— Не понимаю, — пожал плечами инспектор. — Эти вещи являлись единственной зацепкой. Гун, как вам могло прийти в голову передать их Фредерику?

Гун судорожно проглотил ком в горле. Его лицо приобрело совершенно неописуемый багрово-фиолетовый оттенок. Опять этот негодный мальчишка! Этот наглец, эта мерзкая жаба! Опять из-за него он попал в неприятность! Гун делал отчаянные попытки подыскать подходящий ответ, но, увы — все напрасно.

Бетс ответила за него.

— Ничего он не передавал! — с возмущением заговорила она. — Он просто накинулся на Фэтти и запихал всю эту одежду, такую мокрую и противную, ему за шиворот!

— Бетс, не надо! Я прошу тебя, перестань! — заерзал на стуле Фэтти.

— Что это за поведение для полицейского, Гун! — нахмурился инспектор. — Неудивительно, что ваш доклад получился таким бессвязным. Его просто невозможно читать. Это что же, у вас такая привычка — совать людям за воротник разные вещи, когда вы не в духе?

— Нет, сэр, — пробубнил Гун, не отрывая глаз от пола. — Откуда мне было знать, сэр, что эти вещи такие важные? Если бы я знал, что они имеют отношение к делу, я, конечно, не стал бы пихать их ему за шиворот. А в то утро я был не просто не в духе, сэр. Я тогда прямо-таки лопался от злости. Так они меня довели, сэр.

— Вообще-то ничего ужасного не произошло, — сказал Фэтти. Ему в этот момент стало жалко несчастного Пошелвона. — Если говорить начистоту, мне даже понравилось. Это был очень оригинальный ход со стороны мистера Гуна. Затолкать мне за шиворот все, что он нашел в мешке, вплоть до носков и башмаков!

— Башмаков? Ты упомянул башмаки, — заинтересовался инспектор и сделал пометку в своих записях. — Так, предлагаю пока оставить тему «Запихивание одежды за шиворот как метод воспитания». Как я вижу, мистер Гун довольно болезненно на нее реагирует. Давайте перейдем к следующей части рассказа.

И Фэтти поведал полицейским обо всех дальнейших событиях. О том, как он сушил одежду. О воре, наведывавшемся в ту же ночь в его дом, но ничего не укравшем. О разговоре с мистером Феллоузом, который ничего не прояснил. И, наконец, о том, как они в то же утро обследовали одежду и как Бетс удалось сделать интересное открытие.

Теперь Гун слушал с неподдельным вниманием. Все это было для него новостью.

— В одежде мы не нашли ничего интересного, сэр, — рассказывал Фэтти. — Пока Бетс не пришло в голову пересмотреть все еще раз, напоследок. И тогда она обнаружила маленький карманчик, спрятанный в манжете на рукаве. А в нем — крошечный платочек с вышитыми маргаритками. На нем также было то имя, что я назвал вам, — Эвриклес. Бетс, где платочек?

Бетс с гордостью извлекла из кармана платочек. В напряженной тишине инспектор и джентльмен в штатском осмотрели его. Пошелвон недоумевал. Что происходит? Какую ценность может представлять собой какой-то кукольный платок?

— И какой же вывод вы тогда сделали? — спросил инспектор.

— Во-первых, я вспомнил это имя — Эвриклес, — вскинул голову Фэтти.

Молчавший до сих пор незнакомец впервые заговорил:

— Каким же образом? Это ведь не очень распространенное имя? — обратился он к Фэтти.

— Да, конечно, — согласился глава детективного клуба. — Честно говоря, я в жизни не встречал человека с таким именем, хотя можно предположить, что в Греции Эвриклесов много — хоть пруд пруди. Я узнал его потому, что… как бы это сказать… потому что, как я уже говорил инспектору, я немного занимаюсь чревовещанием. Видите ли, когда-то жил в Греции человек по имени Эвриклес, он был знаменитым чревовещателем. Я про него читал в своей книге по чревовещанию.

— Поразительно, — тихо произнес незнакомец. — И, таким образом, вы решили, что одежда должна принадлежать кукле современного чревовещателя по имени Эвриклес?

— Совершенно верно, — подтвердил Фэтти. — Но с раскрытием этой тайны мы зашли в тупик. И я подумал: может, если я найду настоящего чревовещателя с таким древнегреческим псевдонимом, мы сможем у него кое-что узнать. Может, в нем и кроется разгадка этой нашей необычной тайны. Поэтому я и спросил инспектора по телефону, не знает ли он кого-нибудь по имени Эвриклес. И как бы мне с ним связаться.

— Понятно. Еще раз должен признать, что все это просто поразительно! — повторил мужчина в штатском. — Что ж, думаю, вам будет интересно узнать, что такой человек, современный чревовещатель со сценическим псевдонимом Эвриклес, реально существует и одежда, о которой вы говорили, действительно с его куклы. А еще вам будет интересно узнать, что мы повсюду ищем эту одежду.

— Но зачем? — округлил глаза Фэтти. — Чудеса! Сколько людей интересуются этими кукольными вещами!

— Если хотите, я расскажу вам небольшую историю, — сказал коллега инспектора Дженкса. — Но об этом никто другой знать не должен. И прошу не задавать мне никаких вопросов. Просто слушайте, что я скажу. Тогда вы поймете, почему мой друг, старший инспектор Дженкс, удивился, услышав от вас имя Эвриклес.

Вступление прозвучало таинственно и интригующе. Пять пар любопытных детских глаз, не мигая, смотрели на незнакомца. Он начал свой рассказ:

— Вы знаете старшего инспектора и знаете, что я являюсь его другом и его товарищем по работе. Мы оба стараемся сделать так, чтобы в нашей стране царили закон и порядок. Мы боремся с врагами нашей страны, с теми, кто мешает нам спокойно жить и трудиться.

Он замолчал. Ощущая важность момента, юные сыщики сидели не шелохнувшись. Бетс даже затаила дыхание.

— Так вот. Наш долг искать и находить людей, стремящихся нанести вред нашей стране и нашему народу, нарушить его мирную жизнь. И такие люди, к сожалению, есть. Некоторые из них даже занимают высокие должности. Наш долг в том, чтобы наблюдать, оценивать то, что мы слышим, и разоблачать тех, кого подозреваем в преступлениях перед страной и ее законами.

— Шпионов?! — выдохнула Бетс.

— Не только шпионов, но любых людей со злыми намерениями, — ответил незнакомец. — А мистер Эвриклес — это один из тех, кто помогает нам. Он разъезжает повсюду со своею говорящей куклой, малышом Бобби, бывает в разных местах, общается со многими людьми и собирает для нас много важной информации. Мистер Феллоуз был его помощником.

— Ах! — воскликнула Дейзи. — Неужели это правда! Вот он, значит, кто!

— Однажды один из друзей мистера Эвриклеса принес ему список имен, — продолжал друг инспектора Дженкса. — Это был очень важный для нас документ! В нем содержались сведения о тех, кто мешает мирной жизни нашей страны, подкладывает бомбы, посягает на жизнь ни в чем не повинных жителей. Там содержалось и много другой, тоже очень ценной для нас информации. Мистер Эвриклес, как было условлено, спрятал сведения в секретном месте в одежде, надетой на малыша Бобби.

Все слушали с напряженным вниманием, особенно мистер Гун.

— В ту ночь мистера Эвриклеса похитили. Похитители прихватили с собой и малыша Бобби, зная, что секретное донесение спрятано где-то у самого мистера Эвриклеса или на его кукле. Но чревовещателю удалось выбросить куклу из окна увозившей его машины.

Машину похитителей преследовал полицейский автомобиль. Не потому, что стало известно о похищении, а просто потому, что машина похитителей уже находилась в розыске. Когда из окна машины выпала кукла, полицейские приняли ее за маленького ребенка. Разумеется, они остановились, чтобы подобрать его и оказать помощь.

Но из-за этого они упустили машину преступников и вернулись ни с чем. К этому времени мистер Феллоуз успел сообщить о похищении чревовещателя, поэтому кукла, малыш Бобби, была передана ему. К сожалению, она оказалась в таком состоянии, что вряд ли на что-то годилась — слишком сильно она пострадала при падении из машины.

— Ой, как жалко! — вырвалось у Бетс.

— Будем надеяться, когда эта история с похищением благополучно закончится, мистер Эвриклес найдет способ «оживить» ее. В конце концов, с куклой это сделать проще — можно и ногу пришить, и новый нос приделать. Так что будем надеяться, малыш Бобби со своим хозяином еще долго будет радовать нас на концертах, — постарался утешить ее полицейский в штатском. — Мистер Феллоуз, очевидно, знал, что именно в кукольной одежде, а не в самой кукле спрятал Эвриклес нечто весьма важное и ценное. Видимо, понял это и похититель. Поэтому куклу или то, что от нее осталось, мистер Феллоуз отдал на хранение кукольному мастеру. А все ее «приданое» собрал и как зеницу ока хранил в своем доме, не теряя надежды вскоре увидеть своего друга.

— А, теперь понятно! Похитители увидели, что при мистере Эвриклесе списка нет. Поняли, что он где-то в кукольной одежде, и стали за ней охотиться, — не утерпела Дейзи.

— И вот почему Феллоуз выбежал из дома с этой одеждой среди ночи, когда кто-то залез к нему в дом. И он утопил мешок с одеждой в реке, рассчитывая потом, в удобный момент ее вытащить, — продолжил Пип, начиная понимать что к чему.

— А потом на берегу появился собиратель водорослей, который и был тем самым грабителем. Он увидел, как мистер Гун совал кукольные вещи Фэтти за шиворот, и поэтому следующим объектом нападения стал дом Фэтти, — дополнил картину Ларри. — Боже мой, вокруг нас разворачивались такие события, а мы даже и не подозревали!

— А почему мистер Феллоуз сам не нашел этот ценный список и не вынул его? — спросила Бетс. — Тогда ему бы не пришлось хранить целую кипу кукольной одежды. И он мог бы преспокойно ее выбросить.

— Наверное, он не сумел его найти. И, кроме того, он просто не знал, что именно он должен искать, — сказал инспектор. — Но мы с вами сможем это сделать. Потому что у нас есть информация о том, где спрятан список. Если вы прямо сейчас принесете сюда одежду, мы вам покажем, где был спрятан бесценный документ. И это будет достойным и весьма эффектным завершением истории, которую вы считали всего лишь «малюсенькой тайной».

Воцарилась гробовая тишина.

— В чем дело? — насторожился инспектор. — Ведь эти вещи у вас, не так ли? Тогда почему вы так на меня смотрите?

— Мне стыдно вам в этом признаться, сэр, но… но они пропали, — тихо проговорил Фэтти, не поднимая глаз. — Мы ненадолго ушли из сарая, где они хранились, заперли дверь — все, как положено… Но когда вернулись, дверь была взломана и все вещи до одной исчезли.

Бетс расплакалась.

— Что же нам теперь делать? Мы не знали, что это так важно! Фэтти, скажи, что нам делать?