Фэтти слушал. Сообщение Дейзи его неожиданно очень заинтересовало. Одежда! Нечасто в реку бросают мешки с одеждой. Ясно, что Гун вытащил совсем другой мешок.

— Пожалуй, ты права. Мне лучше убраться в сарай к Спайсеру, — сказал Фэтти. — Хочется посмотреть, что сделает Гун, когда вылезет на берег. В сарае он меня не застукает.

Фэтти нырнул в большой темный сарай и сел там на перевернутую лодку. Четверо юных сыщиков с тревогой следили, как с каждой минутой Гун приближается к ним. Человек со шрамом тоже с большим интересом наблюдал за полицейским. Он уже успел вернуть Спайсеру свой багор и сейчас держал в руках только ведро с водорослями.

Гун все с тем же багровым лицом причалил к берегу. Зашвырнув причальную веревку на столб, он стал вылезать на берег, при этом лодка опасно накренилась под его тяжестью. Сумку с мокрой одеждой он прихватил с собой. Полицейский хмуро посмотрел на стоявших неподалеку детей.

— Где это ваш приятель-толстяк? Он мне нужен! Я должен ему сказать пару ласковых!

— Какой приятель-толстяк? — невинным голосом осведомился Ларри.

Брови Гуна угрожающе сошлись на переносице.

— Прекрасно знаешь, о ком я говорю. Где эта наглая жаба? — взревел в ярости полицейский.

Старик-лодочник, по-прежнему красивший лодку, услышал крик и с удивлением посмотрел на Гуна.

— Да вон он там, — сказал старик, указав рукой на сарай. — Только что вы с ним собираетесь делать, мистер Гун?

— Он там? — обрадовался Гун. Ага, теперь-то он этому наглецу покажет!

Гун решительно шагнул в темноту сарая, готовый скорее умереть, чем упустить свой шанс расквитаться с негодяем. Он ему покажет, где раки зимуют! Он научит наглеца уважать Представителей Закона! Он запихнет эти мокрые тряпки ему за шиворот! И пусть орет как резаный — это будет ему достойный урок! Навсегда запомнит, как издеваться над ним, Теофилиусом Гуном!

Появление Пошелвона в сарае застало Фэтти врасплох. Предупреждающий крик Ларри прозвучал слишком поздно. Гун накинулся на Фэтти прежде, чем тот успел что-нибудь сообразить. И тут для Гуна наступил момент, которого он ждал всю свою жизнь! С победным ревом он схватил сидевшего на лодке Фэтти, сгреб его своими огромными лапищами и принялся совать холодные мокрые тряпки из мешка за шиворот его рубахи. Пуговица у воротника отлетела, ткань трещала по швам, но Гуну уже было все равно.

Фэтти ничего не мог сделать. Во-первых, он был почти в шоке от того, что Пошелвон засовывает мокрые тряпки ему за шиворот. Во-вторых, разъяренный Гун был силен как никогда. Фэтти отчаянно пытался сопротивляться и уворачиваться. В конце концов они оба свалились с лодки, оказавшись на земляном полу сарая. Пошелвон всей тяжестью навалился на Фэтти сверху.

Бедняга Фэтти не мог ни шелохнуться, ни вздохнуть, придавленный огромной тушей полицейского. А Гун неумолимо все пихал и пихал мокрые кукольные одежки за шиворот Фэтти! Брюки, курточка, носки, кепка, туфли — все поочередно перекочевало за шиворот Фэтти. Гун был непоколебим в своей решимости на этот раз примерно наказать наглеца.

Придя в себя, Ларри отважно наскочил на Гуна, следом за ним в сарай влетел Пип. Вдвоем они пытались оттащить взбешенного полицейского от Фэтти. А Дейзи и Бетс молотили кулачками по широкой спине блюстителя порядка, хотя тот этого просто не ощущал. Старик Спайсер, услышав шум, вошел внутрь и в недоумении уставился на кучу малу. Какое-то время он так и стоял с вытаращенными глазами и открытым ртом.

Собиратель водорослей со шрамом на щеке тоже вошел в сарай. Он наблюдал за происходящим с большим интересом, с очень большим интересом.

Наконец все кукольные вещи были отправлены за шиворот несчастного Фэтти. Тяжело дыша, он лежал на полу — мокрый, помятый, поверженный, но не сдавшийся. Пошелвон пыхтя поднялся с земли. Он испытывал незнакомое дотоле чувство глубокого удовлетворения.

— Давно следовало бы тебя проучить! Получил по заслугам, — задыхаясь, проговорил он. — Может, теперь ты перестанешь совать свой нос в чужие дела, мистер Зануда! Ишь, что придумал — положить в мешок всякое кукольное тряпье, мусор! Я тебе что, дурак набитый? Думаешь, я не понял, кто был этот бродяга с ворованным барахлом?! Ха, вот теперь ты сам дурак набитый. Да-да, набитый! Мокрыми тряпками! Ну как, нравится?

— Мистер Гун, — проговорил старик Спайсер сдавленным голосом. — Вы же полицейский! Вы должны следить за порядком, а не устраивать такое над ребенком! Он же…

— Ха! — грубо оборвал его Гун. — Не суйся не в свои дела, Спайсер! Мальчишка не будет на меня жаловаться, можешь мне поверить! Спросишь, почему? Да потому, что он досаждал мне день и ночь, нарушая Закон. Если он нажалуется на меня, я нажалуюсь на него! Но он этого не сделает. У него совесть нечиста, знает свои грешки. И помяни мое слово, он добром не кончит!

— Мистер Гун, — сказал Фэтти, садясь и пытаясь по возможности сохранить достоинство, что было сделать не очень-то просто в такой ситуации. Особенно когда ощущаешь мокрый холод под рубашкой и на шее. — Мистер Гун, я могу дать вам честное слово, что не пытался надуть вас с этими вещами. Я даже никогда в жизни их не видел. И вы должны извиниться передо мной.

— Ишь, чего захотел! Я много чего тебе должен — да, много чего, целую кучу! Но уж никак не извиняться. Ты набил это барахло в мешок, чтобы поднять меня на смех, заставить потерять почти полдня впустую! И ты получил то, чего заслуживаешь, — я заткнул тряпки тебе за шиворот! Я не жадный, можешь оставить их себе насовсем! Или вернуть их этой сопливой девчонке, пусть наряжает своих кукол! Ха! — с этими словами мистер Гун решил покинуть сарай.

И тут столкнулся лицом к лицу с незнакомцем — собирателем водорослей.

— Простите, — начал было тот. — Я только хотел узнать, где…

Мистер Гун фыркнул ему в лицо и прошагал мимо, грубо отодвинув его в сторону. Полицейский остался очень доволен собой. Он был просто на верху блаженства. Сейчас он мог бы поставить на место любого — хоть самого старшего инспектора Дженкса! Да, он бы нашел, что ему сказать, подвернись только инспектор ему под руку. Но, увы — инспектор не подвернулся. Что, пожалуй, избавило Гуна от многих неприятностей.

— Ой, Фэтти, как он тебя! Тебе больно? — причитала сквозь слезы Бетс. Она была очень напугана. — Фэтти, как ты? Скажи, с тобой все в порядке? — всхлипывала девочка.

— Все нормально, Бетс, — постарался успокоить ее Фэтти, вставая на ноги и чувствуя себя так, будто его пожевали и выплюнули. — У нас с Пошелвоном, конечно, разные весовые категории. Но все равно мы отлично поразмялись. Не плачь, Бетс, не надо! Ничего ужасного не произошло!

— Да-а, поразмялись, — едва сдерживала рыдания Бетс. — Это был просто кошмар! Я его ненавижу, этого Гуна. Я все расскажу старшему инспектору!

— Нет, этого не надо. В конце концов, Гун тоже человек! Его можно понять. Я, наверное, достал его своими выходками, — сказал Фэтти, с облегчением удостоверившись, что ни одна из костей не сломана. — Сейчас ему полегчало — выпустил пар. Ты молодец, что пришла мне на помощь, Бетс. А теперь успокойся и не плачь больше. Мне это гораздо неприятнее, чем буйство Пошелвона, — он обнял девочку за плечи.

— Эх ты, плакса! — грубовато вмешался Пип, по-братски похлопав ее по плечу. — Распустила нюни. Кончай реветь, не будь дурочкой.

— Не приставай к ней, — одернул его Фэтти. — Она же на самом деле испугалась, и в этом нет ничего удивительного. Гун выглядел настоящим чудовищем, когда набросился на меня. И надо же до такого додуматься — заткнуть мне эту дрянь за шиворот! Бр-р-р! Они все мокрые и противно пахнут.

— Давай поедем скорее домой и вытащим их оттуда, — сказал Ларри, заметив нескольких ребят из местной школы, с интересом глазевших на них. — Скорее, Фэтти, садимся на велики и мигом домой.

Спайсер ободряюще улыбнулся им на прощание, похлопал по плечу заплаканную Бетс. Человек с водорослями молча наблюдал за происходящим. Ребята из местной школы подталкивали локтями друг друга и хихикали. Фэтти и в самом деле в этот момент выглядел не лучшим образом.

Юные сыщики сели на велосипеды. Фэтти уже успел немного прийти в себя. Он теперь даже с некоторым уважением думал о Гуне. Кто бы мог подумать, что Пошелвон способен на такое! У него не только хватило изобретательности придумать наказание, но и решительности воплотить его в жизнь. Фэтти поежился, ощущая, как холодные капли скатываются вниз по спине и животу.

Друзья доехали до дома Фэтти и прямиком поспешили к нему в сарай. Войдя, заперли за собой дверь. Фэтти огляделся.

— Слушайте, а где же наш отважный Бастер? Почему он так и не пришел ко мне на выручку?

— Он удрал вместе с терьером Спайсера, — только теперь вспомнил Ларри. — Спайсер сказал, что его пес научит Бастера охотиться на диких кроликов в полях за его домом, они и смылись. Я от него другого и не ожидал! А потом все так закрутилось, что было уже не до него. Выходит, мы все забыли о старине Бастере.

— Теперь понятно. Иначе, я думаю, он все же не бросил бы меня в беде, — с некоторой досадой сказал Фэтти. — И был бы даже рад такому случаю — можно было безнаказанно кусать Гуна за любые части тела, какие только пожелаешь!

— Ничего, он вернется, как только поймет, что кролика на самом деле поймать невозможно, — сказала Дейзи. — Фэтти, ты же весь мокрый. Снимай скорей свой пиджак и рубашку и переоденься во что-нибудь сухое.

— Ларри, сходи в дом и раздобудь мне во что переодеться, — распорядился Фэтти. — Мамы нет дома, так что некому интересоваться, куда ты тащишь мою одежду.

Ларри исчез. Фэтти сбросил пиджак, стянул жилет, рубашку. Теперь он наконец смог освободиться от мокрых, пахнущих тиной детских вещей, которые Гун насовал ему за шиворот. Фэтти с отвращением посмотрел на них.

— Противные мокрые тряпки! Не представляю, какой идиот мог набить их в сумку, набросать туда для тяжести камней и утопить в реке. Чушь какая-то.

— Я их отнесу в мусорный бак, — предложила Дейзи, подбирая тряпье. — Там им самое место.

Она собрала все в кучу — брюки, пиджак, галстук, ремень, туфли, носки, рубашку и направилась к мусорному баку. Было слышно, как она звякнула металлической крышкой и тут же вернулась.

Ларри тоже не заставил себя долго ждать — прибежал в сарай с чистой сухой одеждой. Фэтти уже собирался в нее облачиться, но вдруг передернул плечами.

— Что-то из этой дряни на мне еще осталось, — сказал он. — Я чувствую какую-то мокрую гадость у меня на животе. Может, носок? Минутку, сейчас я его вытащу.

Он сунул руку под ремень и что-то ухватил.

— Есть! На этот раз, надеюсь, все. Это красный носок.

Он швырнул его на пол сарая и начал торопливо переодеваться в сухое. Бетс наклонилась, чтобы подобрать с пола красный шерстяной комочек, мягкий и бесформенный.

— Это не носок, — удивилась она. — Это перчатка, маленькая красная перчатка.

Фэтти быстро повернул голову и с сомнением взглянул на находку. Бетс расправляла на ладони крошечную перчатку. Фэтти выхватил ее из рук Бетс.

— Маленькая красная перчатка. Еще одна! — торжествующе произнес он. — Вторая! А первая у меня в кармане. Ну-ка, где она? Вот, смотрите — точно такая же!

Вытянув первую перчатку из кармана брюк, он положил ее рядом с той, что Пошелвон сунул ему за воротник. Они были совершенно одинаковыми.

Дети растерянно смотрели на обе перчатки. Все это очень-преочень странно!

— Но что же это значит? — спросила наконец Дейзи. — Ты ведь нашел первую в доме Феллоуза.

— А вторую Гун заткнул мне за воротник! И этим дал нам самую главную подсказку, — объявил Фэтти. — Спасибо, дорогой и многоуважаемый Пошелвон! Вы почти раскрыли для нас тайну, засунув улики мне за шиворот!