Когда ребята добрались до дома, на часах было только половина первого: ведь на острове они провели на этот раз совсем немного времени. Джоанна была очень удивлена их ранним возвращением.

— Это уже вы?! — всплеснула она руками. — Надеюсь, вы потерпите немного, пока я схожу куплю продукты? Я не ждала вас так рано.

— Конечно, Джоанна, — кивнула тетя Фанни. — Мы ведь уже поели на острове. Хорошо, что я взяла с собой много продуктов: Квентин там совсем изголодался. Он съел чуть ли не половину всего, что я привезла! Но он так и не попробовал тот суп, который мы привезли ему в прошлый раз. Жаль, суп уже испортился.

— Ах, эти мужчины, они прямо как дети! — махнула рукой Джоанна.

— Почему это как дети? — возразила Джордж. — Ты что, Джоанна, думаешь, что мы дали бы твоему прекрасному супу испортиться? Мы съели бы его раньше, чем он успел бы остыть!

— Да, конечно, — усмехнулась Джоанна, — о вас я не говорю. Вы все, не говоря уже о Тимми, слопали бы ту кастрюлю в один присест. Кстати, а где же Тимми?

— Я оставила его на острове, с папой, — ответила Джордж. — Он будет за ним присматривать.

Джоанна с удивлением посмотрела на Джордж: она знала, как привязана девочка к своему любимцу.

— Иногда, Джордж, ты просто идеальный ребенок, — сказала она. — Если хочешь кушать, можешь взять пирожки — там, в коробочке, в холодильнике. Ведь твой отец, кажется, съел весь ваш завтрак? Я приготовила пирожки еще утром, ешьте на здоровье.

Джоанна всегда так делала: если чувствовала, что кто-то из них не в своей тарелке, предлагала ему лучшее из того, что приготовила. Джордж пошла за пирожками.

— Добрая ты душа, Джоанна, — улыбнулась тетя Фанни. — Я так рада, что Тимми остался на острове! Теперь мой муж в безопасности.

— А что мы будем делать после обеда? — спросил Дик, дожевывая пирожок. — Вкусно, правда? Надо наградить Джоанну. Мы выдадим ей почетный диплом, каким награждают обычно военных, ученых и спортсменов. На нем крупными буквами будет написано: Б.О.Л.П.Е.

— А что это такое? — поинтересовался Джулиан.

— Б.ОЛ.П.Е. значит: «Большой Орден за Лучшие Пирожки в Европе», — объяснил Дик. — А вы небось думали, Б.О.Л.П.Е. — это «Будь Осторожен Лучше Перед Едой»?

— Слушай, ты и правда болтунишка! — засмеялся Джулиан. — Так куда же мы пойдем после обеда?

— Давайте обследуем тот подземный ход, который мы нашли вчера в каменоломне, — предложила Джордж.

Джулиан посмотрел в окно.

— Кажется, собирается дождь, — заметил он. — Думаю, что лезть в каменоломню по скользким и грязным камням было бы довольно трудно и малоприятно. Давайте отложим это мероприятие на более погожий день.

— Слушайте, я знаю, что мы будем делать! — воскликнула вдруг Энн. — Помните карту замка Киррин? Ну, ту, которую мы нашли в сундучке? Там же был план всего замка: подземелий, первого этажа и верхней части замка. Давайте достанем эту карту и изучим ее повнимательнее! Ведь мы теперь знаем, что какое-то место на острове нам неизвестно. То, где сейчас работает дядя Квентин! Может быть, оно обозначено на карте? Наверно, мы просто плохо просмотрели карту в прошлый раз.

Остальные ребята взглянули на Энн. Они были немного заинтригованы.

— А ты, оказывается, сообразительная девчонка! — похвалил сестру Джулиан, и Энн скромно улыбнулась в ответ. — Действительно, отличная идея! И из дома выходить не надо. Занятие как раз для дождливого дня! Где же карта? Надеюсь, ты сохранила ее, Джордж?

— Конечно, — кивнула Джордж. — Она в маленьком деревянном сундучке в шкафу. Я пойду ее принесу.

Она пошла наверх и тут же вернулась с картой в руках. Джордж аккуратно расстелила ее, и ребята нетерпеливо склонились над столом.

— А помните, как мы нашли этот сундучок? — спросил Дик.

— Да, а потом еще никак не могли его открыть и сбросили его со второго этажа, надеясь, что от удара крышка отлетит! — припомнила Джордж.

— А от удара проснулся дядя Квентин, — со смехом добавила Энн. — Вышел и забрал у нас сундучок.

— А после этого бедному Джулиану пришлось ждать, пока дядя Квентин уснет, чтобы прокрасться к нему в комнату и утащить сундучок, — продолжил Дик. — А потом мы нашли эту карту. Помните, как мы ее тогда изучали?..

Они вновь склонились над старой картой. Она состояла из трех листов: плана подземелья, плана первого этажа и плана верхних этажей замка.

— По-моему, не стоит изучать верхние этажи, — заметил Дик. — Они все равно разрушены, только башня и сохранилась.

— Послушайте! — воскликнул вдруг Джулиан, указывая на план первого этажа. — Помните — ведь было два хода в подземелье! Один начинался в маленькой комнате, а второй — на улице, мы его видели. Но мы никогда не замечали первого хода, а вот здесь он показан…

— Да, действительно, — согласилась Джордж, с удивлением глядя на карту, и оттолкнула мешавшую ей смотреть руку Джулиана. — Глядите-ка, здесь даже ступеньки обозначены! Все ясно — ход в подземелье здесь, в комнате. А вот и другие ступеньки — те, что мы нашли возле колодца.

— Я вспомнил! — хлопнул себя по лбу Дик. — Мы ведь искали этот таинственный первый ход в подземелье в маленькой комнате, даже соскребли всю грязь с камней на полу, но так ничего и не нашли. А затем мы обнаружили другой ход, во дворе, и забыли про первый.

— Точно! А папа нашел как раз тот, первый вход, — заключила Джордж. Глаза ее светились от радости. — Конечно же, этот вход ведет в подземелье; но по карте не узнаешь, ведет ли он туда же, что и наш вход, или нет. На карте это место немного размыто. Зато совершенно ясно, что этот ход ведет куда-то вниз. Может, он даже не соединяется под землей с теми ходами, которые мы знаем!

— А я думаю, должен соединяться, — возразил Джулиан. — Мы же никогда не обходили все подземелье. Там так сыро и темно! Если бы мы как следует осмотрели его, то наверняка обнаружили бы ступеньки, ведущие вверх, в маленькую комнату. Хотя, скорее всего, этот ход давно завален…

— Нет, не может этого быть! — покачала головой Джордж. — Я уверена, что отец нашел этот ход и, конечно, спустился по нему в подземелье, а вход с улицы остался нетронутым. Есть одна вещь, которая это подтверждает…

— Какая? — в один голос спросили ее друзья.

— Помните тот день, когда мы впервые поехали навестить отца? — продолжала Джордж. — Он тогда не разрешил нам надолго остаться на острове, проводил нас до лодки, а мы, когда отплыли, попытались проследить, куда он пойдет. Из-за камней ничего не было видно, помнишь, Джулиан? Но Дик заметил стаю ворон, внезапно поднявшуюся в воздух как раз над старой башней, — как будто их кто-то спугнул. Дик еще спросил, что бы это могло значить. А это означало вот что!

Джулиан аж присвистнул от удивления.

— Да, точно, точно, вороны гнездились в башне. А маленькая комната расположена совсем рядом с ней, и каждый, кто туда войдет, потревожит ворон. Ты права, Джордж!

— Ох, как мне тогда хотелось узнать, где дядя Квентин проводит свои эксперименты! — вздохнул Дик. — Но в тот раз мы так ничего и не узнали — зато теперь, кажется, мы раскрыли тайну!

— И все же как отец нашел этот вход? — не унималась Джордж. — И почему он нам сразу не сказал об этом?

— Наверное, у него были на это свои причины, — успокоил ее Дик. — Только не начинай опять злиться!

— Я не злюсь, — махнула рукой Джордж. — Просто все это очень странно. Жаль, что мы не можем сейчас же отправиться на остров и исследовать подземелье!

— Да, уж теперь мы нашли бы этот таинственный вход! Твой отец обязательно должен был оставить какие-нибудь следы: или камень неплотно прилегает, или щель видна, или какой-нибудь участок пола чище остальных… в общем, что-нибудь в этом роде.

— Ты думаешь, тот шпион на острове также знает про этот ход? — спросила вдруг Энн. — Хоть бы не знал!

— Ну, шпион прокрался на остров не для того, чтобы запирать дядю в подземелье, а для того, чтобы вынюхивать его секреты! — успокоил ее Джулиан. — Слава богу, теперь у дяди есть Тимми, а он может задать жару целой дюжине врагов!

— Если только у них нет пистолетов, — мрачно вставила Джордж.

Все замолчали. Ребятам не хотелось даже думать о том, что кто-то может выстрелить в Тимми. С ним уже случались подобные приключения, и друзьям совсем не хотелось, чтобы они повторялись.

— Не надо об этом думать. Пока еще все хорошо! — воскликнул Дик, вставая с места. — Мы неплохо поработали и, кажется, раскрыли тайну лаборатории дяди Квентина. Жалко, что мы не знаем точно, когда твой отец, Джордж, закончит свои опыты и уедет с острова. Тогда бы мы смогли еще раз хорошенько исследовать подземелье.

— Дождь еще идет, — сообщила Энн, выглянув в окно, — но небо уже начинает проясняться. Наверно, скоро выйдет солнце. Может, погуляем?

— Я пойду в сторожку береговой охраны, посмотрю в подзорную трубу, — заявила Джордж. — Может быть, я увижу там Тимми?..

— Чем тащиться в такую даль под дождем, — Остановил ее Джулиан, — лучше попробуй подняться на чердак и посмотреть оттуда в бинокль.

— Спасибо за совет, Джулиан, — обрадовалась Джордж. — Я так и сделаю!

Бинокль висел в прихожей, на вешалке. Девочка взяла его, вынула из кожаного футляра и отправилась на чердак. Но очень скоро она вернулась, разочарованная.

— Наш дом недостаточно высок, весь остров с чердака не видно — только застекленную комнату наверху башни. С подзорной трубой было бы лучше: она намного мощнее, чем бинокль. Я все-таки схожу к старику смотрителю. Если хотите, можете со мной не ходить, — заявила Джордж, укладывая бинокль обратно в кожаный футляр.

— Мы все хотим посмотреть в подзорную трубу на Тимми! — возразил Дик. — Все по очереди посмотрим, а потом подробно расскажем тебе, что мы видели!

— Что же вы можете там увидеть? — удивилась Джордж.

— Ну, как Тимми бегает по острову, как резвится, как он гоняется за каждым кроликом, — ухмыльнулся Дик. — Честное слово, напрасно ты волновалась, что он будет есть. Даже если дядя забудет его покормить, Тимми будет есть кролика на завтрак, кролика на обед и еще одного на ужин. А вместо чая будет пить дождевую воду из своей любимой лужи. Не жизнь, а малина!

— Ты же отлично знаешь, что он не будет есть кроликов! — возмутилась Джордж. — Он ни на шаг не отойдет от отца, а о кроликах и не вспомнит!

— Плохо же ты знаешь своего Тимми! — ехидно заметил Дик, и Джордж прямо побагровела от ярости. — Думаю, он только из-за кроликов там и остался!

Джордж не выдержала и запустила в Дика первой попавшейся под руку книгой. Но тот увернулся, и книга с грохотом упала на пол.

— Да прекратите вы! — засмеялась Энн. — Пошли, Джулиан, а они пусть себе ссорятся. Мы их ждать не будем!