Едва Фэтти успел опрометью скатиться с лестницы вниз, до него донесся рассерженный голос Пошелвона:

— Как, это вы здесь?! Нечего здесь шнырять. А ну, пошли отсюда! Пошли вон!

Потом раздался лай Бастера. Фэтти усмехнулся. В который уже раз разыгрывалась одна и та же сцена: юные сыщики обследуют место преступления — Гун их обнаруживает — приказывает убираться — Бастер громогласно возражает! Что и говорить, Бастеру не откажешь в решительности, он может постоять не только за себя, но и за всех своих друзей, юных сыщиков.

Фэтти прикинул, не выскочить ли через переднюю дверь. Он слышал, что Пошелвон огибает дом, чтобы войти с черного хода.

— Опять закон нарушаете! — донеслись до Фэтти разъяренные крики полицейского. — Суете свой нос куда не следует! Какое вам дело до всего этого? Ну-ка, пошли вон!

— Видите ли, мистер Гун, — пытался объяснить Ларри. — Мы живем недалеко отсюда. И, естественно, нам — то есть мне и Дейзи — стало интересно. Ведь если в округе орудуют грабители, нам надо об этом разузнать. На тот случай, если они решат ограбить и наш дом — он ведь через один от этого.

— Ха! — недоверчиво хмыкнул Гун. — Чушь собачья! Придумай чего-нибудь получше. Вам бы только найти предлог, чтобы сунуть нос. Тут пустячное дело, никаких вам тайн, на это можете не рассчитывать. Это не стоит вашего внимания, ясно? Да убери наконец это проклятую собаку, пока я не вышел из себя! Мерзкая шавка!

Эх, если бы Фэтти был сейчас там, перед домом, вместе с другими юными сыщиками. Уж он бы нашел, что ответить Пошелвону. Подумать только — назвать Бастера шавкой! Да у этого скотч-терьера родословная длиной в целый ярд, и все предки — чемпионы! Фэтти просто кипел от негодования. На цыпочках он подошел к передней двери — ему совсем не хотелось, чтобы Пошелвон застукал его в доме, хотя на этот случай у него и имелось недурное оправдание — благородная миссия по спасению котенка.

— А где толстяк? — прогремел мистер Гун, до которого вдруг дошло, что Фэтти в компании отсутствует. — Надеюсь, все еще в постели с гриппом? Там ему и место. Хорошо бы, чтоб у него начался рецидив. Да уберете вы наконец собачонку!

— Бастер, ко мне! — подозвал Ларри верного пса. — Я найду тебе другие ноги, получше, если уж тебе так хочется кого-то покусать!

Пошелвон опять презрительно фыркнул. Это было одно из немногих действий, которым он владел в совершенстве.

— А теперь быстро отсюда, чтоб и духу вашего здесь не было! Все до единого пошли вон! Еще раз увижу — напишу о вас докладную инспектору. Да еще нажалуюсь на вас родителям. Особенно вашим, мистер Филипп Хилтон!

Пип поспешно выскочил за ворота палисадника, прихватив с собой Бетс. Он совсем не хотел, чтобы Гун опять нажаловался его родителям. У тех была странная привычка принимать слова Гуна всерьез! Ларри и Дейзи последовали за Пипом, при этом Ларри держал за ошейник Бастера. Они стояли по ту сторону калитки, со страхом думая, что же теперь будет с Фэтти.

Фэтти на этот раз очень крупно не повезло. Его угораздило открыть переднюю дверь изнутри именно в тот момент, когда мистер Гун начал отпирать ее снаружи. Полицейский уставился на Фэтти так, словно перед ним стояло привидение. Его челюсть медленно отвисла, а лицо залил знакомый багрянец. Он с усилием проглотил ком в горле.

— Добрый день, мистер Гун, — как ни в чем не бывало поприветствовал его Фэтти. — Входите, пожалуйста. Я затворю за вами дверь.

Пошелвон, все еще не в силах вымолвить ни слова, шагнул в дом.

— Что ты здесь делаешь? Здесь, в доме, который находится под надзором полиции! Видно, хочешь, чтобы тебя здесь заперли, а потом обнаружили в запертом частном владении и, уж конечно, с преступными намерениями! Ха!

Фэтти с опаской отступил назад, чтобы не оказаться в радиусе поражения, когда мистер Гун взорвется.

— Я услышал, как здесь мяукал котенок, — все еще стараясь быть вежливым, объяснял Фэтти. — А поскольку я член КОЗЖ — если это вам о чем-то говорит, — я, естественно, счел своим долгом войти в дом, чтобы спасти его.

— Да ну? — с сомнением скривил губы Пошелвон. — Этот дом, он же абсолютно пустой! Я лично его уже прочесал, обшарил и подмел, что называется, зубной щеткой!

— Нет, мистер Гун, этот дом не абсолютно пустой, — невозмутимо возразил Фэтти. — Может, я и попаду из-за этого в переделку, но котенок здесь вправду есть. Вот, слышите, мистер Гун, опять мяукает?

— Мяу! — совершенно явственно пропищал котенок и услужливо выполз из-под вешалки для одежды. Он подошел к Фэтти и ласково потерся о его ноги. Потом посмотрел на полицейского, выгнул спинку и зашипел.

— Поведение вполне разумное, — заметил Фэтти. — Надеюсь, теперь вы поверили в существование котенка, мистер Гун?

Мистер Гун поверил. Ничего другого ему просто не оставалось.

— Забирай своего котенка и проваливай вместе с ним, — рявкнул он. — И не мешай работать — мне дела надо делать. Да держись отсюда подальше, понял?

— Только будьте осторожнее, мистер Гун, — здесь собака, — предупредил Фэтти. — Я точно не знаю, в какой комнате, но вы, вероятно, сами услышите, как она рычит. И тогда определите, где она.

— Нет здесь никаких собак, — буркнул Гун, осторожно крадясь мимо Фэтти. — Котенка я еще мог как-то пропустить — он, понятное дело, маленький, — но уж никак не собаку. Ты меня за кого принимаешь?

— Наверное, мне не следовало вам это говорить, — пробормотал Фэтти. — Во всяком случае, здесь.

Он стоял как раз за спиной полицейского, и тот, к счастью, не мог видеть невинного выражения его лица — выражения, которое слишком хорошо знали все его школьные учителя.

Внезапно леденящий душу рык донесся откуда-то из глубины дома. Пошелвон остановился как вкопанный.

— Что это? — хриплым от волнения голосом спросил он.

— Похоже на собаку, — рассудительно заметил Фэтти. — Ну и зверюга, должно быть. Ну я, пожалуй, пойду, мистер Гун. Не буду вам мешать. Вы уж тут сами с ней разберетесь.

Опять послышался страшный рык, и полицейский поспешно отступил на два шага назад, отдавив при этом ногу Фэтти.

— Ой! — вскрикнул Фэтти. — Вы бы смотрели, куда ступаете, если уж решили пятиться задом, мистер Гун. Ну, ладно, счастливо оставаться! Я пошел.

— Нет уж, дудки! Ты останешься и поможешь мне отыскать эту псину, — тут же изменил свое решение мистер Гун. — Нам вдвоем будет сподручнее ее поймать. Чудно, что я ее раньше не заметил, когда был здесь утром. И рычания не слыхал.

Фэтти ухмылялся, стоя за широкой спиной Пошелвона. Не воспроизвести ли звуки еще какой-нибудь живности, размышлял он. Эти навыки чревовещания оказались сейчас как нельзя кстати!

— Хорошо, мистер Гун, — согласился он. — Если вы полагаете, что мой долг остаться и помочь вам, я останусь. Я всегда, знаете ли, готов откликнуться на призыв долга!

Мистер Гун был сама благодарность. Он начал на цыпочках подбираться к двери маленькой столовой. Фэтти следовал за ним на расстоянии двух шагов. Внезапно Фэтти вскрикнул, отчего Гун чуть было не грохнулся на спину.

— Смотрите! Смотрите! Что это — вон там! Берегитесь!

Мистер Гун и сам так спешил «поберечься», что, бросившись вон из комнаты, чуть не сбил Фэтти с ног. Фэтти остановил его словами:

— Все в порядке, мистер Гун! Не волнуйтесь! Я просто увидел ваше отражение в зеркале, вот и испугался. Подумал, что это какой-то бандит затаился, чтобы напасть на нас из засады. Ох, слава Богу, это было только ваше отражение!

Пошелвон испытывал одновременно и гнев и облегчение. Он грозно взглянул на Фэтти.

— Еще услышу от тебя эти дурацкие шуточки… — начал было полицейский, но вдруг осекся.

Откуда-то из-за его спины слышалось странное глухое похрюкивание. Мистер Гун резко обернулся.

— Ты слышал? — спросил он Фэтти, с трудом переводя дух. — Кто-то хрюкает… Кто это? Что за зверь? Кажется, он там, в коридоре…

— Да, похоже, что там, — подтвердил Фэтти, хватая Пошелвона за руку, от чего тот подпрыгнул еще раз. — Вы идите первым, мистер Гун. А то я боюсь.

Мистер Гун тоже боялся. Он на цыпочках вернулся в коридор и тут же наткнулся на котенка. Лишь только завидев полицейского, тот серым клубочком метнулся к нему под ноги. Гун отступил обратно в столовую, столкнувшись при этом с Фэтти. Хрюканье послышалось снова, но на этот раз как бы дальше от них.

— Это свинья! — развел руками Пошелвон, отказываясь верить собственным ушам. — Вы тоже думаете, что это свинья? — вдруг перейдя на «вы», спросил он Фэтти.

Каким-то удивительным образом чем больше пугался и терялся в догадках мистер Гун, тем вежливее он становился. «Если так пойдет и дальше, — подумал Фэтти, — скоро он начнет говорить мне «сэр» и кланяться при каждом слове». Мальчика так и распирало от смеха, но он мужественно боролся с приступами хохота, загоняя их поглубже внутрь всякий раз, когда они грозили вырваться наружу.

— А что за человек жил здесь, мистер Гун? — невинным голосом спросил Фэтти. — Он что, очень любил животных, раз держал у себя и котят, и собак, и свиней?

— И как это я проморгал свинью сегодня утром, — сокрушался Гун. — Я все здесь обыскал, все пересмотрел — искал улики… Хоть убейте меня, но ни собаки, ни свиньи не видел. Может, сходим наверх, поищем свинью?

— Ладно уж, сходим. Но только будьте осторожны, чтобы собака на вас не кинулась, — заботливо предупредил Фэтти. — Вы ведь пойдете первым, мистер Гун, не так ли?

Мистер Гун идти первым не хотел. Он подтолкнул вперед Фэтти, но тут же пожалел об этом, потому что прямо у него за спиной раздался низкий устрашающий рык. Фэтти мастерски пользовался своим новым даром. И тут же, как нарочно, еще один звук встревожил несчастного Гуна. Непонятно откуда донесся протяжный хриплый стон:

— О-о-х, о-о-х! Нет, я не делал этого! Нет, это не я! Ох! Где моя тетушка?

Гун застыл на месте, прислушался. Ему начинало казаться, что все это какой-то кошмарный сон.

— Здесь где-то человек! — шепнул он Фэтти. — Это меняет все дело! Нужно просить помощи. Я не собираюсь тут оставаться. Все эти собаки, свиньи, стоны… Нет уж, с меня хватит! Ума не приложу, что происходит. Ведь еще сегодня утром ничего этого не было!

— Послушайте, мистер Гун. Давайте сделаем так: вы останетесь в доме, а я быстренько сгоняю за подмогой, — предложил Фэтти и решительно двинулся к двери.

Но Пошелвон цепко ухватил его за руку.

— Нет, Фредерик, не оставляйте меня здесь одного. А вы? Вы сами не можете остаться, пока я… это… сгоняю?

— Вспомните о своем долге, мистер Гун, — важно заявил Фэтти. — В доме происходит нечто весьма подозрительное, и ваш долг разобраться, в чем дело. Ваш, а вовсе не мой. Ну я пошел. Пока!

Гун только еще крепче сжал руку Фэтти. И тут вновь послышался голос:

— Не-е-т, не делал я этого! О-о-о-х! Не делал! Где, где моя тетушка?

Гуна била крупная дрожь.

— О чем это он? Какая еще тетушка? — спросил он шепотом. — Нет, надо поскорее уносить ноги! Это сумасшедший дом какой-то, вот это что.

— Мистер Гун, а почему бы не вызвать помощь по телефону? — предложил Фэтти, вдруг заметив в коридоре телефонный аппарат. — Нам бы мигом ее прислали.

Мистер Гун испытал такое облегчение от этой блестящей идеи Фэтти, что готов был расцеловать его. Он грузно протопал к телефону и набрал номер.

Фэтти понял, что Гун звонит своему напарнику, констеблю Кентону. Бесшумно, на цыпочках Фэтти вышел из дома через переднюю дверь, слыша за спиной срывающийся голос Гуна:

— Срочно пришли кого-нибудь сюда! В доме злющая собака. И свинья. Да-да. Я сказал свинья, свинья. Именно, осел. Нет, это ты осел, а здесь свинья. И еще какой-то подозрительный тип — стонет, зовет тетушку. Тетушку! Да, именно так я и сказал. Ты что, оглох? Что? Откуда я знаю, зачем ему тетушка? Нет, я пока что не спятил, но скоро так и будет, если ты немедленно не пришлешь кого-то по этому адресу. Да, мне нужна помощь. Да, в доме собака. И свинья тоже. И тетушка. То есть не сама тетушка, а человек, которому нужна тетушка. Да, и еще здесь котенок, я про него совсем забыл.

Гун на секунду замолчал, слушая реплики своего собеседника. Потом с еще большей яростью заорал в трубку:

— Попридержи язык, Кентон! Еще одна такая наглость, и я пишу на тебя рапорт. Учти, я не шучу. Немедленно гони сюда. Немедленно, ясно?

После всего услышанного Фэтти понял, что ему просто необходимо найти спокойное местечко, чтобы просмеяться. Тихонько обогнув дом, он поспешил к сараю, чтобы там без помех отвести душу. По дороге он заметил открытую створку окна с разбитым стеклом. Грешно было упускать такой случай. Фэтти сунул голову внутрь, и дом огласился душераздирающим стоном.

В этот момент откуда ни возьмись появился котенок. По какой-то непонятной причине он со всех ног бросился к стонущей голове Фэтти и очень забавно стал наступать на него боком, боком, явно собираясь атаковать. Фэтти от неожиданности отпрянул. А когтистый задира выскочил из окна прямо к его ногам — благо расстояние до земли было небольшим. Фэтти проворно схватил его и сунул к себе за пазуху.

Мистер Гун не мог не услышать вопля, который издал глава детективного клуба. Он оглянулся и, к своему ужасу, обнаружил, что Фэтти ушел. Значит, он остался один! Один в доме с толпой кошмарных чудовищ! Нет, это было уже слишком. Мистер Гун на предельной скорости вылетел из передней двери дома и припустил без оглядки, пока не скрылся за поворотом дороги.

Фэтти прислушался к его удаляющимся шагам. И только потом позволил себе рассмеяться. Ах, как он смеялся, как покатывался от хохота! Это был поистине самый веселый и заливистый смех за всю его жизнь!