— Ш-ш-ш, Бастер! — зашипел на собаку Ларри. — Молчи, когда великий ум думает.

Фэтти не понадобилось много времени на размышления. Идеи рождались в его голове быстро и отнюдь не в муках.

— Вот как я это себе представляю, — начал он. — Кто-то хочет что-то получить у мистера Феллоуза. Что именно, мы пока не знаем. Но, что бы это ни было, преступник должен по какой-то причине тайком пробраться в дом. Возможно, он уверен, что Феллоуз его не впустит, если он придет к нему, как все, через переднюю дверь. А это значит, что преступник стремится заполучить нечто, чего Феллоуз добром ему не отдаст.

— Да, пожалуй, звучит убедительно, — признал Пип. — Вот только почему Феллоуз рванул из дома таким странным образом?

— Погоди, не все сразу, — осадил его Фэтти. — Злоумышленник прячется, выжидает в кустах до того момента, когда, по его мнению, он сможет спокойно влезть в дом. Возможно, рассчитывает, что Феллоуз уснет. Тогда он сможет внезапно напасть на него — может быть, с пистолетом — и получить то, что ему нужно. Так он и делает — проникает в дом в подходящий, по его мнению, момент.

— Ни за что на свете не догадалась бы! — восхитилась Бетс. — Фэтти, ты так интересно рассказываешь, просто дух захватывает! Будто детектив читаешь!

— Итак, преступник проникает в дом, — невозмутимо продолжал Фэтти. — Но по какой-то причине его план не срабатывает, ему не удается застать Феллоуза врасплох. Может быть, хозяина дома разбудил шум разбитого окна и он почуял недоброе. Во всяком случае, услыхав, что кто-то лезет к нему в дом, что он делает? Пулей вылетает через главный вход, бросая дверь настежь, и исчезает в кромешной ночной тьме.

— Так уж и в «кромешной», — покачала головой Дейзи. — Вчера ночью луна светила. У меня в спальне от нее было светло как днем.

— Ты права, — ничуть не смутился Фэтти. — У меня в спальне тоже было светло. Молодец, Дейзи. Однако продолжим. На чем мы остановились? Итак, он исчезает в лунной ночи, предположительно прихватив с собой что-то такое, за чем охотился грабитель. А тем временем грабитель обнаруживает, что клетка пуста — птичка улетела! Однако он не знает наверняка, прихватил ли с собой Феллоуз то, за чем идет охота. Как поступает грабитель? Обшаривает дом снизу доверху. И можете не сомневаться, он производит обыск самым тщательным образом, не пропуская ни одного уголка, ни одного ящика в столе, ни одной полки в шкафу. Ищет даже в дымоходах.

— Да, Фэтти, ты прирожденный следователь, это точно! — восхитилась Бетс. — Я больше не встречала таких людей, которые так быстро могут разложить все по полочкам.

— Разложить по полочкам — это что! Так и Гун сможет. Вот сложить потом из этого правильную версию — это дело поважнее, — заметил Ларри. — Но наш Фэтти запросто даст сто очков вперед Пошелвону.

— Спасибо, Ларри, — похлопал его по плечу Фэтти. — Так делают все настоящие профессионалы. Но теперь встает другой вопрос — что же это было, с чем выскочил из дома Феллоуз? Это не могла быть очень громоздкая или тяжелая вещь — с такой ношей далеко не убежишь. Кроме того, если бы он нес огромный мешок или узел, его бы кто-нибудь заметил и даже попытался бы задержать.

— Еще бы! — подхватила Дейзи. — Кто станет просто так разгуливать ночью с мешком по городу. Но ты уже, конечно, понял, что спасал от грабителя Феллоуз, и сейчас нам скажешь, да?

— Хотелось бы, но увы… — развел руками Фэтти. — Правда, мне кажется, я нашел одну зацепочку, и она нам поможет — хотя как, я пока еще и сам не представляю!

С этими словами он извлек из кармана крошечную красную перчатку. Четверо юных сыщиков с интересом уставились на нее, а Бастер подошел и со знанием дела обнюхал.

— Это кукольная перчатка, — заключила Дейзи. — Или детская, но для очень маленького ребенка, совсем малыша. Может такое быть?

— Я и сам об этом думал: уж не похитил ли Феллоуз какого-то младенца, — сказал Фэтти. — Но потом пришел к выводу, что эта версия не проходит. В доме нет ничего такого, что говорило бы о присутствии ребенка. Ничего — кроме этой перчатки!

Ларри взял перчатку, повертел ее в руках.

— Она совсем чистая, — заметил он. — А по размеру могла бы подойти ребенку, скажем, лет двух, не старше, так мне кажется. Дейзи, где у нас твоя кукла? Помнишь, та, что подарили, когда тебе исполнилось три года? Она была почти с тебя ростом!

— Ее куда-то убрали, — пожала плечами Дейзи. — Я сейчас пойду поищу. Подождите.

Пока она ходила, Фэтти обратился к Пипу:

— Ты мне показывал зарисовки следов, — сказал он. — А как насчет следов Феллоуза? Они, как ты говоришь, вели от главного входа через клумбы, по дорожке к задней калитке сада. Эти следы ты тоже зарисовал?

— Конечно! Я просто забыл их тебе показать, — полез в карман Пип. Найдя там второй свернутый листок бумаги, он осторожно разгладил его на коленке. — Эти следы какие-то чудные, Фэтти. Они поменьше первых, гладкие, без рисунка и без каблука, и не очень четкие.

Фэтти молча разглядывал рисунок.

— Полагаю, Феллоуз выбежал в своих домашних шлепанцах, — заключил наконец он. — Это не похоже на обычную обувь с каблуками — туфли или ботинки — нет. Это легкие домашние тапочки. А раз так, он, наверное, и одет был не как обычно, а в пижаму и халат — в такой спешке выскочил. Ведь если он уже лежал в кровати или собирался лечь спать, ясно, что он не мог быть во фраке и при бабочке.

— Да, ты прав, это похоже на отпечаток шлепанцев, — авторитетно подтвердил Пип. — Ларри, пойди, принеси твои тапки — они у тебя без каблуков, правда? Мы проверим, какие следы от них остаются, и сравним. Вон там, у стены как раз есть подходящий участок со свежей грязью.

Ларри побежал в дом за шлепанцами и вскоре вернулся вместе с Дейзи, разыскавшей наконец свою куклу. Это оказался большущий симпатичный пупс. Фэтти примерил перчатку на кукольную руку.

— Да, если перчатка принадлежала ребенку, он был не намного больше твоей куклы, Дейзи. Но я ума не приложу, каким образом грабитель мог обронить ее! Разве что когда тащил на руках младенца?

Фэтти сунул перчатку обратно в карман и посмотрел на Ларри, который в это время переобувался из резиновых сапог в красные домашние тапочки, готовясь к «ходовым испытаниям». Когда он решительно направился к расквашенной полоске земли у стены, ребята гурьбой последовали за ним.

— Пробегись-ка по ней на первой скорости, — скомандовал Фэтти.

Ларри пробежал туда и обратно.

И, как нарочно, именно в эту минуту в окно выглянула его мама, миссис Дейкин. С удивлением она увидела, как Ларри мечется туда-сюда по самому грязному участку сада в своих домашних тапочках. Не заметить этого было невозможно, так как тапочки ярко алели на фоне грязи и прошлогодней травы. Она постучала в оконное стекло. Потом, не добившись результата, распахнула окно с криком:

— Ларри! Ты что делаешь? Немедленно прекрати это безобразие!

— Эх, и надо же было маме выглянуть как раз в этот момент! — сокрушалась Дейзи. — Мам, ты не беспокойся, все в порядке. Мы просто проводим эксперимент, вот и все.

— Прекратите! — неумолимо стояла на своем мама. — И напомни, пожалуйста, остальным, что уже почти час дня. Наверняка Пипу и Бетс пора домой, а то они опоздают к обеду, — с этими словами миссис Дейкин захлопнула окно.

Фэтти окинул наметанным взглядом бывалого детектива гладкие следы, оставленные шлепанцами Ларри.

— Да, это очень похоже на следы Феллоуза, — объявил он, сравнив их с рисунком Пипа. — Ты тоже так считаешь, Пип? Ты ведь, наверное, хорошо разглядел следы Феллоуза, когда их зарисовывал.

— Да, абсолютно одинаковые, — подтвердил Пип. — Пошли, Бетс. Нам пора, — потянул он за руку сестру. — И так уже придется нестись галопом. Когда следующая встреча, Фэтти? Может, теперь к нам придешь?

— Договорились, — согласился Фэтти, пряча сложенный листок в карман. — Встретимся после обеда, в половине четвертого. Если только кого-нибудь из вас не уложат на «тихий час» по причине этих так называемых «гриппозных последствий» или как там их. Мы все отлично потрудились сегодня утром. Не говоря уж, что чуть животы не надорвали от смеха. Да, это была суперхохма — высший класс!

Ларри и Дейзи ушли в дом вместе с куклой и когда-то красными, а теперь грязно-бурыми шлепанцами. Пип и Бетс во весь опор рванули к себе. Фэтти пошел степенно, не торопясь — его мозг напряженно работал. За этим, казалось бы, мелким происшествием в доме Феллоуза таилось нечто большее, невидимое на первый взгляд. Что-то гораздо более серьезное, думал он. Это не было заурядным ограблением — Фэтти вообще очень сомневался в том, что грабитель прихватил с собой что-то из вещей или ценностей. «Могу спорить, Феллоуз выскочил из дома с тем, за чем охотился преступник, — рассуждал он. — Где этот Феллоуз сейчас? Куда он дел то, что хотел спрятать? Вернется ли он в дом?»

Миссис Троттвиль дома не было — она собиралась остаться на обед у приятельницы, — поэтому Фэтти мог позволить себе не торопясь, с удовольствием поесть в одиночестве перед камином. При этом он постоянно размышлял над новой проблемой. Конечно, это еще не была настоящая тайна — по крайней мере, пока не была, — но дело казалось весьма любопытным.

Когда в комнату вошла, чтобы убрать посуду, горничная Джейн, она прямо ахнула от изумления, увидев, сколько всего съел Фэтти.

— Ух ты, и правда! Хорошо я тут подчистил тарелки, — искренне удивился Фэтти, растерянно оглядывая пустую супницу и блюдо из-под жаркого. — Видишь ли, Джейн, дело в том, что я думал, а когда я думаю, мне надо много еды — для поддержания мыслительной деятельности. Что там у нас на третье? Сладкие блинчики? Недурно. Сколько? Два? Нет, для моей мыслительной деятельности мне нужно гору блинчиков!

Джейн рассмеялась. Большой оригинал этот хозяйский сын Фредерик! И пошла на кухню сказать, чтобы напекли еще блинчиков для Фэтти.

Фэтти предполагал сразу же после обеда приняться за разработку детального плана действий, но, к несчастью, заснул прямо в кресле перед камином. А верный Бастер свернулся калачиком рядом, на коврике. Проснулись они, только когда часы пробили половину четвертого.

Фэтти в ужасе вскочил с кресла. Бог мой, он же должен быть в это время у Пипа! Он набросил пальто, сдернул с вешалки кепку, не забыл при этом повязать на шею шарф — мама всегда напоминала ему об этом. Велосипед — вот в чем спасение! А Бастера посадить в переднюю корзинку. Тогда он не намного опоздает.

Фэтти подъехал к дому Пипа, отчаянно трезвоня велосипедным звонком, чем вызвал раздражение миссис Хилтон. Почему этот Фэтти должен всегда устраивать переполох в доме, извещая о своем прибытии? Нет, этого парня явно распустили! Родителям следует всерьез заняться его воспитанием.

— Извините, что мы с Бастером опоздали, — сказал Фэтти, входя в детскую на втором этаже дома. Бастер юлой вился у его ног. — Я заснул. Не понимаю, с чего бы это?

— Мы все тоже спали, — улыбнулся Ларри. — Это все те самые «последствия», о которых твердил доктор. Пип и Бетс были еще в кроватях, когда мы пришли!

— Ну и подумаешь, теперь-то мы уже встали! — оправдывался Пип. — Кстати, мама сказала, вы все можете остаться на вечерний чай. Повар испек торт — пальчики оближешь — бисквитный, с шоколадным кремом и вот такой огромный! Так что вам повезло. Мама говорит, мы можем его съесть хоть весь целиком, если захотим.

— Выходит, не такая уж плохая вещь грипп, — сказала Бетс. — Взрослые думают, что нас нужно откармливать после болезни. Поэтому вместо обычного: «Не жадничай, а то живот заболит», говорят все время: «Съешь еще кусочек, детка! Тебе нужно поправляться!» Вот бы всегда так было!

Друзья ее с жаром поддержали. Пип притащил оставшиеся леденцы, которые купила для него Бетс, и все сунули по одному в рот. Потом в прекрасном настроении юные сыщики уселись у камина, перекатывая за щеками леденцы.

— Давайте все обсудим как следует, — предложил Ларри. — А то нам пришлось в такой спешке прервать совещание сегодня утром. Фэтти, у тебя есть план? Как ты думаешь, может, это и есть наша новая тайна? Я хочу сказать, возможно, на первый взгляд она кажется довольно невзрачной после тех тайн, с какими мы имели дело раньше. Но сейчас будет неплохо разгадать даже самую маленькую тайну, прежде чем мы разъедемся по школам.

Эти последние слова вызвали стоны сожаления у слушателей. Никого из них в школу не тянуло, хотя все они были уже вполне здоровы, чтобы приступить к занятиям в положенный срок.

— Я думаю, — медленно проговорил Фэтти, — да, я думаю, что это может быть тайной. И если так, мы используем ее на полную катушку. В конце концов, тайна — неважно, маленькая или большая — это всегда тайна, и ее надо раскрыть. Предлагаю приступить немедленно!