Наступила тишина, только слышался плеск волн о борта лодки. Но вот в темноте раздался звенящий радостью голос Джордж:

— О, Джулиан! Ты это всерьез? Ты и в самом деле хочешь поехать со мной? Я боялась, что у меня из-за этой затеи будут неприятности — ведь отец велел мне оставаться в Киррин-коттедже, пока он не вернется, — а ты же знаешь, как он сердится, когда его не слушаются. Но я была уверена — если я останусь дома, вы тоже останетесь, а я не хотела, чтобы эти гадкие Стики над вами измывались. Вот и решила уехать. Я не ожидала, что вы тоже поедете, ведь и вам бы тогда досталось! У меня и в мыслях не было звать вас.

— Нет, право, Джордж, иногда ты бываешь ужасно глупой! — сказал Джулиан. — Неужели мы побоялись бы домашних неприятностей? Главное, что мы были бы все вместе и друг другу помогали бы! Конечно, мы поедем с тобой и я возьму на себя всю ответственность за наш побег, скажу твоему отцу, что во всем виноват я.

— Нет, ты этого не сделаешь, — живо отозвалась Джордж. — Я скажу, что идея была моя. Если я поступаю плохо, то не боюсь в этом признаться. Ты это знаешь.

— Ладно, не будем спорить, — сказал Джулиан. — У нас впереди, по меньшей мере, неделя или дней десять на острове, чтобы поспорить всласть. Сейчас главное — вернуться, разбудить наших хоть на часок и спокойно, в ночной тишине, обсудить твой план. Должен признать, идея у тебя очень, ну просто очень хорошая!

— Ох, Джулиан, я готова обнять тебя! — с восторгом сказала Джордж. — Да где ж эти весла? А, вот они! Лодка сама по себе ушла довольно далеко.

Она быстро подгребла к берегу. Джулиан выпрыгнул из лодки и с помощью Джордж вытянул её на песок. Посветив фонариком в лодку, он не мог сдержать возглас удивления.

— Ну и ну! Да у тебя тут целый склад! — сказал он. — Хлеб, ветчина, масло и ещё много всякого добра! Как ты ухитрилась все это раздобыть и не попасться на глаза милейшей миссис Стик вчера вечером? Ты спускалась вниз и набрала все это в кладовке?

— Да, верно, — сказала Джордж. — Но вечером на кухне никого не было. Должно быть, мистер Стик отправился спать наверх. Или вернулся на свой корабль. В общем, когда я туда вошла, там не было ни души, даже Вонючки я не видела.

— Пожалуй, мы все твои запасы оставим здесь, — сказал Джулиан. — Сложи их в сундучок и запри на ключ. Никто не догадается, что там что-то есть. Если мы хотим пожить на острове, придется ещё поднакопить продуктов. Ух, и славно же нам будет!

Радостные, возбужденные, направились они домой. Мокрый халат прилипал к ногам Джулиана, и он подоткнул полы повыше, чтобы не мешали шагать. Тимоти скакал галопом вокруг, его, казалось, ничуть не удивляли их ночные похождения.

Возвратясь домой, они разбудили Дика и Энн, и те с удивлением выслушали рассказ о событиях этой ночи. Энн, восхищенная, что все они будут жить на острове, громко завопила:

— Ой как здорово! Ничего лучше и не придумаешь! Ой, я думаю…

— Молчи! — громким шепотом прошипели три голоса. — Ты разбудишь Стиков!

— Извините, — прошептала Энн. — Но, право, это так замечательно!

Они начали обсуждать дальнейшие действия.

— Если мы уедем на неделю или на десять дней, нам понадобится куча всяких вещей, — сказал Джулиан. — Сумеем ли мы раздобыть продуктов на такой долгий срок, вот в чем вопрос. Даже если мы опустошим кладовку, я сомневаюсь, хватит ли нам еды на целую неделю. У нас у всех такой хороший аппетит!

— Слушай, Джулиан, — сказала Джордж, внезапно что-то вспомнив. — Я знаю, что делать. У мамы в комнате стоит буфет с припасами. Она там держит десятки банок всяческих консервов на тот случай, если зимою нас занесет снегом и нельзя будет добраться в поселок. Раз или два такое бывало. Я знаю, где у мамы спрятан ключ. Мы ведь можем открыть буфет и взять там несколько банок? — Разумеется! — весело воскликнул Джулиан. — Я уверен, что тетя Фанни не будет сердиться. А если вдруг рассердится, мы можем составить список того, что взяли, и возместим недостачу. Скоро у меня день рождения, и мне, конечно, подарят деньжат. — Где же этот ключ? — прошептал Дик.

— Пойдемте в мамину комнату, и я покажу вам, где она его держит, — сказала Джордж. — Надеюсь, она не взяла его с собой.

Но мать Джордж, когда уезжала, слишком плохо себя чувствовала, чтобы думать о каких-то ключах от буфета. Джордж порылась в глубине ящика в туалетном столике и вытащила два ключа, связанные тонкой веревочкой. Попробовала один, потом второй. Второй подошел, и дверца буфета открылась.

Джулиан посветил фонариком. В буфете было полно самых разных консервных банок, они стояли аккуратно расставленные на полках.

— Вот это да! — сверкая глазами, воскликнул Дик. — Суп, банки с мясом, фрукты, сгущенное молоко, сардины, сливочное масло, печенье, овощные консервы! Здесь есть все, что нам надо!

— Да, конечно! — сказал Джулиан. — Просто замечательно! Возьмем все, что сумеем унести.

Джордж, есть тут какая-нибудь сумка или, лучше, две сумки?

Вскоре банки были плотно уложены в две сумки. Дверцу буфета снова заперли на ключ, и дети тихонько вернулись в свои комнаты.

— Ну что ж, главная проблема — с питанием — решена, — сказал Джулиан. — Но поход в кладовку мы тоже сделаем, возьмем, сколько там есть, хлеба и печенья. А как с водой, Джордж? Вода на острове есть?

— Я думаю, вода есть в том старом колодце, — задумчиво сказала Джордж, — но без ведра или чего-то вроде него мы до неё не доберемся. Я взяла с собой большую канистру со свежей водой, но теперь нам надо бы их взять две или три, раз мы едем все. Я знаю, где они стоят, совсем новые и чистые.

Итак, они наполнили свежей водой несколько канистр и поставили их рядом с сумками, чтобы потом отнести в лодку. А как здорово было заниматься этими приготовлениями среди ночи! Энн с трудом удавалось говорить шепотом, и ещё удивительно, что Тимоти даже ни разу не тявкнул, — видимо, понимал, что дела творятся нешуточные.

В кладовке оказалась банка со свежеиспеченными коржиками — её прибавили к куче, которая уже образовалась в саду. Нашелся и изрядный кусок сырого мяса. Джордж обернула его куском ткани и тоже положила на кучу, строго наказав Тимоти, что если он хотя бы понюхает, то его оставят дома!

— Я захватила мою спиртовку — кипятить воду или что-то разогревать, — прошептала Джордж, — Она в лодке. Для неё я и покупала денатурат. А вы не догадались? И спички — чтобы зажигать спирт. А как насчет свечей? Мы же не можем все время светить фонариками: батарейки скоро выйдут из строя.

В кухонном буфете они нашли пачку свечей, чайник, кастрюлю, несколько старых ножей, вилок и ложек и много других мелочей, которые, по их мнению, могли пригодиться. Набрели ещё на бутылки с лимонадом — вероятно, припасенные Стиками для их собственного употребления.

— Все это куплено на деньги моей мамы! — сказала Джордж. — Ну что ж, захватим и лимонад. Будет очень приятно в жаркий день попить лимонаду.

— А где мы там будем спать ночью? — спросил Джулиан. — В той разрушенной части старого замка, где уцелела только одна комната с потолком и стенами?

— Именно там я и собиралась спать, — сказала Джордж. — А постель думала сделать из вереска, который растет на острове, и накрыть его одним-двумя ковриками — их я уже принесла в лодку.

— Захватим все коврики, какие найдем, — сказал Джулиан. — И несколько диванных подушек, они нам заменят обыкновенные. Ну скажи, разве ж у нас не потрясающие приключения! Слов нет, до чего интересно! Я чувствую себя как узник, вырвавшийся на свободу. Вот удивятся-то наши Стики, когда обнаружат, что нас нет!

— Да, вот что! — озабоченно сказала Джордж. — Надо решить, что мы им скажем. Нам совсем ни к чему, чтобы они посылали людей на остров и пытались увезти нас обратно. Я думаю, они не должны знать, куда. мы отправились.

— Это мы обсудим потом, — сказал Дик. — Сейчас наша задача — перенести все в лодку, пока ещё темно. Скоро уже рассветет.

— Как мы перетащим все это в лодку Джордж? — сказала Энн, глядя на гору всякого добра и освещая её своим фонариком. — Нам это не унести!

Да, гора была внушительная. Как обычно, Джулиан нашел выход.

— Есть у вас тачки? — спросил он у Джордж. — Если нам удастся уместить все это на две тачки, мы без труда все увезем за один раз. Чтобы не было шума, тачки можно катить по песчаной обочине дороги.

— Отличная мысль! — радостно сказала Джордж. — Жаль, что я раньше до этого не додумалась. Когда я перетаскивала свои запасы, мне пришлось раз пять сходить к лодке и обратно. В чулане у нас есть две тачки, мы их возьмем. У одной колеса визжат, но будем надеяться, что никто не услышит.

Однако визг колес услышала Вонючка, лежавшая в углу спальни миссис Стик. Она наставила уши и тихо зарычала. Лаять же не посмела: боялась разбудить Тимоти. Миссис Стик её рычания не услышала — спала как убитая. И могло ли ей прийти в голову, что творится там, внизу?

Наконец, все запасы были перенесены в лодку. Оставлять их без присмотра ребята не хотели и решили, что в лодке останется Дик — ляжет на коврики и будет себе спать. Прежде чем уходить с берега без Дика, они с минуту постояли, обдумывая дальнейшее.

— Надеюсь, мы ничего не забыли, — наморщив лоб, сказала Джордж. — Ух, черт! Вспомнила! Мы забыли взять консервный ножик да ещё открывалку для лимонада. Бутылки ведь закрыты жестяными крышечками, без открывалки не откупоришь.

— Эти мелочи мы унесем в карманах, — сказал Джулиан. — Помнится, я их видел в ящике буфета. До свиданья, Дик. Мы скоро вернемся и тогда отчалим. Надо ещё купить хлеба у булочника, как только он откроет свою лавку, — хлеба у нас с собой маловато, да ещё надо бы взять у мясника хорошую большую кость для Тимми. В лодке Джордж уже есть для него сумка с печеньем.

Втроем вместе с Тимми они направились к дому, оставив Дика в лодке, — он с удобством разлегся на ковриках. Вскоре Дик уснул, лежа навзничь, лицом к небу, усыпанному звездами, которые уже начали гаснуть.

По дороге ребята обсуждали, что скажут Стикам.

— Думаю, не надо ничего им говорить, — решительно сказал Джулиан. — Мне вовсе не хочется говорить им заведомую ложь, но я также не намерен говорить им правду. Я знаю, что делать. С вашей станции около восьми утра отходит поезд, на котором мы бы уехали, если бы надумали вернуться домой. Найдем дома расписание, оставим его раскрытым на столе в столовой, как будто мы искали там свой поезд, а потом двинемся все через болото, которое за домом, словно идем на станцию.

— Правильно! Тогда они подумают, что мы сели на поезд, чтобы ехать домой, — сказала Энн. — Они никогда не догадаются, что мы сбежали на остров.

— Есть тут человек, которому можно доверить письмо? Но только очень надежный человек? — спросил Джулиан.

— Есть один, он сын рыбака, зовут его Альф, — сказала Джордж после долгого раздумья. — Он, случалось, присматривал за Тимом вместо меня, когда мне не разрешали держать Тима дома. Я уверена, что он нас не выдаст.

— Тогда, прежде чем уезжать, заглянем к Альфу — сказал Джулиан. — А теперь давайте найдем расписание и положим его на стол на самом видном месте.

Отыскав расписание, они открыли его на нужной странице и подчеркнули в таблице тот поезд, которым могли бы уехать домой. Консервный ножик и открывалку тоже нашли и сунули их в карманы. Джулиан ещё прихватил два-три коробка спичек — тех двух, что взяла Джордж раньше, он считал, хватит ненадолго.

Тем временем рассвело, яркий солнечный свет озарил весь дом.

— Интересно, открыл ли булочник свою лавку? — сказал Джулиан. — Надо все же пойти посмотреть. Сейчас около шести.

Они пошли к булочнику. Лавка ещё не открылась, но хлеб уже был испечен. Булочник сидел возле лавки, грелся на солнце. Хлеб он испек ночью, чтобы утром продавать совсем свежий. Он улыбнулся детям.

— Раненько вы сегодня! — сказал он. — Хотите купить хлеба? Сколько вам буханок? Шесть? Боже милостивый, зачем так много?

— Чтобы есть, — усмехаясь, сказала Джордж. Джулиан уплатил за шесть большущих буханок, затем они пошли к мяснику. Лавка мясника тоже ещё не была открыта, но сам мясник был на месте, подметал возле неё дорогу.

— Можно у вас купить для Тимми кость, только самую большую? — спросила Джордж. Подходящая кость нашлась, и Тимми с жадностью посмотрел на нее. Такой кости ему хватит не на один день, уж это точно!

— Теперь, — сказал Джулиан, когда они направились к лодке, — уложим все это поаккуратней, потом вернемся домой и немного пошумим, чтобы Стики знали, что мы в доме. А потом мы, ничего им не говоря, выйдем из дома и пойдем через болото, и я надеюсь, они подумают, что мы ушли на поезд.

Разбудили Дика, который ещё спал в лодке сладким сном, и уложили буханки и кость.

— Отведи лодку в ближайшую бухточку, — сказала Дику Джордж. — Сумеешь это сделать? Так, чтобы никто нас с берега не видел. Рыбаки сейчас ушли в море на рыбную ловлю. Если через часок мы отчалим, никто не увидит. Мы скоро вернемся.

Они опять пошли домой и стали шуметь, будто только что встали. Джордж свистела, подзывая Тимми, Джулиан распевал как мог громче. Затем, громко хлопнув дверьми, они вышли из дому и направились по тропинке через болото, так что из кухонного окна это было очень хорошо видно.

— Надеюсь, Стики не заметят, что с нами нет Дика, — сказал Джулиан, видя, что из окна на них пристально глядит Эдгар. — Небось подумают, что он ушел вперед.

Так они шли по тропинке, пока не спустились в котловину, где их из Киррин-коттеджа уже никто не мог увидеть. Тут они свернули на другую тропинку, к бухте, куда Дик должен был отвести лодку. Да, Дик был там и с нетерпением ждал их. — Теперь поплыли! — воскликнул Джулиан с волнением. — Начинаются приключения!