— Какая муха укусила Джордж? — спросил Джулиан, когда они немного отошли. — Я видел, как ты заехал ей локтем в бок, она действительно чересчур много болтала. Но почему она ушла одна, да еще в такой ярости?

Дик рассказал ему, как специально наступил на хвост Тимми, чтобы Джордж обратила на него внимание и перестала болтать. Джулиан засмеялся, а Энн возмутилась.

— Это просто непорядочно с твоей стороны, Дик, — строго проговорила она.

— Да я и сам чувствую себя неловко, — признался Дик. — Но у меня просто не было другого выхода. Надо же было как-то переменить тему разговора! Мне показалось, что этот человек очень заинтересовался тем, о чем рассказывала Джордж. Но сейчас я так не думаю.

— Что ты имеешь в виду? — удивился Джулиан.

— Ну, вначале мне показалось, что он хочет выведать суть опытов дяди Квентина, — пояснил Дик, — потому-то и выспрашивает у Джордж подробности. Но потом он рассказал о себе: он журналист, пишет заметки для газет. И теперь я думаю, да и Энн тоже так считает, что он просто хочет написать статью о дядиных загадочных экспериментах. Хочет сделать сенсационный материал!

— Да, это вполне вероятно, — задумчиво пробормотал Джулиан. — И все же почему он выспрашивает так вкрадчиво? Ведь он мог просто подойти и сказать: «Ребята, я пишу важную статью для газеты. Не могли бы вы мне помочь?» Однако он этого не сделал…

— Вот именно! Поэтому он и показался мне таким подозрительным! — воскликнул Дик. — Он как будто все время что-то выведывал. Ну что же, я, пожалуй, пойду извинюсь перед Джордж, а то она здорово расстроилась. Скажу ей, что был не прав.

— Давай зайдем в деревню и купим костей для Тимми, — предложил Джулиан. — Извинимся и перед ним тоже!

— Хорошая идея! — отозвался Дик.

Они купили две большие мясные кости для Тимми и отправились домой. Джордж уже была дома, на втором этаже, вместе с Тимми. Ребята подошли к ней. Джордж сидела на полу, скрестив ноги; в руках у нее была книга. Она мрачно посмотрела на ребят.

— Джордж, извини, пожалуйста, — начал Дик, — что я тебе нагрубил. Я ведь хотел как лучше! Теперь я знаю, что мистер Кертон не шпион, а просто-напросто журналист… Он собирает здесь материалы для статьи. Посмотри, что мы принесли для Тимми! Пусть он тоже на меня не обижается!

Джордж была очень сердита на Дика, но его расстроенный вид смягчил ее сердце, и она улыбнулась.

— Спасибо за кости! — поблагодарила она. — А теперь идите, пожалуйста, а то я себя неважно чувствую. Мне надо немного побыть одной.

Ребята вышли из комнаты, оставив ее одну. Они всегда так поступали, когда видели, что Джордж в плохом настроении. В таких случаях ее надо было оставить наедине с собственными мыслями. Ей необходим был лишь Тимми — и он действительно оказывался рядом, когда хозяйке было плохо.

Джордж не вышла из своей комнаты даже к ужину. Дик объяснил тете Фанни:

— Мы немного повздорили, но теперь все в порядке. Просто Джордж захотелось немного побыть одной. Может быть, мне стоит отнести ей ужин наверх?

— Давай лучше я отнесу, — вмешалась Энн и взяла поднос.

Но Джордж есть отказалась.

— Что-то не хочется, — объяснила она сестре. Энн уже собиралась забрать поднос, но Джордж остановила ее:

— Ну ладно, оставь. Может быть, Тимми захочет…

Энн понимающе улыбнулась и вышла. Когда она через несколько минут вернулась в комнату, тарелки были пусты.

— Тимми оказался ужасно голодным, — объяснила Джордж, вытирая платком губы. Энн снова улыбнулась и спросила:

— Может, теперь спустишься вниз, поиграем во что-нибудь?

— Нет, оставь меня, пожалуйста, одну. Завтра все будет в порядке, — пообещала Джордж.

Джулиан, Дик, Энн и тетя Фанни немного поиграли в настольные игры и отправились спать. Когда Энн вошла в комнату, Джордж уже спала. У ее ног клубочком свернулся Тимми.

— Ложись, Дик, а я подожду сигналов дяди Квентина, — сказал Джулиан. — Ну и темная же сегодня ночь!

Он тихо сидел на кровати, глядя туда, где должен находиться остров Киррин. Ровно в половине одиннадцатого вспыхнули один за другим шесть сигналов, и Джулиан уткнулся в подушку, теперь можно было заснуть. Но вскоре его разбудил странный звук, доносившийся с острова и очень похожий на те, предыдущие. Джулиан поднял голову и посмотрел в окно. Он надеялся увидеть синий разряд электрической молнии на верхушке башни, но ничего не разглядел в темноте. Звук постепенно стих, и Джулиан снова лег. На следующее утро он подошел к тете.

— Вы видели вчера условные сигналы? — спросил он.

— Да, — кивнула тетя Фанни, — Джулиан, пожалуйста, последи сегодня за утренними сигналами. Мне нужно пойти поговорить кое о чем с нашим священником, а с церковного двора, боюсь, я их не увижу.

— Хорошо, — согласился Джулиан. — А сколько сейчас времени?

— Половина десятого.

— Тогда я пока посижу в своей комнате, напишу письмо, а в половине одиннадцатого приму сигналы.

Джулиан отправился писать письмо, а его друзья решили погулять по берегу. Дик, а потом и Джордж, настроение у которой уже значительно улучшилось, пытались уговорить Джулиана пойти с ними.

— Я присоединюсь к вам попозже, — покачал головой Джулиан. — Сначала я должен посмотреть на сигналы с башни. Осталось всего десять минут…

Ровно в половине одиннадцатого мальчик выглянул в окно и стал смотреть на застекленную верхушку башни. Первый сигнал чуть не ослепил его.

— Ага, вот и первый, — проговорил Джулиан, — второй… третий… все шесть! Очень хорошо — значит, с дядей все в порядке!

Мальчик уже собирался выйти из комнаты, как вдруг заметил на стене еще один солнечный зайчик.

— Седьмой?! — Он повернулся к окну. — Восьмой, девятый… двенадцатый! Странно, зачем еще шесть сигналов?

Затем серия из шести сигналов повторилась еще раз, и на этом все кончилось, Джулиан задумался, жалея, что у него нет при себе подзорной трубы. За дверью послышались торопливые шаги, и трое ребят, вне себя от волнения, ворвались в комнату.

— Джулиан, мы видели восемнадцать сигналов с острова вместо шести! Ты тоже считал? Почему дядя Квентин это сделал? Может быть, он в опасности?..

— Нет, — покачал головой Джулиан, — если бы он был в опасности, то подал бы сигнал 808.

— Но он ведь не знает азбуки Морзе! — возразила Джордж.

— Ну, тогда, может, он хочет нам сказать, что ему что-то нужно? — предположил Джулиан. — Мы должны сейчас же поехать к нему и разобраться! Возможно, у него просто кончилась еда.

Когда тетя Фанни вернулась, ребята наперебой рассказали историю с сигналами и предложили, не откладывая, сейчас же отправиться на остров. Она с радостью согласилась.

— Конечно, поедем! Наверное, ваш дядя хочет отправить какое-нибудь письмо, — сказала она. — Едем сейчас же!

Джордж побежала к Джеймсу за лодкой, а тетя Фанни упаковала полный рюкзак продуктов. Не прошло и получаса, как они уже плыли на остров.

Когда лодка обогнула острый утес, закрывающий бухточку, ребята сразу увидели дядю Квентина, который стоял на берегу, явно встречая их. Завидев лодку, он радостно замахал рукой, а когда они подплыли ближе, помог вытащить лодку на берег.

— Мы видели твои сигналы, — сказала тетя Фанни. — Что-то случилось? Тебе что-нибудь нужно?

— Да, — ответил дядя Квентин. — А что это у тебя в рюкзаке? Давай-ка сюда эти сандвичи, я что-то ужасно проголодался…

— Квентин, ты опять ничего не ел?! Я же тебе оставила столько продуктов! И суп, и все остальное…

— Какой суп? — удивился ее муж. — Первый раз слышу. Наверное, еще стоит где-нибудь!

— Но, Квентин, я же тебе говорила о нем в прошлый раз! А теперь его можно вылить, — расстроилась тетя Фанни, — он наверняка уже испортился. Где он? Давай я его вылью.

— Нет, не надо, — запротестовал ее муж. — Давайте лучше посидим здесь и хорошенько пообедаем.

Хотя для обеда было еще слишком рано, тетя Фанни сразу же принялась распаковывать рюкзак с продуктами. Впрочем, ребята тоже не заставили себя долго просить и охотно принялись за еду.

— Ну, дорогой, как же продвигается твоя работа? — спросила тетя Фанни своего мужа, когда тот доел очередной сандвич. Глядя, с какой жадностью Квентин принялся за пирожки, она засомневалась, ел ли он вообще что-нибудь за время ее отсутствия.

— Очень хорошо! — с набитым ртом ответил дядя Квентин. — Лучше и быть не может. Сейчас самый интересный момент… дай-ка мне еще парочку сандвичей!

— Дядя, а почему вы просигналили восемнадцать раз вместо шести, как обычно? — поинтересовалась Энн.

— А, долго объяснять, — махнул рукой дядя Квентин. — Что-то я не могу избавиться от ощущения, будто на острове есть еще кто-то!

— Квентин, — встревожилась тетя Фанни, — что ты хочешь сказать?

Дядя всматривался в даль, словно стараясь разглядеть кого-то. Ребята с удивлением смотрели на него. Он вздохнул и взял ещё один сандвич.

— Да, я знаю, это звучит неправдоподобно… Сюда никто не может попасть. И все же я чувствую, что, кроме меня, здесь есть еще кто-то.

— Ой, как страшно! — поежилась Энн. — И ведь вы совсем один на этом острове!

— В том-то и дело, что нет! Я не боялся бы даже ночью, если бы действительно был здесь один. Но меня больше всего беспокоит, что здесь есть еще кто-то!

— Дядя, а что навело вас на эту мысль? — спросил Джулиан.

— Ну хорошо, я вам расскажу, — решил ученый. — Рано утром, где-то около половины четвертого, я закончил свой эксперимент и вышел на улицу — подышать воздухом. И вдруг услышал, как кто-то кашлянул! Да-да, причем два раза!

— О господи! — изумленно проговорила тетя Фанни. — Но, Квентин, может быть, ты просто ошибся? Тебе ведь иногда мерещатся разные невероятные вещи — особенно когда ты устаешь от своей работы.

— Я понимаю, что это очень странно, — ответил дядя Квентин. — Но я еще верю своим ушам! Не сам же я это придумал! К тому же — что вы скажете вот на это?

Он сунул руку в карман, вынул оттуда окурок и торжественно продемонстрировал его всем присутствующим. Окурок был еще свежий!

— Я уже давно не курю. Вы все, надеюсь, тоже. Как же тогда, скажите на милость, этот окурок попал на остров, а? Или вы привезли его сюда на лодке? Ведь это единственный путь, которым можно попасть на остров!

Ребята молча рассматривали окурок. Энн была не на шутку встревожена, а Джордж удивленно смотрела на своего отца. Кто же здесь был? Как сюда попал этот окурок?..

— Квентин, что ты теперь собираешься делать? — спросила тетя Фанни. — Думаешь, надо что-нибудь предпринять?

— Ну… — замялся дядя Квентин, — честно говоря, я бы очень хотел, чтобы Джордж оставила мне Тимми. Джордж, ты ведь одолжишь мне его ненадолго?