Ларри и Дейзи примчались домой ровно в четверть седьмого. Гостья была уже здесь. Ларри вежливо побеседовал с ней минут десять и сбежал, оставив Дейзи справляться с обязанностями гостеприимной хозяйки. Проскользнув наверх в свою комнату, Ларри быстренько отыскал новую книжку про садовых птиц. Наверняка Эрб захочет ее почитать!

Затем он вошел в ворота соседнего дома и направился к задней двери. Там он четырежды негромко постучал. Это был условный сигнал для Эрба, означавший, что Ларри пришел к нему по делу.

— Привет! — открыл дверь Эрб. — Что случилось?

— Да так, ничего, — ответил Ларри. — Просто хотел показать тебе мою новую книжку. Если хочешь, можешь взять почитать. В ней описываются садовые птицы — все до одной, какие только встречаются в наших садах!

— Чего же ты стоишь, проходи, — заторопил его Эрб. — Мамы дома нет. Давай посмотрим книжку. Ух ты! Какая… Ты правда оставишь мне ее читать?

Эрб уселся за стол и с восхищением открыл книгу. Глаза его блестели. Он бы, конечно, предпочел, чтобы теперь Ларри ушел домой и оставил его наедине с этим сокровищем. Герберт был просто помешан на птицах. Ларри соображал, как поступить. Он не знал, как бы поудачнее подъехать к вопросу о прошлой ночи. И вдруг Эрб сам подбросил ему подсказку.

— Ой! Да здесь целая глава о совах! — восхитился он. — А картинки какие — просто обалдеть можно! Понимаешь, я люблю сов. И всегда прислушиваюсь к их крикам. Вот, послушай, как раз одна сейчас ухает. Слышишь?

До ушей Ларри донесся довольно громкий дрожащий звук. Идея!

— Эрб, а вчера ночью ты не слышал сов? — пытливо взглянул на него Ларри.

Эрб рассеянно посмотрел на сидящего напротив приятеля и кивнул:

— Да, слышал. Они, представь себе, обожают лунные ночи. Одна подлетела так близко к моему окну, что я подумал, может, она приглашает меня выйти поохотиться с ней на мышей. Я даже видел, как она махала крыльями, хотя они летают бесшумно и звука крыльев не слышно.

— Когда это было, в котором часу? — насторожился Ларри. — Ты не заметил время?

— А что, ты тоже ее слышал? — удивился Эрб. — Сейчас скажу, дай подумать. Я слышал сов до того, как пошел спать, — значит, около десяти. Потом они опять меня разбудили около половины первого. Да, в это время одна из них подлетела к моему окну. Я вылез из постели и немного понаблюдал за ней.

— А куда выходит окно твоей комнаты? На сторону нашего дома? — спросил Ларри.

— Нет, на ту сторону — на дом Феллоуза, — ответил Эрб. — Знаешь, того, которого вчера ограбили. Я выглянул около половины первого, там у него в гостиной свет еще горел. Должно быть, мистер Феллоуз допоздна работал. Он часто так делает. Он иногда не задергивает занавески, и я вижу, как он сидит за столом. Но вчера занавески были задернуты. Наверное, он смотрел телевизор, потому что я точно помню, из дома доносился какой-то шум.

— А после этого ты сов еще слышал? — с надеждой спросил Ларри. — Их ведь здесь небось полно кругом. И все условия для ночной охоты: и мыши тебе, и луна — раздолье!

— Слышал, и не один раз, — подтвердил Эрб. — Я тогда пошел спать, но что-то меня опять разбудило. По-моему, это были не совы. Даже не знаю, что это на самом деле было. Я тогда еще зажег свет и посмотрел на часы — было четверть четвертого. Я снова подошел к окну послушать сов. И знаешь, услышал — несколько коричневых сов и еще пару малых сов. Такой шум подняли!

— А в это время у соседа в гостиной света уже не было? — уточнил Ларри.

— Да, не было, — вспомнил Эрб. — Но вот что интересно — мне кажется., я видел какой-то свет в кухне. Она выходит окнами на нашу кухню. Только это был не обычный электрический свет, как от лампочки, а такой мерцающий — может, фонарь или свеча.

Все это было крайне любопытно. Неужели этот таинственный свет в кухне — от фонаря грабителя, который влез в дом через разбитое окно, подумал Ларри.

— Слушай, Эрб, а ты не можешь вспомнить, на что был похож тот звук, от которого ты проснулся? — спросил он. — Не похоже на разбитое стекло?

— Может быть, — наморщил лоб Эрб. — Ты имеешь в виду это ограбление, да? Что ж, я могу допустить, что это было разбитое стекло. И, может быть, свет в кухне был от фонарика. Но я бы не стал утверждать наверняка. Я ведь специально не прислушивался и не приглядывался.

Он вновь склонился над книгой и, казалось, совершенно забыл обо всем на свете, кроме своих сов.

Ларри поднялся. Похоже, из этого друга пернатых больше ничего не вытянуть. Его явно гораздо больше занимают птицы, чем грабители. И происшёствие в соседнем доме ему до лампочки!

— Ну, я пошел, Эрб. Пока! — попрощался Ларри.

Пусть Эрб останется наедине со своей книгой. В конце концов, он заслужил, чтобы ему дали спокойно ею насладиться в награду за всю эту весьма ценную информацию!

Дома Ларри позвонил Фэтти и четко, по-деловому пересказал ему разговор с Эрбом.

Фэтти по достоинству оценил и форму и содержание.

— Хорошо излагаешь, заметен большой прогресс, — сказал он. — Благодарю за ценные сведения. Видимо, теперь мы можем не сомневаться, что грабитель разбил окно около четверти четвертого. И вскоре после этого мистер Феллоуз выскочил из дома — вероятно, спасая нечто весьма ценное, за чем охотился грабитель.

— Надо полагать, теперь-то ты точно знаешь, когда твой многоуважаемый дядюшка Горациус разгуливал во сне — что-то около четверти четвертого, — догадался Ларри. — И теперь добрая половина ночных сторожей Питерсвуда услышит твой волнующий рассказ о нем со всеми подробностями — домашние шлепанцы и все такое прочее!

— Именно, — подтвердил Фэтти. — Молодец, Ларри, соображаешь! Выношу тебе благодарность за отлично проведенную операцию. Увидимся завтра. Я проинформирую вас о событиях этой ночи!

Вечером Фэтти отправился в постель необычайно рано — сразу после ужина, в восемь. Его мама отнеслась к этому одобрительно:

— У тебя сегодня был длинный день, и я рада, что ты проявил благоразумие и решил лечь спать пораньше. Мы с папой собираемся пойти в гости — поиграть в бридж. А ты, Фредерик, постарайся сразу заснуть, а не лежать допоздна с книжкой.

Фэтти, как положено, пообещал, благодаря судьбу за такое везение. Он уже боялся, что придется полностью раздеваться и лезть в постель — на случай, если мама зайдет в комнату пожелать ему спокойной ночи. Теперь эти опасения отпали.

Он слышал, как отец вывел из гаража машину. Слышал, как она, урча, съехала по подъездной дорожке к шоссе. Прекрасно! Теперь можно действовать.

Фэтти засомневался, стоит ли переодеваться в кого-нибудь и накладывать грим. Строго говоря, особой необходимости в этом не было. Но в то же время, зачем упускать возможность повеселиться? Он и так за эти каникулы почти не практиковался в переодевании. В конце концов Фэтти выбрал компромиссный вариант: переодеться и загримироваться, но только самую малость. Захватив с собой фонарик и Бастера, он осторожно пробрался через темный сад к запертому сараю, где хранились его бутафорские принадлежности.

Благоразумие взяло верх, и Фэтти решил, что не стоит надевать что-то очень бросающееся в глаза. К чему пугать ночных сторожей, дремлющих у своих костров! Небольшие усики щеточкой, вставные торчащие зубы — и все. Никаких париков — обойдемся собственными волосами. Может, надеть какую-нибудь кепку? Да, вот эта клетчатая подойдет. Он наденет ее козырьком назад — так будет классно смотреться.

Кроме того, он решил надеть несколько великоватое для него твидовое пальто и синий в крапинку шарф. Фэтти придирчиво осмотрел свое отражение в зеркале. Похож он на молодого человека, обеспокоенного чудачествами своего дяди-лунатика и собирающего информацию о нем? Фэтти решил, что похож.

И глава юных сыщиков отправился в путь. Пожалуй, нужно идти в сторону реки. Ведь Феллоуз сбежал из дома через заднюю калитку, а из этого следует, что он пошел в этом направлении, а не вверх по дороге, к холмам. Так, теперь вспомним, где ведется ремонт дороги на участке между домом и рекой.

Скрепя сердце Фэтти решил не брать с собой Бастера. Слишком многим знаком его общительный скотч-терьер. И, если они увидят его в обществе странноватого молодого человека ночью, могут решить, что Бастера украли. Итак, верный пес был оставлен дома. Он обиженно свернулся на половичке в сарае, делая вид, что спит.

Фэтти же для начала отправился к дому мистера Феллоуза и осмотрелся. Дом был полностью погружен в темноту. Фэтти остановился у задней калитки, оглянулся на дорогу. Да, сначала надо пройти туда, к обочине. А там уже можно будет поискать, где в темноте мерцают красные угольки костров ночных сторожей.

Фэтти, не мешкая, тронулся в путь. Выйдя к дороге, повертел головой туда-сюда. Никаких признаков сторожей или дорожных работ! Он посмотрел направо и решил дойти до ближайшего поворота. Здесь ему повезло.

Он увидел ряд красных горящих лампочек, за ними неясно темнела будка сторожа, а перед ней поблескивал пламенем костерок. Фэтти двинулся вперед.

Услыхав его шаги, сторож привстал, вглядываясь в темноту.

— Добрый вечер, — учтиво поздоровался Фэтти. — Отличный у вас костерчик! Не прогоните, приятель, если я присяду на минутку обогреть руки?

— Садись, жалко, что ли! — ответил уже весьма немолодой «приятель», посасывая трубку. — Всяк, кто мимо ни пройдет, просит погреться. А мне что? Пусть себе греются.

— А что, ночью много народа тут ходит? — осведомился Фэтти, протягивая ладони к огню. — И даже после полуночи?

— Бывает. Вот, к примеру, полицейский этот, мистер Гун, — отвечал словоохотливый сторож. — Говорит, ведет уйму важных дел. Да ему какая вера — он известный болтун. А бывает, рыболовы, нет-нет да и забредет кто на огонек. Надоест одному у воды с удочкой торчать — вот и подходит. Хотя рыба-то ночью хорошо клюет — тихо, никто не мешает.

— А позвольте спросить, не попадался ли вам на глаза мой дядюшка Горациус, — начал Фэтти. — Он у нас, понимаете ли, немного чудаковат — ходит во сне.

— Неуж прямо так во сне и шляется по ночам? — заинтересовался сторож.

— Ну да, так и шля… э-э, то есть бродит, — подтвердил Фэтти. — Возможно, вы видели его вчера ночью — в халате или, может быть, в пальто поверх пижамы и в домашних тапочках на босу ногу?

Сторож раскатисто загоготал, как заправский вожак гусиной стаи. Фэтти внимательно вслушивался в звуки, стараясь запомнить, — могут когда-нибудь пригодиться! Здорово у него это выходит: «Га-га-га!»

— Да он у тебя с приветом! Не-е-е, я такого не видал, — наконец смог выговорить сквозь смех сторож. — Не хватало еще этого! Я б тогда подумал, это мне во сне привиделось! А нам, сторожам, ночью спать не положено, понял? Может, старина Вилли, он там, ближе к реке сторожит, чего и видел. Он вроде чего-то говорил о каком-то психе в пижаме. Точно, вчера ночью! Может, это и был твой дядя Горациус. Ты бы это… запирал бы его на замок, что ли. А то, не ровен час, утонет он у вас в реке-то. Это ж надо такое придумать — шататься по берегу во сне!

— Да, вы правы, я так и сделаю — буду впредь запирать его на ключ, — сказал Фэтти, радуясь неожиданной удаче. — Пойду, поговорю с Вилли… Так, а это кто сюда пожаловал?

Послышался велосипедный звонок, и знакомая грузная фигура выросла из темноты. Черт, это же Гун! Его только тут не хватало!