— Ой, Фэтти, и как это у тебя получается? — проговорила сквозь смех Дейзи, утирая мокрые глаза. — Как это корова у тебя мычала, да еще кивала в такт головой — просто чудо! Честное слово, я бы и сама в это поверила, если бы не знала!

— И я тоже, — подхватила Бетс. — Только ты не делай этого слишком часто, Фэтти. А то я не смогу удержаться и рассмеюсь. Ну и рожа была у Пошелвона. Глаза стали круглые, как плошки. И челюсть отвисла.

— Да, задали мы ему задачку, — удовлетворенно заметил Ларри. — Могу спорить, он проснется сегодня среди ночи и услышит голоса, которых нет!

Оплатив свой второй счет, друзья вышли из уютного кафе. Какая жалость, что у них нет сейчас какой-нибудь первоклассной тайны, чтобы ее распутывать! Первые каникулы проходят так, что не подвернулось ничего хоть сколько-нибудь стоящего. А до школы осталось всего несколько дней.

— Может, нам как-нибудь подурачить Пошелвона? Чтобы немного встряхнуться напоследок, а? — предложил Ларри. — Для меня пять минут смеха полезнее для здоровья, чем куча таблеток.

— Кто спорит? — поддержал его Пип. — Я, например, сегодня утром чувствовал себя неважно, а сейчас — ого-го! Это же совершенно ясно, чего нам не хватает — возможности как следует посмеяться время от времени.

— И обеспечит нам такую возможность Фэтти, — продолжила мысль Бетс, беря того за руку. — Фэтти, давай подумаем, как бы нам разыграть Пошелвона!

— Легко сказать — разыграть! — задумался глава детективного клуба. — Дело-то в том, что мы ведь не можем бегать за ним с этими «голосами». Так он сразу поймет, что голоса связаны с нами. Потому что, если каждый раз, когда Пошелвон слышит мычание, кряканье или, скажем, таинственные стоны и видит при этом нас поблизости, даже у него хватит ума сложить два и два, то есть связать нас с голосами.

— Пожалуй, ты прав, — вздохнула Бетс, с сожалением расставаясь с заманчивой идеей попугать Пошелвона странными и таинственными звуками. — Ну, может быть, хоть что-нибудь случится, и мы получим настоящее дело, — попробовала она утешить себя и всех остальных.

И по странному совпадению как раз в ту ночь кое-что действительно случилось, хотя едва ли можно было назвать это событие потрясающим. Ребята узнали об этом происшествии только на следующее утро. Ларри услышал о нем от словоохотливого молочника.

— Слыхал об ограблении вчера ночью? — спросил тот. — Это через дом от вас. Совсем маленький такой домишко. Его только неделю или две назад снял какой-то приезжий, мистер Феллоуз. Жил он там совсем один.

— И что же там случилось? — встрепенулся Ларри.

— Да кто-то, видно, залез ночью в дом и перевернул его весь вверх дном, — пояснил молочник. — Не знаю, был там в это время мистер Феллоуз или нет. Во всяком случае, сегодня утром его там не было. И до сих пор еще не вернулся.

— А кто это обнаружил? — заволновался Ларри, досадуя на себя при мысли, что все произошло так близко от его дома, а он ничего не знает. Ну как же это? Ведь он мог услышать что-нибудь ночью — крик, звон разбитого окна или еще что-нибудь. Так нет же, проспал все, как суслик.

— Я, кто же еще? Когда принес ему молоко нынче утром, тут сразу и увидел: дверь-то в дом настежь, да и окно выбито со стороны сада, — продолжал молочник. — Я глянул в дверь и — Бог мой! Что там творилось! Все кувырком. Я тогда вошел в дом и сразу позвонил в полицию. А как же? Пусть приедут, разберутся, пока грабитель далеко не ушел.

— И мистер Гун, что, сразу приехал? — упавшим голосом спросил Ларри. В какой-то момент у него зародилась надежда, что юные сыщики попадут в дом первыми! Ведь еще довольно рано, и все нормальные люди не успели встать из-за стола после завтрака.

— Да. Ну а как же? Он и сейчас там — записи делает да ищет отпечатки пальцев, — сообщил, понизив голос, молочник. — Напустил на себя сразу важный вид, велел мне держать язык за зубами и не болтать с каждым встречным о том, что видел. Да только опоздал он со своим предупреждением — я уже рассказал об этом всем своим клиентам. А он как думал? Я же не бирюк какой-то. Люблю с клиентами поболтать.

— А вы не заметили в доме ничего такого… скажем, необычного? — спросил Ларри.

— Н-нет, — покачал головой молочник. — Да у меня и времени не было. Я только позвонил в полицию и все. Знаешь, в таких случаях лучше ничего не трогать.

Ларри, простившись с молочником, сел на велосипед и поехал с новостью к Фэтти. Может, это и пустяк, а может, и что-то стоящее, кто знает. Пусть мудрый Фэтти пошевелит своими мозгами и решит, нужно ли юным сыщикам подключаться к расследованию или нет.

Главу детективного клуба новость очень заинтересовала.

— Это поднимает мой боевой дух, — воскликнул он. — Не исключено, конечно, что речь идет о пустячном ограблении, но мы должны сами пойти и все выяснить. Если дом и в самом деле перерыли сверху донизу, похоже, что кто-то очень старался найти кое-что для себя крайне важное. Что же он искал? И кто это был?

Друзья зашли за Пипом и Бетс, захватили Дейзи и впятером, если не считать верного Бастера, отправились к дому, в котором произошло ограбление. После первого беглого осмотра ребята решили, что дом пуст. Должно быть, мистер Гун побывал в нем, но уже ушел. Тем лучше.

— Раз так, — сказал Фэтти, — прочешите местность вокруг дома: дорожки, клумбы, кусты. Ищите то же, что и всегда: следы ног, окурки, отпечатки пальцев на оконных карнизах и так далее. Записывайте все, что обнаружите, потом мы сравним записи.

— А разве ты не с нами? — удивилась Бетс, видя, что Фэтти уходит.

— Нет, я хочу заглянуть в окна — нет ли там внутри чего-нибудь интересного, — объяснил Фэтти.

Однако его ждало первое разочарование. Оказалось, что занавески на окнах опущены и рассмотреть ничего не удается. Не падая духом, Фэтти упрямо обошел вокруг домика, однако ни через одно из окон ничего не было видно. Передняя входная дверь теперь была закрыта и даже заперта на замок, дверь черного хода — тоже.

Фэтти подошел к разбитому окну с тыльной стороны дома. Очевидно, это было кухонное окно, и, несомненно, грабитель проник в дом именно через него. Фэтти просунул руку внутрь и отдернул занавеску. Все в маленькой кухне было перевернуто вверх дном! Ящики стола и тумбочки выдвинуты и перевернуты. Шкафчики открыты, и их содержимое раскидано по всему полу. Что же мог искать здесь незваный гость?

Вдруг из глубины кухни до Фэтти донесся какой-то слабый, жалобный писк. Он прислушался. Что это? Вот опять! Фэтти просунул голову внутрь и тут разглядел два светящихся глаза, смотрящих на него со шкафа.

— Мяу! Мяу! — пищал владелец пары светящихся глаз.

«Эх! Это же котенок! — понял Фэтти. — Перепугался, наверное, до смерти. И некому накормить его, беднягу!»

Из-за угла дома вышли остальные юные сыщики с блокнотами в руках.

— Смотрите! Там котенок в доме, — кивнул Фэтти в сторону окна. — Что будем делать?

— Как что? Достанем его, — не задумываясь, выпалила Бетс.

— Каким образом? — охладил ее пыл Пип. — Все двери и окна наглухо заперты. Мы это проверяли.

— А одно — вот это — разбито, — заметил Фэтти. — И если я оберну руку платком, то, пожалуй, сумею просунуть ее в дырку в стекле и сделать то, что сделал вор — отодвинуть шпингалет и открыть окно. А потом я залезу в дом и спасу котенка.

— Ну, тогда давай, — с опаской оглядел двор Ларри. — Вроде никого поблизости нет. Надеюсь, Пошелвону не придет в голову вернуться.

Фэтти достал из кармана большой белый платок, туго обмотал им кисть руки. Потом осторожно просунул руку в дырку и попытался дотянуться до шпингалета. Важно только поднять шпингалет, и тогда створка легко отойдет в сторону.

— Есть, — удовлетворенно выдохнул Фэтти, нащупав рукой металлический шарик шпингалета.

Он с трудом отжал его вверх и вытащил руку. Теперь можно было запросто открыть окно.

— Готово, — довольно прошептал он, взбираясь на карниз.

Бастер залаял, выражая этим желание и готовность последовать за хозяином.

— Уймите его, быстро! — скомандовал Фэтти. — Не хватало еще, чтобы кто-нибудь заметил, как я лезу в окно!

Дети угомонили Бастера, а Фэтти на удивление ловко перелез в кухню. Он отыскал крошечного котенка в шкафу, где хранилась посуда. Малыш, отважно выгнув спинку, шипел и фыркал от страха. Но стоило Фэтти взять его на руки и погладить, как он умиротворенно замурлыкал.

— Пойду, поищу молока, — как ни в чем не бывало сообщил друзьям Фэтти. — А то он, наверное, голодный.

Глава детективного клуба подошел к двери кладовки и заглянул внутрь. Даже там было все перерыто и разворочено, разбитое блюдо валялось на кафельном полу. Подумать только, даже в кладовке вор что-то надеялся найти! Но что именно?

— На, пей! — поставил Фэтти перед котенком блюдце с молоком.

Тот принялся жадно пить. Вылакав все молоко, котенок потерся о ноги Фэтти, довольно заурчал. Фэтти нагнулся, чтобы взять его на руки, но озорник вывернулся и выскочил через дверь в коридор.

— Кис-кис-кис! — позвал Фэтти. — Иди сюда!

— Ты чего там застрял? — сунул голову в окно Пип. — Дейзи говорит, если ты передашь ей котенка, она возьмет его домой, потому что живет ближе всех. У них тоже есть котенок, и они вдвоем отлично поладят, пока в дом кто-нибудь не вернется.

— Ладно. Только сначала нужно его найти, — согласился Фэтти. — Он удрал в коридор, я и глазом не успел моргнуть. Но ничего, я его сейчас сцапаю. Я слышу, он где-то там.

Фэтти вышел из кухни в коридор. Постоял, удивляясь разгрому. Пальто, туфли, зонтики, выброшенные из шкафов и комода, в полнейшем беспорядке валялись на полу.

Котенка нигде не было видно. Фэтти заглянул во все комнаты, но маленькая бестия куда-то спряталась — не то из озорства, не то от страха. Разумеется, Фэтти не упустил возможности осмотреть все самым тщательным образом. Внизу было три комнаты и наверху — три плюс ванная. В каждой из них царил такой же кошмарный беспорядок. По слою копоти в камине Фэтти догадался, что вор переворошил даже угли и проверил дымовую трубу. И тут, выйдя из спальни на небольшую лестничную площадку, Фэтти заметил что-то в углу, около верхней ступеньки лестницы. Какую-то ярко-красную тряпочку. Фэтти наклонился и поднял ее.

«Детская перчатка, — определил он. — Только совсем малюсенькая, для совсем крохотного ребенка. Но откуда здесь мог взяться ребенок? И потом, перчатка только одна. Неужели мистер Феллоуз прятал здесь ребенка? Неужели он похитил его, а кто-то другой пришел за ребенком, чтобы забрать его?»

Фэтти с сомнением покачал головой. Нет, даже самых маленьких детей не ищут в дымовых трубах и ящиках комода. Интересно, а где же остальная детская одежда? Непохоже, чтобы в этом доме жил ребенок — здесь нет ни игрушек, ни книжек, ни детской кроватки, ни даже горшка. И детской одежды среди тряпья, разбросанного на полу, он тоже не приметил. Здесь было все что угодно — мужские пальто, брюки, жилетки, туфли, шляпы, а также свалившийся на пол пресс для глажения брюк, книги, диванные подушки, газеты, одеяла, простыни, наволочки…

— Ладно, — проговорил Фэтти, опуская красную детскую перчатку в карман. — Прихватим это на всякий случай, хотя на какой — я еще и сам не знаю! Причем, перчаток не пара, а только одна — вот что подозрительно. Был ли вчера ночью здесь ребенок? Может быть, его одевали в спешке и поэтому одну перчатку уронили? Нет, это вряд ли.

Громкий шепот прервал ход его рассуждений.

— Фэтти! Скорее! Пошелвон возвращается! Он уже на дорожке в саду. Скорее, Фэтти!