Фэтти внимательно оглядел комнату. Шлепанцев нигде не было видно! Он заглянул под кровать — вот же они! Пара красных домашних тапок, совсем как у Ларри, только побольше, была спрятана там. Фэтти перевернул их и обследовал подошвы.

Они были все в грязи! Грязные брызги виднелись даже сверху. Сомнений не оставалось — именно в них скитался по улицам Феллоуз.

Фэтти сунул руку под пуховое одеяло и вытащил пижаму — в красную с белым полоску. И даже тихонько присвистнул. Нижние края штанин были тоже совершенно грязными — в шлепках жидкой глины и комьях грязи. Фэтти удовлетворенно кивнул. Да, это та самая жидкая глина с берега реки.

Так, теперь приступим к осмотру халата. Он висел в узком платяном шкафу. И тоже был кошмарно грязным. Но на нем обнаружились также приставшие соломинки и сухая трава. Где это побывал Феллоуз в своем халате, быстро прикидывал Фэтти, закрывая дверь шкафа.

«Ясно, что ни у какого друга он не ночевал. А просто прятался до утра, а потом и весь вчерашний день. Потому что не хотел показываться на улице в ночном белье — это бы, конечно, вызвало вопросы! Причем прятался он в каком-то сарае или на сеновале. А потом под покровом темноты вернулся домой. Вот уж, наверное, ночные сторожа удивились, когда снова увидели его, если, конечно, он попался им на глаза. Черт! Наверное, решили, что это опять чудит мой дядюшка Горациус!»

Раздраженные голоса внизу смолкли. Послышался шум закрываемого окна. Фэтти бросился на четвереньки на пол и стал настойчиво звать:

— Кис-кис-кис! Эй, где ты? Киска, иди сюда!

Снизу раздался голос:

— Что ты там делаешь наверху? Немедленно спускайся!

— Извините, — проговорил Фэтти, появляясь на верхней площадке лестницы. — Котенок куда-то сбежал.

— Он здесь, внизу, — ответил Феллоуз. У него все еще был крайне рассерженный вид. — Тебе тоже пора домой. Благодарю за заботу о котенке. Этого назойливого полицейского я приструнил, и он убрался отсюда. Я всерьез собираюсь написать на него жалобу.

— Я бы на вашем месте так и сделал, — горячо поддержал его Фэтти.

— По-моему, у него не все дома, — заметил Феллоуз, закуривая сигарету и нервно шагая из угла в угол. — Несет какую-то чушь о собаках, свиньях, чьих-то тетушках.

Как в этот момент хотелось Фэтти расхохотаться! Но он мужественно подавил в себе смех и еще раз оглядел комнату. Да, пожалуй, он сделал все, что мог. Больше ему ничего не удастся выудить из мистера Феллоуза. Да и в доме больше делать нечего. «Что ж, неплохая работа!» — мысленно поздравил он себя.

— Ну я пошел, сэр! Всего вам доброго! Надеюсь, с котенком теперь будет все в порядке, — сказал Фэтти. — Извините за мой приход без приглашения. Подумать только, значит, никакого грабителя в доме не было!

— Не было! — отрезал Феллоуз. — А теперь иди, мне надо отдохнуть.

И Фэтти пошел, тихонько насвистывая на ходу. Чрезвычайно интересная беседа получилась! А как приятно обнаружить, что все твои предположения подтвердились. Эти грязные тапки! Эх, если бы у Пошелвона хватило ума под каким-то предлогом все-таки попасть в дом и немного поразнюхать, сколько бы интересного он для себя здесь нашел.

А Гун тем временем уже спешил навстречу Фэтти. Он появился из-за дерева, как только Фэтти вышел из калитки сада мистера Феллоуза и свернул к дому Ларри.

— Эй! — крикнул Пошелвон, как всегда багровея от злости. — Эй!

Похоже, что этим его запас слов пока ограничивался.

— И вам того же, — вежливо отвечал Фэтти.

Лицо Гуна побагровело еще больше.

— Так ты, стало быть, его друг, да? — выкатил он глаза. — Ничего себе — новость!

— Да, и очень этому рад, — пробормотал Фэтти, стараясь бочком проскользнуть мимо полицейского.

— Ты! Ты! Знаешь, кто ты есть? — взревел Гун, разом теряя остатки самообладания. — Ты зараза! Наглая жаба! Ну погоди у меня. Я до тебя доберусь! Я уже написал рапорт начальству. Я все там написал, можешь не сомневаться. И ты еще пожалеешь!

— Пожалею? О чем это мне жалеть? Не вижу для этого никаких оснований, — невозмутимо ответил Фэтти. — Вы ведь, конечно, упомянули в своем рапорте и о котенке, и о собаке, и о свинье. И уж, конечно, не забыли о тетушке…

— Не было там никакой тетушки! — вращая глазами, орал Гун. — Он только звал свою тетушку! Ясно? С ума можно сойти от всех вас — то ты, то Кентон, то Феллоуз со своим дурацким домом! Не жизнь, а наказание какое-то!

— Да уж, жизнь у вас, прямо скажем, не сахар, — посочувствовал Фэтти, ломая голову, как бы отделаться поскорее от Пошелвона.

Краешком глаза он заметил Ларри и Дейзи у калитки их сада. Фэтти молил Бога, чтобы с ними сейчас оказался Бастер и чтобы они догадались выпустить пса за ворота.

— Думаешь, я не догадался, что это ты пудрил мозги сторожам вчера ночью? — сделал новый заход Гун, теперь уже с другого конца. — Тоже мне, придумал, — «дядюшка Гораций»! Ха-ха! Какая чушь!

— Дядюшка Горациус, — поправил его Фэтти. — Пожалуйста, не путайте имя моего любимого дядюшки.

Пошелвон угрожающе надвинулся на него. Казалось, он был готов разорвать Фэтти на куски. Никогда в жизни он не попадал в более дурацкое положение. Несчастный Гун, подумал Фэтти почти с сочувствием. Он сбит с толку, запутан и заморочен. И в таком отчаянии, что просто не знает, как ему быть дальше.

— Гав! Гав-гав! — огласилась улица восторженным лаем Бастера. Верный пес вылетел из калитки со скоростью гоночного автомобиля. Одновременная встреча и с любимейшим другом, и со злейшим врагом привела его в состояние крайнего нервного возбуждения. Дрожа от нетерпения, Бастер прыгнул сначала на Фэтти и торопливо лизнул его в щеку, потом на Пошелвона.

Это совсем доконало мистера Гуна. Уже один Фэтти был для него, как красная тряпка для быка. Но Фэтти плюс Бастер! Это уж слишком, это выше всяких человеческих возможностей. Издав отчаянный вопль, полицейский неожиданно резво вскочил на велосипед и, виляя колесами, покатил вниз, под гору. При этом одна его нога болталась в воздухе и делала отчаянные попытки попасть на педаль. Бастер ринулся за ним вслед, подскакивая от восторга и делая вид, что пытается схватить Представителя Закона за щиколотку.

Фэтти расхохотался. Пошатываясь от смеха, он ввалился в калитку. Ларри, тоже хохоча, подхватил друга, помогая выстоять на ногах. Трое остальных веселились не меньше. Вся компания направилась к летнему домику в глубине сада. Изнемогая от хохота и возбуждения, Фэтти повалился на пол.

Немного успокоившись, юные сыщики провели чрезвычайно интересное совещание.

Все покатывались со смеху, слушая рассказ Фэтти о его необычной беседе с мистером Феллоузом, о внезапном появлении Пошелвона и обо всем, что удалось разведать Фэтти во время его дерзкого рейда наверх, в спальню Феллоуза.

— Здорово! Значит, все, что ты предполагал, правильно! — восхищенно ахала Бетс. — Все, до последней подробности! Он и вправду выскочил из дома в пижаме, халате и домашних тапках. И вернулся в дом тоже в них — после того, как где-то прятался всю ночь и весь день.

— Да, все верно. Но мы до сих пор не знаем главного! Что именно он прихватил с собой из дома, когда бежал ночью. И куда он это запрятал, — сказал Фэтти. — Если верить Эрбу, Феллоуз вернулся в дом с пустыми руками. Полагаю, так и должно было бы быть. Иначе какой смысл сначала что-то уносить из дома, спасая от грабителя, а потом приносить обратно, раз уж это для него такая ценность. Ведь он мог допустить, что в доме его опять подкарауливает грабитель!

— Да, ясно, что он это спрятал, — согласился Ларри. — Хотел бы я знать, где. Пожалуй, мы не сможем обшарить все сеновалы и стога вокруг Питерсвуда. Это даже нам не по плечу — их тут не меньше сотни наберется!

— В разговоре он очень следил за собой, чтобы не сболтнуть лишнего, — продолжал Фэтти. — Не сомневаюсь, за этим что-то кроется. Интересно, что? Нет, мы просто обязаны выяснить это до того, как разъедемся по школам. Нераскрытая тайна! Это же позор! Мы не должны этого допустить.

Все дружно согласились. Но никто, как они ни старались, не мог придумать способа раскрыть тайну. Вряд ли можно было рассчитывать в этом на помощь Феллоуза! Совершенно ясно, что ему есть что скрывать и что он всеми силами будет стремиться сохранить это в тайне. Может, и вправду попытаться обшарить стога и сеновалы? Хотя фермеры вряд ли одобрят эту идею.

Фэтти рассказал друзьям о своих приключениях минувшей ночью. Они опять от души посмеялись.

— Фэтти! — воскликнула Бетс. — Я в жизни не встречала таких, как ты. И никогда не встречу. Тебя ничто не может остановить, ты ничего не боишься!

— Как раз сейчас я немного испугался нашего Пошелвона, — справедливости ради признался Фэтти. — У него был вид разъяренного быка. Хотя, конечно, его тоже можно понять. Я ему порядком насолил. Хорошо, что Бастер как раз вовремя вылетел из ворот!

— Гав! — отозвался пес, одобрительно постукивая хвостом об пол.

— Как ты думаешь, Пошелвон уже вытащил этот твой мешок из реки? — спросила Дейзи. — Представляете его рожу, когда он увидит, что там кирпичи да булыжники! Он ведь не знает, что мешок в воду бросил ты, правда?

— Пока не знает. Но, думаю, все-таки догадается, когда увидит его содержимое, — усмехнулся Фэтти. — Вы бы видели его, когда я бросил мешок в воду! Гун чуть не нырнул за ним вслед!

— Может, он как раз сейчас отправился за мешком? — предположила Бетс. — Я думаю, он не станет с этим тянуть, верно? Пошли, прогуляемся к реке, а заодно и посмотрим, нет ли его поблизости. Можно поехать на велосипедах.

— Правильно, давайте! — поддержала идею Дейзи. — Вчера вся хохма досталась тебе, Фэтти. Теперь мы тоже хотим посмеяться. Мне просто не терпится увидеть, как Пошелвон будет обшаривать дно багром, а потом выудит мешок с камнями!

— Решено, все едем к реке, — сказал Фэтти, вставая. — Бастер, идем гулять! Вперед!

Все вывели за ворота свои велосипеды — у Пипа и Бетс они тоже были тут, наготове, потому что утром дети приехали на них к Ларри. И, не нажимая на педали, пятерка юных сыщиков покатила под гору к реке.

Гуна на берегу не было. Зато Фэтти заметил лодочника, своего старого знакомого, который у дощатого сарая занимался окраской лодки. Прислонив велосипед к дереву, Фэтти окликнул его.

— Добрый день, Спайсер! Уже готовитесь к весне? Последнее время что-то холодновато, не так ли?

— Да уж, что и говорить, — согласился старик, с любопытством поглядывая на пятерых ребят. Они все были ему знакомы. — А вы еще не в школах?

— У нас пока каникулы. Занятия начинаются через несколько дней, — пояснил Фэтти. — Вы уже сдаете лодки напрокат, Спайсер? Нельзя ли нам сейчас взять одну покататься?

— Нет. У меня пока только одна готова, вон она, у причала, — Спайсер кивнул в сторону маленькой, свежевыкрашенной лодочки, качавшейся на волнах.

— А почему мы не можем взять ее? — не сдавался Фэтти, чувствуя, что больше всего на свете ему сейчас хочется погрести веслами.

— Да все наш полицейский — позвонил мне сегодня и велел подготовить ему на утро лодку. Как бишь его зовут? Мун? — сдвинул брови лодочник.

— Гун его зовут, — напомнил Фэтти, подмигнув остальным. Значит, Пошелвон собирается прибыть на берег и лично обшарить дно реки в поисках мешка, заброшенного Фэтти. Отлично!

— Ну да, вот я и говорю — Гун. Еще и багор велел принести, — добавил старик, твердой рукой выводя ярко-красную полоску по борту лодки. — Похоже, мои багры вошли нынче в моду. Он уже второй, кто багор спрашивает.

Фэтти навострил уши.

— А кто же был первый? — спросил он, подозревая, что первым был Феллоуз. Возможно, он тоже хотел выудить со дна какой-нибудь мешок!

— Личность мне незнакомая. Не припомню, чтобы раньше его видел, — отвечал Спайсер. — Такой высокий, темноволосый, у него еще шрам через всю щеку. И с глазами что-то не так — косит вроде. В общем, не сказать, чтобы красавец. Предложил мне десять шиллингов за прокат самого длинного багра — ему, дескать, нужны образцы водорослей, что растут в реке, для каких-то ботанических надобностей.

— Понятно, — кивнул Фэтти.

Понятно ему было только то, что это не Феллоуз. А не мог ли это быть грабитель, тот самый, что залез к Феллоузу и заставил его выскакивать из собственного дома с каким-то таинственным свертком?