Люси проснулась первой. Поеживаясь от холода, она поуютнее устроилась в спальном мешке и сквозь незадернутый полог палатки бросила взгляд наружу. Что за наваждение? Вместо гор она, которые она ожидала увидеть, перед ее глазами клубилась густая белая масса, из которой высовывались какие – то непонятные скрюченные пальцы. Больше ничего нельзя было разобрать. Исчезли горы, исчезли деревья, окружавшие лагерь. Даже ослы канули в небытие.

В первый момент Люси подумала, что продолжает спать и видит сон. Но в следующее мгновение сообразила, что все вокруг было окутано густым туманом. Она разбудила Дину, и девочки испуганно выглянули из палатки. Время от времени, когда туман ненадолго рассеивался, сквозь мглу проступали очертания отдельных горных вершин, но в следующее мгновение исчезали вновь.

– Наверное, это облако, – сказала Дина. – Помнишь, как иногда, глядя из долины, мы видели облака, лежавшие на склонах гор. Похоже, мы очутились в самой сердцевине такого облака.

Из соседней палатки послышались голоса мальчиков.

– Джек, Филипп! – крикнули девочки. – Ужас какой! Совершенно ничего не видно.

– Может, после завтрака распогодится. – Филипп, как привидение, вынырнул из тумана перед входом в палатку девочек. – Ух, ну и холодина! Нужно срочно что-нибудь напялить сверху.

Следующим перед палаткой появился Дэвид. Он озабоченно размахивал руками и безостановочно тараторил что – то совершенно непонятное.

– Смотрите, как он разволновался! – удивился Джек. – Но я не могу понять ни слова.

Поскольку снаружи было ужасно холодно и сыро, они, посовещавшись, решили завтракать в палатке у девочек. Дэвид устроился на корточках перед входом. Дина из страха перед Блестянкой вначале наотрез отказалась оставаться в палатке. В конце концов она уселась поближе к выходу, чтобы в случае опасности немедленно ретироваться.

Завтрак прошел без обычного оживления. Ребятам недоставало живописных пейзажей, и они угрюмо всматривались в туман. Неужели Дэвид в такую погоду собирается ехать дальше? Однако через час туман стал рассеиваться, и Дэвид решил трогаться.

Они навьючили ослов, уселись в седла и двинулись в путь. Под лучами солнца туман начал понемногу рассеиваться, так что можно было разглядеть тропу под ногами.

– Все образуется, – ободряюще сказал Джек. – Кажется, только что мелькнуло солнце.

Однако вслед за этим туман стал снова сгущаться. Ребята с трудом различали осла, идущего впереди.

– Чтобы твой осел не смылся от меня, я буду держать его за хвост, – крикнул Джек Дине. – Знаешь, как слоны в цирке. Они появляются на манеже цепочкой, и каждый держит переднего за хвост.

Туман становился все гуще. наконец отряду пришлось остановиться. Что делать дальше? От Дэвида нельзя было добиться ничего вразумительного. Похоже, от волнения он забыл все английские слова. Джек принялся энергично разводить руками, вопросительно поднимать брови, указывая вперед. В переводе это должно было значить: далеко еще до Долины бабочек? Казалось, Дэвид уразумел, о чем его спрашивали, но не решился отвечать на этот вопрос.

– Надеюсь, он не заблудился, – сказал Джек. – По крайней мере, вчера он знал, куда идти. Но сейчас у него очень неуверенный вид. Черт, что будем делать?

– Во всяком случае не стоять на месте, – дрожа от холода, проговорила Дина. – Господи, хоть бы солнышко выглянуло!

– Ладно, поехали дальше! – крикнул Джек Филиппу. Потом обратился к девочкам: – Совершенно бессмысленно торчать здесь на холоде и ждать, когда туман рассосется. Если окажется, что мы поехали не в том направлении, дождемся солнца и вернемся.

Дэвид послушно двинулся вперед, вслед за ним потянулись ребята. Кики сидел очень смирно. Он перестал понимать окружающий мир и очень боялся. Снежок ни на шаг не отставал от Филиппа и выглядел непривычно тихим и испуганным. Туман давил на всех гнетущей тяжестью.

– Как только встретим подходящее местечко, сразу же устроим привал, – заявил Филипп. – Я страшно проголодался. Только вот здесь повсюду одни безнадежно голые скалы.

Ослы продолжали медленно двигаться цепочкой сквозь туман. Ребята, зябко поеживаясь, повыше подняли воротники своих плащей. Лицо Джека становилось все озабоченнее. Неожиданно он остановил своего осла и подождал, когда с ним поравняется Филипп.

– Что случилось? – спросил Филипп.

– Мы потеряли дорогу. Еще час назад мы двигались по какому – то подобию тропы, а теперь и ее не видно. Одному Богу известно, куда нас тащит Дэвид. Может, он даже и не заметил, как мы сбились с пути.

Филипп тихонько присвистнул сквозь зубы.

– Ничего не говори девчонкам. Они только напрасно перепугаются. Конечно, ты прав, от тропы не осталось ни малейшего следа. Дэвид заблудился.

– Поговорю-ка я с ним. – Джек направил своего осла к предводителю маленькой колонны. – Мы едем правильно? – спросил он очень медленно, чтобы Дэвид его понял. – Где дорога? – Он указал рукой на землю.

Дэвид сокрушенно опустил глаза. Потом бессильно поднял плечи и что – то неразборчиво пробормотал.

Джек возвратился к Филиппу.

– Я уверен, он знает, что сбился с пути, но надеется снова отыскать его. Во всяком случае он, похоже, не собирается возвращаться назад.

– Ну, в конце концов, он – наш проводник, – после короткого раздумья сказал Филипп. – Мы должны ему доверять, он знает горы лучше нас.

– Да, это так. Но, знаешь, с головой у него, по – моему, не все в порядке. Он способен тащить нас в горы по бездорожью до бесконечности только потому, что не может придумать ничего лучшего.

– С ума сойти! – воскликнул Филипп. – Хорошо еще, что у нас много еды.

Спустя некоторое время впереди показалось нагромождение скал, за которыми можно было спрятаться от влажного холодного ветра.

– Давайте-ка здесь остановимся и поедим, – предложил Филипп. – Я бы с удовольствием выпил бы чего-нибудь горяченького. Миссис Эванс дала нам котелок в дорогу?

Джек спрыгнул с седла.

– Да, я где – то видел его. Если здесь поблизости есть ручей, можно будет вскипятить воду для какао.

Однако, к своему разочарованию, воды ребятам обнаружить не удалось.

– Это же надо: все утро только и делали, что переправлялись через бесчисленные ручьи, – посетовала Дина. – А здесь, как назло, нет ни одного. Страшно пить хочется!

Обедать пришлось всухомятку. Проголодавшиеся ребята жадно набросились на еду и, наевшись, немного согрелись. Чтобы окончательно отогреться, решили поиграть в салочки. В особый восторг эта идея привела Снежка, который с таким энтузиазмом включился в игру, что поминутно попадался ребятам под ноги. Кики стремительно носился над всеми, издавая немелодичные пронзительные звуки. Только Дэвид стоял немного в сторонке, округлившимися от удивления глазами следя за ребячьей беготней.

– Посмотрите, какая физиономия у Дэвида! По – моему, ему кажется, что мы все с ума посходили. – Люси со смехом присела на обломок скалы. – Ух, я больше не могу. У меня в боку закололо.

– Боказаколола, – пропел Кики. – Боказаколола. Горностай убыл.

– Погода разгуливается! – неожиданно ликующе завопил Джек, указывая на небо.

И в самом деле, солнцу удалось пробиться сквозь густой туман. Ребята засияли от радости, и даже Дэвид повеселел.

– Нужно попытаться сегодня же добраться до Долины бабочек, – обратился к нему Джек и снова замахал руками, чтобы Дэвид его лучше понял.

Тот согласно кивнул головой. Ребята оседлали ослов, и маленький отряд продолжил путешествие. Постепенно горы одна за другой стали освобождаться от туманного одеяния, границы видимого мира снова стали стремительно раздвигаться. Наконец туман полностью исчез, и снова наступила жара. Ребята быстро поснимали плащи. Как приятно было после этой ужасной промозглой сырости снова греться на солнце!

– Интересно, где же, наконец, эта Долина бабочек? – Люси без конца оглядывалась по сторонам. – Дэвид ведь говорил, что мы еще сегодня будем на месте. Ой, смотри, Филипп, бабочка!

Филипп мельком взглянул на бабочку.

– Ничего особенного, простая павлиноглазка. Я уже сегодня таких с десяток видел.

Он поднес бинокль к глазам и осмотрел местность.

– Там впереди какая – то долина. Эй, Дэвид, это уже Долина бабочек?

Дэвид послушно посмотрел туда, куда указывал Филипп, и пожал плечами.

– Ну… неа.

– Да, нет. Как прикажете понимать?! – в отчаянии завопил Филипп. – Я думаю, он не имеет ни малейшего представления. Вот что, давайте – ка двинем туда, может быть, нам повезет. Во всяком случае долина хорошо укрыта от ветров. В ней может быть достаточно тепло для цветов и насекомых.

Буйная фантазия тут же нарисовала в воображении ребят великолепные картины райских кущ, наполненных яркими цветами и сверкающими бабочками. Переполненные ожиданием, они двинулись по направлению к долине. Однако до нее оказалось гораздо дальше, чем они думали. Вечный парадокс гор: все расстояния на деле оказались вдвое большими, чем казалось вначале. И знаешь об этом, и все – таки каждый раз попадаешь впросак.

Было уже довольно поздно, когда они наконец добрались до цели. Долина представляла собой, по сути, неглубокую впадину, расположенную между склонами двух высоких гор. Конечно, она была хорошо укрыта от ветров, и в сочной траве пестрело множество цветов. Но бабочками здесь и не пахло.

Филипп разочарованно взглянул на Дэвида.

– Это Долина бабочек, Дэвид?

Дэвид покачал головой и затравленно посмотрел по сторонам. Было ясно, что он понятия не имеет о том, где они находятся.

– Где Долина бабочек? – медленно и четко задал вопрос Джек. Дэвид снова покачал головой. С ним можно было с ума сойти. Проводником он оказался никудышным.

Филипп пожал плечами.

– Он безнадежно заблудился, ясно как день. Но здесь по крайней мере тепло и безветренно, это тоже чего – то да стоит. Переночуем в этой долине. А завтра возьмем карту в руки и двинемся дальше на свой страх и риск. От Дэвида все равно никакого толку. С таким же успехом нас мог бы вести и Кики.

Разочарованные ребята разбили лагерь. Они так рассчитывали оказаться этим вечером в Долине бабочек, расположиться там со всеми удобствами и посвятить несколько дней наблюдениям за известными и неизвестными видами бабочек. Но им так и не удалось добраться до цели, и кто знает, удастся ли вообще когда-нибудь отыскать эту долину. Когда на небе появились первые звезды, они устало полезли в спальные мешки.

Дэвид, как обычно, расположился под открытым небом. Однако среди ночи он, дрожа от страха, неожиданно ввалился в палатку мальчиков.

– Звуки! – вне себя от ужаса прокричал он, дрожащими руками указывая наружу. Ребята помеялись над ним, но так и не смогли, несмотря на все усилия, выпроводить его из палатки. Он решительно улегся между ними.

– Я сплю здесь.

Ребята пришли в полное недоумение. Что могло так напугать Дэвида?