весело, что на него нельзя было сердиться.

– Поехали дальше, – наконец сказал Филипп. – Дэвид вон уже весь искашлялся от нетерпения. В его глазах мы, похоже, банда ужасных лентяев и бездельников.

У Дэвида была привычка прежде, чем заговорить, некоторое время хмыкать и откашливаться. Кики воспроизводил эту его нервозную привычку с величайшим совершенством. Каждый раз, стоило Дэвиду кашлянуть, раздавался кашель Кики, который после этого начинал безумно хохотать, повергая бедного Дэвида в полное смятение.

В тот день маленький отряд совершил длинный переход. Ближе к вечеру Дэвид стал все чаще останавливаться и задумчиво поглядывать на горные вершины, словно ища что – то.

– Ты что, старичок, потерял носовой платок? – пошутил Джек. Ребята рассмеялись. Дэвид вопросительно взглянул на них. Потом вдруг принялся энергично размахивать руками как крыльями и выдал длинную фразу по-валлийски.

Ребята безуспешно пытались подавить смех. Вид у Дэвида был безумно комичный. Джеку удалось совладать с собой первым.

– Он говорит, что завтра мы будем в Долине бабочек. Интересно, там все будет именно так, как я это себе представляю?

Они поужинали и разбили палатки. В тот вечер ребятам не удалось полюбоваться заходом солнца. Небо затянуло облаками, и звезды исчезли все до единой.

Дэвид пожал плечами и проговорил что – то на мелодичном диалекте горцев. Потом завернулся в одеяло и растянулся на голой земле.

Филипп посмотрел на небо.

– Дождя не будет, но сильно похолодало. Брр! Быстрей в спальный мешок!

– Спокойной ночи! – крикнули девочки. – Приятных сновидений!

– Спокойной ночи! Завтра наверняка будет хорошая погода! – крикнул Филипп, считавший себя хорошим синоптиком.

Но на этот раз он ошибся. Проснувшись на следующее утро, ребята увидели, что их окружает совершенно иной мир.