— Нет, Джордж, — остановил ее отец. — Подожди! Я хочу еще кое-что тебе сказать, это очень важно. Иди сюда!

Джордж пришлось подчиниться, хотя она и сгорала от нетерпения разыскать Тимми.

— Слушай меня внимательно! — продолжал ее отец. — Я веду тетрадь, куда заношу результаты своих опытов. Эти двое еще не нашли ее; она здесь, у меня. Я хочу, чтобы ты доставила ее домой в целости и сохранности. Джордж, не выпускай эту тетрадку из рук, никому не давай ее! Если те двое завладеют тетрадью, они узнают о моем открытии все!

— Но разве они еще чего-то не знают? — удивилась Джордж. — Они ведь видели все эти приборы и провода…

— Они знают много, — ответил ее отец, — и узнают еще немало. Но все же этого будет недостаточно, чтобы понять суть моего открытия! Я не отважился сжечь мои записи — а вдруг что-нибудь случится со мной? Ведь тогда это открытие будет навсегда потеряно для человечества! Поэтому, дорогая Джордж, я доверяю тебе эту тетрадку. Ты должна доставить ее домой!

— Какая огромная ответственность! — со страхом проговорила Джордж, беря тетрадку, которая могла изменить судьбы всего мира. — Я постараюсь, папа. Когда те двое вернутся, я спрячусь в одной из этих пещер, а затем незаметно проскользну мимо них к выходу, выйду наружу через камин в той маленькой комнате наверху и доберусь до берега на своей лодке. Там я отдам тетрадку в надежные руки и позову кого-нибудь тебе на помощь.

— Вот молодчина! — Квентин одобрительно похлопал дочь по плечу. — Честно говоря, я горжусь тобой, Джордж!

Это были самые лучшие слова, которые Джордж когда-либо слышала от своего отца. Она улыбнулась ему.

— Хорошо, папа, а теперь я, пожалуй, пойду поищу Тимми. Прежде чем выполнить твое поручение, я должна удостовериться, что с Тимми все в порядке.

— Ладно, — согласился отец. — Тот человек, который взял собачьи консервы, пошел вон туда — еще дальше… А кстати, как ты здесь оказалась, да еще посреди ночи?

До Квентина только что дошло, что Джордж тоже могла ему кое-что рассказать. Но она не имела сейчас права терять ни минуты!

— Я расскажу тебе обо всем потом, — отмахнулась она. — Где твоя тетрадка?

Квентин поднялся с места и пошел в глубь пещеры. Там он поставил на пол какой-то ящик, встал на него и просунул руку в какую-то щель. Пошарив с минуту, он достал тетрадку. Подойдя к дочери, Квентин открыл тетрадь, страницы которой были сделаны из очень тонкой бумаги, и показал Джордж. Вся тетрадь была испещрена мелким отцовским почерком; здесь было множество каких-то знаков, графиков, диаграмм…

— Ну вот, — протянул он тетрадку Джордж, — постарайся доставить ее в целости и сохранности. Если со мной что-нибудь случится, мои коллеги смогут донести мои идеи до всего человечества! А если я выйду отсюда живым и невредимым, то тетрадка избавит меня от необходимости переделывать заново все эти опыты.

Джордж взяла тетрадку и засунула в глубокий карман своего плаща.

— Я сохраню ее, папа! А сейчас, извини, я должна найти Тимми, не то эти двое вернутся и я не успею спрятаться.

Джордж перешла в соседнюю пещеру, которая была совершенно пуста, и пошла дальше по то и дело изгибавшемуся подземному ходу. И вдруг она услышала звук — тот самый звук, которого так ждала! Вдалеке кто-то тихо, чуть слышно скулил. Ну да, она не ошиблась!

— Тимми! — закричала Джордж. — Тимми, я здесь! Поскуливание сразу же прекратилось, сменившись громким радостным лаем. Джордж стремглав помчалась вниз по узкому туннелю; она бежала так быстро, что чуть было не упала. Фонарик Джордж тускло освещал ей дорогу. Вдруг луч света уперся в большущий валун — должно быть, он закрывал вход в следующую пещеру. Из-за валуна и доносился радостный лай Тимми, от нетерпения пес даже начал скрести камень когтями. Джордж со всех сил налегла на камень.

— Тимми, держись, я вытащу тебя отсюда!

Камень немного подался; Джордж снова принялась толкать его плечом. Конечно, этот валун был слишком тяжел для нее — но отчаяние делает людей во много раз сильнее, и вот валун откатился вбок. Джордж едва успела убрать ногу — ее чуть-чуть не придавило камнем.

Тимми, протиснувшись в образовавшуюся щель, прыгнул в объятия Джордж. Оба повалились на пол; пес лизал свою хозяйку в нос и радостно повизгивал, а девочка обнимала своего любимца, погрузив руки в его пышную шерсть.

— Тимми! Что они с тобой сделали? Я так волновалась!..

Тимми снова радостно взвизгнул и бросился лизать ей лицо. Трудно сказать, кто из этих двоих был более счастлив. Наконец Джордж отстранила от себя пса.

— Тимми! Нам надо выполнить одно очень важное поручение. Мы должны выбраться отсюда, вернуться домой и вызвать подмогу.

Тимми веселым лаем выразил свое согласие. Джордж направила луч фонарика в крошечную пещеру, где находился в заточении Тимми. Там стояли несколько открытых банок собачьих консервов и миска с водой. Те двое неплохо с ним обращались, если не считать того, что они едва не задушили его веревкой! Джордж пощупала шею Тимми — кроме небольшой шишки, никаких повреждений там не было.

— А теперь бежим обратно в папину пещеру. Мы должны спрятаться где-нибудь, пока эти двое не вернулись. Потом мы незаметно проскользнем наверх, в комнату с камином, и уплывем отсюда на лодке, — объяснила псу Джордж, — У нас очень важное поручение: у меня в кармане лежит просто бесценная тетрадка.

Вдруг Тимми тихо зарычал; шерсть у него встала дыбом. Джордж испуганно замерла и прислушалась. В наступившей тишине четкий строгий голос произнес;

— Я не знаю, кто вы и откуда вы пришли… Но если вы выпустите собаку, то я пристрелю ее! А это — чтобы вы поняли, что я не шучу!

Раздался оглушительный выстрел; пуля чиркнула о потолок пещеры. Тимми и Джордж вздрогнули от неожиданности. Тимми порывался броситься на незнакомца, но Джордж крепко держала его за ошейник. Она была очень напугана и не знала, что делать.

Эхо от выстрела громыхало по подземельям, многократно отражаясь от стен и потолков. Это было действительно ужасно! Джордж боялась пошевелиться.

— Ну?! — донесся голос. — Теперь вы поняли? Если выпустите собаку, я ее пристрелю! А теперь, кто бы вы там ни были, выходите, я на вас посмотрю. Только предупреждаю: если собака выйдет вместе с вами, ей конец!

— Тимми! Беги и спрячься где-нибудь! — прошептала Джордж. Затем она вспомнила про тетрадку и пришла в полное отчаяние. Тетрадь у нее в кармане, они ее обязательно найдут! Девочка быстро вынула тетрадь и протянула ее псу: держи, Тимми! Возьми ее и спрячься где-нибудь. Ну, быстрей, Тимми, беги! Я скоро вернусь.

К ее великому облегчению, Тимми все понял. Он схватил тетрадку в зубы и исчез с ней в темноте туннеля. Джордж очень надеялась, что он найдет, где спрятаться. Туннель, должно быть, скоро кончится, но наверняка до тупика в нем найдется несколько укромных мест! Пес свернется там клубочком и подождет, пока она не позовет его снова.

— Вы выходите или нет?! — В голосе незнакомца звучало раздражение. — Вы пожалеете, если мне придется за вами идти. Я вооружен!

— Иду, — негромко отозвалась Джордж и пошла наверх по подземному ходу.

Вскоре она увидела свет, а через секунду ее буквально ослепил мощный электрический фонарь.

— О господи! — удивленно воскликнул незнакомец. — Какой-то мальчишка! Мальчик, что ты здесь делаешь и как ты сюда попал?

Коротко подстриженные волосы Джордж делали ее похожей на мальчишку, поэтому незнакомец и ошибся. Джордж не стала поправлять его. Незнакомец опустил револьвер.

— Я пришел к папе… И еще за своей собакой, — кротко пролепетала Джордж.

— А как же ты сумел отодвинуть тяжелый камень там, наверху? — удивился тот. — Малыш вроде тебя вряд ли смог бы это сделать! А к отцу своему тебе и подавно не пробраться. Мы его заперли!

— Понятно, — с готовностью согласилась Джордж. Ей было приятно, что человек ошибся. Она смогла отодвинуть камень! Она смогла пройти сюда и даже освободить Тимми! Но она ни слова не скажет об этом — пусть этот тип думает, что пес все еще взаперти!

Вдруг Джордж услышала встревоженный голос своего отца:

— Джордж? Это ты? С тобой все в порядке?

— Да, папа, — крикнула в ответ Джордж, надеясь, что отец не будет спрашивать ее о Тимми.

Незнакомец приказал ей подойти ближе, взял за шиворот и подтолкнул вперед. Они пошли обратно, к «кабинету» отца.

— Я привел твоего сорванца, — сказал человек. — Вот дурачок! Думает, что сможет освободить тебя и этого сумасшедшего пса! А ведь собака сидит в пещере, вход в которую завален огромным валуном!

Из дальнего конца пещеры вышел еще один человек. Он был очень удивлен, увидев Джордж. Первый принялся объяснять:

— Спустился я вниз и вдруг слышу — собака лает и кто-то вроде с ней разговаривает. Я подошел поближе и нашел там этого парня. Он пытался выпустить пса. Если бы это ему удалось, я, конечно же, застрелил бы собаку.

— Но как попал сюда этот маленький негодник? — никак не мог взять в толк второй незнакомец.

— Это у него надо спросить, — ответил первый. Джордж принялась рассказывать, и ее отец наконец-то услышал эту загадочную историю. Девочка сказала, что она наблюдала за отцом в подзорную трубу, что, не увидев Тимми, решила отправиться на остров. Рассказала, как приплыла сюда на лодке и как проникла в туннель. Все трое слушали ее внимательно, молча.

— Ну и паршивец же ты, парень, — сказал наконец один из незнакомцев. — Но все же на месте твоего отца я бы гордился таким сыном. Не каждый рискнул бы отправиться сюда ночью, да еще в одиночку…

— Да, Джордж, я горжусь тобой, слышишь! — сказал ее отец.

Он внимательно посмотрел на дочь, и Джордж уловила немой вопрос в этом взгляде. Конечно же, он хотел знать, где тетрадка, успела ли она ее спрятать? Но Джордж не могла ничего сказать отцу, пока эти двое были рядом и могли ее услышать.

— Да, но это осложняет дело, — глядя на Джордж, нахмурился один из незнакомцев. — Если парень не вернется домой к утру, через несколько часов его начнут искать и обязательно появятся на острове, да, чего доброго, еще и с собаками! Рано или поздно доберутся и сюда… — Он повернулся к Квентину. — Если ты расскажешь нам то, что мы хотим знать, и отдашь свои записи, мы сразу же освободим тебя и дадим очень много денег!

— А если я откажусь? — спросил Квентин.

— Тогда нам придется взорвать башню и все твои приборы. В этом случае вас никогда и никто уже не найдет… Ведь вы заживо будете похоронены здесь, под толщей воды и камня! — бросил в ответ незнакомец. Его голос, внезапно стал жестким.

Последовало долгое молчание.

— Но вы ведь ничего не узнаете, даже взорвав башню! — сказал наконец отец Джордж. — Зачем вам это?

— Наш принцип — либо все, либо ничего, — ответил незнакомец. — Выбирай! Мы даем тебе время до половины одиннадцатого утра — только семь часов на размышление! Потом ты или скажешь нам свой секрет, или мы взорвем этот остров к чертовой матери!

И двое незнакомцев ушли. Джордж опять осталась наедине со своим отцом. Всего семь часов! А затем, может быть, остров Киррин взлетит на воздух…