Тайна старой крепости

Блайтон Энид

Для среднего школьного возраста.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОМОЙ

Обычно тихий дом содрогался от ужасного шума. Только что прибыли ребята, которые со смехом и криками затаскивали чемоданы в прихожую. Попугай Кики, заразившись всеобщим возбуждением, беспрерывно испускал пронзительные вопли.

– Тетя Элли, тетя Элли! – крикнул Джек. – Умолкни, Кики! От твоих воплей уши закладывает.

– Мама, мама, где ты? – в гостиную стремительно ворвалась Дина.

Распахнулась дверь, и миссис Каннингем поспешила навстречу ребятам.

– Дина! Филипп! а я вас сегодня не ждала. Как же ты выросла, Люси! А ты все толстеешь, Филипп.

– Понять не могу, отчего это происходит. – Филипп обнял мать. – В интернате такая кошмарная еда, что я каждый раз встаю из – за стола голодным.

Мать рассмеялась.

– Ты повторяешь это каждый год, приезжая домой на каникулы. – Она повернулась к попугаю. – Здравствуй, Кики!

– Здравствуй! – торжественно произнес Кики и протянул ей левую лапу.

– Новый номер, – объяснил Джек. – Но ты суешь не ту лапу, Кики. Ты что, правую от левой отличить не можешь?

– Право, лево, право, лево, право, лево! – заорал Кики командирским голосом. – Право, лево…

– Хорош! – перебил его Джек. – Тетя Элли, а где Билл?

– К вашему приезду обещал быть дома, – ответила миссис Каннингем, которую он по привычке называл тетей Элли. – Но сегодня утром ему позвонили из Лондона, и он умчался куда – то на своей машине сломя голову.

У ребят вытянулись лица.

– Ну почему его обязательно должны вызвать именно тогда, когда мы приезжаем на пасхальные каникулы? – недовольно воскликнула Люси. – Опять какое-нибудь секретное задание?

– Очень надеюсь, что на этот раз нет. Он должен позвонить с минуты на минуту, и, думаю, к вечеру будет дома.

– Мам, нам здесь, внизу, распаковываться? – спросила Дина. – А то от чемоданов житья нет.

– Да, распаковывайте все здесь. Потом два пустых чемодана забросьте в верхний чулан, а два пусть остаются внизу. Они нам понадобятся, поскольку завтра мы все дружно отсюда убываем.

Удивленные ребята обступили миссис Каннингем.

– Ты ничего нам об этом не писала. Куда поедем? Почему мы узнаем об этом только сегодня?

– Идея Билла. Смена обстановки и все такое прочее. Я сама была удивлена, когда он сообщил мне о своем решении.

– Тайны мадридского двора. – Филипп удивленно покачал головой. – Когда он недавно приезжал к нам в интернат, не проронил об этом ни слова. Мы еще так энергично обсуждали планы времяпрепровождения на каникулах. Может быть, после этого что – то произошло? Его внезапная идея кажется мне подозрительной.

– Да нет, не думаю, что за всем этим кроется что – то из ряда вон выходящее, – возразила ему мать. – Ты ведь знаешь, Билл выдает иногда такие неожиданные идеи.

В этот момент Джек заметил, что Кики энергично трудится, пытаясь сковырнуть крышку с банки с печеньем, и согнал его с буфета.

– И куда же мы направляемся, тетя Элли? – поинтересовался он.

– В Барсучью нору. Это такое маленькое, довольно захолустное селение, расположенное в живописной местности. Вы сможете там целыми днями напролет бродить по окрестностям, не вылезая из своих исторических лохмотьев. По-моему, как раз то, что вы любите.

– Барсучья нора, – задумчиво повторил Филипп. – Может быть, там в самом деле водятся барсуки? Было бы здорово. Мне всегда хотелось с этими существами познакомиться поближе.

– Да, и тогда счастье твое не будет иметь границ, – ехидно заметила Дина. – Совершенно уверена, не успеем мы приехать, как все окрестные барсуки будут бегать за тобой как собачонки. Тьфу!

– Барсуки – прелестные существа, – возразил Филипп. – Очень чистоплотные и аккуратные и…

Люси звонко расхохоталась.

– Прямая противоположность тебе, Филипп.

– Не перебивай меня разными глупостями, Люси. Если хотите знать, барсуки…

Однако, поскольку присутствующие явно не горели желанием выслушивать его лекции на зоологические темы, Филипп, раздраженно пожав плечами, был вынужден прервать свой рассказ.

У Джека были иные заботы. Он увлекался исключительно пернатыми и больше всего на свете любил наблюдать за птицами в естественной среде их обитания.

– А что, в этой Барсучьей норе водятся интересные птицы? – спросил он.

Миссис Каннингем улыбнулась.

– Кто о чем – ты о своих птицах, а Филипп – о своих барсуках! Я больше ничего не знаю о барсучьей норе. Вот приедем на место, тогда и выяснится, что там есть достопримечательного. А пока что давайте – ка быстро распаковывайте свои вещи. В поездку возьмем чемоданы Дины и Люси. Они не такие облезлые, как у мальчишек.

– Можно надеяться, что когда мы кончим распаковываться, нам дадут чего-нибудь поесть? – поинтересовался Филипп. – Я умираю с голоду. Еда в интернате…

– Знакомая песня, – перебила его мать. – Через полчаса будет обед с учетом всех ваших пожеланий: холодное мясо, салат, жареные бобы, картошка в мундире и помидоры.

– Ура! – хором заорали ребята, а Кики возбужденно закрутился на месте.

Они распахнули чемоданы и принялись выгружать вещи.

– А Кики по дороге снова отличился, – сообщил Джек, тщетно пытаясь без потерь перетащить наверх огромную охапку одежды. – В нашем купе сидел такой миленький старичок. Что же выдумал Кики? Он забрался под сиденье, насобирал там конфетных оберток и засунул их старику за обшлага брюк. Видели бы вы его физиономию, когда он случайно заглянул вниз и обнаружил, чем его загрузил этот хулиган!

– А потом Кики принялся лаять как собака, – рассмеялась Люси. – Бедный старик взвился как ужаленный.

– Бум, бум! – отозвался Кики. – Горностай убыл. Вытри ноги и закрой дверь!

– Милый Кики, как приятно снова слышать твою болтовню, – со смехом сказала миссис Каннингем.

Кики взъерошил хохолок на голове, бочком подобрался к ней поближе и нежно потерся клювом о ее щеку. Она погладила его по голове.

– Когда он так делает, кажется, что он вот – вот замурлычет.

Чемоданы стремительно пустели. Впрочем, процедура была предельно простой. Грязное белье засовывали в огромный бельевой мешок, а прочие вещи раскладывались и развешивались по многочисленным шкафам и тумбочкам.

– Совершенно не могу понять, отчего это люди вечно устраивают себе столько проблем с упаковкой и распаковкой вещей, – рассуждал Джек. – Немедленно вытащи клюв из моих брюк, Кики! С каких это пор ты стал таким любителем карамелек? Смотри, заклеишь себе клюв. Говорить не сможешь.

С конфетой в клюве Кики взлетел на шкаф и, усевшись на него, испустил победный вопль. Потом опустил конфету на полку и принялся аккуратно ее развертывать.

– Ну, слава Богу, теперь он при деле, – со вздохом облегчения сказала Дина. – Когда Кики взволнован, он становится ужасно шумным.

– Прямо, как ты, – не преминул уколоть ее Филипп. Дина посмотрела на него с такой яростью, что всем стало ясно – еще мгновение, и они вцепятся друг другу в волосы.

– Спокойно, драчуны! – крикнул Джек. – Не начинайте цапаться с первого же дня каникул! Лучше посмотрите, как Люси управляется со своими тряпками! На каждой ступеньке лестницы остается по чулку.

В этот момент зазвонил телефон. Миссис Каннингем поспешила снять трубку.

– Наверное, это Билл.

Ребята заинтересованно прислушались. В самом деле звонил Билл. Миссис Каннингем отвечала короткими фразами.

– Да. Нет. Понимаю. Я так и думала. Нет, конечно, нет. Хорошо, я им объясню. Ладно, до вечера! До свидания, Билл!

– Что он сказал? – спросила Люси. – Он скоро придет?

– Он будет где – то в полшестого. – На лице миссис Каннингем появилось задумчивое выражение. Она, очевидно, хотела что – то сказать, но не решалась.

– Мам, что ты должна нам объяснить? – спросил Филипп. – Мы слышали, ты сказала Биллу: «Хорошо, я им объясню».

– Плохая новость? – со страхом поинтересовалась Люси. – Билл едет с нами в Барсучью нору?

– Да, да, конечно. Просто он хочет взять кого – то с собой. И не стоит по этому поводу строить такие мрачные мины, дети!

– Ну и кто же это? – спросили ребята в один голос, недоверчиво глядя на миссис Каннингем.

– Может быть, его древняя тетка? – воскликнула Дина. – Не желаю все каникулы вести себя паинькой.

– Это понятно, – ответила мама. – Нет, это не тетушка Билла. Речь идет о маленьком мальчике, племяннике его друга.

– Мы его знаем? Как его зовут? – спросил Джек.

– Билл не сказал, как его зовут.

– А почему бы ему не поехать к себе домой? – взъелась Дина. – Почему мы должны тащить его с собой? Терпеть не могу сопливых мальчишек. Он только будет путаться у нас под ногами.

– Пусть только попробует! – угрожающим тоном заявил Филипп. – Сопляк будет делать, что мы ему скажем. Так, Джек? С нас довольно разных идиотов в школе, и уж поверьте, мы умеем с ними обращаться.

– Да уж. Но я все – таки не понимаю, почему мы должны его брать с собой? – повторила Дина. – У него своего дома нет, что ли?

– Конечно, есть, – ответила мать. – Но он иностранец. А здесь, в Англии, он учится в школе. И вот теперь, чтобы познакомиться с жизнью английской семьи, ему предложили провести здесь и каникулы. Кроме того, в этом году он по каким – то причинам не может поехать домой – кажется, у него кто – то болен.

– Что ж, придется примириться с его присутствием, – сказала добрая Люси. Она подумала про себя, что малышу наверняка очень хочется домой, и придется его немного утешить.

– Вот ты им и займешься, – процедила Дина. – Будешь катать его в колясочке, а по вечерам укладывать в постельку.

– Не говори глупостей, Дина! – сказала мать. – Он вовсе не грудной младенец. Ну, все вещи выложили? Тогда мойте руки, причесывайтесь и – за стол.

– Вымой руки, причешись, вытри ноги, высморкайся! – заголосил Кики. – Причеши руки, высморкай ноги, вытри…

– По-моему, ты слегка обалдел, – захохотал Джек.

Кики вспорхнул к нему на плечо и, балуясь, потянул его за мочку уха. Услышав звук гонга, приглашавшего всех к обеду, он громко заорал и стремительно рванул в столовую. Он очень хорошо знал, что означает этот звук.

– Быстрей беги за ним, Джек! – воскликнула миссис Каннингем. – А то он растерзает все помидоры своим ужасным клювом.

Однако ее призыв был излишним, ибо не успел еще гонг прозвучать во второй раз, как маленькая компания в полном составе уже сидела за обеденным столом.

 

ПРИБЫТИЕ ГУСТАВУСА

После обеда ребята придирчиво осмотрели весь дом в поисках возможных изменений, произошедших за время их отсутствия. Потом Дина, Джек и Филипп устремились в сад, где уже расцвели первые весенние цветы. К сожалению, ничего съедобного в нем еще не было. Зато они обнаружили шесть новых кур, которых поспешили представить Кики.

Люси еще немного побродила по дому.

– В гостевой комнате новый ковер, – поделилась она с тетей Элли. – А так все, как было. И слава Богу! Терпеть не могу, когда приезжаешь домой и находишь в нем сплошные изменения. Тетя Элли, мальчик будет спать в гостевой комнате?

– Да. Я как раз собралась подготовить ее к его приезду. Сбегай в сад, Люси, и принеси несколько нарциссов для украшения прихожей.

Тихонько напевая про себя, Люси медленно вышла наружу. Первый день каникул всегда был самым приятным. И девочка бездумно наслаждалась чувством радости в предвкушении нескольких недель отдыха.

– Люси, иди скорее сюда! – крикнул ей Джек, едва она появилась в саду. – Кики выступает перед новыми курами.

Кики величественно восседал на столбе посреди курятника и благосклонно принимал знаки внимания со стороны восхищенных кур.

«Ко, ко!» – переговаривались куры между собой, почтительно поглядывая на попугая. Одна из них поднялась на цыпочки и замахала крыльями, как будто собиралась взлететь. Кики наклонил голову, потом вытянулся, расправил крылья и спланировал на землю.

– Ко, ко, – сказал он очень серьезно. – Ко, ко.

Куры изумленно закудахтали и подались немного назад. Но одна осмелилась приблизиться к нему и довольно нахально клюнула Кики прямо в хвост. Естественно, такая наглость Кики не понравилась. Он свирепо двинулся на кур, изображая самолет, сорвавшийся в штопор. Преследуемые по пятам разгневанным попугаем, куры бросились спасаться в курятник, пытаясь разом прорваться через узкий лаз.

Миссис Каннингем выглянула из кухонного окна.

– Джек, немедленно призови Кики к порядку! А то он так перепугает кур, что они перестанут нести яйца.

– Он сгинул в курятнике, – крикнул ей Джек. – Похоже, он на личном примере пытается научить кур нести яйца. Кики, выходи сейчас же!

Кики с гордым видом выбрался из лаза.

– Попка, поставь котел на огонь! – любезно сказал он. – Ко, ко!

Потом взмахнул крыльями и, взлетев в воздух, снова уселся на плечо к Джеку. Куры с облегчением посмотрели ему вслед и горячо принялись обсуждать, выходить или не выходить из курятника.

– Приближается соседская кошка, – сообщила Дина. – Наверное, она услышала шум и вышла на разведку. Джек, держи Кики крепче!

– Если кошка себе что – то позволит, он облает ее лучше всякой собаки, – ответил Джек, – после чего ей только останется с позором удалиться. Пойдемте – ка лучше в оранжерею, навестим садовника.

Стояла прекрасная солнечная погода. В самом чудесном настроении ребята обошли весь сад. Они были счастливы снова оказаться дома. А впереди их ждало увлекательное путешествие в компании Билла. Вот только бы этот неизвестный мальчишка все не испортил.

– Схожу – ка я к воротам и подожду там Билла, – заявила после чаепития Люси.

– Мы с тобой, – тотчас присоединился к ней Филипп. – Не могу его дождаться! И вообще нам повезло, что на этот раз у него, кажется, нет никаких секретных заданий!

Ребята выбежали за ворота и посмотрели на пустынную дорогу. Кики знал, конечно, что все ждали Билла. Хохолок у него на голове задвигался вверх – вниз.

– Билл, Билл! – загомонил он. – Где Билл? Билл ловил кобыл. Биллу дали вилы.

Кики обожал созвучные слова и мог повторять их без устали.

Наконец, Джек не выдержал и щелкнул его по клюву.

– Кики, умолкни! Смотри – ка, машина едет.

Но автомобиль не остановился перед их домом и проследовал мимо. Когда он поравнялся с ребятами, Кики изобразил оглушительный автомобильный гудок. Шофер удивленно закрутил головой. Что это сигналило? Вроде бы никакого автомобиля не видно. Он на всякий случай посигналил в ответ. Кто знает, может быть, поблизости есть какой – то переулок, которого он не видит.

Внезапно Люси испустила торжествующий вопль:

– Билл едет!

На дороге показалась большая черная машина. Она плавно подъехала к дому и остановилась перед воротами. Из окна выглядывала смеющаяся физиономия Билла. Рядом с ним сидел еще кто – то, кого ребята не могли разглядеть. Наверное, это тот самый мальчуган, о котором говорила миссис Каннингем.

Билл распахнул дверку и выпрыгнул из машины. Ребята тут же облепили его со всех сторон.

– Билл, Билл! Наконец – то ты приехал! Как дела, Билл?

– Билл ловил кобыл, – отвратительным голосом проскрежетал Кики.

Билл расхохотался.

– Ах ты, старый нахал! Похоже, я приехал вовремя, чтобы поучить тебя хорошим манерам.

Кики взлетел к нему на плечо и закудахтал как обезумевшая от волнения курица – несушка.

– Ты что, собрался снести мне яйцо за шиворот? – в ужасе воскликнул Билл. – Дина, а где мама?

– Вон она идет.

К ним быстрым шагом приближалась миссис Каннингем. Билл собрался было броситься ей навстречу, но был остановлен демонстративным кашлем, донесшимся из окна автомобиля.

– Ах, совсем забыл, что у нас гость. Ты уже посвятила ребят, Элли?

– Да. Он все еще сидит в машине? Почему он не выходит?

– Вылезай, – сказал Билл.

Все с любопытством уставились на дверцу машины, из которой показался мальчик примерно одиннадцати лет. Ребята внимательно разглядывали его. У него была очень необычная внешность: иссиня – черные, длинные вьющиеся волосы, очень темные, почти черные глаза с длинными густыми ресницами.

Он почтительно приблизился к миссис Каннингем и низко поклонился ей. Потом взял протянутую ему руку и коснулся ее губами. Миссис Каннингем невольно улыбнулась. Ребята окаменели от изумления.

– Примите мою искреннюю благодарность, сударыня, – произнес мальчуган с иностранным акцентом.

– Не стоит благодарности, – приветливо ответила миссис Каннингем. – Ты уже пил чай?

Не отвечая на вопрос, мальчик повернулся к Дине и, прежде чем та успела ему помешать, запечатлел поцелуй на ее руке.

– Перестань! – гневно крикнула она и торопливо отступила на шаг. Люси быстро спрятала руки за спину. Что это ему взбрело в голову?

Внутренне потешаясь над ужасом, охватившим девочек, но изо всех сил стараясь оставаться серьезным, Билл сказал:

– Знаешь, Гус, у нас при знакомстве, как правило, просто пожимают друг другу руки. Элли, позволь тебе представить Густавуса Бармилево. Его дядюшка просил меня позаботиться о нем на время каникул.

После того, как Густавус Бармилево отвесил миссис Каннингем еще один поклон, не пытаясь, впрочем, вторично поцеловать ей руку, Билл представил ему ребят.

– Дина – Люси – Джек – Филипп. Надеюсь, вы подружитесь.

Мальчики пожали Гусу руку, поглядывая на него со скрытым ужасом. Господи ты Боже мой! Неужели им придется все время напролет возиться с этой заморской птицей?

Гус забавно раскланялся с каждым.

– Очень рад, – сказал он. – Что это есть за птица? Как ее имя?

– Это птица – Кики, – на полном серьезе ответил Джек и учтиво представил их друг другу:

– Кики – Гус. Гус – Кики.

Кики протянул ему свою левую лапу. Гус был поражен, но вежливо протянул руку в ответ. Но в следующее мгновение закричал от боли. Попугай поранил его своими острыми когтями.

– Какой шум! – укоризненно воскликнул Кики. – Вытри ноги и высморкайся! Позови доктора.

– На пальце кровь, – всхлипнул мальчик. – Смотрите, сколько крови.

– Позови доктора! У попки насморк. Позови доктора! – продолжал настаивать Кики.

Только теперь до Гуса дошло, что попугай говорит. Он забыл о своем «истекающем кровью» пальце и изумленно уставился на Кики.

– Он говорис, – растерянно произнес он. – Он говорис слова. Он видит, что на пальце кровь, и говорис, чтобы позвали доктора. Никогда еще не видел такой птицы – Кики.

– Проходи в дом. Я перевяжу тебе палец, – с легким нетерпением сказала миссис Каннингем.

– Да, сильно идет кровь.

Гус со страдальческой миной посмотрел, как с пальца на землю упала крошечная капелька крови. Казалось, что он вот – вот расплачется. Потом он вдруг категорическим тоном произнес:

– Этту птицу немедленно в клетку. Я приказываю.

Ребята в первый момент так поразились этим словам и тону, каким они были сказаны, что не сразу нашли подходящий ответ.

– Не болтай ерунды, болван, – выдавил наконец Джек. – Пошли в дом, тетя Элли. А то Гус тут скончается от потери крови.

Эта сцена, похоже, очень напугала мальчика. Он стремглав бросился в дом. Ребята медленно последовали за ним, обмениваясь красноречивыми взглядами.

– У него, похоже, не все дома, – тихо сказала Дина.

Тут послышался голос Билла:

– Эй! Помогите – ка мне затащить вещи в дом!

– Ой, прости, Билл! Совсем вылетело из головы. – Джек бегом возвратился к машине. – Этот Гус совершенно выбил нас из колеи. Откуда он, собственно, взялся?

– Он родом из далекой южной страны. Только, пожалуйста, не мучайте его вопросами о родине и родителях, а то он не выдержит и, пожалуй, расплачется. Вы уж простите, что навязал его на вашу голову. Думаю, когда он здесь освоится, все будет в порядке. В интернате он вел себя вполне прилично. Ну, а если уж вам станет совсем невмоготу, возьму его на себя. Я обещал своему другу, что позабочусь о нем.

– Мы поможем тебе, Билл, – пообещала Люси. – Он, конечно, очень странный. Господи, как я перепугалась, что он будет целовать мне руку! Что сказали бы на это девочки в интернате?

– Ну, вряд ли они узнали бы об этом, – успокаивающе заметил Билл. – Джек, возьми эту сумку. А ты, Филипп, тащи чемодан. Ух, ну и рад же я, что вы наконец – то снова дома! И Кики, конечно, тоже. Согласен, старый пройдоха?

– Билл ловил кобыл! – заорал Кики и перелетел на его плечо. – Биллу дали вилы. Биллу, Билл, Биллу, Билл.

 

ГУСТАВЧИК И КИКИ

В этот вечер ребята не смогли поближе познакомиться с Густавусом Бармилево. Поскольку отъезд семьи был запланирован на завтра, предстояла массовая упаковка чемоданов. Ну и естественно, в ходе этого трудоемкого процесса возникла масса суждений о том, что брать с собой, а чего брать с собой не следовало.

Шум, поднятый представителями славного семейства, имевшими обыкновение говорить, перебивая друг друга, слегка оглушил Густавуса. Он молча сидел в углу, рассматривая свой перевязанный палец. На Кики он реагировал как на какого – то чудо – зверя. Он неотрывно наблюдал за каждым его движением и старался держаться от него на почтительном расстоянии. Стоило Кики очутиться поблизости, как он начинал страшно махать руками и громко кричать:

– Поди прочь! Поди прочь!

– Мальчонка совсем обалдел, – с усмешкой заметил Джек. – Ну вот, книжка куда – то задевалась. Тетя Элли, я положил в этот чемодан толстую книгу, а теперь ее нет.

– Я ее выкинула. Сколько тебе можно повторять, чтобы ты не тащил с собой каждый раз горы орнитологических справочников? Двух вполне достаточно.

– О, не будьте такой жестокой! – взмолился Джек. – Позвольте мне хотя бы захватить с собой бинокль. Без бинокля я с места не двинусь.

– Можешь повесить его себе на шею, – сказала миссис Каннингем. – Мы должны разместиться в машине всемером и поэтому просто вынуждены ограничить свой багаж самым необходимым. Кики, положи шпагат на место! Я что сказала? Эта птица сведет меня с ума. Стоит мне выпустить какую-нибудь вещь из рук, как он тут же волочет ее прочь.

– Где клетка? – неожиданно раздался пронзительный голос Густавуса. – Засунь его в клетку.

– Да перестань ты наконец заводиться со своей клеткой! – сердито крикнул Джек. – И вообще – нечего здесь командовать.

Густавус не понял, что сказал Джек, однако тон его высказывания мальчику явно не понравился. Он резко выпрямился и сдавленным голосом сказал:

– Этта птица злуй… злуя. Не хоррошая, злуя. Ей место в клетке.

– Джек! – увидев свирепое лицо мальчика, предостерегающе крикнула миссис Каннингем. – Густавусу нужно время, чтобы привыкнуть к Кики. Да и к нам тоже. Так что оставь его в покое и не дергайся. Густавус, птица не злая. Она хорошая. Успокойся и не шуми.

– Где клетка? – упрямо повторил Густавус. – Большая, большая клетка для этой злуй птицы.

Джек подошел к мальчику и, сурово глядя ему в глаза, угрожающе произнес:

– У меня есть большая, большая клетка. Она предназначена для гадких сопливых мальчишек. Сейчас я ее сюда принесу и запру тебя в ней. Там ты будешь в безопасности от «злуй» птицы.

К удивлению Джека Густавус разразился рыданиями. Ребята посмотрели на него с некоторой брезгливостью. Разве можно так себя вести человеку одиннадцати лет от роду? Даже Люси почувствовала к нему легкое отвращение.

Миссис Каннингем бросилась к Густавусу.

– Он устал, – сочувственно сказала она. – Ему здесь все так чуждо и непривычно, и такого попугая, как Кики, он в жизни не видел. Да и нет больше таких на белом свете. Не плачь, Густавус. Джек шутит.

– Нет, отчего же, – уперся Джек. – Старая клетка Кики очень вместительна и…

Миссис Каннингем решительно взяла плачущего Густавуса за руку и вывела его из комнаты. Ребята посмотрели друг на друга и дружно пожали плечами.

– И вот с таким нам придется мучаться все каникулы, – сказал Джек. – Ну ничего, он у меня скоро поймет, кто здесь имеет право голоса.

– За мной тоже не заржавеет! – угрожающе воскликнула Дина. – Что он о себе воображает? Запереть Кики в клетку! Жаль, что ты действительно не притащил сюда ту старую клетку, Джек.

– Тогда мы вообще утонули бы в его слезах, – сказала Люси. – Бедный Густавчик!

– Густавчик! – крикнул Кики. – Болванчик! Густавчик – болванчик!

Ребята расхохотались.

– Кики опять попал в самое яблочко, – сказал Филипп. – Этот дружок в самом деле настоящий болванчик. Мы с ним еще наплачемся.

– Густавчик – болванчик, – пританцовывая на месте, скрежетал Кики. – Вытри ноги, Густавчик – болванчик!

– Правильнее было бы сказать, вытри глазки, – проворчал Филипп. – Нытик несчастный! Следующий раз я ему торжественно вручу кухонное полотенце, чтоб ему было чем слезы вытирать.

Миссис Каннингем, которая как раз вошла в комнату, услышала последние слова Филиппа.

– Постарайтесь понять его состояние, – сказала она. – Не отрицаю, он вел себя довольно глупо. Но представляете, каково ему внезапно оказаться среди совершенно чужих людей, да к тому же еще неважно владея английским языком. Не забывайте об этом.

– Ты права, мама, – согласился Филипп. – Я только не могу понять, как это Биллу пришло в голову сделать нам такой подарочек. Вот уж чего не ожидал от него, так не ожидал!

– Могу объяснить, – сказала мама. – Биллу пришлось в силу определенных обстоятельств временно взять на себя опеку мальчика. Поскольку он предполагал, что тот может вам не понравиться, он первоначально думал отправиться с ним на каникулы в одиночку. Но вам непременно хотелось провести каникулы вместе с Биллом, вот мы и решили взять Густавуса с собой. Так что – или мы едем с Биллом и Густавусом, или без них обоих.

– Вот как. – Филипп на минуту задумался. – Ну что ж, в таком случае я, пожалуй, соглашусь потерпеть присутствие Густавчика. Без Билла – что за каникулы!

– Ну вот и ладно! Так что постарайтесь, ребята, быть молодцами. Ну а если уж вы ни в какую не сможете вытерпеть общение с ним, Биллу придется увезти его куда-нибудь еще. Кстати, никто не запрещает вам заняться его воспитанием. Но по-человечески! Ему это будет даже полезно. Как вы, наверное, заметили, мальчик ужасно избалованный.

– Ничего. Мы ему объясним, что к чему, – заявил Джек. – Ну и где он сейчас торчит?

– Я уложила его в постель, – ответила миссис Каннингем. – По-моему, сейчас это для него самое подходящее место. Сегодня вечером у нас совершенно нет времени для драк и потасовок, а также соплей и воплей.

– О`кей! – кивнул Джек. – Продолжим разгрузочно – погрузочные работы. Или, может быть, вам помочь приготовить ужин, тетя Элли?

– Это нужно понимать так, что вам снова есть хочется? – спросила миссис Каннингем. – Ладно, пусть девочки займутся ужином. А мы тем временем кончим паковаться. Наша задача – запихнуть как можно больше вещей в минимальное количество чемоданов. Большую часть того, что привез с собой Густавчик, мы оставим здесь. В его багаже попадаются совершенно невероятные вещи. Например, пижама из чистого шелка. И на каждой вещи нашита его монограмма.

– В интернате у него с ребятами были бы проблемы, – заметил Филипп. – Со своими черными локонами он выглядит совсем как девчонка. Мам, а мы не можем его постричь?

– Посмотрим. А теперь – довольно о нем. Мне это начинает надоедать.

И они принялись поспешно укладывать вещи, чтобы успеть закончить все до ужина. Чемоданы и сумки наполнялись рубашками, свитерами и другими необходимыми вещами. Миссис Каннингем постановила, что каждый возьмет с собой из одежды только то, без чего никак не сможет обойтись. Во второй раз она вытащила из чемодана толстенный орнитологический справочник Джека, куда он его тайком засунул. Взгляд ее был красноречивее слов.

– Ой, как странно, тетя Элли! – Джек поднял на нее невинные глаза. – Не иначе, как сам залез!

– Все. Чемоданы закрываются, – непреклонно сказала она. – А ты, Джек, заслужил хороших колотушек.

Ужин прошел на редкость приятно. Веселый шум доносился до спальни Густавуса, который сидел в постели, держа на коленях поднос с едой. Мальчик ужасно устал, но все – таки с легкой завистью прислушивался к веселому смеху ребят. Он понимал, что произвел на них не лучшее впечатление. И все из – за этой «злуй» птицы. Попади она ему в руки, он бы задал ей хорошенькую трепку.

И Густавус невольно шлепнул рукой по одеялу. Поднос зашатался, и лимонад вылился из стакана на лежащую под ним салфетку. Какая досада! Мальчик принялся поспешно промокать залитый поднос и, поглощенный этим занятием, не заметил, как сквозь полуоткрытую дверь в спальню проскользнул Кики. Попугай заметил отсутствие Густавуса за ужином и решил непременно выяснить, чем тот занят.

Он незаметно проник под кровать, тщательно обследовал домашние тапочки мальчика и страшно заинтересовался стоящей там коробкой. Интересно, что это в ней? Он энергично принялся шуровать клювом, пытаясь откинуть крышку. Он всегда с увлечением отдавался подобным занятиям.

Густавус услышал под кроватью непонятные щелчки.

– Кто там? – нервно спросил он.

Кики на минуту задумался, каким образом ему следовало ответить на заданный вопрос. Репертуар у него был весьма обширный. Можно было, например, изобразить свисток паровоза, преодолевающего туннель. Нет, пожалуй, не надо паровоза. А то придет миссис Каннингем и станет браниться. Ну, тогда, может быть, изобразить лязгающий звук работающей газонокосилки, тоже, знаете ли, весьма впечатляющий шумовой эффект. Нет, на него дома тоже как – то странно реагировали. Помимо этого, Кики мог выдать различные виды кашля: сухого и надсадного или же глухого и булькающего. Ну и, наконец, он мог превосходно чихнуть.

Под кроватью раздался оглушительный чих. Густавус замер. Господи! Что это? Неужели под кроватью человек? Густавус задрожал и снова пролил лимонад.

Следующим номером программы Кики выдал глухой булькающий кашель, прозвучавший таинственно и страшно. У Густавуса волосы встали дыбом. Кто это кашляет у него под кроватью? Он никак не мог решиться встать и заглянуть под кровать. А что, если таинственный незнакомец, спрятавшийся под кроватью, схватит его за ногу?

Ну, а когда Кики испустил ужасающий стон, Густавуса затрясло с такой силой, что поднос едва не свалился с кровати. Мальчик успел подхватить его в самый последний момент. Но тарелка все – таки загремела с подноса. Ударившись о ботинок, она медленно покатилась под кровать. Кики испуганно отпрянул в сторону и с напряженным вниманием уставился на тарелку, которая, покрутившись немного юлой, наконец, прекратила свое вращение и замерла на полу.

К Густавусу вернулся голос.

– На помощь, на помощь! – закричал он. – Кто – то сидит у меня под кроватью. На помощь, на помощь!

Через мгновение в дверях показался Билл.

– Что случилось?

– У меня под кроватью человек, – со страхом выдохнул Густавус.

Билл заглянул под кровать, но ничего там не обнаружил. Кики, решив, что сделал достаточно, успел быстро спрятаться в шкафу. Вытянув вбок шею, он внимательно прислушался.

– Ну что ты, мой мальчик, – заботливо проговорил Билл. – Никого под кроватью нет. Давай я заберу поднос. А ты укладывайся и спи. Спокойной ночи!

 

В ПУТИ

И следующий день выдался теплым и солнечным. Синее апрельское небо было украшено пышными белыми облаками.

– Погода для путешествия как по заказу, – радостно сказала Дина. – Надеюсь, такой она и останется.

– Пойду выведу машину из гаража, – крикнул Билл. – Как только просигналю, будьте готовы к отъезду. Элли, тебе лучше всего сесть рядом со мной, на переднем сиденье. Попробуем еще засунуть Люси между нами. Остальным придется устроиться сзади. Чемоданы пойдут в багажник. И вот еще что – если у кого-нибудь появится желание часть пути проделать на своих двоих, достаточно будет просто плохого поведения. Я с удовольствием спроважу активиста на обочину.

– Думаешь, тебе удастся это сделать, Билл? – с сомнением в голосе произнесла Люси.

– Абсолютно уверен! – Билл состроил такую свирепую мину, что насмерть перепугал Густавчика, который немедленно решил вести себя совершенно безукоризненно и тут же начал демонстрировать свои прекрасные манеры, предупредительно открывая всем дверь. Он то и дело кланялся и постоянно терроризировал миссис Каннингем, выхватывая у нее из рук все, чего она только не касалась. Он на каждом шагу сталкивался с озабоченными обитателями дома, вежливо отскакивал в сторону, уступая дорогу, и учтиво извинялся:

– Извиниссе! Простиссе!

– Пожалуйста, пожалуйста, не надо только жалости! – отзывался Кики и гнусно хохотал.

– Как твой палец, Гус? – поинтересовался Джек.

– Кровь больше не идет.

– Мой тебе совет, Гус, не трожь Кики, – предостерегающе сказал Джек. – А то он тебе такое устроит, что кровь пойдет еще сильнее.

– Да, он злуй, – сказал Густавчик. – Неприятная птица.

– Думаю, он о тебе не лучшего мнения, – заметил Джек. – И перестань наконец путаться у всех под ногами. А то тебе невзначай заедут чемоданом по ребрам.

Густавчик отскочил в сторону.

– Извиниссе! Простиссе!

Наконец, все было готово. В сопровождении уборщицы, которую оставили присматривать за порядком в доме, все прошествовали к выходу. Раздался громкий автомобильный гудок. Густавчик вдруг перепугался, что его оставят дома одного, и как сумасшедший помчался к калитке.

Миссис Каннингем и Люси уселись на переднем сиденье рядом с Биллом. Остальные полезли назад. К своему ужасу Густавчик обнаружил рядом с собой Кики, восседающего на плече у Джека. Когда попугай воспроизвел хлопок, напоминающий звук оглушительно выстрелившей бутылки шампанского, мальчик задрожал от ужаса. Кики загоготал и «откупорил» вторую бутылку.

– Убыл! Горностай убыл. Болванчик! Густавчик – болванчик! Убыл, убыл!

– Что это с тобой? – удивленно спросил Джек, увидев, что Гус неожиданно съехал с сиденья на пол.

– Извиниссе! Простиссе! Птица – Кики плюется мне в ухо.

Ребятя оглушительно расхохотались.

– Ну ты даешь, Густавчик, – сказал Джек. – Лезь обратно и, если хочешь, устраивайся рядом с Диной. А Кики, когда ему надоест сидеть у меня на плече, все равно будет шастать по всей машине.

– Высморкайся! – строго сказал Кики и покосился на изумленного Густавчика.

– Ну что – угомонились? – Билл повернул ключ зажигания. – Мы так нагрузились, что машина на подъемах будет рыдать и плакать.

Он нажал на газ, и большая тяжелая машина тронулась с места. Билл пользовался ею и для служебных надобностей. У нее был мощный двигатель, и она с легкостью поглощала километр за километром дороги. Миссис Каннингем радовалась быстрой езде. Если по дороге ничего не произойдет, они доберутся до Барсучьей норы еще до наступления темноты.

– У нас там будет летний домик, тетя Элли? – спросила Люси.

– Да, он расположен примерно в двух километрах от старой каменоломни, и поэтому его называют Каменной хижиной. А совсем рядом находится маленькая крестьянская ферма, Совиный двор, где мы будем брать яйца, масло, молоко и хлеб. Очень удобно.

– Как приедем, нужно будет сразу же все разузнать о барсуках, – сказал Филипп. – Может быть, удастся поймать и приручить барсучьего детеныша. Самые преданные животные – те, которые привыкли к человеку.

– Ну вот – начинается! – сердито воскликнула Дина. – Я так и знала, что ты снова спутаешься с каким-нибудь зверем. Кошмар какой – то: ни единых каникул нельзя провести спокойно – вечно приходится жить в окружении всяких мышей, птиц или насекомых.

– На этот раз я предполагаю заняться изучением пауков, – с энтузиазмом подхватил Филипп. – Совершенно изумительные существа. Особенно, гигантские пауки с длинными волосатыми ногами…

Дину передернуло от отвращения.

– Прекрати, пожалуйста! – взмолилась она. – Не знаю, как это получается, но стоит кому-нибудь заговорить о пауках, как мне сразу начинает казаться, что они тучами ползают по моей спине.

– Ой! А где же мой любимый паучок? Только бы не сбежал. – Филипп принялся с испугом обшаривать карманы. Густавчик со страхом следил за каждым его движением. Он, как и Дина, ужасно боялся пауков.

Дина негодующе взвизгнула.

– Не будь таким гадом, Филипп! У тебя, правда, с собой паук?

– Филипп! – предостерегающе окликнула его мать. – Ты не забыл, что перед отъездом сказал Билл? Тебе, видимо, захотелось прогуляться пешком?

– Нет, нет! Нет у меня никаких пауков, – примирительно ответил Филипп. – Можешь не беспокоиться. Густавчик, тебе там, внизу, удобно? Постоянно забываю о твоем присутствии. Надеюсь, я случайно не вытер об тебя ноги?

– Как ты можешь так говорись? – возмущенно воскликнул Густавчик. – Я не потерплю, чтобы об меня вытирали ноги.

– Давайте – ка лучше поиграем, – чтобы предотвратить ссору, предложил Джек. – Будем считать черных собак, белых кошек, пестрых лошадок, красные велосипеды и тележки с мороженым. Кто последним досчитает до сотни, тот всем покупает мороженое.

Предложение вызвало восторг у Густавчика. Он тут же забыл все свои страхи и, торопливо вскарабкавшись на сиденье, уселся рядом с Диной. Миссис Каннингем с мужем с облегчением перевели дух. Теперь некоторое время все будет тихо и спокойно. Детишки прильнут к окнам автомобиля и будут усердно считать.

Гус принял в игре самое активное участие, но делал все, надо признаться, невпопад. Он не различал ни черных собак, ни белых кошек, и, в нарушение правил, считал подряд всех лошадей, мимо которых они проезжали, хотя считать разрешалось только пестрых. Услышав от ребят, что ему не следовало напрягаться, пересчитывая гнедых, вороных и белых лошадей, он резко помрачнел.

– Внимание! Сейчас снова польются слезы, – крикнул Филипп. – Секундочку, Гус, секундочку! Вот тебе мой носовой платок! – он вытащил откуда – то полотенце, прихваченное им их кухни перед самым отъездом, и сунул его Гусу.

Тот недоуменно уставился на него и вдруг громко расхохотался.

– Ха – ха – ха! Вот так платок. Не буду плакать в такой платок. Лучше буду смеяться. Ха – ха – ха!

– Браво, Густавчик! – воскликнул Джек и одобрительно хлопнул его по плечу. – Смех облегчает душу. Молодец!

Ребята не ожидали, что Гус способен посмеяться над собой. Может быть, он не так плох, как им показалось вначале. И хотя он выпал из игры в считалку, их ожидал в заключение еще один сюрприз.

Люси последней досчитала до сотни. Она тут же достала кошелек и выгребла немного мелочи. Она проиграла, и ей предстояло угостить всю компанию мороженым.

– Билл, остановись, пожалуйста, у ближайшей тележки с мороженым! – попросила девочка.

Билл вскоре притормозил. Но, прежде чем Люси успела выйти из машины, Гус распахнул свою дверцу и подбежал к продавцу мороженого.

– Семь штук, пожалуйста!

– Подожди, Гус, это мой проигрыш, а не твой! – недовольно крикнула Люси, но тут же пораженно замолчала. Гус вытащил из кармана бумажник, набитый крупными купюрами. Он невозмутимо отделил верхнюю и протянул ее продавцу, изумленному не менее остальных.

– Ты что, юноша, выиграл главный приз в лотерею? – спросил он. – Или у тебя папаша миллионер?

Гус не понял его слов. Он сунул сдачу в карман брюк и, подбежав к машине, радостно принялся раздавать мороженое.

– Спасибо, Гус, – дружелюбно сказал Билл. – Но знаешь, мой мальчик, тебе не следует носить с собой так много денег.

– Отчего же не следует? – возразил Гус. – Они у меня постоянно с собой в кармане. Это мои карманные деньги. Мне сказали, что это разрешено – иметь карманные деньги.

– Конечно, разрешено. Однако сотню фунтов вряд ли можно назвать карманными деньгами. Разумеется, они хранятся у тебя в кармане, все верно, но карманные деньги – это нечто не совсем… Ребята, вы не могли бы ему объяснить?

Однако объяснить Гусу, что его фунтовые купюры не являются карманными деньгами только оттого, что он носит их в кармане, оказалось безумно трудно.

– Тебе надо было оставить их в интернате, – сказал Филипп.

– Мне сказали, я могу иметь карманные деньги, – упрямо повторял Гус. – Деньги мне дал дядя. Значит, это мои деньги.

– Похоже, у тебя богатенькие родственники, – заметил Джек. – Даже Билл не пускается в путешествие с такой кучей наличных денег в кармане. Билл, Гус у нас миллионер?

– Он из очень состоятельной семьи. – Билл нажал на газ, и машина поехала дальше. – Будет лучше, если ты отдашь деньги мне на хранение. А то тебя, не дай Бог, ограбят.

– Он сейчас снова заплачет, – крикнула Дина. – Филипп, где платок?

– Я не собираюсь плакать, – с достоинством произнес Гус. – Я собираюсь тошнить. В машине меня всегда тошнит. Вчера тоже. Будьте любезны, остановите машину, мистер Каннингем.

– О, Господи! – Билл резко затормозил. – Быстро вылезай! Дина, помоги ему выбраться из машины. Черт, не надо было ему есть мороженое! Он ведь мне еще вчера сказал, что плохо переносит автомобиль.

Миссис Каннингем поспешно выскочила из машины и принялась хлопотать вокруг позеленевшего Густавчика.

– Этого нам еще не хватало! – воскликнула Дина. – Теперь его будет тошнить всю дорогу.

– Он не виноват, – сочувственно сказала Люси. – Кажется, уже все. Тебе лучше, Гус?

– Да, уже все прошло. – Густавчик снова взобрался в машину.

– Возьми на всякий случай платок, – сказал Филипп и сунул ему полотенце.

– Все готовы? – спросил Билл. – Едем дальше. В час остановимся на обед. А где – то около пяти будем в Барсучьей норе. Густавчик, предупреди, пожалуйста, если снова почувствуешь себя плохо.

– Все в порядке, – ответил Гус. – Я уронил мороженое. Остановите, пожалуйста, чтобы я купил еще одно.

– Нет, – твердо ответил Билл. – В дороге больше никакого мороженого. Ребята, не желаете вздремнуть? Очень хотелось бы порулить в тишине – хотя бы до обеда.

 

КАМЕННАЯ ХИЖИНА

Барсучья нора оказалась живописной, немного сонной деревушкой. Едва машина въехала на пыльную улочку, как из – под колес во все стороны с паническим кудахтаньем и кряканьем бросились куры и утки.

Билл притормозил возле маленького домика, в котором находилась почта.

– Я только быстренько пошлю телеграмму. А потом поедем на Совиный двор, чтобы разузнать дорогу к Каменной хижине. Заодно закажем там молока и прихватим чего-нибудь съестного.

Он исчез в здании почты и через несколько минут появился снова. Ребята знали, что он в обязательном порядке должен был сообщать на работу о своем местонахождении. Если на службе происходило нечто, требовавшее его присутствия, он непременно должен был быть в пределах досягаемости.

До Совиного двора было недалеко. Когда они подъехали, на пороге их приветствовала хозяйка фермы миссис Эллис.

– Прошу всех в дом, – приветливо сказала она. – Я уже полчаса жду вас. Пожалуйте немного перекусить с дороги. Чашечка чая пойдет вам на пользу.

– Большое спасибо, очень любезно с вашей стороны. – Миссис Каннингем прошла с ней в дом. – О, какой шикарный стол!

Взгляды путешественников приковал к себе стол, щедро уставленный роскошными яствами. Рядом с сочным розовым окороком на ложе из свежих листьев петрушки красовался великолепный паштет. Золотисто – желтое масло в стеклянных мисках, ярко – синий кувшин с жирными сливками, мед, клубничный джем, свежие булочки, яйца, сваренные вкрутую, и неимоверных размеров ягодный пирог – все выглядело так аппетитно, что у ребят просто слюнки потекли. Все это предполагалось запивать чаем, какао и молоком.

– Когда вырасту, перееду жить в деревню. – Джек с удовольствием оглядел огромный круглый стол. – Только в деревне возможно такое изобилие. Просто потрясающе!

Густавчик тихо радовался тому, что за обедом миссис Каннингем не стала ограничивать его в еде. Есть ему хотелось неимоверно, и он собирался вознаградить себя за воздержание сторицей.

– Чего бы тебе хотелось больше всего? – приветливо спросила миссис Эллис, заметив его голодные глаза.

– Мясо свиньи, – ответил Густавчик. – А потом еще мясо паштета и сливки.

– Мальчик, должно быть, иностранец? – с улыбкой спросила миссис Эллис. – Мясо свиньи! Наверное, он имеет в виду окорок. И еще сливки? Как бы это ему не повредило.

– Отрежьте ему, пожалуйста, кусок окорока, – попросила миссис Каннингем. – Ну, а без паштета и тем более сливок ему придется обойтись.

– Я заказал еду. – Гус высокомерно взглянул на миссис Эллис. – И желаю получить то, что сказал!

– Пожалуйста, – добавил он после маленькой паузы.

– Помолчи – ка, Гус! – сказал Билл. – Ты забываешься.

– Я не забываюсь, – с удивлением ответил Гус. – Я подумал и я желаю…

– Говорю тебе – помолчи! – строго повторил Билл. И Гус наконец умолк.

ребята довольно усмехнулись. Билл прекрасно осадил этого нахального мальца! Гус покраснел и попытался что – то возразить, но, встретив недовольный взгляд Билла, счел за лучшее промолчать.

– Густавчик – болванчик! – крикнул Кики, восседавший на плече у Джека. – Бим – бам – тарарам, Густик спрятался в фонтан.

– Не Густик, а котик спрятался в фонтан, – поправил его Джек. – Сейчас же прекрати хулиганить, бездельник! Немедленно перестань таскать ягоды из джема.

Ко всеобщему удивлению ни поведение Кики, ни его дурацкие замечания не произвели на миссис Эллис никакого впечатления.

– У моей тети тоже был когда – то попугай, – сказала она. – По виду почти такой же, как ваш. Правда, говорил похуже.

– Он еще жив? – поинтересовался Джек. Ему показалось забавным познакомить птичек и понаблюдать за их поведением. Любопытно было бы послушать их разговоры.

Миссис Эллис налила ребятам молока.

– Нет, помер недавно. Тетя говорит, что ему было больше ста лет. Да вон она сидит там, у камина. Вообще говоря, она мне не тетка, а бабушка, только не родная. Ей и самой – то скоро сто лет стукнет.

Ребята робко посмотрели в сторону старушки, тихо сидевшей у огня. Что – то в ее облике напомнило им старую колдунью из сказок. Правда, глаза у нее были не зелеными, а бледно – голубыми, как увядшие незабудки. Заметив, что о ней говорят, старушка тихо улыбнулась и снова занялась своим вязанием.

– Тетя Наоми очень беспокоит меня, – сказала миссис Эллис. – Она часто встает по ночам и иногда падает на пол. А теперь еще доктор собрался на неделю в отпуск. Что я буду делать, если, не дай Бог, с тетей Наоми что – то случится? Ведь у меня даже соседей здесь никаких нет, кроме вас. Да и до Каменной хижины еще надо добраться.

– Если понадобится помощь, немедленно дайте нам знать, – тотчас сказала миссис Каннингем. – Я немного разбираюсь в медицине и в случае необходимости смогу наложить повязку. Так что, не сокрушайтесь понапрасну.

– Большое спасибо, очень мило с вашей стороны. – Миссис Эллис явно почувствовала облегчение. – Ну, кому еще кусок пирога? Вкуснющий получился. Ой, нескромно как – то вышло, ведь я же его и пекла, а теперь, вроде, сама себя хвалю.

– Если я съем еще кусок, мне уже не подняться, – сказал Билл. – Заканчиваем, ребята! Пора ехать к Каменной хижине и разгружаться. Там все в порядке, миссис Эллис?

– Да. Вчера там была миссис Гамп и все – все прибрала. Заодно я передала с ней для вас яйца, хлеб, масло, сыр и кусок сала. Так что, на первое время вы продуктами обеспечены. Если вдруг что-нибудь понадобится, милости прошу ко мне. Пожелаю вам хорошего отдыха в Каменной хижине.

Ребята неохотно покидали гостеприимный дом миссис Эллис. Садясь в машину, Джек подозрительно посмотрел на Гуса.

– Какой – то ты бледный, – сказал он. – Смотри, как бы тебя в пути снова не прихватило!

– Не каркай, как-нибудь обойдется, – сказала миссис Каннингем. – Ехать – то всего ничего.

– Надеюсь, вы правы, тетя Элли, – пожал плечами Джек. – И Кики что – то подозрительно затих. Кики, обжора, опять натрескался до неприличия?

Кики в ответ громко икнул. Никто не понял, сделал он это по-настоящему или снова устраивал представление. Что касается миссис Каннингем, то она была убеждена, что попугай икал нарочно.

– Кики! – с упреком воскликнул Джек. – Что за манеры?

– Пардон! – пробормотал Кики. Гус удивленно уставился на него. Мало того, что попугай икал, так он теперь еще и извиняется. Это уж прямо ни в какие ворота! Мальчик был так поражен, что совершенно позабыл о собственной дурноте.

Машина ехала по дороге, изобилующей крутыми виражами, пока наконец не свернула на узкий проселок, по сторонам которого росли высоченные кусты такой густоты, что ребятам казалось, будто они движутся по замкнутому зеленому туннелю. Еще один поворот – и Билл мягко затормозил перед Каменной хижиной.

В глубине сада, заросшего цветущими нарциссами и примулами, прятался маленький уютный домик. Его владельцы отправились на отдых в южную Францию и на это время сдали его в наем. В сад выходили небольшие окна. Над массивной дубовой дверью, потемневшей от времени, нависал маленький, крытый соломой, навес. Покатая крыша Каменной хижины также была выложена соломой.

– Ах, какая прелесть! – воскликнула Люси. – Не знаю уж почему, но такие вот домики с соломенными крышами кажутся мне как бы перенесенными сюда из сказки. Мне здесь очень нравится.

Они прошли через палисадник к крыльцу. Билл отпер дверь, и они вошли в прихожую.

– Не забывайте, что мы здесь не дома, – сказала миссис Каннингем, обращаясь к ребятам. – Поэтому призываю всех бережно обращаться с хозяйскими вещами и мебелью. Хорошо хоть, что большую часть времени вы будете проводить на природе. Поэтому ущерб, нанесенный дому, будет, очевидно, не слишком большим.

– Да мы всегда ведем себя в рамках, – обиделся Джек. – В конце концов, мы давно уже не дети.

Изнутри домик был так же опрятен и уютен, как и снаружи. Просторная комната, предназначенная для мальчиков, располагалась под самой крышей. Маленькая спальня девочек находилась над гостиной, а рядом с ней размещалась комната, отведенная под спальню Билла и миссис Каннингем.

Кладовая была полна. К своей радости, миссис Каннингем обнаружила в ней большое количество ветчины, сала, яиц и сыра. Она была втайне обеспокоена, как ей удастся в этой глуши прокормить свое многочисленное семейство с вечно голодными и весьма прожорливыми детенышами. Теперь она была спокойна: с помощью миссис Эллис проблема, кажется, будет решена.

– Девочки, начинайте распаковывать вещи, – сказала она Дине и Люси. – Их на этот раз не так уж много. Так что это не займет у вас много времени. Мальчишечьи вещи положите в комод в их комнате. Там достаточно места.

– Я не могу спеть с другими, – заявил Густавус, входя в переднюю. – Я еще никогда не спел с другими.

– Ты чего – совсем рехнулся? – удивилась дина. – С чего это ты решил, что тебе надо спеть?

– Он хотел сказать – спать, – пояснила Люси. – Правда, Густавчик?

– Я так и сказал. Я не люблю спеть с другими. В интернате я всегда спел один. В моей семье так принято.

– А здесь так не принято, – закипая, возразила Дина. – Отнеси рубашки наверх, Гус. Ты же видишь, что здесь всего три комнаты.

В этот момент в дом вошел Билл, загонявший машину в стоящий поблизости сарай.

– О чем опять спор? – поинтересовался он, заметив мрачную физиономию Густавчика.

– Да Гус сейчас заявил, что ему требуется отдельная спальня. – Дина схватила вещи в охапку. – Он говорит, что в его семье так принято. Пусть не воображает – тоже мне принц занюханный!

Густавчик хотел что – то сказать, но Билл поспешил его опередить.

– Гус, ты будешь спать вместе с Джеком и Филиппом. – Понятно?

– Я хочу спеть один, – упрямо повторил Гус. – Никогда еще…

– Минутку. Есть предложение, – со змеиной улыбкой вклинилась в разговор Дина. – Под чердаком есть маленький чулан для старых вещей. Если хочешь, можешь «спеть» там. Думаю, многочисленные огромные пауки с волосатыми ногами тебя не обеспокоят. Да, а еще там, за трубой, кажется, живет мышка. Или, возможно, крыска.

На лице Гуса появилось испуганное выражение.

– Нет, нет. Я не буду спеть в одной комнате с мышами и пауками. Но это неправильно, что я должен спеть в одной комнате с Джеком и Филиппом. А с этой злуй птицей я вообще отказываюсь спеть вместе.

– Давай – ка выйдем отсюда, Гус. – Билл взял мальчика за руку и, перейдя с ним в гостиную, плотно закрыл за собой дверь. Через мгновение девочки услышали голос Билла, увещевавшего Гуса. Они удивленно переглянулись.

– Мама, что тут вообще происходит? – спросила Дина. – Неужели Билл не может поставить этого мальчишку на место? Ведь его вечное нытье и попытки командовать всеми просто невыносимы. Скажи, пожалуйста, нам это и дальше придется терпеть?

– Предоставим все Биллу, – коротко ответила мать. – А теперь отнеси – ка лучше вещи наверх. Люси, будь любезна, оттащи это в мою комнату. Интересно, я захватила с собой трубки Билла или нет? Нигде их не могу найти.

Девочки зашагали вверх по лестнице.

– Они с Биллом как сговорились. Сплошные тайны, – сердито сказала Дина. – Что это вообще за штучки – дрючки? Может, этот Гус и в самом деле переодетый принц?

– Принц – как же! – презрительно процедила Люси. – Наш Густавчик может быть кем угодно – только не принцем.

 

НАКАЗАНИЕ БОЖЬЕ

Скоро жизнь в Каменной хижине потекла своим чередом. Миссис Каннингем была довольна и счастлива. Вначале она опасалась, что вдали от цивилизации ей будет нелегко обслужить Билла и пятерых ребят. Больше всего она боялась, что в этой глуши у нее будут сложности с закупкой провианта. Но на деле все оказалось очень просто. До деревни было не так уж далеко: до нее можно было без труда добраться пешком. Но самое главное, всем необходимым обитателей Каменной хижины в изобилии снабжал Совиный двор.

Каждый день их посещала маленькая, неизменно приветливая миссис Гамп и наводила повсюду образцовый подарок. Она очень полюбила ребят, и это было большой удачей. Вот только Густавчика она на дух не переносила, и частенько жаловалась на него миссис Каннингем.

– Командует – ну что твой фельдфебель. Намедни велел мне принести ему из спальни носовой платок. Он ведь иностранец, правда? Только я, знаете ли, стара, чтобы мной помыкал такой вот сопливый мальчишка.

В первые дни Густавчик был для всех сущим наказанием. Он придирался буквально ко всему. То он жаловался, что ему подали обед на треснутой тарелке. То он отказывался стелить свою постель, хотя это было обязательным правилом для всех ребят.

– Я не стелю постели, – заявил он, скорчив высокомерную мину. – Пусть этим занимается миссис Гамп.

– Миссис Гамп не будет этим заниматься, – железным голосом возразила ему Дина. – Отправляйся наверх и сделай это сам. И не выпендривайся, Гус!

– Густавчик – болванчик, Густавчик – болванчик! – заскрежетал Кики. – Густавчик – болванчик…

Гус схватил книгу и запустил ею в попугая. Кики ловко увернулся, уселся на спинку стула и издевательски загоготал. Только Гус собрался запустить в него второй книжкой, как что – то с силой подхватило его и швырнуло на пол.

Чаша терпения Дины переполнилась. Она была больше не в силах выносить высокомерно – идиотское поведение этого иноземного сопляка. Вне себя от ярости, Дина вцепилась ему в волосы. Гус завопил так, как будто его резали.

В комнату ворвалась миссис Каннингем.

– Дина! Ты что – с ума сошла? Немедленно встань и отправляйся в свою комнату. Потом поговорим.

– Гус запустил в Кики книгой! – с багровым от гнева лицом, тяжело дыша, прокричала Дина. Мальчик, заливаясь слезами, продолжал лежать на полу.

– Вставай, Гус! – сказала миссис Каннингем. – Твое поведение так же безобразно, как и Дины. Ступай к себе в комнату.

– Вы не смеете мне приказывать, – огрызнулся Гус, стараясь, несмотря на заливающие его лицо слезы, сохранять величественную осанку. – Отошлите эту девчонку домой. И злуй птица тоже.

– Немедленно отправляйся к себе в комнату! – вспыхнув от гнева, крикнула миссис Каннингем. Гус вскочил на ноги и, взбежав по лестнице, с грохотом захлопнул за собой дверь.

В комнату вошел Билл, чтобы выяснить причину шума.

– Снова Гус, – сокрушенно качая головой, сообщила ему жена. – С ним просто нет никакого сладу. Все, Билл, дальше так продолжаться не может. Ребята вообще не понимают, почему он так себя ведет. По-моему, нужно рассказать им все, как есть.

– Попытаюсь еще раз поговорить с Гусом, – ответил Билл. – Если снова не удастся достучаться до его разума, придется мне уехать с ним в другое место. Не хотелось бы, потому что здесь, среди ребят, ему надежнее.

Они вместе отправились наверх. Билл пошел в мансарду к мальчикам, а миссис Каннингем переступила порог спальни девочек. Дина и Люси занимались уборкой.

На лице Дины появилось выражение несгибаемого упрямства.

– Ну да, конечно, – пробурчала она, услышав упреки матери. – Почему – то этому Гусу все позволено! Всюду он сует свой нос, пытается всеми командовать. Цаца какая! А запустить в Кики книгой – это вообще наглость!

– Я вас понимаю, – ответила мать. – Теперь все уладится, Билл обещал взять Густавчика на себя. Скорее всего, ему придется уехать с ним куда-нибудь в другое место.

– Только не это, – жалобно протянула Люси. – Не отпускайте Билла! Вы поженились, и он теперь член нашей семьи. Дина, да скажи же хоть слово!

– Гм… да, если вопрос ставится так, я уж лучше попытаюсь как-нибудь потерпеть присутствие Гуса, – нерешительно сказала Дина. – Только… я не могу обещать, что в один прекрасный день снова не вмажу ему по уху. Но Билл должен остаться с нами.

Мама раздраженно заметила:

– По-моему, тебе нужно побыть одной и решить для себя наконец, чего же ты все – таки хочешь. Люси, пошли со мной.

Ни Джек, ни Филипп так и не узнали, что Гус покушался на Кики. Однако попугай сам решил отплатить мальчику за недоброе к себе отношение. И месть его была чрезвычайно изобретательной и разнообразной. Когда ничего не подозревавший Гус сидел вместе со всеми за обеденным столом, Кики сидел незаметно подбирался к нему снизу и молотил его клювом по пальцам ног, торчащим из сандалий. Он прятался на чердаке и, сидя там, терпеливо ожидал появления мальчика. А дождавшись, испускал такой страшный вопль, что Гус, перепуганный до смерти, пулей вылетал из спальни.

– Похоже, Билл решил не наказывать Гуса, зато Кики всерьез занялся его воспитанием, – сказала Дина Люси. – И результаты налицо. По-моему, Гус стал вести себя значительно лучше. И все – таки в поход я бы лучше отправилась без него.

Вся компания готовилась к походу на Сахарную гору. Ее название ребятам чрезвычайно понравилось. Сахарная гора! Волшебное название!

Сразу после завтрака они отправились в путь. Билл и мальчики тащили рюкзаки со съестными припасами. С Гусом, как обычно, было все не слава Богу. По-видимому, он считал ниже своего достоинства нести на спине какой – то груз.

– Никогда в жизни я этого не делал, – возмущенно сказал он. – В моей стране все это возлагается на… как это называется?.. ослов. А я не осел.

Он очень удивился, когда его протест был встречен громким смехом.

– Ой, Гус, от тебя сдохнуть можно, – сказал Джек. – Ты верно, и не подозреваешь, какой ты осел.

– Не смей так говорить, – насупившись, проговорил Гус. – В моей стране тебя бы…

Филипп подтолкнул его в спину.

– Давай, шагай вперед! И кончай вопить! Не хочешь нести свой рюкзак, можешь оставить его здесь. Никто тебя не заставляет. Попомни только, что в нем твои бутерброды. Мы с Джеком несем еду для себя и девчонок, а Билл – для себя и для мамы.

– Забрось рюкзак в кусты, и проблема решена, – ехидно бросила ему Дина. – Ну, Гус, бросай же!

Но Гус уже передумал. В последний момент он взялся за ум и так же, как и все, потащил на себе запас продовольствия. Однако выражение его лица оставалось при этом в высшей степени мрачным.

Название горы было очень точным. Она имела форму сахарной головы, и только самая вершина была плоской. На склонах повсюду цвели анемоны, примулы и фиалки.

– Сверху будет прекрасный вид, – заметил Джек, пока все, тяжело дыша, карабкались в гору. Подъем был довольно крутым. Наконец, они достигли вершины. Здесь дул сильный ветер, но поскольку солнце уже палило нещадно, он только приятно освежал кожу.

– Ну вот и Густавчик дотащил свою еду до вершины, – констатировал Джек. – Ну и проголодался же я!

Все с аппетитом набросились на пищу и быстро уничтожили ее до последней крошки. Разумеется, не забыли и Кики. С особым удовольствием тот поглощал бананы. Ловко держа фрукт оттопыренной лапой, он энергично шуровал клювом в его мякоти.

Когда Гус чихнул, Кики немедленно чихнул в ответ. Чихнув, Гус шумно потянул носом. Эта его дурная привычка очень не нравилась миссис Каннингем. Теперь потянул носом Кики.

– Прекрати, Кики! – крикнула она. – С нас довольно одного храпуна.

– У попки насморк, – заявил Кики. Гус оставил без внимания его выходку, но спустя минуту снова потянул носом.

– Высморкай нос! – крикнул Кики. – Где твой носовой платок? У Густавчика насморк. Пошлите за…

– Утихомирься, Кики! – перебил его Джек. – Гус, перестань шмурыгать носом, а то Кики будет изображать это целый день.

– Я не шмурыгаю носом, – сердито ответил Гус. – Птица злуй. Ее место в клетке.

– Замолчи, Гус! – сказал Билл, сидя с трубкой во рту на обломке скалы. – Вспомни, о чем мы с тобой говорили.

Гус улегся на спину и закрыл глаза. Остальные любовались пронизанной солнцем долиной. Вид, открывавшийся отсюда, был просто великолепен.

– Вон – деревня, – показал Филипп. – А вон – Совиный двор. А у Каменной хижины из – за деревьев видна только труба и кусочек соломенной крыши.

– А вон дорога, по которой мы приехали, – сказал Джек. – Где мой бинокль? Дина, дай – ка мне его. Здорово, теперь можно как следует рассмотреть всю округу. Отлично виден каждый поворот дороги и проезжающие машины. Они совсем как игрушечные. Взгляни – ка, Филипп.

Он протянул бинокль Филиппу, который в свою очередь принялся разглядывать окрестности.

– Точно. Забавно наблюдать, как машинки ползут по полотну дороги. Смотри – ка, черная машина – почти как у Билла. Буду следить за ней до упора.

Остальные путешественники растянулись на земле. Жарко светило солнце, и после еды всех разморило.

– Машина все еще на главной дороге. – Филипп напряженно вглядывался в бинокль. – Едет довольно быстро. Может быть, это полицейская машина?

– Ну, на таком расстоянии не поймешь, – возразил Джек.

Билл оторвался от газеты. Он хорошо разбирался в полицейских машинах.

– Если назовешь мне номер, я тебе точно скажу, полицейская это машина или нет.

Мальчики рассмеялись.

– Хитренький какой, – сказал Джек. – Он прекрасно знает, что с такого расстояния номера не разглядеть. Ну как машина, Филипп, видишь ее еще?

– Нет, она куда – то делась. Наверное, за домами не видно. Ага, вот она снова. Подъезжает к перекрестку – проезжает его – и останавливается.

Гус всхрапнул во сне, и сразу же очень похоже всхрапнул Кики. Филипп продолжил доклад:

– Из машины вышел человек, идет назад. Наверное, решил взглянуть на указатель. Снова садится в машину. Ага, машина возвращается на перекресток. По-видимому, проскочили мимо поворота. Теперь они сворачивают на дорогу к Барсучьей норе.

– Сейчас ты нам расскажешь, что она остановилась у Каменной хижины, – сонно проворчал Джек. – Ты прямо какой – то писатель – фантаст, Филипп.

– Опять исчезла, – не обращая внимания на замечание Джека, продолжал Филипп. – Ага, появилась снова. Едет в направлении Барсучьей норы и сворачивает к Совиному двору. Останавливается. Наверняка водитель спрашивает дорогу. Едет дальше. Сейчас она подъедет к Совиному двору. Останавливается около дома. Наверное, к миссис Эллис пожаловали в гости богатые родственники.

Неожиданно Билл отбросил в сторону газету, не говоря ни слова, схватил бинокль и направил его на Совиный двор. В самом деле там стояла большая черная машина. Он внимательно оглядел ее и молча возвратил Филиппу бинокль.

– Знакомая машина, Билл? – с любопытством поинтересовался Джек.

– Нет, никогда не видел. Однако ее появление наводит на некоторые размышления. К сожалению, больше ничего вам пока сказать не могу. Надо будет вечерком сходить к миссис Эллис. Может быть, она скажет, кто прикатил в этом роскошном экипаже.

 

УДИВИТЕЛЬНАЯ НОВОСТЬ

После этого замечания Билла интерес Джека и Филиппа к черному лимузину возрос до неимоверных размеров. Они поочередно принялись наблюдать за ним в бинокль. Простояв около двадцати минут перед домом, машина тронулась в обратный путь.

– Машина снова поехала, Билл, – доложил Филипп. – Посмотри – ка, как Густавчик разинул рот. А не засунуть ли нам в него что-нибудь этакое?

– Да ладно, пусть себе ослик почивает, – ответил Джек. – И смотри, чтобы Кики не делал глупостей. А то он, не долго думая, набьет бедному мальчику полный рот травы или цветочков.

Филипп воровато огляделся по сторонам. Все остальные, кроме Джека и Билла, крепко спали. Он сунул руку в карман и вытащил из него маленькую зверюшку с красноватой шерсткой.

– Мышка или как ее по-научному – соня орешниковая! – восхищенно воскликнул Джек. – Только смотри, чтобы ее не увидела Дина, а то крику не оберешься. Где ты ее взял?

– Подобрал на дороге, – сообщил Филипп. – Она сидела на ветке и даже не попыталась сбежать, когда я протянул к ней руку.

– Ну, естественно! – сказал Джек с легкой завистью. – К тебе все звери липнут. Очень милая мышка.

– Я назвал ее Сонечкой. – Филипп погладил зверька по спинке. Его большие черные глаза блестели как зеркальца. – Мыши этого вида ужасно много спят. Когда вернемся в деревню, нужно будет купить ей немного фундука. Она прекрасно устроится у меня в кармане. Первый раз у меня будет жить эта самая соня орешниковая. Через пару дней она станет совсем ручной.

– Приятно будет, сунув руку в карман, ощутить ее мягонький мех, – заметил Джек. – Эй, что это, ты слышишь голоса? Кто – то сюда идет.

Они внимательно посмотрели по сторонам и скоро заметили у подножия горы проходивших по тропе двоих мужчин, судя по виду – сельскохозяйственных рабочих.

– Пойду – ка спрошу у них, водятся ли здесь в округе барсуки, – сказал Филипп. – Джек, пойдешь со мной?

Они быстро сбежали с горы. Мужчины остановились, с любопытством разглядывая их.

– Здравствуйте! – запыхавшись от быстрого бега, приветствовал их Джек. – Скажите, пожалуйста, здесь есть барсуки?

– Барсуки? – переспросил более молодой. – Не знаю. В жизни не видел барсуков.

– Зато я видел, – вступил в разговор тот, что постарше. – Конечно, если по ночам греться в постели, разве кого увидишь. Барсук вылезает из норы только по ночам.

– Ты у нас старый браконьер, Джеб, – сказал молодой. – Вечно шастаешь по ночам, когда добрым людям спать полагается. Оттого – то ты и барсуков видал.

– Может быть, может быть, – сказал его спутник и хитро прищурился. – А вам, мальцы, зачем понадобились барсуки?

– Нам хотелось бы понаблюдать за ними, – ответил Филипп. – Я очень интересуюсь всякими животными. Но мне еще никогда не приходилось видеть барсуков в естественных условиях. Где их чаще всего можно встретить? Мы сами живем в Каменной хижине.

– Ну тогда вам не придется далеко ходить, чтобы повстречать господина Барсука, – сказал пожилой. – Вы можете обнаружить его в лесу к востоку от дома или внизу, в каменоломне. Я видел там одного прошлым годом. Первым делом заметил, значит, земляной холм, нарытый барсуком, ну и сразу, стало быть, сообразил, что поблизости должен быть вход в нору.

– Да, да, барсуки всегда так делают. – Филипп энергично закивал головой. Вот бы познакомиться с этим пожилым поближе! От него наверняка можно узнать о животных много интересного.

– Большое спасибо за ценную информацию, – вежливо сказал он. – Теперь господину Барсуку от нас не спрятаться.

– А еще в каменоломне много сов, – добавил пожилой. – Всяких там разных видов. Они охотятся внизу на крыс и мышей. А сипуха, к примеру, так орет, что прямо можно помереть со страху.

– Да, я знаю.

Джек сразу же решил отправиться в одну из ближайших ночей в каменоломню и залечь там в дозоре для наблюдения за совами. Ему очень нравились совы, и он очень надеялся, что удастся поймать и приручить маленького совенка. Правда, тогда придется следить вовсю, чтобы Сонечка не попалась ему на глаза. Иначе мышке – конец.

Попрощавшись с мужчинами, мальчики решили немного побродить по окрестностям. Спустя некоторое время, они услышали голос Билла:

– Джек! Филипп! Мы возвращаемся домой. Вы идете?

– Да, идем! – крикнул Джек. Они быстро присоединились к остальным. Гус был уже на ногах, но страшно ругался и то и дело отплевывался.

– Эй, как ты себя ведешь? – возмутился Джек.

– Он говорит, что, пока он спал, кто – то напихал ему травы в рот, – сказала Дина. – Джек, это твоя работа?

– Нет. За Филиппа я тоже ручаюсь.

– Ну, слышишь? – Дина обратилась к Гусу. – Ни один человек не совал тебе траву в рот. Тебе это, наверное, просто приснилось. Небось, сам жевал – жевал травинку и проглотил ненароком.

– Ничего я не жевал, – мрачно возразил Гус. – Это была злуя шутка. Я чуть не задыхся совсем до смерти.

– Видимо, он хотел сказать «чуть не задохнулся», – сказала Люси. – Действительно, странно. Никто тебе ничего в рот не совал, а ты чуть «не задыхся». Да перестань ты наконец плеваться.

Джек и Филипп обменялись понимающими взглядами. Они точно знали, кто подстроил Густавчику эту каверзу. Заметив их взгляды, мальчик набросился на них с упреками:

– Вы знаете, кто это сделал. Кто, кто это сделал?

– Да, нам это известно, – ответил Джек. – Очень веселый розыгрыш. Мы и сами едва не соблазнились. Уж больно забавно ты храпел с разинутым ртом.

– Я не храплю, – зло бросил в ответ Гус. – Скажите же наконец, кто это сделал.

– Да утихомирься же ты, – сказал Билл. – Думаю, это дело рук Кики. Он и со мной как – то раз проделал такую пакость. Гус, ты что – шуток не понимаешь?

И тут Гуса понесло. Он рассвирепел до такой степени, что незаметно для себя перешел на родной язык. Лицо его стало багровым от ярости. Потрясая смоляными кудрями, захлебываясь от гнева, он безостановочно сыпал непривычно звучащими фразами. Все смотрели на него с недоумением. И никто не понимал ни слова.

Все это чрезвычайно заинтересовало Кики. Он взлетел на плечо к стоящему рядом с Гусом Джеку и, вытянув шею, внимательно прислушался. Когда Гус замолчал, чтобы перевести дух, он решил дать ему ответ.

– Гиббероллидокериблузикотелгуставчикболванчик, – с выражением проговорил он и, сделав маленькую паузу, добавил еще пышный букет абракадабры, в котором причудливо перемешались настоящие и придуманные им бессмысленные слова. Все присутствующие разразились хохотом. Вся эта галиматья звучала так, как будто Кики отвечал разгневанному мальчику на его родном языке.

Гус пораженно замолчал и уставился на Кики.

– Он говорис по-английски? – удивленно спросил он. – Что он говорис?

– Он говорис всякую глупость – прямо, как ты, – заявил в ответ Джек. – Помолчи-ка, Кики! Перестань выпендриваться!

Билл с женой уже отправились в обратный путь. За ними последовали развеселившиеся девочки. Конечно, мальчишка часто действовал им на нервы, но иногда, как сегодня, невольно поднимал всем настроение. Гус замыкал шествие. Упрямо потряхивая смоляными кудрями, он то и дело останавливался и отплевывался. Кики с удовольствием повторял его телодвижения, сопровождая свои действия саркастическим смехом.

Около шести они добрались до Каменной хижины.

– Если кто хочет есть, пусть сходит на кухню за молоком и печеньем, – сказала миссис Каннингем, обращаясь к ребятам. – Для особо голодных имеется ягодный пирог.

Особо голодными оказались все пятеро, и ягодный пирог был мгновенно уничтожен почти полностью. Кроме того, к ужасу миссис Каннингем, после этого «легкого» ужина в доме не осталось ни капли молока.

– Ну вот, – сердито сказала она, – интересно, что я подам вам на завтрак?

– Не беспокойся, – сказал Билл. – Сегодня вечером я зайду на Совиный двор и принесу вам молока, сколько пожелаете. Кстати, прекрасный предлог для моего внеочередного посещения миссис Эллис. Надо будет между делом задать ей пару вопросов.

– Снова секреты? – поинтересовалась Дина. – С тобой не соскучишься. Ты даже во время каникул не забываешь о своих делах.

– Билл никогда не расслабляется, – сказал Филипп. – Такая уж у него работа.

– Может, перекинемся в картишки? – предложила Дина. – Принеси – ка карты, братик. Гус, ты умеешь играть в очко?

Гус кивнул.

– Да, в интернате играл. Я хорошо играю. Очень, очень быстро.

Он быстро замахал руками, как будто перемешивал карты, и так в этом преуспел, что его длинные кудри упали ему на глаза. Он машинально отбросил их назад. Это движение он повторял по сто раз на дню. Дина не могла этого больше видеть.

– Эти твои ужасные патлы! – воскликнула она. – Ты выглядишь с ними, как девчонка.

– Не трогай его! – попытался унять ее Джек. – Достаточно искры, чтобы он вспыхнул как факел. Нечего смотреть на меня, Гус, глазами бешеного таракана. А то я сейчас лишусь чувств от страха.

– Ты совсем бум – бум, – постучал себя по лбу Гус.

– Бум – бум, – радостно повторил Кики. – Бум – бум, бум – бум…

– На сегодня довольно, Кики. – Джек щелкнул его по клюву. – Где карты, Дина? Сдавай наконец.

Все пятеро уселись на пол и начали игру. Кики играть не умел, а поскольку Джек запретил ему трогать карты, пришлось ретироваться в самый дальний угол комнаты.

– Бум – бум, – задумчиво бубнил он себе под нос.

Гус играл превосходно и был в игре быстр и удачлив. Он прямо – таки весь горел от усердия. Волосы то и дело падали ему на глаза, и он нетерпеливо откидывал их назад. Когда Джек спокойно побил облюбованную Гусом карту, тот сердито крикнул:

– Я сам хотел побить ее. Но у меня волосы упали на глаза.

– А почему бы тебе не подстричься? – спросила Дина.

– Да, почему бы тебе не подстричься? – вмешался Филипп. – Мы как раз завтра отправляемся в деревню к парикмахеру. Если ты и дальше будешь с такой силой отбрасывать волосы со лба, у тебя в конце концов просто голова отвалится.

– Да, решено. Завтра мы тебя подстрижем, – спокойно сказал Джек.

На эти его слова Гус отреагировал удивительно резко. Он вскочил, швырнул карты на пол и презрительно заявил:

– Короткие волосы носят такие, как вы. А я никогда не позволю остричь себе волосы. У меня на родине мальчики, подобные мне, носят длинные волосы.

– Мальчики, подобные тебе! – воскликнул Джек. – Это еще что за бредятина? Подумаешь – цаца! Ты что думаешь, если ты происходишь из богатой семьи, тебе можно так вот выпендриваться. Тоже мне – принц липовый!

Услышав эти слова, Гус гордо выпрямился и, в очередной раз отбросив кудри назад, торжественно заявил:

– Я и есть самый настоящий принц! Я принц Алоизий Грамонди Расмоли Торквинель Таури-Гессианский!

 

НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ

После этого драматического заявления комнате воцарилась мертвая тишина. Никто не находил подходящих слов, даже Кики. Ребята озадаченно смотрели на Гуса, не зная – верить ему или нет.

Мальчик смотрел на них сверху вниз, гордо сверкая глазами. Но вдруг у него задрожали губы. И ему пришлось сделать над собой усилие, чтобы подавить готовые вырваться рыдания.

– Я нарушил свое слово, – дрожащим голосом пробормотал он. – Я – принц – нарушил свое же слово.

Ребята от волнения не заметили, как в комнату вошел Билл, который слышал все – от первого до последнего слова. Он сделал шаг вперед и строго сказал:

– Да, ты нарушил данное тобой слово, Алоизий Грамонди Расмоли Торквинель, хотя твой дядя твердо заверил меня, что ты этого никогда не сделаешь. Как мне оберегать тебя, если ты не держишь своего слова?

Ребята затаили дыхание. Что все это значило?

– Он что – в самом деле принц? – запинаясь, спросил Джек.

– Хочешь верь – хочешь не верь, но он действительно принц, – ответил Билл. – Его дядя – король Таури-Гессии.

– Так вот откуда все эти закидоны, – сказала Дина. – Его стремление командовать, надменное поведение и куча денег.

– Да, и длинные волосы тоже, – добавил Билл. – В Таури-Гессии не принято, чтобы принцы стригли волосы. У Гуса с этим вечно проблемы, потому что, естественно, здесь, в Англии, к нему из – за этого постоянно цеплялись. Впрочем, его однокашники в интернате знали, кто он такой и почему носит длинные волосы.

Ребята с любопытством уставились на принца Алоизия. Когда он в очередной раз откинул назад свои кудри, Дина вздохнула:

– Как бы тебе, Густавчик, избавиться от этой привычки? Кстати, я не смогу называть тебя Алло… или как тебя там. Для меня ты, несмотря ни на что, останешься Густавчиком.

– Так и должно быть, – серьезно сказал Билл. – Я не без причины дал ему имя Густавус Бармилево. Политическая ситуация у него на родине весьма напряженная. Поэтому ему необходимо пожить здесь под чужим именем.

– Что там у тебя в стране приключилось? – спросил Джек. – Революция, что ли?

– Угадал. Король Таури-Гессии, дядя Густавчика, – бездетен. Стало быть, Густавчик является престолонаследником. Ну, а в стране немало людей, настроенных против короля, считающих его правление чересчур жестким. Но в этой стране необходим строгий режим. Наше правительство поддерживает короля, считая его достойным правителем.

– Остальное более или менее понятно, – взволнованно вмешался Джек. – Партия, выступающая против дяди Густавчика, хотела бы посадить на престол малолетнего короля и вертеть им, как заблагорассудится.

Билл кивнул.

– Абсолютно точно. Противники короля хотят посадить на трон Густавчика. И как только он станет королем, ему придется – вольно или невольно выполнять все их требования. А дядю его арестуют или даже казнят.

– Густавчику об этом известно? – спросил Филипп.

– Конечно. Ему все объяснили до мельчайших подробностей. Но он любит своего дядю и не желает быть марионеткой в руках его врагов. Пока не будет ликвидирован кризис у него на родине, его поручили моим заботам. Никто не должен знать, кто он такой. Все должны считать, что он самый обыкновенный юный иностранец по имени Густавус Бармилево.

– Я нарушил свое слово, – подавленно повторил Гус. – Мистер Билл, вы можете простись меня?

– Только смотри не проговорись еще раз, – сказал Билл. – Здесь тебя никто не выдаст. Мы твои друзья. По крайней мере, хотели бы ими стать, если ты будешь вести себя как следует.

– С этой минуты я буду себя вести хорошо, – торжественно пообещал Гус.

– Будем надеяться, что ты не забудешь данного тобой обещания, – сказал Билл. – Ты должен вести себя так же, как все ребята. Любой человек, который будет наблюдать за нами, должен поверить в то, что ты – нормальный школьник, проводящий каникулы в семье друзей. До сих пор ты вел себя не как принц, а как обыкновенный избалованный мальчишка. Будь я жителем Таури-Гессии, я бы сто раз подумал, прежде чем посадить себе на шею такого вот короля.

– Билл, а какое правительство поручило тебе охранять Гуса – наше или Таури-Гессии? – поинтересовалась Дина.

– Это просьба обоих правительств. Оба правительства хотят, чтобы в Таури-Гессии был строгий и справедливый правитель. Деталей я тебе объяснять не буду. Мы надеемся, что кризис, в котором находится страна, через несколько недель разрешится. Тогда Гус сможет вернуться в свой интернат. Но пока ему придется побыть у нас.

– Теперь мне многое стало понятно, – сказала Дина. – Тебе следовало с самого начала сказать нам всю правду, Билл. Тогда мы по-другому отнеслись бы к Гусу.

– Меня просили не раскрывать тайну никому, кроме твоей матери, – ответил Билл. – Она должна была, конечно, быть в курсе дела. Я снял этот дом, поскольку он расположен в глуши, и привез сюда Густавчика, так как полагал, что среди вас ему будет легко затеряться. Здесь он просто один из отдыхающих ребят и не будет никому бросаться в глаза.

– Ты все очень хорошо придумал, Билл. – Люси взяла его за руку. – Мы поможем тебе оберегать Гуса. Густавчик, мы твои друзья.

– Большое спасибо, – сказал Гус и комично поклонился. – Для меня это большая честь.

– Ну вот и хорошо! – Билл дружески похлопал его по плечу. – А теперь вы должны забыть все, что услышали о принце Алоизии Грамонди и Таури-Гессии. Понятно?

– Да, Билл. – Ребята торжественно закивали головами. Не каждый день случается услышать посреди веселой карточной игры столь необычные и важные вещи. Ребята все еще не могли опомниться от неожиданности. Билл отправился к жене сообщить о происшедшем, а ребята вернулись к картам.

– Вы только посмотрите, что тут за это время натворил Кики! – воскликнул Джек. – Он перепутал все карты.

– Он тоже решил сыграть с нами, – рассмеялась Люси. – Смотрите, он держит карты, как будто собрался ходить. Сейчас же брось карты, Кики!

– Раз, два, три, шесть, восемь, четыре, – серьезным видом начал считать Кики, как обычно, перепутав все цифры. – Три, пять, четыре, вышел зайчик погулять.

– Раз, два, три, четыре, пять, вышел зайчик погулять, – поправила его Люси. – Не забывай о рифме.

В ответ Кики икнул. Иногда он делал это от смущения, если ему вдруг случалось оговориться.

– Перестань, Кики! – приструнил его Джек. – Ну что – будем играть дальше?

Однако выяснилось, что после только что услышанных волнующих новостей желание играть у всех пропало. Четверо друзей чувствовали настоятельную потребность тщательно обсудить все эти вещи, но не хотели пускаться в разговоры в присутствии Густавчика.

В дверях показалась миссис Каннингем.

– Билл отправляется на Совиный двор. Кто-нибудь хочет пойти с ним? Только Гусу придется остаться дома.

– Я пойду. – Люси вскочила на ноги. – А вы, юноши, лучше оставайтесь с тетей Элли для охраны.

Джек и Филипп сразу же согласились. Хоть Таури-Гессия и находилась за тридевять земель, им следовало быть начеку, опасаясь возможного появления поблизости похитителей и революционеров.

– Я тоже остаюсь дома, – заявила Дина. – Я ногу натерла.

Счастливая Люси отправилась с Биллом в путь. Она была очень рада редкой возможности побыть с ним наедине. Когда они были все вместе, Билл часто веселил их, придумывая разные забавные штуки. Однако Люси считала, что без шумной компании с ним было еще интереснее. Она ласково взяла его под руку, и они зашагали по дороге в сгущающихся сумерках.

– Ничего не говори о Гусе, – тихо предупредил ее Билл. – Необходимо соблюдать крайнюю осторожность. Никто не должен знать, кто он на самом деле. Для мальчика было бы настоящим несчастьем стать королем в столь юном возрасте.

– Я не промолвлю ни словечка, – пообещала Люси. – Поговорим лучше о Джеке.

– Ты всегда готова говорить о Джеке, – улыбнулся Билл. – У него есть нечто такое, от чего я и сам бы не отказался.

– Что? Кики?

– Нет. Очень милая, маленькая сестренка. Редко встретишь брата и сестру, которые были бы так привязаны друг к другу.

– Это, наверное, потому, что наши родители умерли, когда мы были совсем маленькими, – задумчиво сказала Люси. – Мы остались тогда совсем одни. Но теперь у нас есть ты, тетя Элли и Филипп с Диной. И это огромное счастье для нас.

– А как я счастлив, что одним махом заполучил целую готовую семью, – ответил Билл. – Слышишь, как орут совы? Какой – то кошачий концерт.

– «Куит – куит» – это кричит неясыть, – сказала Люси, научившаяся от Джека различать голоса птиц. – А долгий глухой вой испускает ушастая сова.

– Господи, а это что еще такое? – Билл вздрогнул от громкого сиплого вопля.

Люси рассмеялась.

– Это – сипуха. Своим криком она вспугивает мышей и крыс.

– Надо признаться, что она и меня прилично вспугнула, – сказал Билл. – Ага, вот и дом наконец – то. Зайдем вместе, Люси. Но ты лучше помалкивай и предоставь мне разговаривать с миссис Эллис.

Они постучались и прошли в просторную уютную кухню. Несмотря на теплый вечер, в камине пылал огонь. Перед камином сидела укутанная в теплый плед тетушка Наоми и что – то вязала.

Миссис Эллис поспешила навстречу гостям.

– Очень мило, что зашли, мистер Каннингем. Чем могу быть вам полезной? Садитесь, пожалуйста.

Люси уселась в кресло – качалку и начала тихо раскачиваться. Большая полосатая кошка вспрыгнула к ней на колени, свернулась клубком и замурлыкала. Люси почувствовала гордость от оказанного ей доверия. Миссис Эллис угостила ее пирогом. Отламывая от него маленькие кусочки, она сквозь сонную дымку прислушивалась к разговору Билла и миссис Эллис. Билл вовсю распространялся о том, как им понравилось в Каменной хижине.

– Там так спокойно и уединенно, – сказал он. – В этой местности наверняка не встретишь чужих, не так ли?

– В общем-то – да. Но как раз сегодня днем заезжала совершенно незнакомая супружеская пара, да еще в роскошном черном автомобиле, очень похожем на ваш.

– Наверное, просто сбились с пути, – предположил Билл. И хотя он говорил, как всегда, совершенно спокойно, Люси почувствовала, что он внутренне весь напрягся.

– Нет, они искали тихий деревенский дом, – ответила миссис Эллис. – Жена того господина долго болела, и теперь ей нужен покой и хорошая еда. Кто – то рассказал им о нашей усадьбе, вот они и приехали, чтобы спросить, нельзя ли им здесь пожить.

– Вот как, – сказал Билл. – И… что вы им ответили?

– Я согласилась. Меня уже и муж мой изругал за это. Говорит, слишком ты добренькая. Столько, говорит, возни у тебя будет с этими постояльцами. Но уж больно женщину жалко. Они переберутся сюда завтра. Похоже, они иностранцы.

– Иностранцы, – медленно повторил Билл. – Так я и думал.

 

НЕОЖИДАННЫЙ ВИЗИТ

Люси замерла. Иностранцы! Неужели они приехали из Таури-Гессии? Неужели они преследуют Густавчика? О Господи, только бы это не стало прелюдией к очередному приключению! Каникулы начинались так мирно.

– Черт бы побрал этого Густавчика! – прошептала она кошке на ухо. – И черт бы побрал его дядюшку!

Билл осторожно задал еще пару вопросов, но миссис Эллис нечего было добавить к сказанному. Он поднялся, взял кувшин с молоком, принесенный ею со двора, и, поблагодарив миссис Эллис, они вышли на улицу. Уже сильно стемнело, ночное небо было усыпано сияющими звездами.

– Боюсь, они напали на след Густавчика, – шепотом сказал Билл. – Откуда только они узнали, что он у нас? И все потому, что у него такая броская внешность! Его ни с кем не спутаешь. Наверное, кто – то видел его со мной. А потом они навели обо мне справки. Ну, а определив, кто я такой, выяснить остальное уже не составляло труда. Гм! Все это мне очень не нравится.

– Ты что – собираешься исчезнуть вместе с Густавчиком? – спросила Люси так тихо, что Билл с трудом услышал ее вопрос. – Не уезжай, пожалуйста, Билл!

– Мне нужно обсудить это с тетей Элли, – ответил Билл. – И ничего не говори Гусу. Не нужно его нервировать понапрасну. С этой минуты ни в коем случае не оставляйте его одного. Вам придется быть с ним постоянно.

– Хорошо, Билл. Господи, и зачем только миссис Эллис согласилась принять у себя этих иностранцев? Правда, может быть, они совершенно безобидные люди, не имеющие к этому делу никакого отношения.

Билл пожал Люси руку.

– Может быть. Но у меня плохое предчувствие, а интуиция меня, как правило, не подводит. И все – таки не нужно так уж расстраиваться.

– Когда ты с нами, я ничего не боюсь, – сказала Люси. – Пожалуйста, не уезжай от нас, Билл.

– Нет, нет. Я буду вынужден исчезнуть с Гусом только в случае крайней необходимости.

Когда они вернулись домой, Дина и Гус уже отправились спать. Тетя Элли, Джек и Филипп сидели в гостиной и читали. Билл отнес молоко в кладовку и вместе с Люси присоединился к ним. Раскурив трубку, он сообщил, что удалось выведать у миссис Эллис.

Миссис Каннингем озабоченно спросила:

– Как они могли узнать, что Гус находится у нас? Что же нам делать, Билл? Неужели нам всем придется отсюда уехать?

– Нет, это будет слишком подозрительно. В конце концов, соседство этих двух людей нам пока ничем не угрожает. Напасть на нас и увезти Гуса силой они все равно не смогут. Подождем, не объявится ли в окрестностях еще кто-нибудь. Об этом мы сразу же узнаем от миссис Эллис. Джек и Филипп будут по очереди ходить за молоком и проводить рекогносцировку.

Миссис Каннингем кивнула, соглашаясь.

– Ладно, пусть все остается, как есть. Но тебе придется все рассказать Густавчику, чтобы предостеречь его. Ему нельзя никуда ходить в одиночку, а мальчикам следует держать окно своей спальни закрытым.

– Это еще зачем? – надулся Джек, не любивший спать с закрытыми окнами. – Кики будет охранять нас лучше всякой сторожевой собаки. Да он весь дом переполошит, если кому – то вздумается забраться к нам ночью.

– В этом я не сомневаюсь, – сказала тетя Элли. – И все – таки мне было бы спокойнее, если бы ваши окна были закрыты. Нам следует проявлять крайнюю осторожность.

На следующее утро о новостях узнали и Дина с Гусом. Филиппа послали на Совиный двор проследить за прибытием чужаков. Они приехали на том же черном лимузине, за которым он наблюдал в бинокль днем раньше. Большая черная машина выглядела весьма солидно. «Даймлер» – тут же определил Филипп с профессиональной точностью. Очень скоростная машина!

Дверь машины отворилась, и из нее показался высокий стройный мужчина, облаченный в элегантный костюм. Его волосы были тщательно зачесаны назад, а в правом глазу поблескивал монокль. Он повернулся к машине и что – то сказал. И хотя он очень чисто говорил по-английски, в нем нетрудно было угадать иностранца. Он заботливо помог выбраться из машины очень красивой молодой даме и медленно повел ее к входной двери. Она шла, тяжело опираясь на его руку, с выражением страдания на лице.

Или она в самом деле была больна, или же с большим искусством играла свою роль. Филипп не спускал с них глаз, пока они не исчезли за дверью. После этого он бегом возвратился в Каменную хижину, чтобы доложить об увиденном. Он скрупулезно описал внешность обоих незнакомцев.

– Может быть, ты их знаешь, Гус?

Гус покачал головой.

– Нет, так мне трудно сказать.

– Не исключено, что уже сегодня во второй половине дня они отправятся на прогулку в наши края, – сказал Билл. – Им наверняка известно, что я здесь живу, и они захотят убедиться, нет ли со мной Гуса.

Билл оказался прав. Джек, болтавшийся в саду в поисках птиц, неожиданно услышал незнакомые голоса. Он с любопытством уставился сквозь ветки кустарника. Ага, постояльцы миссис Эллис! Филипп описал их очень точно. Рослый, элегантно одетый мужчина с моноклем. На его руку опиралась молодая красивая женщина, весь вид которой говорил о том, как трудно ей было идти.

Джек немедленно рванул в дом через заднюю дверь.

– Билл! – взволнованно крикнул он. – Они здесь. Где Густавчик? Пусть посмотрит на них через окно, когда они будут проходить мимо. Может, все – таки узнает кого.

Гус спрятался за занавеской у окна гостиной и осторожно выглянул на улицу. Но незнакомцы не прошли мимо, они открыли калитку и прямиком направились к дому. В следующее мгновение раздался громкий стук в дверь.

Миссис Каннингем, прилегшая отдохнуть, вздрогнула от неожиданности. Билл бросился к ней, наверх.

– Элли, эта парочка с Совиного двора пришла к нам в гости. Вот уж чего не ожидал. По-видимому, они полагают, что мы пребываем в полной безмятежности. Спустись, пожалуйста, вниз и открой им дверь. Я пока, пожалуй не буду высовываться, ну и Гус, естественно, тоже. Остальным выходить не возбраняется.

Он отправился к Гусу, чтобы предупредить его о появлении нежданных гостей. Миссис Каннингем быстро привела прическу в порядок, спустилась вниз и отворила дверь. Перед ней стояли незнакомцы.

Мужчина снял шляпу.

– Прошу извинить за беспокойство, – вежливо сказал он. – Моя жена нездорова и во время прогулки почувствовала внезапную слабость. Нельзя ли попросить у вас стакан воды?

– Разумеется, – приветливо ответила миссис Каннингем. – Проходите, пожалуйста. – Она проводила незнакомцев в гостиную. Женщина тотчас тяжело опустилась в кресло и обессилено закрыла глаза.

– Моя жена была очень больна, – объяснил мужчина. – Мы решили отдохнуть на Совином дворе. Там спокойно, свежий воздух и здоровая пища. Лучше, чем в гостинице. Однако нам не следовало в первый же день уходить так далеко.

Миссис Каннингем произнесла несколько сочувственных слов и затем позвала:

– Дина! Принеси, пожалуйста, свежей воды и стакан.

Дина помчалась в кухню и вскоре появилась в гостиной с подносом в руках, на котором стоял графин с ледяной водой и стакан. Она с любопытством уставилась на незнакомцев.

– Это ваша дочь? – спросила молодая женщина. – Очаровательная девочка! А еще у вас есть дети?

– Да, сын и двое приемных детей, – ответила миссис Каннингем. – Позови их, Дина.

Дина вышла из комнаты и вскоре вернулась в сопровождении Люси, Филиппа и Джека. Молодая женщина слабо вскрикнула, заметив Кики на плече у Джека:

– Попугай! Держите его покрепче!

– Вытри ноги! – крикнул Кики. – Закрой дверь!

Женщина изумленно отпрянула назад и что – то сказала своему спутнику на иностранном языке.

Мужчина рассмеялся.

– Жена полагает, ваш попугай мог бы многим людям преподать хорошие манеры. Так – так, значит, это и есть ваши дети. Но разве их не пятеро?

– Нет, у меня четверо детей.

Женщина выпила глоток воды.

– Миссис Эллис говорила что – то еще об одном маленьком мальчике.

Миссис Каннингем предложила ей сигарету, чтобы увести разговор от «маленького мальчика». Но незнакомка не отставала.

– Может быть, у вас гостит еще один мальчик? – поинтересовалась она с невинной улыбкой.

– Ах, миссис Эллис, видимо, имела в виду Густавчика. Да, Густавчик проводит у нас каникулы.

– Нельзя ли нам поприветствовать и его? – спросила незнакомка. – Я так люблю детей и хотела бы с ним познакомиться.

– Кто-нибудь знает, где он? – повернулась миссис Каннингем к детям. По ее тону ребята поняли, как им отвечать. Она, конечно, понятия не имела, что Гус спрятался в огромном платяном шкафу в верхней прихожей. Он забаррикадировался там сразу, как только услышал первый стук в дверь. Билл стоял на страже поблизости. Все были в полной боевой готовности.

– Понятия не имею, – ответил Джек. – Ты не знаешь, где он торчит, Филипп?

– Нет. – Филипп пожал плечами. – Наверное, шляется где – то по лесу.

– О, мальчик, по-видимому, любит гулять один, – сказал мужчина. – Ну что ж, даст Бог, встретим его на обратном пути. Очень признательны вам за помощь, сударыня. Разрешите немного отблагодарить вас за любезность? Ребята, надеюсь, не откажутся купить себе немного мороженого. Разумеется, здесь хватит и на долю отсутствующего Густавчика. – Он положил на стол пять новеньких десятишиллинговых монет.

Ребята просто разинули рты от изумления. Миссис Каннингем невольно отодвинула деньги подальше.

– Нет, благодарю, я не могу их принять. Вы получили всего лишь стакан воды.

С легким смущением мужчина спрятал деньги в бумажник.

– Как угодно. У меня на родине считается приличным вознаграждать за добрые дела.

– А где ваша родина? – спросил Джек в надежде что-нибудь разузнать.

Мужчина немного помедлил с ответом. Жена бросила на него быстрый взгляд.

– Родина? Ах, знаете ли, я родом из Италии. Прекрасная страна. Пойдем, дорогая, нам пора.

Они встали и попрощались с хозяевами. Оказавшись снаружи, они украдкой осмотрели все вокруг, видимо, в надежде увидеть еще и Густавчика. Когда они подошли к калитке, миссис Каннингем сто – то крикнула им вслед.

Мужчина вопросительно повернулся к ней.

– Простите, что вы сказали? Я не понял.

Она повторила фразу. Он посмотрел на нее непонимающими глазами, еще раз поклонился и зашагал по дорожке, держа жену под руку.

– Итальянец – как бы не так, – задумчиво проговорила миссис Каннингем. – Я крикнула ему по-итальянски, чтобы он передал от меня привет миссис Эллис. Совершенно очевидно, что он не понял ни слова.

 

ЗОВ О ПОМОЩИ

Джек подбежал к калитке и посмотрел вслед подозрительной паре. Вскоре он вернулся с известием, что незнакомцы направились к Совиному двору. Гус выбрался из шкафа, и срочно был созван семейный совет.

– Мужчину я не знаю, – сказал Гус. – А его спутницу зовут госпожа Татиоза, она супруга премьер – министра Таури-Гессии. Как же я ее ненавижу! Она очень умна, но совершенно бессердечна и безжалостна.

– Эта красивая молодая дама? – удивилась миссис Каннингем.

– Да, да. – Гус энергично покивал головой. – Дядя мне много о ней рассказывал. Раньше она была шпионкой. А потом вышла замуж за премьер – министра. Он исполняет все ее желания.

– Гм, – задумчиво протянул Билл. – А мужчину, стало быть, ты не знаешь? Но это, по сути, и неважно. Поскольку ты узнал госпожу Татиозу, мы можем утверждать, что они напали на твой след. Как нам быть в этой ситуации? Может, и в самом деле скрыться с глаз долой? Знаешь, Гус, лучше всего было бы отвезти тебя в Лондон и запереть в Тауэре. Уж там – то ты гарантированно будешь в полной безопасности.

– Но ты же сам сказал, что два человека для нас не опасны, – возразил Джек. – Стало быть, пока в окрестностях не объявятся новые гости, опасности, как таковой, не существует. Предлагаю – нам с Филиппом вести круглосуточное наблюдение за Совиным двором. Естественно, меняя друг друга. День – я, день – Филипп.

– Неплохая идея. – Билл задумчиво пососал трубку. – Ладно. Пока останемся на месте и посмотрим, что предпримут госпожа Татиоза и ее спутник. Они, конечно, подозревают, что Густавчик – это и есть принц. Миссис Эллис им его наверняка описала, а ведь его ни с кем не спутаешь.

– Да, особенно с его длинными волосами, – сказал Джек. – Билл, я отправляюсь на Совиный двор и пробуду там до вечера. Для правдоподобности попрошу миссис Эллис дать нам масла, а ее мужу немного помогу по хозяйству. Кстати, – с превеликим удовольствием.

Билл согласился с предложением, и Джек в компании с Кики, не откладывая, отправился в путь. А остальные ребята решили сходить в поход.

– Ни в коем случае не появляйтесь в окрестностях Совиного двора, – напомнила им миссис Каннингем. – С собой можете взять чай и пирог. Думаю, надежнее всего Гусу находиться именно в вашем окружении. Только не оставляйте его одного!

Она собрала им корзинку с провизией, и счастливые ребята, не раздумывая, пустились в путь. Через какое – то время они оказались в долине, сплошь усеянной золотисто – желтыми цветами чистотела. Усталые и разгоряченные, они расположились на отдых.

– Здесь просто изумительно! – восхищалась Люси. – Чистотел выглядит так, как будто его каждое утро заботливо моют. Каждый лепесточек!

Вдруг Дина испуганно вскинулась.

– Филипп, у тебя на плече сидит мышь!

Сонечке стало очень жарко в кармане у Филиппа. Она выползла из – под его шерстяного свитера, осторожно огляделась по сторонам и, убедившись в отсутствии опасности, довольная уселась у него на плече.

– Мышка! – радостно воскликнула Люси. – Как ее звать, Филипп? Можно мне взять ее в руки?

– Я назвал ее Сонечкой, потому как она обычно много спит. – Филипп достал из кармана орех и протянул его Люси. – Положи орех на ладонь и угости им Сонечку. Только приближайся к ней как можно медленнее. Тогда она не испугается и переползет к тебе.

Люси сделала все в точности, как советовал Филипп. Зверек боязливо следил за приближающейся к нему ладонью с орехом. Усики на его мордочке слегка дрожали.

– Она учуяла орех, – тихо сказал Филипп. – Теперь не двигайся, Люси! Гопля, ну вот теперь она у тебя на ладони! Правда ведь, приятно ощущать, как она тихонько перебирает своими маленькими лапками?

– Просто восхитительно. Вот бы мне такую!

– Я тебе обязательно поймаю, – пообещал Филипп.

Но тут уже Дина встала на дыбы.

– Не желаю никаких мышей у себя в спальне!

– Но Сонечка не обыкновенная мышь, – сказала Люси. – Эти орешниковые сони совершенно не пахнут. Да посмотри же, какая прелесть!

Сонечка отгрызла кусочек ореха, зажала его в передних лапках и, усевшись поудобнее, принялась, поглядывая на Люси большими черными глазками, поглощать свое любимое лакомство.

– У нее глазки совершенно, как зеркальца, – заметила Люси. – Я вижу в них свое отражение, только очень, очень маленькое.

– Правда? – Гус пододвинул свое лицо вплотную к Люси, чтобы убедиться, действительно ли глаза мыши так хорошо отражают все вокруг. Но Сонечка вдруг подпрыгнула и молниеносно исчезла за воротником у Филиппа.

– Дурак! – сердито крикнула Люси. – Зачем ты ее спугнул?

– Простиссе! – удрученно сказал Гус. – Извини, пожалуйста, Люси!

И хотя Сонечка выглянула еще пару раз из – за воротника Филиппа, полностью наружу уже больше не вылезала.

– Она еще не совсем ручная, – объяснил Филипп. – Она ведь у меня совсем недавно. Скоро она совершенно спокойно будет участвовать в наших трапезах и поедать свои орехи прямо у меня с тарелки.

– Только через мой труп! – заявила Дина.

– Да перестань ты, Дина! – сказал брат. – Ты ведь Сонечку даже не разглядела как следует. Если бы ты…

– Кто – то идет, – перебила его Люси, услышав мужские голоса.

– Спрячься за куст, Густавчик! – крикнул Филипп. – Быстро!

Гус послушно заполз в ближайший куст дрока. У него даже не было времени увернуться от торчащих повсюду шипов – двое мужчин были уже совсем рядом. Они переговаривались на раскатистом местном диалекте. Один из них был тем самым пожилым крестьянином, что рассказывал ребятам о барсуках. Он дружелюбно кивнул Филиппу и громко сказал:

– Нынче можете понаблюдать за барсуками. Ночь будет лунная.

– Вылезай, Гус, – сказал Филипп, когда мужчины прошли мимо. – Ложная тревога.

Гус с трудом выполз из – под куста. Его лицо, руки и ноги были исцарапаны колючками. Посмотрев на него, ребята поняли, что он вот – вот расплачется.

– Он весь в крови, – насмешливо сказала Дина.

– Да ладно, ничего страшного. – Филипп достал носовой платок и промокнул им несколько капелек крови, выступивших на коже у Гуса. – Дрок – он колючий. Не куксись, Гус! И не распускай нюни!

– При виде крови, – жалобно ответил Гус, – мне становится плохо.

– Ну и что! – железным голосом заявила Дина. – Это еще не основание для того, чтобы всякий раз устраивать по этому поводу истерику.

Гус справился с собой, с усилием подавив рвущиеся наружу рыдания.

Перекусив, ребята отправились в обратный путь. Филипп намеревался еще обследовать каменоломню и поискать следы барсуков.

Он обошел кругом глубокую лощину, внимательно высматривая между кустами следы барсуков. Гус и девочки, не дожидаясь его, вприпрыжку помчались к Каменной хижине. Кто знает, не поджидает ли их на дороге коварный враг?

– Что новенького? – спросила запыхавшаяся Люси, когда они прибежали домой. – Джек уже вернулся с Совиного двора?

За время их отсутствия ничего не произошло. И у Джека, появившегося вскоре после их возвращения, особых новостей тоже не было.

– На Совином дворе не видно ни единой живой души, – доложил он. – Даже госпожа Татиоза и ее спутник не появлялись. Похоже, они все время проторчали у себя в комнате. Правда, один раз мне послышалось какое – то дребезжание, как будто кто – то звонил по телефону.

– Гм. – Билл потянулся. – Безделье утомляет. Сейчас прочитаю газеты, и будем ужинать. Сегодня будет прекрасная лунная ночь.

– Идеально для барсуков, – тихо сказал Филипп Джеку. – Пойдешь со мной после ужина в лес?

– Естественно. Подождем, пока все уснут, и отправимся потихоньку. Гус наверняка не услышит, как мы смоемся. Он всегда дрыхнет без задних ног.

На ужин они ели ветчину с салатом и пили жирное густое молоко.

– Вкуснятина! – сказал Филипп. – И почему это, собственно, в интернате никогда не бывает ничего подобного?

– Только не заводи, пожалуйста, снова свою любимую песню о лишениях, которые вы испытываете в интернате, – попросила мама. – Ты уже зеваешь. Дети, быстро в постель.

– Твое желание – закон для нас. – Филипп поднялся из – за стола. – Джек, ты идешь?

Джек кивнул. Перед ночной вылазкой можно было немного соснуть. Гус отправился с ними наверх. Девочки почитали немного и тоже отправились в постель.

– Я поставлю будильник на одиннадцать часов и суну его под подушку, – шепнул Филипп Джеку на ухо. – Тогда его никто, кроме меня, не услышит. Фу, ну и устал же я!

Скоро все пятеро уже крепко спали.

Билл включил радио.

– Послушаем десятичасовые новости, – сказал он жене.

Немного спустя раздался тихий стук в дверь. Билл напрягся и посмотрел на жену. Она подняла брови и пожала плечами. Он подошел к двери.

– Кто там?

– Я от миссис Эллис, – ответил испуганный женский голос. – Ее тетушка упала и сломала ногу. Она просила вас прийти как можно скорее. Миссис Эллис в полном отчаянии. Доктор – то в отъезде.

Билл открыл дверь. Снаружи стояла сгорбленная фигура, укутанная в большой платок. Ее лицо было плохо различимо в темноте. Должно быть, это была пожилая женщина, помогавшая миссис Эллис на кухне.

– Проходите, пожалуйста, – сказал Билл.

– Нет, спасибо, мне нужно бежать назад. Вы придете?

– Да, мы сейчас придем. – Билл затворил дверь и вернулся в гостиную. – Миссис Эллис просит помочь, – сообщил он. – Тетушка Наоми упала и сломала ногу. Я отведу тебя на Совиный двор и сразу же вернусь домой. А обратно тебя проводит миссис Эллис, или же ты переночуешь у нее.

– Пошли скорее, – сказала жена. – Бедная миссис Эллис! Произошло то, чего она так опасалась.

Она быстро собрала необходимые вещи, и они вышли из дому.

– Детей будить не будем, – сказал Билл. – Я ведь сейчас же вернусь домой.

Он запер входную дверь и сунул ключ в карман.

– Какая чудесная лунная ночь! Светло, почти как днем. Маленький моцион нам не помешает.

 

БЕСПОКОЙНАЯ НОЧЬ

Они быстро зашагали по освещенной лунным светом дороге, ведущей к Совиному двору.

– Я попрошу миссис Эллис, чтобы она потом проводила тебя домой, – сказал Билл жене. – А мне лучше сразу же вернуться обратно. Правда, я не отказался бы взглянуть на госпожу Татиозу и ее спутника, но они ни в коем случае не должны меня видеть.

Они миновали маленькую рощицу, тени от которой темной бесформенной массой наползали на освещенную луной дорогу. Ни Билл, ни его жена не обратили внимания на мелькнувшие между деревьями неясные силуэты. Они не заметили, как четыре фигуры вынырнули из темноты и последовали за ними. Услышав, что за спиной хрустнула сломанная ветка, Билл быстро обернулся. Но не успел он произнести и слова, как сзади на него кто – то набросился и повалил на землю. В ту же секунду кто – то схватил и миссис Каннингем. Чья – то рука зажала ей рот. Она хотела крикнуть, но смогла издать только слабый стон.

– Сопротивление бессмысленно, – произнес мужской голос. – И не пытайтесь кричать. Мы не причиним вам вреда, нам только нужно на время выключить вас из игры.

Несмотря на это, Билл продолжал отчаянно бороться. Было ясно, что незнакомцы пришли, чтобы забрать Гуса. Какой же он идиот, что поддался на их дешевый трюк! Тетушка Наоми была, конечно, жива и здорова. Известие о несчастье с ней было ложным. Эти типы специально выманили его с женой из дому, чтобы беспрепятственно похитить Гуса.

Кто – то обмотал платок вокруг его лица и стянул его с такой силой, что он едва мог дышать. Что они сделали с Элли? Он ничего не видел и не слышал. Когда ему скрутили за спиной руки, он прекратил сопротивление. Все было бессмысленно. Он и Элли были вдвоем против четверых нападавших, у которых было еще и то преимущество, что они смогли напасть внезапно. Когда эти типы уйдут, он попытается развязать веревку. Может быть, ему еще удастся воспрепятствовать похищению Гуса.

Миссис Каннингем рванулась, пытаясь убежать. Но ее держали крепко. Ее, как и Билла, связали по рукам и ногам и, чтобы она не могла кричать, сунули кляп в рот.

– Мне очень жаль, что пришлось поступить с вами таким образом, – произнес тот же мужской голос. – Но, к сожалению, у нас нет другого выхода. Мы должны вернуть домой маленького принца. Родина ждет его. С ним все будет в порядке. Весьма сожалеем, что причинили вам некоторые неудобства, но, поверьте, мы очень старались быть деликатными. Как только принц будет у нас, вас освободят. Если по какой – то причине этого не произойдет, кто-нибудь обнаружит вас здесь завтра утром.

Нападавшие положили Билла с женой около копны сена, где они были защищены от ветра. Предварительно один из них быстро обыскал карманы Билла и забрал ключ от Каменной хижины.

Билл напряженно прислушался. Ушли? Что они сделали с Элли? В отчаянии он принялся тереться головой об землю, пытаясь освободиться от платка, которым было замотано его лицо. Напрасно – эти типы хорошо знали свое дело.

Билл ругал себя последними словами. Как он только мог попасться в эту западню! Конечно же, женщина, которая принесла им известие о несчастном случае, была членом банды. Потому – то она и не захотела войти в дом и сразу же бесследно исчезла. Одно это должно было его насторожить. Если бы ее действительно послала миссис Элли, она наверняка подождала бы его и Элли и вместе с ними отправилась на Совиный двор.

Он вспомнил о телефонном звонке, о котором говорил Джек. Звонила, конечно же, госпожа Татиоза, чтобы вызвать подкрепление для похищения принца. И вот к вечеру оно прибыло. Теперь Биллу все было совершенно ясно, только вот прозрение наступило слишком поздно.

Он в мыслях возвратился в Каменную хижину. Что там происходит? Мужчина сказал, что принцу ничего плохого не сделают. Билл в этом не сомневался. Заговорщики хотели свергнуть короля и возвести на престол Гуса. Бедный Густавчик! Если им это удастся, его ожидала безрадостная жизнь.

В Каменной хижине все было тихо и спокойно. Ребята крепко спали. Окно спальни мальчиков было закрыто. Да что толку, раз заговорщикам удалось завладеть ключом от входной двери!

Время шло. Точно в одиннадцать часов под подушкой Филиппа глухо задребезжал будильник. Мальчик резко вскинулся. В первый момент он даже не понял со сна, что за звук его разбудил. Только потом он вспомнил, что поставил будильник. Филипп осторожно сунул руку под подушку и, нащупав кнопку, выключил его. Одиннадцать часов. Луна ярко светила в комнату и заливала ее серебристым светом. Для наблюдения за барсуками ночь была как по заказу.

Филипп босиком неслышно подбежал к Джеку и потряс его.

– Вставай! Одиннадцать часов, – прошептал он ему в ухо. Им ни в коем случае нельзя было разбудить Густавчика. А то, не дай Бог, ему вздумается отправиться с ними. Но хотя луна светила ему прямо в лицо, Густавчик спал непробудным сном. По его лицу разметались черные кудри.

Дребезжание будильника разбудило Кики, но никак не взволновало его. Он давно привык к звону будильника. Зевая, он широко расправил крылья. Если мальчики собираются выйти, он, конечно же, отправится с ними.

Джек и Филипп натянули шорты, шерстяные свитера и башмаки на резиновой подошве. Прежде чем выйти из комнаты, они еще раз обернулись и посмотрели на Густавчика. Рот его был открыт. Джек ухмыльнулся, вспомнив, как на Сахарной горе Кики накормил его травой. Они неслышно спустились с лестницы и ненадолго остановились у двери Билла, чтобы убедиться, что он спит.

– Мертвая тишина, – прошептал Джек. – Спит, как ангел, даже не храпит.

В этом не было ничего удивительного, ибо в это самое время Билл валялся возле стога сена, тщетно пытаясь освободиться от стягивающих его руки веревок.

– Выйдем черным ходом, – прошептал Филипп. – И, ради Бога, ничего не свали.

Кики сидел на плече у Джека и вел себя столь же тихо, как и мышка в кармане у Филиппа. Мальчики могли на него положиться. Он всегда точно чувствовал, когда они старались не шуметь, и был нем как могила. Он нежно потянул Джека за мочку уха и задумался, куда хозяин собрался этой прекрасной лунной ночью. Выйдя из дома, мальчики тихо обсудили, каким путем идти.

– Думаю, сначала прочешем лес, – сказал Джек. – Потом я, пожалуй, еще загляну в каменоломню, чтобы понаблюдать, как совы охотятся на мышей.

Они тихо углубились в лес, расположенный к востоку от Каменной хижины. Они шли, стараясь держаться в тени зарослей жимолости. Луна сияла как прожектор, а их никто не должен был видеть. Филипп, знавший повадки барсуков, повел Джека к кустам, разросшимся по склону горы.

– Заляжем тут, – тихо сказал он. – Господин Барсук любит такие места.

Они затаились в густом кустарнике. Неожиданно поблизости раздался громкий крик совы. На него тотчас же откликнулся Кики, причем воспроизвел его с такой отвратительной натуральностью, что до смерти напугал Джека.

– Закрой свой клюв, Кики, – свирепо прошипел он. – Ты наведешь на нас сову. Ну вот и она – как по заказу.

Большая сипуха грузно плюхнулась на землю совсем рядом с Джеком. Он поспешно нагнулся. Кики тоже пригнул голову. Он с большим удовольствием крикнул бы еще раз по-совиному, ибо больше всего на свете любил дразнить других птиц. Но Джек ему запретил. И он сердито поджал клюв. Мальчики напряженно прислушивались к ночным звукам. Джек толкнул Филиппа в бок. Мимо стремительно прошмыгнул маленький гибкий зверек.

– Горностай, – прошептал Филипп. – А это кто там топчется? Ха, ежик.

Еж, с любопытством поводя узкой мордочкой, двигался прямиком к мальчикам. Он никак не мог разобраться в природе черных теней, притаившихся за кустами. Он бесстрашно приближался. Когда Филипп протянул к нему руку, он ее внимательно обнюхал. Джек ожидал, что в следующую минуту ежик вскарабкается к Филиппу на колени. Все животные испытывали к мальчику безграничное доверие. Но ежик был голоден и побежал дальше, вынюхивая свою любимую добычу, – улиток. Он двигался как заводная игрушка. Мальчики с улыбкой посмотрели ему вслед. И тут они неожиданно увидели барсука. Филипп затаил дыхание. Зверь был довольно крупный. Они совершенно не заметили его приближения. В какой – то момент он вдруг возник перед ними в ярком лунном свете и теперь стоял в двух шагах от них, недоверчиво нюхая воздух. Уж не враг ли поблизости?

Но ветер дул в сторону ребят, и барсук их не учуял. Он был почти неразличим, потому что его черно – белая полосатая голова сливалась с резкой светотенью лунной ночи.

– Потрясающая маскировка, – прошептал Филипп. Джек кивнул. Потом снова пихнул Филиппа в бок. Возле взрослого барсука появились двое детенышей. Вот как – семейная прогулка. В заключение позади показалась еще и недоверчивая барсучиха.

Барсучата были очень игривыми. Они, как заводные, носились по кругу, то и дело подлетая в воздух, отталкиваясь от земли всеми четырьмя лапами и приземляясь на них подобно мягким меховым мячикам. Вот один вскочил другому на спину, но тот быстро совершил акробатический прыжок и в следующее мгновение уже оседлал своего товарища по играм. Похоже, эта чехарда нравилась зверькам больше всего на свете, и они отдавались игре с большим увлечением. Однако спустя некоторое время родители громко хрюкнули и потянулись прочь. Малыши тотчас прекратили игру и устремились за ними.

Джек тихо рассмеялся.

– Такой прелести мне еще не приходилось видеть. Что – все барсучата любят играть в чехарду?

– Да, мне уже приходилось слышать об этом. Один лесник рассказал мне как – то, что таким вот манером взрослые барсуки заставляют срабатывать капкан. Они прыгают на него с переворотом, капкан захлопывается, а барсук потом спокойненько вытаскивает из него приманку. Как правило, они теряют при этом лишь несколько волосков со спины.

Раздался крик ушастой совы, а вслед за ним – хриплый вопль сипухи. Кики забеспокоился. Молчание давалось ему нелегко.

Филипп, зевая, поднялся.

– Я иду домой. Если я останусь здесь еще на пару минут, то засну на месте. Ты идешь, Джек?

– Я еще немного поброжу по каменоломне, понаблюдаю за совами. Да и Кики заслужил награду за свое долготерпение. Я чувствую, что он прямо места себе не находит, так ему хочется поиграть с совами. Очень любопытно, сможет ли он ввести их в заблуждение.

Кики что – то неразборчиво пробормотал. Джек встал с земли и потянулся.

– Спокойной ночи, Филипп! Я скоро приду. И не удивляйся, если услышишь за окном целый совиный хор.

Джек направился к каменоломне, а Филипп побрел обратно к Каменной хижине. И никто из них даже не предполагал, какие волнения им предстояло пережить этой ночью.

 

В ПЛЕНУ

Проскользнув черным ходом в дом, Филипп вдруг услышал непонятный шум. Он остановился и прислушался. Кто – то тихо шел через палисадник, направляясь к входной двери.

Мальчику стало не по себе. Кто мог в ночную пору красться к дому? Неужели кто – то пытается похитить Гуса? Этого нельзя допустить. Нужно срочно разбудить Билла. Он скользнул в прихожую и быстро взбежал по лестнице. Услышав позади себя шум, он стремительно обернулся. С легким щелчком отворилась входная дверь. Вспыхнул свет фонаря.

– Билл, Билл, взломщики! – закричал Филипп изо всех сил. – Билл, Билл!

Но Билл молчал. Из своей спальни выскочили бледные от страха девочки.

– Что случилось? Кто это так кричит? Где Билл?

Неожиданно на них упал яркий луч фонаря, и мужской голос громко скомандовал:

– Всем оставаться на своих местах!

Филипп стремительно толкнул девочек обратно в спальню и бросился в комнату Билла.

– Билл, проснись!

На пороге он в изумлении остановился. Лунный свет падал на пустую кровать. Куда подевался Билл? И где мама? Филипп не знал, что и думать.

Гус тоже проснулся и, сидя в постели, в смятении озирался по сторонам. Откуда весь этот шум? Заметив отсутствие Джека и Филиппа, он испуганно соскочил с кровати.

Филипп все еще оставался в спальне Билла и продолжал звать на помощь. Куда запропастился Билл? Не мог же он просто испариться без следа. В дверях показались две фигуры. По комнате метнулся луч фонаря.

– Билла Каннингема и его жены здесь нет, – сказал мужчина. – Мы пришли за принцем Алоизием. Ему не причинят зла, но он должен пойти с нами. Родина ждет его.

– Что вы сделали с моей матерью? – возмущенно крикнул Филипп. – Я немедленно звоню в полицию. Кто вам дал право похищать людей? Вы находитесь в Англии, и вам это не сойдет с рук.

– Ты не сможешь нам помешать, мой мальчик. – В лунном свете показалась фигура высокого стройного мужчины. Филипп узнал спутника госпожи Татиозы. Позади него стояло еще несколько человек. Сколько же их всего? Филипп пожалел, что с ним нет Джека. В одиночку тут ничего не сделаешь. От Гуса ждать помощи не приходится.

Вдруг один из мужчин что – то крикнул. В ответ прозвучал громкий приказ, и он поспешно ринулся в мансарду. Именно в этот момент на лестнице освещенный ярким лунным светом показался Гус. Он рванулся обратно в спальню, захлопнул за собой дверь и запер ее на ключ. Мелко дрожа, он на мгновение прижался к ней, а потом бросился к окну. Он надеялся, что, может быть, ему удастся спастись бегством. Но Гус не был спортсменом. Джек или Филипп, возможно, попытались бы спуститься вниз по стеблям дикого винограда. Но Гус побоялся сорваться.

– Откройте! – крикнул кто – то снаружи. Поскольку Гус не повиновался, двое похитителей с разбегу бросились на дверь и с грохотом разнесли ее в щепки. Они ворвались в комнату и бросились к Гусу. Он громко позвал на помощь.

Один из мужчин склонился перед ним.

– Нет оснований для беспокойства, ваше королевское высочество. Мы здесь, чтобы помочь вам вернуться в Таури-Гессию и возвести вас на престол. Ваш дядя не может быть королем. Народ желает видеть вас на его месте.

– Ложь! – весь дрожа, крикнул Гус. – Мне известно все. Мой дядя не дает вам спуску. Вот вы и хотите посадить на трон мальчика, с которым можно делать все, что заблагорассудится. Я не пойду с вами.

Гус говорил на своем родном языке, и ни Филипп, ни девочки, испуганно жавшиеся внизу, не понимали ни слова. Филипп протиснулся мимо мужчин, стоявших в комнате Билла, и бросился наверх.

– Вы что это себе позволяете? – крикнул он, обращаясь к типам, проникшим в комнату Густавчика. – Правительство Таури-Гессии никогда не допустит, чтобы Гуса возвели на престол. А кроме того, у вас будут большие неприятности с нашим правительством. Вы и глазом моргнуть не успеете, как в полном составе окажетесь в тюрьме.

Четверо заговорщиков обменялись короткими фразами, из которых ребята ничего не поняли. Потом человек с моноклем слегка поклонился Филиппу и сказал:

– Ты отправишься с принцем – и другие ребята тоже. Вы, так сказать, составите ему компанию. Не думаю, что английское правительство слишком рассердится, когда узнает об этом.

– Значит, вы собираетесь взять нас в заложники? – крикнул Филипп вне себя от ярости. – Вы надеетесь, что это сделает наше правительство сговорчивее? Плохо же вы знаете англичан. Это же просто неслыханное дело! Средневековье какое – то!

Мужчина с моноклем вежливо дослушал его до конца и подал незаметный знак рукой. В тот же момент два заговорщика бросились к Филиппу и Гусу и крепко вцепились в них, исключая всякую возможность бегства.

– Дина, Люси, бегите отсюда, скорее! – что есть силы завопил Филипп. Он надеялся, что девочкам удастся спрятаться в лесу. Те быстро сбежали по лестнице, но были остановлены в прихожей третьим заговорщиком, оставленным охранять выход. И несмотря на то, что они орали так, как будто их резали, и с дикой силой молотили кулачками направо и налево, бандиту все – таки удалось продержаться до прихода подкрепления.

Человек с моноклем, бывший, очевидно, предводителем банды, отдал несколько приказаний. Один человек отправился наверх и вскоре вернулся с вещами Густавчика и девочек. На Густавчике была очень красивая шелковая пижама. Девочки успели натянуть на пижамы халатики, но оставались босыми. И заговорщику пришлось еще раз подняться наверх, чтобы принести их туфли.

– Где Билл? – дрожа, спросила Люси. – Я хочу к Биллу. Что с ним сделали? И где тетя Элли?

– Не надо бояться. – Человек с моноклем успокаивающе погладил ее по голове. – Вам не причинят зла. Принц Алоизий будет рад, если в Таури-Гессии его будут окружать друзья. Вам там понравится.

Вдруг Люси заметила, что Джек отсутствует. Она в отчаянии посмотрела по тсоронам.

– А где Джек?

– Да, верно, не хватает еще одного мальчика, – сказал главарь. – Где он?

– Он пошел в лес наблюдать за птицами, – мрачно ответил Филипп. Он очень надеялся, что Джек заметит неладное и приведет помощь раньше, чем их уведут отсюда. Он больше не пытался бежать. Это было бессмысленно. Кроме того, он должен был оставаться с девочками, чтобы по мере возможности оберегать их.

– Наблюдать за птицами! Среди ночи! – воскликнул главарь. – Какие странные привычки у этих англичан! Ну что ж – Джека ждать не будем. Обойдемся без него.

Заговорщики подтолкнули ребят к выходу, ни на секунду не спуская с них глаз.

– Бессмысленно звать на помощь, – сказал главарь. – Вас никто не услышит. А если вы все – таки попытаетесь устроить шум, вам заткнут рот.

– Филипп, что делать? – Дина повернула к нему лицо, багровое от ярости.

– Ничего. Нам остается только… надеяться.

Дина поняла, о чем он думает. Может быть, Джек приведет помощь. Он был их единственной надеждой. Девочки обулись и, спотыкаясь, побрели в своих халатиках рядом с заговорщиками. Люси была очень расстроена. Она тосковала по Биллу и тете Элли, но больше всего ей не хватало Джека. Неужели ее и остальных ребят в самом деле увезут в Таури-Гессию? Тогда она на долгие месяцы будет разлучена с Джеком. Где – то он теперь?

А Джек в это самое время находился в компании Кики в каменоломне. Здесь обитали совы всевозможных видов, которые перекликались между собой на разные голоса. Кики был в полном восторге. Он кричал, выл и свистел. Одна сипуха, привлеченная воплями Кики, оглушительно заорала Джеку прямо в ухо и почти погладила его на лету своим крылом. Джек аж вздрогнул. Сова могла бы с превеликой легкостью располосовать ему своими острыми, как бритва, когтями все лицо! Он решил спрятаться за куст. Нельзя же стоять здесь, на виду, полностью открытом любому нападению.

На другом краю каменоломни рос высокий куст жимолости, показавшийся ему надежным укрытием. Джек отправился туда. Но что это? Что это сверкнуло там в лунном свете? Рядом с кустом громоздилось что – то огромное, черное и блестящее. Джек остановился и внимательно присмотрелся к непонятному предмету. Ба, да это же автомобиль! Совершенно такой же, как тот, на котором прибыли госпожа Татиоза и ее спутник. Да, абсолютно точно – это тот самый автомобиль. Откуда он здесь?

Джек подошел ближе и принялся задумчиво его разглядывать. Вокруг не было ни души. Ключ зажигания отсутствовал. Может быть, машину оставили здесь, пока ее владелец шпионил за Каменной хижиной? Джек медленно обошел ее вокруг, открыл багажник и заглянул внутрь. В нем лежала запаска и несколько инструментов.

Кики заорал по-совиному и с удовлетворением дождался ответа.

– Помолчи – ка, Кики! – сказал Джек. – Нам нужно выяснить, как здесь оказалась эта машина. Схожу – ка я осторожненько к Каменной хижине и посмотрю, что там делается.

Вдруг Джек услышал шум. Он спрятался за куст и напряженно прислушался. Он отчетливо услышал звук приближающихся шагов. Похоже, сюда направлялась целая компания! Джек осторожно выглянул из – за куста и к своему ужасу увидел Дину, Люси, Филиппа и Гуса в окружении четырех неизвестных ему людей. Сердце у него бешено забилось. Господи, что тут произошло?

Кики испустил громкий вопль – на этот раз свой собственный, «попугайский». Филипп встрепенулся. Это был, определенно, Кики. Значит, и Джек где – то поблизости. Он громко крикнул:

– Нас уводят. Срочно зови Билла на помощь!

Заговорщик, шедший за ним, пнул мальчика в бок.

– Заткнись! Нечего орать. Никто тебя здесь не услышит.

Однако Джек услышал и прекрасно понял, что хотел ему сказать Филипп.

 

БЕЗБИЛЕТНЫЙ ПАССАЖИР

Не веря своим глазам, Джек наблюдал, как ребят размещали в автомобиле: Филиппа и Дину под надзором трех заговорщиков на заднем сиденье, а Густавчика и Люси – впереди, рядом с водителем. Машина была так переполнена, что по дороге это наверняка будет бросаться в глаза. Дай Бог, полиция заинтересуется подозрительным автомобилем и остановит его.

«Вряд ли банда пойдет на такой риск, – решил Джек. – Они наверняка не собираются уезжать далеко отсюда и еще до рассвета будут у цели. Должно быть, они собираются спрятать ребят в каком – то тайнике, расположенном поблизости. Зачем вместе с Густавчиком они захватили еще и Филиппа с девочками? Неужели им недостаточно одного Гуса?»

Наконец все расселись по местам, похитители тихо прикрыли двери и завели мотор. В этот момент Джеку пришла в голову блестящая идея. Низко пригнувшись, он рванулся к машине. Из – за неожиданного появления заговорщиков он не успел как следует закрыть багажник, и вот теперь появился шанс спрятаться в нем. Места там должно быть достаточно.

Машина плавно тронулась с места и, тяжело переваливаясь на ухабах, медленно двинулась вперед. Джек молниеносно кинулся следом, распахнул крышку багажника и с разбегу плюхнулся внутрь. Кики был так поражен поведением хозяина, что, не удержавшись у него на плече, взмыл в воздух. Джек с опаской посмотрел ему вслед, не решаясь позвать.

Увидев, что Джек благополучно приземлился на дно багажника, Кики возвратился к нему и принялся взволнованно шептать ему на ухо по-попугайски, в частности, о том, что находит его поведение несколько странным, но несмотря ни на что всегда останется с ним, независимо от того, куда понесет его хозяина, что даже в этой гнусной дыре он составит ему компанию, не обращая никакого внимания на отвратительный спертый воздух в тесном багажнике.

Джек был рад, что Кики не оставил его. В голове у него постоянно роились всевозможные нерадостные мысли – где Билл и тетя Элли? Как удалось банде проникнуть в Каменную хижину и похитить ребят? Неужели они ранили Билла и бросили его, беспомощного, в доме? Может быть, Джеку следовало вместо того, чтобы лезть в машину, оказать ему помощь?

Набирая скорость, машина мчалась в ночи. Через некоторое время она притормозила перед маленьким домиком. Со вздохом облегчения один из заговорщиков выбрался из нее, пересел в стоящий там автомобиль и поехал впереди, по-видимому, показывая им дорогу. Джек был рад, что он находился сзади. При свете фар его неминуемо заметили бы.

Он подумал было, не закрыть ли ему багажник, но потом решил оставить все как есть. Кто знает, удастся ли открыть его изнутри. Ему нужно было непременно проследить, куда отвезут ребят, и известить полицию, которая накроет банду и освободит друзей. А до того нельзя было допустить, чтобы его обнаружили.

Спустя примерно час автомобиль снова остановился. Раздались голоса, зажегся фонарь, и с легким скрипом отворились какие – то ворота. По-видимому, они прибыли на место. Может быть, Джеку следовало вылезти? Нет – слишком поздно. Машина поехала дальше, по полю, подпрыгивая на кочках. В этот момент Джек услышал завывание моторов. Кики заорал, но его вопль потонул в окружающем грохоте.

В следующее мгновение Джек понял, что означает этот оглушительный вой. Они подъезжали к большому самолету с работающими пропеллерами. По-видимому, заговорщики собирались сразу же переправить ребят в Таури-Гессию. Там их спрячут, пока не настанет время принца Алоизия.

Машина резко затормозила. Джек выполз из своего убежища и спрятался в тени стоящего поблизости грузовика. Оттуда он продолжал наблюдать за развитием событий. Возле самолета толпились какие – то люди с фонарями. Похоже было, что самолет вскоре взлетит.

Джек не имел ни малейшего представления о том, где они находятся. Какой-нибудь частный аэродром? Пассажиры черного лимузина один за другим покинули машину. Ему показалось, что он слышит плач Люси. У него сжалось сердце от тревоги за сестру. Она была гораздо слабее Дины. И, конечно же, очень переживала разлуку с любимым братом. Где они окажутся утром?

Все направились к самолету. Мужчины подняли ребят. Не отдавая себе отчета в том, что делает, Джек бросился вслед за ними. Он надеялся, что ему как – то удастся пробраться в самолет и таким образом остаться с друзьями. В конце концов, в машине его никто не заметил. Почему бы ему теперь не попытаться зайцем совершить воздушное путешествие? Он перебрал в памяти самолеты, на которых ему довелось летать. Единственное место, где можно спрятаться, это – багажное отделение. Вряд ли у заговорщиков с собой много вещей. Да, нужно попробовать. Только так ему удастся выяснить, куда отвезут ребят. Но если он попадется, ему придется разделить участь остальных. Поэтому главная задача – не дать себя раскрыть.

Кики, ничего не зная о планах Джека, решил тем не менее помочь в их реализации. Когда ребята, переговариваясь, вылезли из машины, он тотчас узнал их голоса и радостно бросился им навстречу, болтая на лету всякую чепуху:

– Горностай убыл! Боже, храни короля! Позови доктора.

Ребята удивленно обернулись.

– Кики, Кики! Как ты сюда попал?

Заговорщики замерли. Они не знали, что ребята обращались к попугаю, да и не видели его в темноте. Они решили, что кому – то удалось незаметно пробраться на аэродром. Раздались громкие команды, повсюду вспыхнули фонари.

Испуганный Кики возвратился на плечо к Джеку.

– Вытри ноги! – нахально крикнул он к полному изумлению суетящихся вокруг заговорщиков.

Джек обежал грузовик и быстро огляделся по сторонам. Похоже, у него появился шанс! Все до единого заговорщики носились по аэродрому, размахивая фонарями. Самолет остался без охраны. Джек решительно бросился к нему. Луна скрылась за тучей. Вот это удача! Только бы она подольше не показывалась.

В следующее мгновение он уткнулся в лестницу, ведущую в самолет. Взлетев по ступенькам, он на секунду замер в дверном проеме и ощупью двинулся в глубь самолета, отыскивая багажное отделение. Ага, вот стоят какие – то маленькие ящики. Он руками ощупал все вокруг и наткнулся на большой кофр. Интересно, что в нем? Джек осторожно откинул крышку и запустил руки внутрь. Под пальцами заскользило что – то шелковистое – какая – то одежда или просто материя – он не разобрал. Джек быстро вытащил вещи и сунул их за ящик. Потом скользнул на дно кофра и захлопнул крышку. Кики, который, естественно, все это время оставался с ним, не издал ни звука, поскольку Джек, легонько шлепнув его по клюву, велел ему соблюдать абсолютную тишину.

Послышались голоса. Джек услышал звук шагов, рев двигателей, лязг захлопываемых дверей и громкие возгласы. Пропеллеры, отключенные на время поисков, снова со свистом завертелись, передавая самолету мелкую дрожь. Самолет пробежал немного по полю и плавно взмыл в воздух.

Джек перевел дыхание. Итак, взлетели. Он был с друзьями, хотя они об этом ничего и не знали. Он надеялся, что ему удастся незамеченным добраться до пункта назначения и выяснить, куда собираются отправить ребят.

В кофре было не слишком комфортабельно. Хорошо еще, что он догадался оставить внутри немного тряпок! Теперь у него, по крайней мере, имеется мягкая подстилка. Кики недовольно бормотал себе что – то под нос, потом вдруг остановился и громко чихнул. Джек оцепенел от страха и нервно прислушался. Он ждал, что вот – вот кто-нибудь кинется прочесывать багажное отделение. Но, слава Богу, пронесло! Чих попугая был заглушен грохотом моторов. Кстати говоря, этот самый чих не был обычным хулиганством Кики, а вырвался у него в силу совершенно естественных причин, ошарашив его самого не меньше Джека.

Ребята очень странно себя чувствовали, сидя в самолете в пижамах. Только Филипп был одет нормально. Они тихо переговаривались. Вряд ли заговорщикам будет понятно то, о чем они говорят.

– Как попал Кики на аэродром? – спросила Люси. – Я слышала совершенно ясно, как он крикнул: «Горностай убыл!».

– Да, и я тоже, – подтвердил Филипп. – Может быть, Джеку удалось как – то прицепиться к автомобилю? Ведь он был в каменоломне, когда на нас напали. Наверное, он увидел, что нас увозят, и незаметно пробрался на аэродром следом за нами.

Люси вздохнула.

– Жаль, что его нет с нами. И куда нас только везут? В старую мрачную крепость или во дворец? У тебя есть дворец, Густавчик?

– Да, только маленький. Но туда нас не повезут, потому что люди там знают меня. Я подслушал, о чем говорили эти типы. Они собираются меня прятать, пока им не удастся свалить дядю. Только бы они его не убили.

– Я тоже на это надеюсь, – серьезно сказал Филипп. – Иначе, Густавчик, тебе придется стать королем. Ведь это кошмар какой – то! Король постоянно обязан вести себя совершенно безупречно. Он не может позволить себе плохого настроения или невежливого обращения – даже по отношению к людям, которых он терпеть не может.

– Густавчик, а почему твой отец не может стать королем? – спросила Дина.

– Он умер. Мама жива, но у нас не принято возводить на престол женщин. Поэтому, когда я вырасту, мне придется стать королем. И я рад этому.

– Тогда уж ты сможешь от души покомандовать, – съязвила Дина. – Вообще говоря, лично я представляю себе короля по-другому. Тьфу, и какой только черт занес тебя к нам? Ты изгадил нам все пасхальные каникулы.

– Как все это ужасно! – пожаловалась Люси. – Мне холодно, и я страшно устала!

Дина обняла ее за плечи.

– Придвинься поближе ко мне. Неудивительно, что посреди ночи ты чувствуешь себя усталой. Я тоже устала. Давайте – ка немного поспим, так и время пройдет быстрее.

– А еще я все время думаю о Билле и тете Элли. – Люси закрыла глаза и в поисках тепла прижалась к Дине. – Я все думаю о…о…и…

Филипп улыбнулся сестре поверх головы Люси. Печальные мысли не помешали ей мгновенно заснуть. Бедняжка Люси! Вечно она попадает с ребятами в разные истории, хотя терпеть не может приключений.

И Джек забылся в тревожном сне. Кики сунул голову под крыло и вскоре заснул как дома. Ночной полет все длился и длился. По дороге самолет ненадолго попал под проливной дождь. Потом погода снова исправилась, луна засияла на ясном, усеянном звездами небе. Ребята спали и не видели, как самолет летел над серебристо мерцающим морем. Они не видели, как под крылом самолета возникали и снова исчезали большие города, казавшиеся с высоты полета крошечными сказочными деревушками. Монотонный рокот моторов убаюкивал их и мягко проникал в их сны.

Наконец, когда рассвет посеребрил край неба, самолет начал медленно снижаться. Филипп проснулся и разбудил остальных.

Гус заглянул в окно.

– Мы – в Таури-Гессии, – с гордостью в голосе сказал он. – Это – моя родина.

 

В ПОЛНОМ ОДИНОЧЕСТВЕ

Солнце только взошло, когда самолет пошел на посадку. Небо, казалось, было залито сияющим золотом. Окружающая местность производила впечатление пустынное и заброшенное. Только вдали белело несколько маленьких домиков. Когда моторы смолкли, неожиданно все вокруг наполнилось звенящей тишиной. В этот момент проснулся наконец и Джек и приподнял крышку кофра. Сквозь окна в кабину самолета лился дневной свет.

– Мы – в Таури-Гессии, – услышал он голос Густавчика. Значит – прибыли.

На аэродроме толкалось только несколько механиков. Четверых ребят поспешно вывели из самолета и посадили в большой автомобиль, очевидно, специально ожидавший их. Джек выбрался из своего укрытия и прильнул к окну. Мужчина с моноклем, по-видимому, руководитель партии заговорщиков, прежде чем сесть в машину, что – то приказал водителю. Тот вытянулся рядом с дверью, четко козырнул ему и зычно сказал, как будто подтверждая исполнение приказа:

– Боркен.

Затем сел за руль, и машина быстро покатила по направлению к высоким воротам на краю летного поля.

– Боркен, – пробормотал Джек. Что это – название населенного пункта? А может быть, это означает по-гессиански всего лишь «большое спасибо» или что-нибудь в этом роде? Джек задумчиво почесал затылок. Машина уехала. А он остался один – одинешенек в чужой стране, не зная даже ее языка. Кроме того, у него в кармане звенело лишь несколько английских монет.

– Ну, Кики, что делать – то будем? – обратился он к попугаю.

– Вызови доктора! – предложил Кики, взъерошив свой хохолок, и принял глубокомысленный вид. – Вызови доктора! Поставь котел на огонь!

Джек улыбнулся и снова прильнул к окну. На аэродроме все опустело. Механики, очевидно, ушли в бревенчатое строение, расположенное на противоположном краю аэродрома. Наверное – завтракать. Джек был бы не прочь присоединиться к ним. Он перебрался в носовую часть самолета, здесь тоже не было ни души.

– Пора смываться, Кики, – сказал он. – Ты не против маленькой утренней пробежки? Не исключено, что нас засекут, но у нас будет приличный запас времени.

Он подошел к выходу и быстро сбежал на землю. Оказавшись под брюхом самолета, он на ходу оглянулся и со скоростью ветра помчался через поле прямо к белевшим вдали воротам. Несколько секунд все было спокойно – его не замечали. Но потом из бревенчатой постройки выскочили двое мужчин. Они заорали что – то во весь голос и бросились за ним. Но поскольку он был уже довольно далеко впереди, охранники вскоре прекратили погоню и повернули обратно к дому.

– Наверное, какому – то мальчишке захотелось вблизи посмотреть на самолет, – решили они.

Проскочив через ворота, Джек оказался на широкой, совершенно безлюдной дороге. Вокруг не было видно ни единого строения. Очевидно, аэродром располагался в очень пустынной местности. Чувствуя подступающий голод, мальчик зашагал по дороге. Странно, что вокруг такая пустота. Не видно даже автомобилей. Куда увезли ребят? Жаль, что им пришлось разлучиться!

Чуть позже ему пришло в голову, что еще очень рано. Видимо, поэтому никто не попадался ему на пути. Солнце только – только взошло. Через некоторое время ему встретился велосипедист, которого он решился окликнуть. Велосипедист притормозил.

– Эглинута? – спросил он и удивленно уставился на Кики.

– Я англичанин. – Джек старался говорить как можно медленнее и четче. – Как пройти к ближайшему полицейскому участку?

– Эглинута? – вопросительно повторил велосипедист. – Чихи, чихи!

– Будь здоров! – приветливо сказал Кики.

Джек рассмеялся.

– Он не чихал, Кики, это тебе показалось. Одному Господу Богу известно, что он сказал! Знать бы, как по-гессиански «еда»!

– Паукепотопинг? – спросил велосипедист и показал на Кики. – Паукепотопинг?

Потом он вынул из кармана блокнот и карандаш и принялся что – то чертить. Джек заинтересованно следил за ним. Наконец, тот закончил, вырвал из блокнота листок и подал мальчику.

Чертеж напоминал простейший план местности с многочисленными дорогами. Джек смог различить на нем пруд и церковь. В самом низу мужчина изобразил какую – то палатку.

– Паукепотопинг, – повторил он очень громким голосом, очевидно, в надежде, что так Джек лучше поймет его.

– Пинг – понг, пинг – понг! – заорал Кики и оглушительно захохотал.

Мужчина посмотрел на него с восхищением. Он открыл сумку, вынул из нее печенье, посыпанное сахарной пудрой, и протянул его попугаю. Кики схватил его правой лапой и закудахтал как курица.

Джек следил за ним голодными глазами. Заметив это, мужчина снова открыл сумку и протянул мальчику бутерброд с мясом.

– Большое спасибо! – радостно поблагодарил Джек. – Огромное вам спасибо!

– Чипалик! – ответил мужчина, помахал ему рукой и поехал по своим делам.

Джек жадно впился зубами в толстый бутерброд и продолжил свой путь. А вот Кики его печенье не понравилось. Он отдал его Джеку и получил от того взамен горсть семечек подсолнуха, которые мальчик постоянно таскал с собой в качестве неприкосновенного запаса. Восседая на плече у Джека, Кики радостно принялся их щелкать.

Джек внимательно уставился на карту, силясь понять, что на ней изображено. По-видимому, велосипедист нарисовал на ней дорогу к какому – то населенному пункту. Но почему именно это? Наверное, так он понял вопрос Джека. Но дело в том, что Джек понятия не имел, куда ему идти. Он вообще не знал ни единого города в Таури-Гессии и только хотел попасть туда, где находились его друзья. Может быть, это место называется Боркен, а может быть, и нет. Бог знает, что означает слово «Боркен» на гессианском языке.

Съеденный бутерброд подкрепил Джека, и он быстрее зашагал по дороге. Только бы поскорее добраться до жилых районов, а там он немедленно обратится в полицию. Дорога казалась бесконечной. Похоже, ее специально построили в качестве подъездного пути к аэродрому. За все время ему не встретился никто, кроме давешнего велосипедиста.

Наконец впереди показались дома. Ага – деревня! Но, подойдя поближе, он понял, что это маленький городок. Только бы найти кого-нибудь, говорящего по-английски! Тогда, не откладывая, – в полицию и срочно радиограмму Биллу. Чтоб он немедленно прилетел сюда. Что эти гады с ним сделали? Наверное, неожиданно набросились на него и оглушили чем-нибудь.

Очутившись в городе, Джек с любопытством огляделся по сторонам. Дома, выкрашенные, в основном, в белый и розовый цвета, были похожи на театральные декорации. Крыши, дверные и оконные рамы украшены искусной резьбой. На подоконниках выставлены пестро раскрашенные ящики с цветами.

Обитатели городка, облаченные в простые, яркие одежды, походили на празднично одетых крестьян. Головы женщин были повязаны косынками. Мужчины красовались в узких панталонах и коротких, украшенных пестрой вышивкой куртках. Пояса затянуты широкими матерчатыми шарфами. Глядя на них, Джеку почему – то вспомнились картинки, изображающие испанских тореадоров.

Дети были грязными и оборванными. Девочки носили длинные обтрепанные юбки, а мальчики – узкие, как у взрослых мужчин, панталоны. Вместо вышитых курток, в которых щеголяли их отцы, они были облачены в нестиранные голубые или зеленые рубашки.

Через секунду Джека окружила горланящая толпа детей.

– Пауке, пауке! – вопили они, пальцами указывая на попугая. Кики был счастлив, оказавшись в центре всеобщего внимания. Он радостно ерошил свой гребень и гордо пританцовывал на плече у Джека. «Наверное, пауке – это попугай», – решил Джек.

– Эй, ребята, как пройти в полицию? – спросил он.

Вопроса явно никто не понял. Дети оравой бежали за Джеком, громким хохотом реагируя на каждую выходку Кики. Вдруг наперерез ему бросился маленький мальчик с деревянным ружьем, прицелился и крикнул:

– Пиф – паф!

Кики рассердился. Он гордо выпрямился и оглушительно заорал:

– Пиф – паф, пиф – паф! Горностай убыл! Пауке, пауке!

Не зная, что и сказать, пораженные дети молча уставились на попугая. И лишь после того, как Кики разразился отвратительным гоготом, они снова обрадовано зашумели.

– Вытри ноги! Высморкай нос! – строго прикрикнул на них Кики. Потом оглушительно исполнил гудок паровоза, въезжающего в туннель, чем основательно озадачил детей, в испуге шарахнувшихся назад. Но их испуг продолжался недолго, вскоре они снова подступили ближе и с криком «пауке, пауке» продолжили свой бег. Все больше и больше детей присоединялось к шумному шествию, и вскоре Джек стал всерьез воображать себя крысоловом из сказки Андерсена.

На перекрестке они наткнулись на фантастически разодетого человека. Увидев толпу детей, он скорчил злую мину, решительно остановил Джека и что – то сказал, обращаясь к нему.

Джек не понял ни слова.

– Я англичанин, – сказал он. – Вы говорите по-английски?

– А – а, инглиэндер, – воскликнул мужчина и вытащил из кармана черный блокнот. Джек сразу же понял, с кем свела его судьба – с гессианским полицейским.

– Вы говорите по-английски? – еще раз спросил он.

Полицейский величественно вытянул руку и выпалил нечто, по звучанию очень напоминающее пулеметную очередь. Когда Джек беспомощно покачал головой, страж порядка явно начал свирепеть. Он громко треснул блокнотом по ладони и повторил предложение, до предела повысив голос. Джек снова непонимающе покачал головой.

Тогда вмешался Кики.

– Горностай убыл! – крикнул он полицейскому. – Поставь котел на огонь. Пиф – паф, пиф – паф! Ребята расхохотались. Тем временем в толпе появилось и несколько взрослых, с не меньшим интересом, чем дети, наблюдавших за развитием событий. Один вытащил из кармана грязную, сложенную пополам карточку и сунул ее под нос Джеку. Очевидно, это было что – то вроде паспорта. Теперь до Джека стало наконец доходить, чего от него добивался полицейский. Он хотел, чтобы Джек предъявил ему паспорт. Но поскольку у него не было никакого паспорта, он лишь отрицательно покачал головой. Кики тоже затряс головой, за что был награжден новым взрывом детского смеха.

Все кончилось тем, что полицейский захлопнул блокнот и положил руку на плечо Джека. Он снова крикнул что – то непонятное и энергично подтолкнул его вперед.

Джек был слишком обескуражен, чтобы защищаться. Куда потащит его этот странноватый полицейский? Видок у него был еще тот – узкие синие штаны, красная рубашка и светло – голубой поясной шарф. Вдобавок ко всему, на голове у него красовалось что – то вроде перевернутого цветочного горшка.

Но когда Джек понял, куда его приволок этот опереточный полицейский, ему стало не до смеха. Он медленно обвел глазами голые, грязно – белые стены маленькой неуютной комнаты, в которой толпилось несколько человек, одетых так же, как и его конвоир. Вне всякого сомнения – это был полицейский участок.

– За что меня арестовали? – громко крикнул Джек, отчаянно пытаясь вырваться из рук полицейского. – Я не сделал ничего противозаконного. Выпустите меня!

 

ПОЛЕЗНЫЕ ОРИЕНТИРЫ

Полицейский никак не прореагировал на протесты Джека, энергично втолкнул его в комнату и знаком велел сесть на скамью у стены. Потом уселся за письменный стол, заваленный бумагами, и начал быстро – быстро говорить, обращаясь к Джеку. Он говорил очень долго и очень громко, но Джек по-прежнему не мог разобрать ни слова.

Кики, все еще сидевшему у него на плече, по-видимому, показалось, что полицейский упражняется в абракадабре, и он обрушил на него целый шквал полнейше галиматьи, приковав всеобщее внимание.

Джек исподтишка бросил взгляд на никем не охраняемую, открытую дверь. Может, попытаться сбежать пока не поздно? Кто знает этих дурацких полицейских, вдруг они засадят его в тюрьму надолго? Что, если они принимают его за бродягу или нищего? А может быть, в Таури-Гессии считается преступлением появляться в общественных местах без паспорта?

Джек выждал момент, когда на него никто не смотрел, и бросился к двери. Через секунду он был уже на улице и припустился бежать куда глаза глядят. Позади раздались громкие крики, но он и ухом не повел. В конце улицы он свернул на тенистую аллею и вскоре оказался перед большим красивым домом. Он открыл дверь и скользнул внутрь. Джек очутился в просторной, совершенно пустой комнате. Неожиданно раздался резкий крик. Джек вопросительно посмотрел по сторонам и обнаружил клетку, в которой сидел ярко расцвеченный попугай.

Кики ответил на крик, подлетел к клетке и с любопытством заглянул за прутья.

– Добрый день, добрый день! – вальяжно произнес он. – Доброе утро, спокойной ночи! Горностай убыл.

Попугай испуганно вскрикнул Вдруг позади Джека послышались шаги. У него даже не оставалось времени, чтобы спрятаться. В комнату вошла девочка примерно двенадцати лет. Она была одета в изумительно красивое шелковое платье с пестрой вышивкой, ее длинные черные косы украшали яркие шелковые банты. Она с изумлением уставилась на Джека и тоненьким голоском произнесла:

– Энглинута?

Что это опять за слово такое? Джек понятия не имел, что ему отвечать. Немного помедлив, он показал на попугаев и сказал:

– Пауке, пауке.

Девочка быстро взглянула на птиц и рассмеялась. Потом медленно произнесла по-английски:

– Ты куда идти? Ты английский?

Джек посмотрел на нее засветившимися от счастья глазами. Он вынул карту, полученную от велосипедиста, и показал ее девочке. Пусть думает, что у него есть какая – то определенная цель, хотя на самом деле он понятия не имел, куда идти.

Малышка внимательно изучила рисунок.

– Пошли! – сказала она затем и потянула его к двери.

– Ты не знаешь кого-нибудь, кто хорошо говорит по-английски? – с надеждой спросил Джек.

Но он его не поняла. Он повторил свой вопрос еще несколько раз, но все было впустую. Откуда – то сверху послышался женский голос. Девочка подтолкнула Джека к двери и жестом руки показала ему, что он должен идти сначала прямо, а потом – направо. Джек позвал Кики и бросился бежать. Он двигался в направлении, указанном девочкой, – повернул направо, за угол, и очутился на узкой, пыльной улице, со всех сторон зажатой высокими, голыми стенами. Улица вывела его на большой пустырь, кое – где поросший выгоревшей травой, в которой ковырялись три тощие курицы. Посреди пустыря располагался круглый пруд, в котором плескалось множество маленьких ребятишек.

Джек остановился, взглянул на карту и попытался сориентироваться. Наверняка велосипедист знал, что делает. Ага, вот он пруд! Значит, он на правильном пути. Следующим ориентиром на карте, кажется, была церковь.

Он огляделся по сторонам, но церкви нигде не было видно. В конце концов он остановил пожилую женщину с приветливым выражением лица и, показав ей карту, вопросительно ткнул пальцем в нарисованную на карте церковь.

Она кивнула и махнула рукой в направлении горы, поднимавшейся неподалеку. На ее вершине Джек заметил какое – то здание с башенкой. Наверное, это гессианская церковь. Он поблагодарил женщину и отправился дальше. К зданию вела крутая узкая тропинка. Взобравшись по ней наверх, он снова обратился к карте и обнаружил на ней извилистую дорожку, уходившую прочь от башни. В конце этой дорожки находилось изображение, напоминавшее палатку. Джек поднял глаза от карты. Да, вон она, эта дорожка, спускающаяся по противоположному склону горы. Неясно только, что это за палатка.

В поисках помощи или какой-нибудь подсказки Джек нерешительно посмотрел по сторонам. И тут его глаза остановились на старике, дремавшем неподалеку на скамейке. Он тихо подсел к нему. Старик лениво раскрыл один глаз. Увидев Кики, он открыл и второй. Джек сунул ему под нос карту, ткнул пальцем в нарисованную палатку и жестами попытался объяснить, что ему надо туда попасть.

– А – а, – хрипло подал голос старик. – Пиккаторати. А – а!

«Теперь, кажется, все ясно», – подумал Джек. Заметив, что мальчик его не понял, старик, кряхтя, поднялся со скамейки, тяжело наваливаясь на палку, сделал несколько неверных шагов вниз по дорожке и махнул рукой в направлении открывшегося перед ним поля.

– Суркус, – сказал он. – Суркус.

Суркус! И тут Джека словно осенило. На обширной площадке, обнесенной забором, возвышалось несколько палаток, окруженных множеством цирковых повозок. «Суркус наверняка означает цирк», – подумал про себя Джек. Теперь наконец до него дошло, почему давешний велосипедист вручил ему карту с нарисованной на ней палаткой. Он подумал, что мальчик с говорящим попугаем спросил его, как пройти к цирку. Цирку – шапито! Да, очевидно, именно так все и было. Джек облегченно вздохнул. Хоть эту загадку удалось разгадать.

Поблагодарив старика, он продолжил свой путь. Что ж, наверное, эта «цирковая» идея была недурна. Там наверняка найдется кто-нибудь, говорящий по-английски. Циркачи, как правило, знают несколько иностранных языков. И потом они известны как добрые люди, всегда готовые прийти на помощь. Может быть, они дадут ему поесть и смогут еще чем-нибудь помочь. Вспомнив о еде, Джек почувствовал страшный голод. Он ускорил шаги и через минуту оказался перед цирком. Подойдя ближе, он увидел, что весь цирковой персонал занят сборами, готовясь к очередному переезду. Палатки были свернуты, лошади и другие животные погружены на повозки. Вся площадка была наполнена криком и гомоном.

Прислонившись к забору, Джек принялся наблюдать за царящей вокруг суетой. Спустя некоторое время мимо него прошел мальчик. Сгибаясь от тяжести, он тащил груду коробок. Внезапно он споткнулся, и несколько коробок слетело на землю. Джек перепрыгнул через низкий забор и поднял их. Мальчик был примерно его возраста. Он был смуглым и черноглазым. Он дружелюбно улыбнулся Джеку и что – то сказал. Заметив, что тот не понял, он повторил ту же фразу на другом языке, но и этот язык бел не знаком Джеку.

Тогда мальчик заговорил по-французски:

– Мерси боку.

Ну наконец – то! Теперь Джек понял, что мальчик благодарил его за помощь.

– Не стоит благодарности, – ответил он в свою очередь по-французски. Мальчик взглянул на Кики и поинтересовался у Джека по-французски же, не ищет ли тот работу в цирке.

Джек не слишком хорошо знал французский, но смог с грехом пополам соорудить ответ.

– Я с удовольствием поработал бы здесь, – сказал он. – Но с еще большим удовольствием я бы чего-нибудь съел.

– Пошли, – сказал мальчик и повел Джека к вагончику, перед которым какая – то женщина чистила картошку.

– Ма, – сказал он по-английски. – Этот мальчик хочет есть. Накорми его, пожалуйста.

Джек удивленно посмотрел на него.

– Чего ж ты сразу не заговорил по-английски? Ведь я англичанин.

– Мой папа тоже англичанин, – объяснил мальчик. – А мама – испанка. Нам все равно, на каком языке говорить. Во время своих странствий мы учимся говорить почти на всех языках мира. Ма, дай мальчику чего-нибудь поесть. Как ты думаешь, он сможет получить у нас работу? – Потом обратился к Джеку: – А куда ты, собственно, направляешься?

– Есть тут такое место по названием Боркен? – быстро спросил Джек.

– Боркен? Мы как раз туда и собираемся переезжать, – ответил мальчик. – Недалеко от города расположена крепость Боркен.

Джек встрепенулся. Крепость! Может быть, ребят отвезли именно туда? Как удачно, что он попал к этим людям! Если его возьмут, он отправится в Боркен вместе с цирком.

Еда, которую ему подала Ма, была острой и жирной. Но Джек был так голоден, что проглотил все как удав, не разбирая вкуса. Когда он наелся, Ма сказала сыну что – то по-испански.

Тот кивнул.

– Пошли, я отведу тебя к хозяину, – сказал он Джеку. – У тебя есть рекомендации? От кого-нибудь, кто мог бы за тебя поручиться? Если ты что-нибудь натворишь, а потом сбежишь, хозяин должен будет обязательно заявить полиции.

– Нет у меня рекомендаций, – нерешительно ответил Джек. – Мне просто нужно в Боркен. Там у меня друзья.

– Ну, тогда, может быть, они дадут тебе рекомендацию, – решил мальчик. – Меня зовут Педро. А тебя?

– Меня зовут Джек.

Педро подвел Джека к большому вагончику и постучал в дверь. В ответ раздалось какое – то нечленораздельное рычание, и они вошли внутрь. Хозяин, огромный грузный мужчина, удобно устроился в старом кресле. У него были яркие голубые глаза, всклокоченные седые волосы и длинная борода, почти достававшая до пояса.

– Говори ты, – немного смутившись, попросил Джек. – А то ведь, если он не говорит по-английски, я не пойму ни слова.

– Я говорю по-английски, – басом заявил хозяин. – Английские мальчишки хорошие. Откуда ты?

– Да… в общем…ниоткула, – запинаясь, ответил Джек. – Я…просто брожу по свету, теперь вот попал в эту страну. У меня друзья в Боркене.

Старик произнес что – то по-гессиански. Педро первел:

– Он хочет знать, не было ли у тебя раньше каких-нибудь проблем с полицией.

Этот вопрос смутил Джека. Что ответить? Были у него проблемы с гессианской полицией или нет? Немного поколебавшись, он покачал головой.

– Босс считает, что тебя можно было бы использовать с толком, – продолжал Педро. – Он видит, что тебе знакома цирковая жизнь. Ты мог бы подзаработать денег со своим попугаем на остановках по пути в Боркен. Старик хотел бы послушать, как он говорит.

Джек мягко погладил Кики по горлышку.

– Скажи что-нибудь, Кики, – сказал он. – Покажи, на что ты способен.

Кики всегда был готов на подвиги. Он вздыбил хохолок на голове и громогласно заскрипел:

– Всадник прыг, всадник скок, всадник валится на бок. Бим – бам – тарарам, кошка прячется в фонтан. Густавчик – болванчик. Ха – ха – ха! Вытри ноги и закрой дверь, негодный мальчишка. Пиф – паф, пиф – паф!

Завершая представление, Кики оглушительно чихнул и отвратительно громко икнул. Педро хохотал так, что по лицу его потоками текли слезы. Оценив произведенное впечатление, Кики посчитал необходимым выступить на бис. Поднапрягшись, он трубно выдал свой знаменитый гудок скорого поезда, чем вызвал небывалое столпотворение всех сбежавшихся циркачей у вагончика босса.

– Ха – ха – ха, хоррош, оччень, оччень хоррош! – Босс зычно хохотал. Казалось, что его грузное тело сотрясают мощные порывы ураганного ветра. – Ха – ха – ха! Ты должен ехать с нами, мой мальчик.

– Твой попугай великолепен, – сказал Педро, когда мальчики, попрощавшись, вышли из вагончика. – Если хочешь, Джек, давай жить вместе. Видишь маленькую повозку, перед которой сидит Ма? Правда, двоим в ней будет немного тесновато.

Вот уж на это Джеку было абсолютно наплевать! Ему бы только как-нибудь попасть в Боркен! Удастся ли отыскать в крепости друзей? Он очень на это надеялся. А там уж можно будет и Биллу послать весточку. И ждать, когда он примчится в Таури-Гессию, чтобы освободить их.

 

В ЦИРКЕ

Педро Джеку очень понравился. Правда, внешне он был грубоват, как и все его товарищи по профессии, но в то же время в высшей степени чуток и деликатен. Так он сразу почувствовал, что Джеку не хотелось рассказывать о том, почему он в одиночестве оказался в Таури-Гессии. И Джек был очень рад, что Педро не мучил его вопросами на эту тему. Он не мог раскрыть ему правды, а врать не хотел. Может быть, позже, когда они лучше узнают друг друга, он посвятит его в свою тайну и, кто знает, даже попросит его о помощи.

В тот же вечер цирк тронулся в путь. Повозки со скрипом поползли через поле, постепенно вытягиваясь на дороге в длинный караван. Дорога была ужасной, и повозки двигались по ней, тяжело переваливаясь с боку на бок. На некоторых везли клетки с дикими животными. Джек успел заметить несколько медведей и двух крупных шимпанзе. Он с опаской посматривал на эти повозки. Что будет, если они вдруг перевернутся?

Кики мгновенно стал всеобщим любимцем. Многие циркачи говорили по-английски, хотя и с ошибками, однако их знаний было вполне достаточно, чтобы объясниться на этом языке. Они хохотали надо всем, что говорил Кики, и просто засыпали его лакомствами. Заметив его любовь к долькам ананаса, они скупили по дороге все ананасовые консервы.

Джек донимал Педро вопросами. Сколько километров до Боркена? Кому принадлежит крепость? Когда она построена? Можно ли будет ее осмотреть?

Педро терпеливо отвечал:

– Боркен, крепость и вся земля, по которой мы сейчас проезжаем, принадлежит графу Паритолену. Он живет в крепости. Я советовал бы тебе держаться от нее подальше. Тебя могут принять за шпиона и бросить в темное подземелье.

– Похоже, граф Паритолен – злой человек, – сказал Джек. Рассказ Педро расстроил его. Если ребят и вправду держат в крепости, то им несладко приходится.

– Граф очень суров и властолюбив, – ответил Педро. – Он стремится свергнуть нынешнего короля и возвести на престол принца Алоизия. Тогда он станет безраздельным властителем страны, потому что маленькому принцу придется делать все, что он прикажет.

Услышав это, Джек пал духом. Что может сделать он в борьбе против такого могущественного человека?

– Граф Паритолен – премьер – министр?

– Нет, премьер – министр его зять, граф Хартиус. Они оба ненавидят короля. Но если граф Паритолен суров и энергичен, то граф Хартиус – размазня. Он полностью под каблуком у своей жены, которая, по слухам, очень умна. Ее имя – госпожа Татиоза.

Джек внимательно слушал. С каждой минутой все происходящее становилось ему понятнее. Удивительно, как они оказались в самом центре событий, разыгрывающихся в этой чужой стране! Он лично знает маленького принца. Они ехали по земле графа Паритолена, замыслившего свалить короля. А скоро они будут в Боркене, где держат в неволе его друзей. Все происходящее представлялось ему какой – то вымышленной книжной историей, внезапно превратившейся в реальность.

– Откуда тебе все это известно, Педро? – спросил он.

– В Таури-Гессии это известно всем. Все очень боятся, как бы не началась гражданская война. Если только заговорщикам удастся свергнуть короля и посадить на его место маленького принца, вся страна расколется на две враждебных партии, которые начнут уничтожать друг друга. Тогда нам, циркачам, придется срочно сматываться отсюда. Поэтому – то мы и держим ухо востро. Необходимо знать, откуда ветер дует.

Джек был уверен, что сам знает значительно больше всех остальных. Конечно же, в Таури-Гессии еще никому не известно, что принца Алоизия вывезли из Англии и держат в заточении в крепости Боркен. Но что будет дальше? Осуществят заговорщики свой план? Под каким соусом народу сообщат о перевороте – то ли будет заявлено, что король умер, то ли – что он арестован и посажен в тюрьму?

Джек так глубоко задумался, что даже не услышал, как Ма позвала всех обедать. Ему вдруг стало ясно, сколь важная роль уготована ему во всей этой истории. Слава Богу, заговорщикам ничего не известно о его пребывании в Таури-Гессии. Они и не подозревали, что он в состоянии нарушить их планы. Только ему совершенно необходимо как – то проникнуть в крепость!

– Эй, ты что – заснул? – Педро потряс Джека за плечо. – Очнись, сонная тетеря!

Джек отогнал от себя докучливые мысли. Кики ошивался возле Ма, наблюдая, как та выуживала для него из большой черной кастрюли разные вкусности.

– Попка, поставь котел на огонь! – с надеждой в голосе крикнул он. Потом, скосив голову набок, нежно посмотрел на Ма и пропел:

– Боннитагелута.

Ма, обожавшая Кики, хлопнула себя по бедрам и громко расхохоталась.

– Он говорит по-гессиански! – восторженно крикнула она.

Даже Джек удивился тому, как быстро Кики овладел гессианским языком.

– Что значит «боннитагелута»? – спросил он.

– Добрейшего всем утра, – с ухмылкой ответил Педро.

По дороге в Боркен цирк останавливался на два дня в маленьком городке. И здесь Джеку пришлось трудиться не покладая рук. Вместе с Педро он помогал в возведении цирковых шатров, расставлял скамейки для зрителей и играл роль посыльного при боссе, имени которого не смог бы выговорить даже под угрозой смертной казни.

Скоро все без исключения циркачи полюбили Джека за его расторопность, смышленость и услужливость. А благодаря свои хорошим манерам, выгодно отличавшем его от прочих членов мужского сообщества цирковых артистов, он быстро завоевал сердца прекрасных дам. И самому ему понравилось в цирке, и спустя немного дней он уже чувствовал себя в пестрой компании лицедеев как дома. Пусть временами они казались ему грязнулями, неряхами и даже жуликами, все эти недостатки полностью искупались их искренней приветливостью, заразительным весельем и безграничной добротой.

Главным действующим лицом цирковой программы был Фанк со своей троицей бурых медведей. Огромные звери, нежно привязанные к своему хозяину, были прирожденными клоунами. Они боксировали, кувыркались и превосходно танцевали на задних лапах.

Однако Педро предостерег Джека от слишком доверчивого отношения к медведям.

– Они коварны и непредсказуемы. По-настоящему, они слушаются одного Фанка.

Очень забавными были и шимпанзе Джо и Фам. Они появлялись на манеже, держа за руку свою хозяйку мадам Фифи. Она была хрупким и нежным созданием, ростом не больше своих подопечных. Джеку они очень понравились, хотя скоро ему пришлось убедиться на собственном опыте, какими они были искусными воришками. Незаметно для него, они запустили в его карман свои ловкие волосатые руки и стянули у него носовой платок, блокнот и два карандаша.

Свои вещи он получил обратно из рук хохочущей мадам Фифи, что – то щебетавшей при этом по-французски. А может, и по-испански! Она говорила с такой скоростью, что Джек даже не мог понять, на каком языке она изъяснялась. Увидев по выражению лица Джека, что он не понял ни слова из того, что она сказала, мадам Фифи перешла на английский.

– Безобразники, – заявила она, погрозив маленьким пальчиком своим подопечным. – Она заслужили хорошую взбучку.

Воздушных гимнастов звали Тони и Бинго. Тони был изумительным канатоходцем. Он был в состоянии выделывать на канате всевозможные трюки – бегал, прыгал и танцевал на нем и даже совершал абсолютно немыслимые сальто – мортале. Своим искусством он неизменно приводил зрителей в неописуемый восторг. А Джек каждый раз смертельно боялся, что он сорвется и рухнет на манеж.

– Когда-нибудь он свернет себе шею, – взволнованно поделился он с Педро своими опасениями. – Почему он работает без сетки?

– Спроси его, – ответил Педро. И когда однажды Тони зашел в гости к матери Педро, Джек в самом деле задал ему этот вопрос. Тони был испанцем, но очень хорошо понимал по-английски, хотя и говорил на этом языке с ошибками.

– Стрраховочная зетка! – воскликнул он с презрением. – Только в Англии от меня трребуют стрраховочную зетку. Я не падаю. Я – Тони, Великий Тони.

Самый смешной номер выполнял на арене клоун Топс. Возвышаясь над всеми, он выходил на манеж на ходулях, спрятанных под неимоверно длинными брюками, из – под которых высовывались огромные башмаки. Дети, приходившие в цирк, считали его настоящим великаном, в чем их убеждал не только рост клоуна, но и его мощный голос.

Специально для него соорудили огромный велосипед, на котором Топс гордо разъезжал по манежу под гомерический хохот зрителей. Когда он потом слезал с велосипеда, на арене появлялся маленький человечек, жаждавший передать великану срочное сообщение. На манеж выносили лестницу, которую приставляли к клоуну. Человечек молниеносно вскарабкивался на нее и с важным видом беседовал с великаном. Цирк содрогался от хохота зрителей.

В действительности же Топс был забавным маленьким человечком и большим шутником. И совершенно невозможно было понять, как такое щуплое тело могло рождать столь мощный голос.

– Он специально выучился ходить на ходулях, чтобы дорасти до своего голоса, – сказал Педро. – Во всяком случае, он сам так утверждает.

Если фигура Топса вызывала у Джека неизменную улыбку, то за шпагоглотателем Холой он не мог наблюдать без содрогания. Хола ухитрялся засовывать длиннющую шпагу в глотку до самой рукояти. Он откидывал голову назад и медленно погружал шпагу внутрь.

– Я еще могу понять, как он глотает ножи и кинжалы, – говорил Джек. – Он, собственно говоря, не глотает, а только засовывает их в глотку. Но как он проделывает это с такой длинной шпагой? Меня прямо тошнит, когда я наблюдаю за ним.

Педро смеялся.

– Я познакомлю тебя с Холой, – пообещал он. – Может быть, он раскроет тебе секрет своего трюка.

Однажды вечером мальчики отправились в гости к шпагоглотателю в его ярко – желтый фургончик. Педро представил Джека. Хола был с длинным тощим молодым человеком с печальными глазами. Педро заговорил с ним по-немецки. Тот кивнул, слабо улыбнулся и поманил мальчиков в глубину фургона. Джек увидел большой стенд, на котором были закреплены ножи, кинжалы и шпаги всевозможных размеров. Он ткнул пальцем в самую длинную шпагу.

Хола взял ее в руки, откинул назад голову и медленно погрузил клинок в глотку, пока снаружи не осталась одна лишь рукоять. Джек не сводил с него изумленных глаз. Как он это проделывает?

Хола вытащил шпагу из горла, меланхолически улыбнулся и подал ее Джеку. И тут Джек наконец сообразил, в чем заключался трюк. Шпага не была монолитной, она состояла из нескольких звеньев, так тщательно пригнанных одно к другому, что это было совершенно незаметно. Нажатием на скрытую в эфесе кнопку зажим распускался, и звенья начинали задвигаться одно в другое, пока шпага не укорачивалась до размера кинжала. Хола искусно и незаметно сокращал ее размеры, а со стороны казалось, что клинок сантиметр за сантиметром исчезает в его глотке.

Сделав это открытие, Джек успокоился. Хола позволил ему нажать на маленькую кнопку и посмотреть, как функционирует механизм.

Да, в цирке было много интересного, и Джек находил настоящее удовольствие в их кочевой жизни. Однако его жизнь омрачалась озабоченностью за судьбу Люси и других ребят. Скорей бы добраться до Боркена! Если его путешествие затянется, может статься, что освобождение придет к ним слишком поздно.

И все – таки Джек решил не покидать циркачей. Лучшего укрытия ему все равно не найти. Если он в одиночку отправится через чужую страну, то рано или поздно наверняка угодит в руки полиции. А в окружении этой пестрой компании он был в безопасности. Только бы цирк передвигался немного быстрее! Его задача оставалась прежней: по прибытии в Боркен попытаться проникнуть в крепость.

 

У ЦЕЛИ

Джек с радостью ухватился за возможность заработать с Кики немного денег. Педро помог ему соорудить маленькую трибуну с золоченой перекладиной, и Кики гордо уселся на ней.

– У тебя такой вид, будто ты восседаешь на троне, – со смехом сказал Джек. – Принц Кики, самый умный попугай на свете! Ну, а как насчет того, чтобы чего-нибудь спеть?

Кики не надо было упрашивать. Он всегда был готов к демонстрации своих талантов. А аплодисменты публики только подогревали его энтузиазм. Вскоре повсюду заговорили о замечательно умном попугае. Его трибуна вечно была окружена толпой людей, что в конце концов вызвало ревность Фанка, укротителя медведей.

Кики радостно и беззаботно распевал свои песни. Таури-гессианцы слушали его с восхищением. Они не замечали, что он путал рифмы или перевирал слова, поскольку все равно никто из них не знал английского. Особый восторг у них вызывало то обстоятельство, что попугай никогда не затруднялся с ответом на любой вопрос, выкрикиваемый из толпы. А то, что никто не понимал его ответов, нисколько их не заботило.

– Тиккопуллинваллиху? – спрашивал, к примеру, мужчина из публики.

– Закрой дверь! Вызови доктора. У попки насморк, – отвечал Кики, не задумываясь. Потом начинал хохотать так заразительно, что вскоре к нему присоединялась вся толпа. Еще больший восторг у зрителей вызывало выступление Кики, когда он демонстрировал свое блестящее умение оглушительно чихать, кашлять или икать. Народ просто рыдал от смеха. Гудок скорого поезда вызывал у людей легкий испуг, а в чем заключалась соль номера с воспроизведением звука лязгающей газонокосилки, они просто не понимали, потому что никогда не видели ни единой газонокосилки. Но они прямо – таки визжали от удовольствия, когда он кудахтал как курица, рычал как медведь или лаял как собака.

Даже у Джека выступления Кики вызывали улыбку. Конечно, большой успех у публики несколько избаловал попугая, но, с другой стороны, он исправно зарабатывал деньги. Теперь Джек был в состоянии платить матери Педро за еду, которую та для него готовила. Оставшиеся деньги он тщательно прятал в носовой платок. Кто знает, может быть, в Боркене они ему еще понадобятся. Каждый раз, когда поблизости появлялись шимпанзе, он в страхе совал руку в карман, чтобы уберечь свое сокровище от их воровских поползновений.

Через два дня цирк собрался дальше.

– Завтра мы будем в Боркене, – сказал Педро Джеку. – Там босс арендовал прекрасную площадку прямо у подножия горы, на которой стоит крепость.

Джек с облегчением вздохнул. Наконец – то он будет в Боркене! С момента его прибытия в Таури-Гессию прошла уже целая неделя. И все это время он постоянно мучился беспокойством за судьбу ребят. И вот наконец он сможет реально что – то узнать о них. Он едва сдерживал нетерпение. Как там Люси? Она наверняка ужасно переживает, что вместе с ребятами оказалась в заключении.

На следующий вечер они прибыли в Боркен. Джек увидел крепость издалека. Гору венчало, опираясь на четыре мощные башни, гигантское строение, казалось, перенесенное сюда из времен короля Артура.

– Крепость Боркен, – сказал Педро, указывая на гору. – Множество узников томилось в ее подземельях, и большинству из них так и не удалось вырваться оттуда на свет божий. В темницах…

– Прекрати! – взмолился Джек. – Как ты можешь говорить о таких ужасных вещах?

Педро удивленно посмотрел на него.

– Ты что? Никак перепугался?

– Да нет. – Джек немного смущенно рассмеялся. – Ты случайно не знаешь, где содержатся узники? Может быть, в одной из башен?

– Понятия не имею. Давай – ка попробуем пройтись вокруг крепости. Хотя я думаю, что вплотную к ней нас не подпустят.

Едва только циркачи принялись за обустройство своего лагеря, как тут же отовсюду к ним потекли большие и маленькие группы городских жителей. По-видимому, появление бродячего цирка было для них выдающимся и редким событием. Через площадку, смеясь и визжа, мчались ватаги детей. Маленькая девочка с радостным криком бросилась на шею Педро. Тот подхватил ее на руки и принялся кружить, заставляя девочку повизгивать от удовольствия.

– Педро, Педро, аллапинотоликута!

Педро отвечал ей по-гессиански.

– Это моя маленькая кузина Гела, – объяснил он Джеку. – Ее отец служит солдатом в гессианской армии.

Он задал девочке пару вопросов, а потом снова повернулся к Джеку:

– Гела с родителями живет в крепости. Ее мать – горничная госпожи Ттаиозы, находящейся сейчас в крепости.

Джек воспринял эти новости с волнением. Может быть, удастся что-нибудь узнать от Гелы о судьбе ребят. Он буквально не сводил с малышки глаз и с трудом сдерживался, чтобы тут же не засыпать ее вопросами. Но он вовремя спохватился и взял себя в руки. Осторожность, и еще раз – осторожность! Ни в коем случае нельзя было раньше времени раскрывать свои карты. Нужно было и говорить и действовать очень обдуманно. Наморщив лоб, он задумался, каким образом, не возбуждая ничьих подозрений, выяснить местонахождение ребят.

– Скажи, Педро, у госпожи Татиозы есть дети? – наконец спросил он. – Может быть, нам устроить для них в крепости маленькое представление? Как ты думаешь?

– Нет, у госпожи Татиозы нет детей. Иначе она наверняка попыталась бы одного из них посадить на трон. Она ужасно честолюбива.

Гела поинтересовалась, о чем спросил Джек. После того, как Педро перевел ей на гессианский вопрос Джека, она что – то тихонько прошептала ему на ухо. Потом приложила палец к губам в знак того, что доверенная ему тайна ни в коем случае не должна быть разглашена.

– Глупышка! – со смехом воскликнул Педро. – Тебе это, наверное, приснилось.

– Что она сказала? – с любопытством спросил Джек. Любая подробность, рассказанная Гелой, могла иметь для него большое значение. Ведь она живет в крепости. Кто знает, может быть, в один прекрасный день она встретит там ребят.

– Гела говорит, что у госпожи Татиозы появились приемные дети, – ответил Педро. – Она слышала в одной из башен детские голоса. Доступ туда имеют только госпожа Татиоза и граф Паритолен. Никто не должен знать о них. Когда Гела рассказала матери, что слышала в башне голоса, та ужасно рассердилась и едва не поколотила ее. Она велела ей держать рот на замке.

Джек напустил на себя равнодушный вид, чтобы никто не заметил, как взволновало его это сообщение.

– А Гела могла бы показать нам башню, из которой доносятся детские голоса?

– Не верь ни единому ее слову, – сказал Педро. – Она ужасная болтушка и вечно выдумывает всякие истории.

– И все – таки спроси ее! – взмолился Джек так настойчиво, что Педро пришлось выполнить его желание. Гела повернулась лицом к крепости и показала на башню, расположенную в южной части замка. – Это там, – прошептала она Педро, и хотя это было сказано по-гессиански, Джек прекрасно понял смысл ее слов. Девочка снова приложила палец к губам, еще раз напоминая мальчикам о необходимости строжайшего сохранения тайны.

Джек взял ее за руку и повел на площадь, чтобы купить ей сладостей. Какая жалость, что он не знал местного языка! Он, правда, уже запомнил несколько слов, хотя и не так много, как Кики, но этого было явно недостаточно, чтобы по-человечески поговорить с Гелой. Она была страшной болтушкой и всю дорогу трещала, не закрывая рта. А Джек не понимал ни единого ее слова. Когда он вручил ей лакомства, она порывисто обняла его и побежала к своим подружкам похвастаться полученным угощением.

Представления должны были начаться на следующий вечер. Джек так усердно помогла всем разбирать вещи и реквизит, что совершенно замучился. И тем не менее он твердо решил этой же ночью отправиться в крепость на разведку. Позвать с собой Педро? Нет, лучше не надо. Если ему удастся отыскать ребят, Педро будет только мешать. Ведь ему придется тогда все рассказать. А это представлялось пока что преждевременным.

Придя на ужин, мальчики нашли Ма в ужасном смятении. Она взволнованно загвоорила с Педро, который тут же заметно помрачнел.

– Что случилось? – спросил Джек.

– Фанк заболел, – ответил Педро. – Босс очень обеспокоен.

– Подумаешь! Что здесь такого, если один раз медведи не выступят?

– То, что они не выступят, и так большая потеря для цирка, – ответил Педро. – Но не это главное. Хуже всего, что медведи слушаются только Фанка. А когда он заболевает, они как с цепи срываются – не подпускают никого к клетке, не жрут ничего, да еще норовят поранить друг друга. Как – то раз они даже вырвались из клетки, и бедному Фанку, несмотря на высоченную температуру, пришлось вылезать из постели и отлавливать их. Он тогда чуть не умер.

– Может быть, завтра ему будет лучше, – сказал Джек. – Можно себе представить, что будет, если эти огромные медведи вырвутся из клетки. Я восхищаюсь Фанком. Он играет с ними, дразнит их, а они ластятся к нему, как какие – то дворняжки.

– Мало кто умеет так обращаться со зверями, как Фанк, – сказал Педро. – Раньше он работал со львами и тиграми. это был роскошный номер, публика просто с ума сходила от восхищения. Но в один прекрасный день он заявил, что звери больше не хотят выступать в цирке, и продал их зоопарку.

– Наверное, его очень любят животные, – задумчиво произнес Джек. – У меня есть друг, который тоже может заставить животных делать все, что захочет.

– Он уже пробовал работать со львами, тиграми или медведями? – поинтересовался Педро. – Приручить хищников не так – то просто. Это собаки, кошки и мыши легко поддаются дрессировке, а крупные хищники совершенно непредсказуемы.

– Да, наверное, ты прав, – сказал Джек. В самом деле, у Филиппа еще не было случая испробовать свои чары на диких зверях. – Ну, даст Бог, Фанку завтра будет лучше. Должен честно признаться, не испытываю ни малейшего желания чистить их клетки. Так и ждешь, что они приласкают тебя своими нежными лапками.

Когда Джек наконец добрался до постели, он почувствовал, что ему совершенно не хочется спать. Накануне он специально сходил в город и купил маленький карманный фонарик, чтобы произвести разведку местности. Он и сам не знал, чего ему ждать от этой ночной вылазки. Но если ничего не делать, то ему никогда не удастся отыскать друзей. Он должен что – то предпринять, неважно – принесет это успех или нет.

Как только Джек услышал глубокое ровное дыхание спящего Педро, он схватил в охапку свою одежду, тихо выскользнул из фургона и быстро оделся. После этого, посадив удивленного Кики к себе на плечо, зашагал к крепости. Только бы добраться до ребят и переговорить с ними! Он очень надеялся, что они в самом деле находятся в крепости.

 

РАЗВЕДКА БОЕМ

Джек осторожно пробирался через разбитый циркачами лагерь. Вокруг была тишина. Ни в одном фургоне не горел свет. Все циркачи отправились спать пораньше, чтобы выйти на утреннее представление в хорошей форме. Ночь была безлунной, и только звезды слегка подсвечивали черный небосвод. Глаза Джека скоро привыкли к темноте, и он обходился без фонаря.

Быстро поднявшись на взгорок, Джек подошел в невысокой стене. Он посветил фонариком и скоро обнаружил место, где стена была неровной и выщербленной. Джек полез наверх. Он похвалил себя за то, что предусмотрительно обулся в ботинки с резиновой подошвой, облегчавшие подъем. Жаль только, что у него нет резиновых перчаток. Тогда и рукам было бы легче цепляться за камни.

Взобравшись наконец на гребень стены, он спрыгнул на другую сторону. Он не отваживался включать фонарь и напряженно вглядывался в темноту. По-видимому, он находился в маленьком внутреннем дворике. Угрожающе и мрачно вздымались к небу крепостные стены. Подавленный их грозным величием, он неожиданно пал духом. Как пробраться внутрь? Как разыскать среди этого нагромождения камня Филиппа и остальных ребят?

Он осторожно двинулся вперед, то и дело спотыкаясь на неровностях почвы. Вдруг он ткнулся во что – то мягкое и испуганно отскочил назад. Не тут – то было – отвратительная липкая паутина опутала его голову. Джек в ужасе рванул ее с себя и бросился бежать. Но не успел он сделать и шага, как лицо его облепила какая – то мягкая ткань. Такое впечатление, будто на него набросился рой привидений. Не в силах более бороться с охватившим его суеверным ужасом, Джек включил фонарь.

Разглядев наконец в его отрезвляющем свете причину своего страха, Джек смущенно рассмеялся. Во дворе было повсюду развешано белье. Вначале он налетел на простыню, а потом его голова угодила прямехонько в шерстяной свитер.

Постой – ка – свитер! В Таури-Гессии никто ничего подобного не носит. Он еще раз посветил фонариком и осмотрел свитер поближе. Ну конечно – это свитер Дины или Люси. Стало быть, ребята действительно находятся в крепости. Какое счастье! Теперь ясно, он должен сделать все возможное, чтобы отыскать их.

Джек на мгновение остановился и задумался. Если пребывание ребят в крепости держится в секрете, то почему тогда их вещи совершенно открыто развешаны на веревках? Ведь вполне естественно, что увидевшие их люди могут задать себе вопрос: кому они принадлежат? Возможно, в этот двор заказн вход всем, кроме госпожи Татиозы. Неужели она самолично стирает вещи ребят? Или, может быть, в тайну посвятили мать Гелы? Возможно, именно она стирает и стряпает для ребят? В конце концов, кто – то же должен это делать.

Очевидно, со двора должен быть где – то проход в кухню и другие хозяйственные помещения. Джек осветил стену. Он сознательно пошел на риск быть обнаруженным, поскольку без света у него не было ни малейшего шанса отыскать что – либо. Рядом с крепостью находилась маленькая прачечная. Джек попытался открыть дверь, ведущую внутрь, но обнаружил, что она заперта. Он посветил фонарем в окошко и увидел внутри медный котел, ведра и бельевые корзины. Стало быть, стирали там. Жаль, что прачка или кто – то еще из прислуги заперли дверь.

Джек посветил на крышу прачечной и примыкающий к ней участок стены. И тут он обнаружил нечто такое, отчего сильнее забилось его сердце. Чуть выше крыши прачечной находилось узкое окошко. Оно было явно очень древним, и, скорее всего, стекло в него никогда не вставлялось.

Джек мысленно заметался. Ему нужно взобраться на крышу прачечной и оттуда через окно влезть в крепость. Тогда он сможет продолжить поиск ребят. Но как взобраться на крышу? Без лестницы это невозможно сделать. Тщетно пытался он допрыгнуть до края крыши, чтобы, подтянувшись, залезть на нее. Нигде не было также ни единой водосточной трубы, по которой он мог бы вскарабкаться наверх. Да, без лестницы здесь не обойтись. Но где ее взять?

Без особой надежды на успех Джек стал обшаривать дворик. Кики неподвижно сидел у него на плече. Он знал, что должен вести себя тихо. Но эта неподвижность давалась ему нелегко, особенно когда мимо пролетела летучая мышь.

Спустя некоторое время Джек обнаружил маленький сарайчик. Он осторожно приоткрыл незапертую дверь. Раздался громкий скрип, заставивший Джека испуганно вздрогнуть. Но тут глазам его представилось нечто восхитительное. Он просто не верил своему счастью. В сарайчике стояла лестница. Правда, она была очень древней, и в ней не хватало нескольких перекладин, но, похоже, она все еще могла использоваться по своему назначению. Как бы то ни было, Джек был решительно настроен испытать ее в действии.

Когда он вытаскивал лестницу из сарая, по земле с ужасным грохотом покатилось старое ведро. Джек замер в испуге. Вот сейчас в окнах крепости загорятся огни, и отовсюду высыпят люди, чтобы поймать нарушителя спокойствия.

Но вокруг ничего не изменилось. По-прежнему все было тихо и спокойно. По-видимому, в этой части крепости никто не жил. Джек облегченно перевел дух и потащил лестницу к прачечной. Она была не очень длинной, а потому – и не слишком тяжелой. Он прислонил ее к стене дома и с радостью увидел, что она достает до крыши. Осветив ее снизу доверху, чтобы запомнить, где нет перекладин, Джек сунул фонарь в карман и полез вверх. Кики взволнованно кружил над его головой.

Лестница в самом деле была почтенного возраста. Еще одна перекладина подозрительно затрещала, когда он поставил на нее ногу. В своей целеустремленности Джек даже не заметил, как ободрал колено. Забравшись наверх, он позволил себе маленькую передышку. Потом подполз на четвереньках к крепостной стене, осторожно выпрямился и протянул руку к окошку. Слишком высоко. Правда, он мог дотянуться до него кончиками пальцев, но этого было явно недостаточно, чтобы, ухватившись как следует, подтянуться и залезть внутрь.

Джек разочарованно опустил руки. Что бы такое придумать? Может быть, попытаться еще раз прибегнуть к помощи лестницы? Он отполз к краю крыши и ухватился правой рукой за верхнюю перекладину. Потом напрягся из всех сил и постарался втащить лестницу на крышу. На этот раз она показалась ему намного тяжелее, чем раньше, но он не сдавался и добился – таки своего – лестница поддалась и послушно вползла на крышу. Тяжело дыша, Джек на несколько секунд неподвижно замер рядом с лестницей. Несмотря на дикое напряжение, все внутри у него ликовало. Теперь, когда у него есть лестница, забраться в крепость через окно будет проще простого. Но вначале ее еще нужно дотащить до окна. А это оказалось довольно хлопотным делом – в какой – то момент, потеряв равновесие, он чуть было не грохнулся вместе с ней с крыши. Но все кончилось благополучно. Джек осторожно приподнял лестницу, прислонил ее к стене и пошатал немного, чтобы убедиться, что она стоит надежно. Ну вроде бы все в порядке.

Стремительно перехватывая перекладину за перекладиной, Джек полез вверх. Сердце у него колотилось, будто хотело выпрыгнуть из груди. Только бы лестница выдержала! И вот, едва он поставил ногу на последнюю перекладину и вцепился руками в подоконник, лестница подкосилась и, скатившись с крыши, со страшным грохотом воткнулась в землю. Господи Иисусе! Вот теперь – то уж он наверняка переполошил всю крепость. Сейчас набегут люди, и тогда… Джек поспешно влез в окно, бесшумно спрыгнул в находящуюся за ним комнату и, притаившись на полу, напряженно прислушался. Кики, ощущавший его волнение, успокаивающе подергивал его за мочку уха, не издавая при этом ни звука. Убедившись, что и на этот раз все обошлось, Джек поднялся с пола и осторожно выглянул в окно. Никого не было видно. Никаких огней, никаких голосов. Должно быть, в самом деле в этой части крепости нет ни души.

Может быть, все – таки рискнуть зажечь фонарь? Джек подождал еще немного, потом быстро зажег и тут же погасил фонарь. Он находился в небольшой комнате, беспорядочно заваленной старыми столами и стульями. Больше он ничего не успел заметить. Очевидно, здесь хранилась старая мебель – и больше ничего.

– Пошли, Кики, – тихо сказал Джек. – Нужно двигаться дальше. Но здесь нам из крепости уже не выбраться. Лестница – тю – тю! Придется поискать другой путь.

Он открыл дверь, ведущую из чулана, и прислушался. Ни малейшего звука. Вокруг была темнота, хоть глаз выколи, и он решил снова зажечь фонарь. Перед ним находился совершенно голый коридор, на каменном полу которого не было даже элементарной ковровой дорожки. Нигде – ни картин, ни мебели.

Джек тихонько двинулся по коридору и вскоре поравнялся с маленьким круглым окошком. Сразу за ним коридор резко поворачивал направо. Здесь он был более просторным, но по-прежнему совершенно голым. Постепенно помещения становились более обжитыми. Внимание Джека привлек красивый ковер, покрывавший пол почти во всю ширину коридора – от стенки до стенки. Сбоку стояла большая софа, обитая мерцающей камчатой тканью. Стены были украшены картинами. На круглом столике стояла нарядная лампа. И хотя свет, исходивший от нее, был слабым, все – таки человеческую фигуру уже вполне можно было бы различить. Джеку следовало быть предельно осторожным. Дойдя до открытой двери, он с любопытством заглянул в нее. При свете лампы, стоявшей у самого входа, ему открылась богато обставленная гостиная. Стены ее украшали ценные гобелены и зеркала в золотых рамках. Посреди комнаты стоял круглый стол с полированной столешницей и резными ножками.

Джек на мгновение остановился и задумался. С какой стороны находится башня, где Гела слышала детские голоса? Ему нужно непременно отыскать дорогу к ней. Может быть, удастся найти лестницу, ведущую в башню. Он решил двигаться дальше, обращая главное внимание на встречные лестницы.

Спустя некоторое время перед ним снова возникла открытая дверь. Он посветил внутрь. Очевидно, в этом зале помещалась библиотека. Он осторожно переступил порог просторного помещения, уставленного прекрасной резной мебелью и богато изукрашенными лампами. Вдоль стен до самого потолка поднимались полки, набитые книгами. Неужели все это возможно прочесть?

Неожиданно Джек услышал позади себя странный шум. Он быстро выключил фонарик. Шум становился все громче. Как будто по огромному точильному камню водили топором. Кики жалобно вскрикнул. Очевидно, он испугался так же, как и Джек. Что за непонятные звуки?

 

ПОД ПОКРОВОМ НОЧИ

Лязгающий протяжный скрип раздался снова. Потом через равные небольшие промежутки времени посыпались металлические удары. Джек насчитал двенадцать. Колени его задрожали, и он без сил опустился на стоящий рядом стул. это часы позади него пробили двенадцать. Полночь! Ну что, время очень благоприятное. По-видимому, все обитатели крепости крепко спят.

Джек поднялся со стула, выбрался из библиотеки и продолжил свой путь. Завернув за угол, он вышел к широкой мраморной лестнице, ведущей куда – то вниз. Лестницу украшал толстый, очень красивый ковер. Джек остановился. Очевидно, лестница вела к парадному подъезду крепости. Ему же для того, чтобы выйти к башне, указанной Гелой, необходимо продолжать свой путь в прежнем направлении.

Он осторожно двинулся дальше, испытывая легкое беспокойство оттого, что коридор, по которому он шел, был слишком ярко освещен. Двери, мимо которых он проходил, были закрыты. Джек решил их не трогать, ибо опасался, что за ними располагаются спальни, и он может, не дай Бог, потревожить сон их обитателей.

Спустя некоторое время он остановился перед массивной дубовой дверью. Башня должна быть где – то совсем рядом! Может быть, именно эта дверь ведет туда. Она явно отличается от других дверей в коридоре, мимо которых он проходил. Вместо ручки она была снабжена толстым стальным кольцом. Джек осторожно взялся за него и слегка повернул направо. Дверь открылась и пропустила его внутрь. Мутный слабый свет скрытого фонаря падал на узкую каменную лестницу, ведущую наверх. После недолгих колебаний он стал подниматься по ступенькам. Он был уверен, что лестница приведет его в ту самую башню.

Но Джек ошибался. Лестница вывела его не в башню, а в огромный зал с зеркально отполированным полом. Джек пораженно посмотрел по сторонам. Дверные приемы украшали роскошные портьеры. С одной стороны зала находилось что – то вроде галереи для зрителей, а на его противоположном конце внимание привлекала невысокая сцена, уставленная пюпитрами для нот. Ага, по-видимому, это танцевальный зал! Так и представляешь себе блестящие балы, которые хозяева устраивают в этом зале для своих гостей. Все это хорошо, подумал Джек, вот только он промахнулся мимо башни. Где – то поблизости явно должна быть еще одна лестница.

Джек наугад толкнул одну из многочисленных дверей. За ней открылся небольшой холл, из которого вертикально вверх поднималась каменная винтовая лестница. У него радостно забилось сердце. Похоже, он нашел вход в башню.

Вдруг Джек испуганно вздрогнул. Что это за шум? Как будто топот подкованных сапог! Он молниеносно юркнул за портьеру. Шаги приближались. Кто – то прошел мимо его убежища, развернулся и зашагал в обратном направлении. Это еще что за сюрприз?

Джек осторожно выглянул из – за портьеры и увидел удаляющуюся фигуру солдата с винтовкой на плече. Видимо, это был охранник, стороживший вход в башню. В следующее мгновение он исчез в коридоре, начинавшемся у противоположной стены холла. Звук шагов удалялся и вскоре затих. Однако через короткое время солдат появился снова, повернулся точно в том же месте, что и в первый раз, и вновь зашагал, удаляясь по коридору. Дек посмотрел ему вслед. Он был одет в красочную синюю форму гессианской армии. Может быть, это был отец Гелы?

Джек дождался, когда шаги снова затихли в глубине коридора, и бросился к лестнице. Он с дикой скоростью, перепрыгивая через ступеньки, мчался вверх, помня, что скоро солдат снова появится в холле. Чем выше он поднимался, тем круче становилась лестница.

Задыхаясь, Джек выскочил на маленькую площадку с круглым окошком в стене. Под ним помещался большой сундук, возле которого стоял старый стул. Напротив лестницы находилась массивная дубовая дверь, окованная толстыми металлическими полосами. Неужели Люси здесь, за этой дверью? Может быть, позвать ее по имени?

Джек на цыпочках подбежал к двери и осторожно повернул врезанное в нее железное кольцо. Никакого эффекта. Дверь была заперта, а ключ вынут из замка. Он заглянул в замочную скважину, но ничего не увидел. По ту сторону двери царила полнейшая тишина.

Что предпринять? Он боялся постучать в дверь и окликнуть ребят. Но кто знает, может быть, за дверью находятся вовсе не ребята, а кто-нибудь еще, кого ночной визит Джека совершенно не обязательно приведет в восторг. Кроме того, подозрительный шум может привлечь внимание караульного. А здесь, наверху, Джеку от него не уйти.

Судорожно пытаясь найти выход из создавшегося положения, Джек вдруг увидел, как что – то выскользнуло из – под двери и замерло в нескольких сантиметрах от его ног. Маленькая мышка уставилась на него черными блестящими глазками.

– Сонечка! – радостно прошептал Джек и наклонился к крошечному зверьку. – Здравствуй, милая Сонечка! Раз ты здесь, то и Филипп где – то рядом.

Мышка стала совсем ручной. Ребята наперебой баловали ее. Они без конца гладили ее и затевали с ней веселые игры. Ни разу никто не испугал ее громким словом или резким движением. Со временем даже Дина полюбила ее, хотя по-прежнему не разрешала ей путешествовать по своему телу. И вот теперь она доверчиво сидела у Джека на ладони и, тихонько подрагивая усиками, поглядывала на мальчика с попугаем на плече. Несмотря на удивление, Кики сохранял полную неподвижность.

– Ты слышишь меня, Сонечка? – шепотом спросил Джек. – Ты убежала от Филиппа, чтобы посмотреть, кому вздумалось ночью прийти к вам в гости? Как бы мне разбудить Филиппа? Может быть, ты что-нибудь присоветуешь?

Снаружи раздался громкий крик совы. Сонечка мгновенно юркнула обратно в комнату. А Джеку в голову пришла долгожданная идея, как разбудить Филиппа – криком совы. Караульный наверняка подумает, что крик донесся снаружи, и не будет дергаться. Но Филипп обязательно проснется. Да, – мысль замечательная! Стук в дверь, например, наверняка привлек бы внимание часового и, чего доброго, заставил бы его подняться наверх. А так – ничего особенного, сова – она и есть сова.

Джек пригнулся к полу и почти прижался ртом к щели под дверью. Потом крепко сжал ладони и сильно дунул сквозь сложенные большие пальцы. Раздался сиплый крик, прозвучавший так натурально, что даже настоящая сова не смогла бы сделать это лучше.

Джек встал с пола и прислушался. За дверью что – то скрипнуло. Похоже на кровать. Потом послышался голос – голос Филиппа:

– Густавчик! Ты слышал крик совы? Такое впечатление, что она прямо здесь, в комнате.

Но, видимо, Густавчик крепко спал и ничего не ответил Филиппу.

– Филипп, Филипп! – шепотом крикнул Джек в замочную скважину. Его голос дрожал от волнения.

На секунду за дверью воцарилась мертвая тишина. Потом Филипп осторожно спросил:

– Кто там?

– Это я – Джек. Подойди к двери.

Послышалось шлепанье босых ног. Потом сквозь замочную скважину до Джека донесся сдавленный голос:

– Джек! Как ты сюда попал?

– Расскажу позже, – прошептал Джек. – Как у вас дела? Как Люси?

– С нами все в порядке, – ответил Филипп. – Нас вывезли самолетом.

– Я знаю. Что было потом?

– Потом нас привезли сюда на автомобиле, – рассказывал Филипп. – По дороге Густавчика, естественно, стало выворачивать наизнанку. Госпоже Татиозе, которая ехала вместе с нами, это почему – то очень не понравилось. Она живет здесь, в крепости, вместе со своим братцем, графом Паритоленом. А больше мы ничегошеньки не знаем. Что слышно у тебя? Густавчик очень тревожится о своем дяде.

– Пока что он все еще на троне. Но ходят слухи о скором государственном перевороте. После чего Густавчик станет очень важной персоной.

– Ты не можешь нас вытащить отсюда, Джек? И вообще, как ты здесь оказался? Я думал, ты находишься за тридевять земель от нас, в Каменной хижине. А ты вдруг, как черт из бутылки, возник прямо перед нашей дверью. Жаль, что она заперта!

– Знать бы, где ключ, выпустил бы вас отсюда в мгновение ока, – прошептал Джек. – Куда выходят ваши окна – на восток или на север?

– На север. Прямо напротив нас стоит одинокая звонница, старая набатная башня, как сообщил нам Густавчик. В старые времена при появлении врага с нее били в набат. Теперь, когда мы знаем, что ты здесь, поблизости, мы все время будем смотреть в окно и поджидать тебя.

– Передай привет Люси, – сказал Джек. – Она тоже ночует в твоей комнате?

– Нет. Девчонкам выделили отдельную спальню. Я позову ее. Она не простит мне, если не поговорит с тобой.

– Давай. – Но вдруг Джек услышал, как по винтовой лестнице затопали сапоги. – Кто – то идет, – торопливо прошептал он. – Мне нужно сматываться. Я вернусь, как только смогу. Тогда подумаем, как вытащить вас отсюда.

Вскочив с пола, он напряженно прислушался. Без сомнения, по лестнице поднимался часовой. Джек отчетливо слышал, как по ступенькам громыхают его подбитые гвоздями сапоги. Неужели он что – то заподозрил? Джек в отчаянии огляделся по сторонам. Куда бы спрятаться?

И тут его взгляд упал на сундук, стоящий под окном. Он бросился к нему и распахнул крышку. Внутри валялось только какое – то старое покрывало. Вместе с Кики Джек быстро нырнул в сундук и захлопнул за собой крышку. Он успел как раз вовремя, так как в следующее мгновение на лестничной площадке появился охранник. Он поднял фонарь высоко над головой и внимательно осмотрелся. Не заметив ничего подозрительного, он повернулся и, тяжело ступая, пошел вниз. Грохот от его подбитых гвоздями сапог гулко отдавался под сводами лестничной площадки. Постепенно сердце Джека снова забилось нормально. Переведя дух, он выбрался из сундука. Однако он был все еще так напряжен, что едва не вскрикнул, когда из замочной скважины до него донесся голос Филиппа:

– Ушел. Он поднимается сюда каждый час. Джек, а Кики с тобой?

– Ну а как же. Мы с ним ни на минуту не расставались. – Джека так и подмывало поведать Филиппу о великолепных успехах, достигнутых Кики на цирковом поприще. Да что толку, ведь Филипп совершенно ничего не знает о цирке и о том, как Джек очутился в нем. Он даже не знает, как тому удалось попасть в Таури-Гессию. Да – ему будет, что рассказать ребятам о своих похождениях!

Тем временем терпение Кики кончилось – он не мог больше молчать.

– Вытри нос! – сипло прошептал он. – Закрой дверь. Бим – бам – тарарат, попка спрятался в фонтан. Боже, храни короля!

Филипп подавился смехом.

– Добрый старый Кики! Позвать девчонок?

– Нет, мне, пожалуй пора идти. Пока, Филипп.

Джек на цыпочках сбежал по лестнице. Оказавшись в холле, он на секунду остановился и прислушался. Убедившись, что караульного нет поблизости, он выскочил в бальный зал. Замедлив шаг, он еще раз внимательно осмотрел просторное, слабо освещенное помещение и… замер, как громом пораженный. Он заметил, как в противоположном конце зала шевельнулась огромная картина, занимавшая почти всю стену. Медленно и беззвучно она отъехала в сторону, открыв за собой широкий проем. Затаив дыхание, Джек, не отрываясь, уставился на него. Какая еще неожиданность подстерегает его в этой крепости?

 

ПОДЗЕМНЫЙ ЛАБИРИНТ

Неожиданно в проеме появился мужчина. Это был граф. Джек узнал его по моноклю. Очень странно! Чего это ему вздумалось посреди ночи лезть в зал таким сложным и таинственным путем? Что ему здесь надо?

Едва граф спрыгнул на пол, как отворилась дверь, расположенная поблизости, и в зале появилась прекрасная госпожа Татиоза, которая совсем еще недавно, будучи на Совином дворе, так искусно изображала мнимую больную.

Очевидно, брат и сестра договорились о тайной ночной встрече. Интересно, откуда появился граф? Он был очень возбужден и, едва появившись, принялся о чем – то взахлеб рассказывать сестре. При первых же его словах, она просияла и расцеловала брата в обе щеки.

«Похоже, дела у них идут хорошо, – подумал Джек. – Наверняка говорят о короле. Видимо, он скоро окажется в тюрьме. Тогда они выволокут из башни Густавчика и прямиком потащат его на трон. Не нравится мне этот граф Паритолен. Невооруженным глазом видно, что сотворил какую – то очередную пакость».

Оживленно переговариваясь, брат и сестра удалились в комнату, из которой появилась госпожа Татиоза, и захлопнули за собой дверь. До Джека донесся звон бокалов. Похоже, они праздновали успех. Теперь со дня на день следовало ожидать начала беспорядка в стране.

Джек вздохнул. Если бы только с ним был Билл! Но Билл, конечно, даже понятия не имеет, что ребята находятся в Таури-Гессии. Откуда ему знать, что их вывезли сюда на самолете? Он наверняка обшарил всю Англию, тщетно пытаясь отыскать их.

Джек снова посмотрел на проем в стене. Может быть, пока никто не видит, осмотреть его по-быстрому? Интересно, куда он ведет? Из комнаты по-прежнему доносились голоса и звон бокалов. Быстро приняв окончательное решение, Джек бегом пересек зал, взобрался на стул и заглянул в проем. В нем царила непроглядная темень. Только Джек собрался сунуть руку в карман, чтобы достать фонарь, как позади него, в зале, открылась дверь в комнату, где заседали брат с сестрой. Ему не оставалось ничего другого, как только спешно лезть в проем. Засуетившись, Джек зацепился за что – то ногой и, рухнув в темноту, покатился по ступенькам вниз. Затормозив, он испуганно поднял голову и напряженно прислушался.

Очевидно, граф и его сестрица ничего не заметили и спокойно продолжили свою беседу. И все – таки Джек не решался двинуться с места. Он с опаской косился в сторону слабо освещенного отверстия в стене. Вдруг послышался скребущий шорох, и Джека со всех сторон обступила полная темнота.

Кошмар! Картина вернулась на свое место, а Джек оказался в мышеловке. Он взобрался вверх по ступеням и руками пошарил по стене. Пальцы не ощутили ни малейшей неровности. Повсюду было прочное, массивное дерево. Нет ни малейшего смысла биться в него и закатывать истерики. Так он только выдаст себя.

Джек зажег фонарь и взглянул на уходящие вниз ступеньки. Там начинался какой – то коридор. Что ж, коридор его наверняка куда-нибудь выведет, может быть, даже за пределы крепости. Придется проверить. В конце концов, других вариантов у него все равно нет.

На этот раз Джек спускался по ступенькам значительно медленнее, чем минуту назад. По-видимому, коридор опоясывал весь бальный зал, проходя непосредственно под его полом. Дважды повернув за угол, Джек наткнулся на короткую крутую лестницу и осторожно спустился по ней вниз. Он в очередной раз порадовался, что захватил с собой фонарь. Вокруг была кромешная тьма. Воздух отдавал затхлой плесенью.

Пройдя немного вперед, Джек заметил, что слева по коридору, вроде бы, показался слабый свет. Сделав еще пару шагов, он обнаружил в стене маленькое круглое отверстие и с любопытством заглянул в него. За стеной оказалось полутемное помещение, использовавшееся, по-видимому, в качестве комнаты для совещаний. Вокруг большого круглого стола были расставлены стулья. Перед каждым в образцовом порядке разложены карандаши и блокноты.

– Смотри – ка, как все хорошо приспособлено для подслушивания и подсматривания, – сказал Джек. – Ладно, Кики, пошли дальше. Интересно, как они сюда добираются?

Кики это было неизвестно. И вообще, ему ужасно опротивело это затянувшееся путешествие. Нахохлившись, он сидел на плече у Джека и все время что – то недовольно бурчал себе под нос. Теперь коридор пошел круто вниз, однако уже без ступенек. Кроме того, с каждым шагом он становился все уже и ниже. Джеку пришлось пригнуть голову. Да здесь и два человека не разойдутся. Кики глухо пожаловался на жизнь, потому что то и дело задевал головой за потолок.

– Думаешь, мне здесь нравится? – сказал Джек. – И куда только ведет этот дурацкий ход? А это еще что там такое?

Коридор упирался в круглое отверстие, ведущее в помещение, битком набитое всевозможными вещами. Джек с трудом протиснулся внутрь. Слава Богу, что его габариты несколько скромнее, чем у хозяина цирка! Он осветил помещение фонарем. Вокруг не было ничего, кроме всяческого хлама. Вдруг его взгляд приковал к себе низкий потолок. Ага, похоже, там был люк. Нужно непременно попытаться открыть его.

Он из всех сил уперся в него руками. Люк распахнулся, и крышка его со страшным грохотом откинулась наружу. Джек ужасно перепугался, а Кики завопил сипухой.

Но ничего не произошло, никто не примчался на шум, никто не закричал. Все было тихо. Джек подождал еще с минуту и выбрался наружу. Куда его теперь занесло? Все эти бесконечные блуждания по огромной крепости казались Джеку какими – то нереальными, словно происходили в кошмарном сне, когда идешь и идешь по нескончаемым коридорам, взбираешься по лестницам, пролезаешь сквозь таинственные отверстия в стенах, крадешься по подвалам и вылезаешь, наконец, через какой – то непонятный люк наружу. И вот свершилось – ты у цели.

Он снова схватился за спасительный фонарь. На этот раз он оказался в тесном помещении с высоким потолком и голыми каменными стенами. Сверху свешивались толстые канаты. При виде их Джека осенило. Он попал в звонницу, расположенную напротив окна Филиппа. Коридор, которым он шел, был, видимо, потайным ходом в крепость. Замечательное открытие!

Он радостно поспешил к выходу. двери в звоннице не было, по-видимому, она служила единственно для размещения колоколов. Выбравшись наружу, Джек заметил, что оказался по ту сторону крепостных стен. Какая удача! Теперь ему не придется сигать через окна и карабкаться на стены. Он может спокойно и не торопясь спуститься по склону горы прямо в лагерь циркачей.

– Мы на свободе, Кики, – сказал он, отдуваясь. – А теперь было бы неплохо немного поспать.

Вскоре, крадучись, он уже поднимался в фургончик Педро. И хотя рассохшиеся доски устроили под его ногами настоящий кошачий концерт, мальчик не проснулся. Джек быстро скинул с себя одежду и нырнул в постель.

Все его мысли по-прежнему занимали Люси и ребята. Он был рад, что удалось поговорить с Филиппом. Пока дядя Густавчика остается королем, ребятам нечего опасаться. И лишь когда мятежники сбросят короля и посадят на трон Густавчика, опасность для ребят может стать реальной. Английское правительство наверняка встанет на сторону дяди Густавчика и потребует восстановления его прав. Тогда граф Паритолен и госпожа Татиоза захотят использовать ребят в качестве заложников. Они будут держать их в заточении, может быть, даже в худших условиях, чем теперь, и не выпустят до тех пор, пока Густавчик не будет признан законным королем Таури-Гессии.

«Ребят нужно вызволить как можно скорее, – обеспокоено размышлял Джек. – Но каким образом? Нужно попытаться связаться с Биллом. Но это не просто. Вполне возможно, что в этой части страны население на стороне графа Паритолена. И если меня поймают за передачей сообщения Биллу, то как миленького упрячут в тюрьму».

Наконец, полностью обессиленный после своей захватывающей ночной эпопеи, Джек крепко уснул. Он не проснулся, даже когда ранним утром в лагере поднялся ужасный шум, вызванный тем, что медведи Фанка устроили дикий кавардак и попытались вырваться из клетки.

О происшествии он услышал за завтраком от Педро.

– Никто не решается даже подойти к медведям. Хотя они еще не начали всерьез рвать друг друга, но рано или поздно этим все кончится. И тогда они будут для цирка потеряны.

– Фанку не лучше? – спросил Джек.

– Наоборот, ему стало хуже. Босс ужасно обеспокоен. Жаль, что здесь нет твоего друга, о котором ты мне рассказывал. Может быть, ему удалось бы совладать с медведями.

Педро сказал это в шутку, но Джек отнесся к его шутливому предложению очень серьезно. Он был убежден, что Филипп смог бы усмирить медведей. может быть, рассказать Педро, где находится его друг? Может быть, мальчик помог бы ему освободить друзей? Тогда Филипп в очередной раз доказал бы всем, как он умеет обходиться с животными.

– О чем ты думаешь? – Педро с любопытством взглянул на Джека. – У тебя такой таинственный вид.

– Гм… пожалуй, я мог бы привести его сюда. Но для этого мне понадобится помощь. Он… он недалеко отсюда.

– Правда? Почему ты мне раньше не сказал? Да где же он?

Джек заколебался. Можно ли довериться Педро? Потом осторожно спросил:

– Скажи честно, Педро, как ты относишься к правительству этой страны? Ты за короля или за принца Алоизия? В смысле – как ты вообще относишься ко всему этому делу?

– Да никак, – ответил Педро. – Мне совершенно безразлично, кто станет королем. Лишь бы не было гражданской войны. Иначе нам придется немедленно уносить отсюда ноги. Война и цирк – несовместимы. А почему ты спрашиваешь, Джек?

– Объясню в другой раз. – Джеку вдруг показалось, что он и так сказал слишком много. – Знаешь… просто… я думаю, если бы удалось заполучить моего друга с товарищами, нам, возможно, удалось бы предотвратить гражданскую войну. Медведи Фанка успокоились бы и…

– Ну ты даешь! – громко расхохотался Педро. – Шутить изволишь? Не верю ни единому твоему слову.

Джек промолчал. Однако в течение дня медведи с каждой минутой свирепели все больше, а Фанк чувствовал себя так плохо, что рассчитывать на его скорое выздоровление не приходилось. И Джек снова стал склоняться к тому, чтобы посвятить Педро в свою тайну. Может быть, совместными усилиями им удастся освободить Филиппа с ребятами и спрятать их на территории цирка? Лучшего убежища нельзя себе просто представить. Только вот Густавчик со своей необычной внешностью будет слишком бросаться в глаза. Как бы сделать так, чтобы его никто не узнал? И тут Джеку пришла в голову блестящая идея. Мальчишку с длинными волосами и большими глазами с длинными пушистыми ресницами легче всего замаскировать под девчонку. Да, такой маскарад должен получиться! И Джек принял твердое решение переговорить обо всем с Педро сразу же по окончании представления.

В этот вечер состоялось первое представление цирка в Боркене. Перед большим цирковым шатром выстроились трубачи и барабанщики, оглушительно приветствуя прибывающую из города публику. Народу было множество, люди все шли и шли в радостном предвкушении увлекательного зрелища. Циркачи были в приподнятом настроении и выступали все, как один, блестяще. Вот только медведей пришлось исключить из программы. Публика недовольно гудела, потому что многие пришли в цирк специально, чтобы посмотреть именно этот номер, столь заманчиво разрекламированный на расклеенных повсюду красочных афишах. Некоторые разошлись до того, что даже требовали вернуть им деньги.

– Мы не можем выступать без медведей, – в полном отчаянии рычал босс. – Необходимо поднять Фанка с постели. Или в клетку придется войти кому – то еще. это ведь кошмар какой – то! Если так дальше пойдет, звери просто порвут друг друга.

И Джек наконец решился. После ужина он отвел Педро в сторонку.

– Мне нужно тебе кое – что сказать, Педро. Это очень, очень важно.

– О чем речь? – немного удивленно спросил Педро. – Слушаю тебя внимательно. Давай выкладывай.

 

ДЕРЗКИЙ ПЛАН

– Пошли в фургончик, – сказал Джек. – Там сможем поговорить без помех.

Они поднялись в фургончик, и Джек тщательно закрыл за собой дверь. Педро наблюдал за ним с удивлением. К чему такая таинственность?

Но вскоре причина осторожности Джека стала ему ясна вполне. История, которую он услышал, была совершенно потрясающей! Джек поведал ему, как они вместе с Густавчиком приехали в Каменную хижину, и как вскоре выяснилось его королевское происхождение. Он рассказал ему о похищении ребят и о том, как он, прячась в автомобиле и самолете, зайцем преодолел огромное расстояние, только чтобы не потерять их из виду.

– Ты – храбрец! – Педро бросил на Джека восхищенный взгляд. – Нет, правда, ты…

Джек нетерпеливо прервал его и торопливо продолжил свой рассказ. В заключение он изложил ему все перипетии своих ночных похождений.

– Ничего подобного в жизни своей не слышал! – пораженно признался Педро. – Почему ты мне ничего не сказал? Я пошел бы с тобой. Как можно было идти одному – ведь это страшно опасно!

– Да ничего – к приключениям я привык, – ответил Джек. – Я должен был убедиться, что с моей маленькой сестренкой все в порядке. Теперь ты знаешь, для чего мне требуется твоя помощь. Ребят нужно обязательно освободить еще до того, как заговорщики похитят или убьют короля. Если Густавчик исчезнет, вся эта история потеряет для них всякий смысл. Они хотят возвести маленького принца на престол, чтобы сделать из него свою марионетку. Если их план удастся, настоящими правителями Таури-Гессии сделаются госпожа Татиоза и граф Паритолен. Понимаешь?

– Да, понимаю. – Педро тяжело дышал. – Как – то непривычно, что такие вещи происходят в непосредственной близости от меня. Вся эта история кажется мне совершенно неправдоподобной.

– И тем не менее все это правда, – заверил его Джек. – Абсолютная правда. Если бы нам только удалось вызволить ребят и привести их сюда! Филипп управился бы с медведями не хуже Фанка. Он настоящий волшебник. Рядом с ним любой дикий зверь становится ручным. Как – то раз, когда мы попали в жуткую переделку, нас преследовала целая стая огромных диких псов. Стоило только Филиппу войти с ними в контакт, как они тут же, прямо на глазах, превратились в наших друзей.

Педро слушал его с открытым ртом. Он с самого начала подозревал, что у Джека была какая – то тайна. Однако история, поведанная ему только что, казалась столь невероятно, что в нее трудно было поверить. И тем не менее он не сомневался в ее правдивости. Он знал, что Джек не станет ему врать.

– Как же мне помочь тебе, Джек? – спросил он наконец. – Я, конечно, сделаю все, что возможно. Но я и в самом деле не представляю себе, как вытащить твоих друзей из крепости. Ведь они заперты на ключ в башенной комнате, да еще охраняются караульным солдатом. Как тут может быть побег?

Джек задумчиво наморщил лоб. Неужели Педро прав? В этот момент он уже почти согласился с тем, что ребят не освободить. Он целый день ломал голову над планами освобождения друзей и тут же перечеркивал их, приходя к выводу, что все они невыполнимы.

Через окошко, расположенное над прачечной, в крепость больше не проникнуть – это ясно как день. За это время лестницу наверняка уже обнаружили и спрятали куда-нибудь. Но даже если бы ему и удалось пробраться в крепость этим путем, как вытащить ребят из запертой комнаты? Ему ведь даже неизвестно, где хранится ключ.

Пытаться пробраться другим путем – через люк и бесконечный лабиринт подземных коридоров – тоже бессмысленно. Так он сможет добраться только до картины, висящей на стене бального зала. А дальше? Он ведь понятия не имеет, каким образом приводится в движение механизм, сдвигающий ее в сторону. Но даже если бы ему было это известно, нерешенной остается главная задача: где взять ключ от комнаты ребят.

Педро также напряженно думал, как решить эту задачу. Собственное бессилие приводило его в ярость! Знать, как предотвратить угрожающую всем им гражданскую войну, и не иметь реальной возможности что – либо предпринять.

– Джек, – наконец сказал он. – Ты не будешь возражать, если я расскажу обо всем Тони и Бинго? Гимнасты – мои лучшие друзья. Может быть, они найдут способ помочь нам. В их профессии очень важно соображать быстро и безошибочно.

Джеку предложение не очень понравилось.

– А они нас не выдадут? – с сомнением спросил он. – Это дело обязательно должно оставаться в полном секрете. Если граф только заподозрит, что его пленников пытаются освободить, он тут же перепрячет их куда-нибудь и сделает все, чтобы ускорить свержение короля.

– За Тони и Бинго я ручаюсь, – сказал Педро. – Лучше друзей у меня в жизни не было, и я уверен, что они будут немы, как могила. Я хорошо знаю их, это дело как будто специально для них создано, и они с восторгом согласятся нам помочь. Я сейчас сбегаю за ними.

Он вышел из фургона, оставив Джека наедине с его сомнениями. Ему не нравилось, что круг посвященных становился все шире. А что, если кто-нибудь из них все – таки проговорится? Вскоре в сопровождении гимнастов появился Педро. В повседневных костюмах Тони и Бинго ничем не напоминали цирковых артистов, они смотрелись как совершенно обычные молодые парни с модными стрижками, жизнерадостные, подвижные и веселые.

– Зачем мы тебе нужен? – спросил Тони на ломаном английском языке. – Проблемы с босс?

– Нет, – ответил Педро. – Слушай, Джек, будет проще, если все им объясню я. Я буду говорить с ними по-итальянски, так они лучше всего поймут.

Джек согласился. Ему бы знать столько языков, сколько знает этот цирковой мальчишка! Он не без ревности и легкой досады следил за оживленным разговором друзей. Педро говорил с огромной скоростью, подкрепляя некоторые слова выразительными жестами, как и все испанцы, итальянцы и французы, работавшие в цирке. Гимнасты слушали с неослабевающим напряжением. Чем дольше Педро рассказывал, тем шире раскрывались их глаза от удивления, вызванного этой захватывающей историей.

Когда Педро кончил рассказывать, акробаты забросали его вопросами. Джек едва сдерживал свое нетерпение. О чем они говорили?

Наконец Педро повернулся к нему.

– Я им все рассказал. История им понравилась. У них уже есть идея, как освободить ребят – блестящая идея.

– Какая идея? – нетерпеливо спросил Джек. – Надеюсь, осуществимая?

– Давайте я перескажу ему наш план, – обратился Педро к акробатам. – Так будет быстрее.

– Да, да, говори с ним. – Тони, соглашаясь, кивнул головой.

– Идея пришла им в голову, когда я рассказал, как ты через люк проник в звонницу, – сказал Педро. – Я сказал им, что звонница находится прямо напротив комнаты, в которой сидят ребята. Они считают, что им не составит труда перебросить с башни в комнату канат и как-нибудь закрепить его там.

– Ну и что это даст? – Идея циркачей все еще не доходила до сознания Джека. – Ребята не умеют ходить по канату. Они просто свалятся с него.

– Подожди! – сказал Педро. – Ты ведь видел трапецию, которой Тони и Бинго пользуются для показа своих акробатических трюков, правда? С помощью металлической штанги, расположенной сверху, достигается жесткость всей конструкции. А в середине крепится металлическое кольцо, на которое подвешивается трапеция. это кольцо связано с колесиком, бегущим по канату. Твои друзья по очереди садятся на трапецию, а Тони вытягивает их одного за другим на звонницу.

– Черт побери! – воскликнул Джек. – Потрясная идея! Но не пойдет.

– Еще как пойдет, – живо сказал Тони. – Мы залезаем на звонницу. Потом бросаем канат в окно. Я иду по канату на ту сторону и тяну за собой трапецию. Для меня – полная ерунда! Потом мальчик или девочка садится на трапецию. Раз, два, три, четыре – и все на башне. Хороший план, правда?

– Неужели это можно сделать? – с сомнением спросил Джек. – А это не опасно?

– Нет, нет, совсем просто, – заверил Тони. – Я сделаю.

Бинго подтверждающее кивал головой. Очевидно, он считал план великолепным и вполне осуществимым. «Такое может прийти в голову только цирковым гимнастам», – подумал про себя Джек.

– А этот мальчик – как его зовут? – Филиппо – приводит медведей опять в разум. И все тогда будут довольны.

– Все будут довольны, – повторил за ним Джек, начинавший постепенно склоняться в пользу этого плана. В конце концов, гимнастам все это не в диковинку. Если обычным людям этот замысел мог показаться опасным, почти нереальным, то циркачи не видели в нем ничего особенного.

– Завтра, после представления, пойдем, – сказал Тони. – Я буду все подготовлять. Не нужно сказать что-нибудь босс?

– Нет, пока не надо, – возразил Педро. – Да и потом, когда ребята будут здесь, расскажем ему только самое необходимое. Ничего о принце, только то, что мы мол привели приятеля Джека, который может усмирить медведей. Какую легенду мы придумаем для остальных ребят, решим потом. Сейчас над эти совершенно не обязательно ломать себе голову.

Тони и Бинго распрощались с ребятами и, оживленно переговариваясь, отправились в свой фургончик. Они радовались предстоящему приключению. Вся эта авантюра была им очень по душе.

На следующий день Джека не покидало беспокойство. Он снова и снова возвращался мыслями к плану, предложенному Тони. Получится ли все, как задумано? Не испугается ли Люси, когда ей придется оседлать трапецию? А Густавчик? Когда он узнает, что предстоит сделать, у него волосы встанут дыбом. Однако лучшего варианта спасения просто не было. Возможно даже, что не было вообще никакой другой возможности побега.

Представление началось, как обычно, минута в минуту. Снова недовольно зашумела публика, раздосадованная отсутствием в программе дрессированных медведей. Фанк сделал слабую попытку встать с постели, но из этого ничего не вышло. Он совершенно не держался на ногах. Когда до медведей донесся с арены шум аплодисментов и смех зрителей, звери окончательно потеряли покой. В течение всего дня они никого не подпускали к своей клетке. Отважные служители, презрев страх, торопливо просунули куски мяса сквозь прутья клетки. Но звери даже не посмотрели в их сторону. Наклонив морды к полу, они кругами носились по клетке и злобно рычали.

Когда представление закончилось, публика, смеясь и оживленно разговаривая, потянулась обратно в Боркен. Джек и Педро подобрали набросанные повсюду бумажки, поставили на место скамейки для зрителей и подмели манеж.

– Сегодня ночью, – шепнул он Джеку, проходя мимо. – Я видел, как Тони захватил с собой трапецию. Наверное, он собирается укоротить веревки, чтобы ее поменьше болтало.

Сразу после ужина, прошедшего в непривычном молчании, Ма зевнула и поднялась со своего стула.

– Спать! – сказала она и, кряхтя, полезла в свою повозку. Мальчики направились к фургончику Педро, чтобы дождаться там прихода гимнастов.

Спустя несколько минут раздался стук в дверь. Педро пошел отворять. На пороге стояли Тони и Бинго.

– Пошли, у нас все готово.

Мальчики неслышно выскочили из фургона и вчетвером медленно двинулись в гору. Грозно высилась перед ними крепость, словно скрывая за своими мрачными стенами ужасные тайны.

Тони еще утром тщательно облазил всю звонницу. Когда они приблизились к подножию башни, Тони включил свой карманный фонарь. Джек увидел в его руках трапецию, Бинго нес канат. Джек запрокинул голову и посмотрел вверх. Как они доберутся до большого колокола?

– Здесь, у стены, есть лестница, – сказал Тони. – Я полезу первым. Вы – за мной.

 

ПОБЕГ

Взобраться по металлическим перекладинам не составило труда. Через мгновение Тони был высоко наверху. Но его уже опередил Кики. Он с гордым видом уселся на большой колокол, висящий на толстом бревне. Когда под его лапами колокол негромко запел, он испуганно взмыл в воздух. Тони улыбнулся и полез дальше. За ним поднимались остальные. Железная лестница вела к четырехугольному отверстию, через которое они забрались в круглое помещение, расположенное над колоколами. В нем было четыре больших сводчатых окна, выходящих на все стороны света.

Тони выглянул в окно, находящееся напротив комнаты Филиппа, пытаясь на глаз определить расстояние до нее. Джек тоже высунулся из окна. Пространство, разделяющее обе башни, показалось ему пугающе огромным. Земли почти не было видно. Джек подавленно отвернулся от окна. Надо быть просто сумасшедшим, чтобы решиться на это безумие!

Однако Тони и Бинго были совершенно спокойны, как будто занимались наинормальнейшим делом на свете. Они деловито обсуждали между собой какие – то детали и, очевидно, ни на секунду не сомневались в успехе задуманного предприятия.

Тони произнес что – то по-итальянски.

– У Тони все готово, – перевел Педро. – Как нам привлечь внимание твоих друзей? Они должны помочь нам закрепить канат на той стороне.

– Можно помигать фонариком… или покричать совой. Это наверняка привлечет внимание Филиппа.

– Давай сову, – решил Тони.

Джек сжал ладони и сильно дунул сквозь сложенные большие пальцы. Ночную тишину прорезал дрожащий крик, потом – еще один.

Они напряженно вглядывались в темное окно напротив. Спустя некоторое время в нем мигнул огонек.

– Филипп услышал, – радостно вскричал Джек и в свою очередь мигнул фонариком. – Филипп! – приглушенно крикнул он. – Это ты?

– Джек? – удивленно отозвался Филипп. – Куда это тебя занесло? Ты что – на башне?

– Скажи ему, что Тони переберется к ним по карнизу. – Педро ткнул Джека локтем в бок. – Но вначале нужно его хорошенько натянуть. К одному концу каната привязана веревка, мы обмотаем ею камень и бросим Филиппу. Его задача – поймать камень и закрепить канат на той стороне.

– Нет, у меня есть предложение получше, – воскликнул Джек, заразившись волнением от Педро. – Кики перетащит канат на ту сторону. Ну, в смысле – не толстый канат, а веревку, привязанную на конце. Он перелетит туда с веревкой в клюве.

– Ладно, пойдет. Так мы и время сэкономим. – Тони тотчас оценил предложение Джека.

– Филипп! – крикнул Джек. – Позови к себе Кики. Когда он перелетит к тебе, вынь у него из клюва веревку и затащи ее в комнату. К веревке прикреплен канат с железным кольцом. Твоя задача – хорошенько закрепить его у себя в комнате. Крепление должно быть абсолютно надежным, чтобы канат ни в коем случае не провисал.

– Это ясно. Но я не понимаю, зачем все это.

– Увидишь. Теперь позови Кики! – Джек сунул Кики в клюв кончик веревки и сказал: – Отнеси это Филиппу!

– Кики! – позвал Филипп. – Кики!

Зажав в клюве веревку, Кики тотчас снялся с места и полетел к нему. Он отлично понял, что он него требуется, а Тони, стараясь не напугать птицу, потихоньку «травил» канат.

Приземлившись к Филиппу на плечо, Кики выпустил веревку, чтобы дернуть мальчика за мочку уха. Филипп успел подхватить веревку в самый последний момент. Не теряя времени, Филипп быстро втянул ее в комнату. Через секунду в окне показался тяжелый, но гибкий канат. Энергично перебирая руками, он перетащил его через подоконник и стал подтягивать, пока не почувствовал сильный рывок: канат натянулся до упора. После этого Филипп быстро зажег фонарь и осветил комнату, чтобы найти место, к которому можно было прикрепить железное кольцо, привязанное к концу каната.

Вскоре он нашел, что требовалось. У его кровати были тяжелые металлические ножки. Он подтащил ее ближе к окну и зацепил кольцо за одну из ножек. Теперь канат был закреплен надежно. Кровать находилась рядом с окном, а металлическая ножка с кольцом плотно прижата к стене.

Наконец пробудился Густавчик.

– Что случилось? – в полусне спросил он.

– Тише! – сказал Филипп, от возбуждения почти лишившийся дара речи. – Там Джек. Быстро разбуди девчонок. Только тихо!

На звоннице Тони с помощью Бинго изо всех сил натянул канат. Их волновало, хорошо ли закреплен канат на той стороне. Тони, прежде чем он ступит на канат, нужна была полная уверенность, что он не провисает.

– Держится хорошо, – сказал наконец Бинго. – Можешь идти.

Тони не терял ни минуты. Он взобрался на каменный подоконник и выпрямился в проеме окна. Бинго осветил канат мощным фонарем.

Тони поставил ногу на канат и… Джек затаил дыхание. Канатоходец, как ветер, промчался по туго натянутой струне. Его ноги, казалось, вообще не касались ее. Он почти парил в воздухе.

Добежав до комнаты, он присел и спрыгнул на кровать, стоящую под окном. Филипп схватил его руками за плечи, как будто хотел убедиться, что перед ним не призрак, а живой человек. Он был смертельно бледен.

– Дьявол! Вы же могли свалиться!

Тем временем Густавчик разбудил девочек и привел их в спальню мальчиков. Кики был счастлив снова видеть всех вместе.

– Кто это? – испуганно спросила Люси, когда Тони спрыгнул с подоконника. – Что случилось, Филипп?

– Некогда объяснять, – сказал Филипп, и сам не очень понимавший, что происходит. – В общем – нас спасают.

Тони втащил в комнату еще один канат. Ребята следили за ним с любопытством. Скоро в комнату спустилась маленькая трапеция, на которой воздушные гимнасты каждый вечер демонстрируют свое искусство. Подхватив ее руками, Тони обратился к Филиппу:

– Ты сидишь здесь, – сказал он, указывая на трапецию, подвешенную к канату. – Сидишь тихо. Я тебя тяну к Джеку.

Филипп с опаской посмотрел на раскачивающуюся трапецию. Неужели придется усаживаться на эти тоненькие качели и на них переправляться на звонницу? Он немного замешкался.

– Быстро! – нетерпеливо подгонял Тони. – Ты первый?

Филипп кивнул. Если остальные убедятся, что он перебрался благополучно, они будут не так бояться.

– Я пойду первым, – сказал он, обращаясь к Густавчику и девочкам, испуганно наблюдавшим за ним. – За мной – Люси, потом Густавчик и в заключение – Дина.

Он шагнул на кровать, а с нее – на подоконник. Не успел он оглянуться, как Тони подхватил его и усадил на трапецию.

– Я иду, – крикнул Тони товарищам, наблюдавшим за ними со звонницы, и ловко побежал по канату, таща за собой трапецию с оседлавшим ее Филиппом. Не успел тот хорошенько понять, что происходит, как его подхватили заботливые руки друзей и втащили на круглую площадку над колоколами. Джек схватил его за руку и крепко пожал. Оба они не промолвили ни слова.

Между тем гимнаст, не теряя времени, быстро возвратился в крепость. Люси отчаянно трусила, но, мужественно взяв себя в руки, с помощью Тони отважно заняла место на трапеции. Ее затрясло от ужаса, когда она представила себе бездну, разверзшуюся у нее под ногами. Но все испытание заняло каких – то пару секунд, и вот она уже благополучно приземлилась на площадке.

Гимнаст сразу же отправился за Густавчиком. Того колотило так, что Тони испугался, как бы он не свалился с трапеции. Но мальчик держался крепко. Вот когда через мгновение его ноги коснулись заветной площадки, он едва не разрыдался от облегчения, что все закончилось.

С Диной вообще не было никаких хлопот. То ли она не испытывала никакого страха, то ли не хотела его показывать, но, как бы то ни было, она с улыбкой проскочила пространство между крепостью и звонницей, сопровождаемая по-кошачьи гибким и ловким Тони.

Всех охватило радостное возбуждение. Люси невозможно было оторвать от Джека. На площадке столпилось столько народу, что Тони с трудом нашел для себя местечко.

– Что будем делать с канатом? – спросил Педро.

– Пусть висит, – ответил Тони. – У меня еще есть.

– Давайте спускаться! – нетерпеливо сказал Джек. Он опасался, как бы в последний момент им не помешало что-нибудь непредвиденное. – Я полезу первым.

Скоро все были внизу.

– Только тихо! – предостерегающе прошептал Педро, и беглецы молча двинулись вниз по склону горы.

Люси крепко прижалась к Джеку. Он обнял ее за плечи, радуясь, что маленькая сестренка снова была с ним. Испуганный и сбитый с толку, Густавчик, спотыкаясь, шел с остальными. Похоже, он плохо понимал, что происходит вокруг него.

– Девочек устроим в нашем фургончике, – предложил Педро Джеку. – А сами уляжемся под ним.

Однако не успели они добраться до фургона, как вдруг до них донесся ужасный шум. Они в испуге замерли на месте. Что случилось?

– Это звонит колокол… Нет, много колоколов! – Джек приложил ладонь к уху. – Вот это – колокол с нашей звонницы, а этот – с соседней церкви, а это еще какой – то. Что случилось – то? Неужели успели уже обнаружить, что Густавчик сбежал?

Поднявшийся шум всполошил всю стоянку. Циркачи высыпали из своих фургонов. Колокольный звон разносился все дальше и, казалось, никогда не кончится. Из города стали доноситься громкие крики. Вспыхнули яркие огни.

– Во всех окрестных деревнях звонят колокола, – удивленно сказал Джек. – По-видимому, людей о чем – то предупреждают. Но о чем? О побеге Густавчика явно никто еще ничего не знает: слишком рано. Да и вообще – о том, что он в крепости, знали только граф Паритолен и его сестра.

Нет, колокола звонили не из – за Густавчика. Они возвещали о важном событии, очень важном событии.

– Король! Король пропал! Исчез бесследно. Король пропал! Король!

Горожане сообщали друг другу эту весть, полные горестных предчувствий. Что приключилось с королем? Неужели убит? Все колокола города возвещали о великом несчастье.

– Король пропал! Где король?

Услыхав тревожную новость, Джек тяжело вздохнул.

– Мы только – только успели вытащить Густавчика из крепости. Опоздай мы на какой – то час, и его бы там уже не было.

Филипп кивнул.

– Хотелось бы мне видеть рожу графа Паритолена, когда он ворвется в нашу комнату, чтобы вытащить Густавчика из постели, и обнаружит, что его там нет. Король пропал, но нет никого, кто мог бы его заменить.

Густавчик разрыдался.

– Что случилось с дядей? Где он? Я не хочу быть королем.

– Заткнись! – свирепо заорал Джек. – Тебе нужно, чтобы каждая собака знала, что ты принц? Если тебя кто-нибудь выдаст, граф Паритолен заграбастает тебя в тот же момент. Полезай в фургон сиди там тихо как мышь!

 

ОСТОРОЖНО, ДИКИЕ МЕДВЕДИ!

Вслед за Густавчиком Джек торопливо затолкал в фургон и обеих девочек. Какое невезение, что ребята появились на цирковой стоянке в самый разгар заварухи! Все ее обитатели высыпали из вагончиков и, взволнованно переговариваясь, столпились повсюду маленькими группками. Выглядели они весьма колоритно, поскольку большинство успело в спешке набросить на себя поверх ночных туалетов только куртки и пальто. И надо же было такому случиться, чтобы именно сейчас, когда в цирке появился Густавчик, все вокруг прямо – таки кишело людьми.

Педро также испытывал беспокойство. Он лучше Джека понимал, с какими неприятностями придется столкнуться циркачам, если вдруг выяснится, что они прячут Густавчика. В этом случае все без исключения будут брошены в тюрьму. Он отозвал Джека в сторонку.

– Джек, мне нужно обо всем рассказать Ма, – возбужденно прошептал он. – Иначе нельзя. Густавчика лучше всего будет спрятать у нее.

Джеку не оставалось ничего другого, как дать свое согласие. Он озабоченно наблюдал за тем, как Педро подбежал к матери и жарко заговорил с ней. Потом они исчезли в фургончике Ма и закрыли за собой дверь. Джек взглянул на Филиппа. Тот стоял в полном замешательстве от суеты и неразберихи, царивших вокруг.

Густавчик и девочки с любопытством поглядывали в окошко фургончика Педро. Какое столпотворение и этот невыносимый шум, от которого просто уши закладывает! Люси уже почти жалела, что им пришлось покинуть тишину своей уютной тюрьмы. Чего это они все так всполошились? Где Джек? Почему он снова бросил ее одну вместо того, чтобы объяснить хорошенько, что здесь происходит?

Спустя некоторое время Педро вышел из вагончика Ма.

– Порядок, – сказал он Джеку. – Ма берет все в свои руки. Она совершенно не боится спрятать у себя принца. Она почему – то даже довольна. Она переоденет его в девчачье платье и украсит ему кудри бантиками. А людям сообщит, что к ней приехала погостить на пару дней внучка.

Джек усмехнулся.

– Густавчик рассвирепеет, когда узнает, что его ожидает. Представляю, какой он закатит скандал по этому поводу.

– Ма на это начхать, – заверил его Педро. – Не будет слушаться, получит от нее хорошую взбучку. А рука у нее тяжелая. Я отведу его к ней прямо сейчас. Можешь быть уверен, скоро его мать родная не узнает!

Он торопливо убежал.

– Бедный Густавчик! – ухмыльнулся Филипп. – Но девочка из него получится прехорошенькая. Отличная идея.

Вдруг с противоположного края стоянки послышались громкие вопли. Толпа отхлынула к месту, где стояли мальчики.

– Медведи! – испуганно орали люди. – Медведи вырвались из клетки!

К Джеку прорвался Тони.

– Где твой друг? А – а, вот он. Он должен нам помочь. Медведи вырвались на свободу. Сломали три прута в клетке. А Фанк по-прежнему не может подняться с постели.

Филипп еще ничего не знал о медведях. Джек на бегу объяснил ему сложившуюся ситуацию.

– Может быть, тебе удастся что – то сделать, Филипп. Тони помог нам освободить вас, потому что я пообещал ему, что ты сможешь утихомирить медведей. Если их, не дай Бог, придется застрелить, это будет для цирка настоящей катастрофой.

Один медведь все еще оставался в клетке. Возбужденный криками людей, он свирепо рычал, широко разевая страшную пасть. Все в страхе держались поодаль. Шимпанзе визжали от ужаса. Мадам Фифи, убедившись, что их клетка надежно заперта, подбежала к мальчикам.

– Мальчишки, не подходите к медведю близко! Опасно для жизни. И не забывайте о двух других, что вырвались из клетки.

– Нужно обязательно заделать дыру, – сказал Филипп. – А то и третий вырвется наружу.

Никто не решался приблизиться к клетке. В эту минуту отвагу и мужество проявила только миниатюрная мадам Фифи. Она схватила горящий факел и воткнула его в землю прямо напротив дыры в клетке. Медведь отпрянул назад и забился в дальний угол. Его глаза не выносили яркого света факела.

– Хорошо, медведь временно нейтрализован, – довольно произнес Филипп. – Пока факел горит, он не будет пытаться выбраться из клетки. А куда делись остальные?

– Вон они. – Джек протянул руку, указывая две темные тени, видневшиеся в отдалении. – Они как раз обнюхивают вагончик босса.

– Мне нужно немного мяса, – бегом направляясь к медведям, крикнул Филипп. – А еще лучше меду… или сиропа.

– У Ма есть целый кувшин сиропа, обрадовано крикнул Джек. – сейчас притащу.

Он ринулся к фургончику Ма и с ходу рванул на себя дверь. Перед Ма в одних трусиках, бешено топая ногами, извивался Густавчик. Ма, не обращая ни малейшего внимания на его вопли, хладнокровно расчесывала ему волосы.

– Там, на полке, – спокойно ответила она, когда ворвавшийся в фургончик Джек, еле переводя дыхание, попросил у нее сиропа. Он схватил большой каменный кувшин и помчался к Филиппу. Тем временем тот медленно под недоверчивыми взглядами медведей приближался к ним.

– Будь осторожен! – тихо сказал Джек. – Они уже поранили одного человека.

– Обо мне не беспокойся. Давай – ка лучше сам отсюда.

Он отобрал у Джека кувшин и, засунув в него руки, тщательно окунул ладони в липкий, тягучий сироп. Пройдя немного вперед, он окропил им траву вокруг. Медведи яростно взревели. Филипп вернулся к кувшину и в ожидании уселся на землю.

Немного поодаль столпилось несколько служителей цирка, со страхом и любопытством наблюдавших за развитием событий. Кто этот мальчик? Как он решился приблизиться к этим опасным зверям? Они качали головами, готовые в любую минуту дать деру. Джек тоже наблюдал за Филиппом, чтобы в случае необходимости прийти ему на помощь. Но он был уверен, что помощь не потребуется. Филипп управится с любым зверем, он это уже доказал многократно. Джек был убежден, что и на этот раз у него все получится.

Скоро медведи учуяли сладкий сироп, размазанный Филиппом по траве. Этот запах был им хорошо знаком. Фанк приносил им иногда сироп в качестве особого вознаграждения; для них не было большего удовольствия, чем вылизать досуха ведро из – под сиропа.

Шумно втягивая воздух, они потянулись за любимым угощением. Добравшись до первых сладких капель, шедший впереди медведь с наслаждением слизнул их. Второй медведь завистливо взревел и попытался отпихнуть его в сторону. Но тут и сам обнаружил на траве вожделенное лакомство и увлеченно принялся работать языком.

Медведи остановились и нетерпеливо рыкнули. Тут, поблизости, должен быть еще этот прекрасный сладкий липкий сок! Они ничего не ели целых два дня и были ужасно голодны. Не поднимая голов от земли, они принялись обнюхивать все вокруг.

Циркачи, наблюдавшие за опасным спектаклем, затаили дыхание. Грузные мощные фигуры все ближе подходили к мальчику, невозмутимо сидящему на земле.

– Кто это? Нужно срочно вызволить его оттуда! – кричали они, перебивая друг друга. Но Тони их успокоил.

– Тихо, тихо! Это друг Джека, творящий с животными настоящие чудеса. Если медведи вдруг бросятся на него, он успеет смотаться.

Первый медведь, по-прежнему не поднимая головы и обнюхивая землю, подходил к Филиппу все ближе. Мальчик сунул правую руку в кувшин и медленно помахал ею в воздухе. Медведь поднял голову. Он сердито зарычал и немного попятился назад. Его глазки злобно сверкнули. По толпе пробежал испуганный вздох.

В этот момент Филипп заговорил. Заговорил так, как всегда говорил, когда хотел успокоить и приручить животное. Джек давно придумал название для этого явления: «особый голос». Этот его особый голос звучал тихо и монотонно, мягко и дружелюбно, но в то же время удивительно проникновенно. В нем было что – то повелительно – завораживающее. Ни одно животное не могло противиться всепокоряющему влиянию этого голоса.

Медведь, прислушиваясь, склонил голову набок, нерешительно буркнул что – то и отступил еще на шаг. При этом он натолкнулся на шедшего за ним товарища. Филипп невозмутимо продолжал свой монолог. Джек не мог разобрать ни слова. Он снова и снова восторгался волшебным даром друга общаться с животными. Откуда он знал, как нужно говорить с медведями? Почему все животные слушались его? Циркачи тоже пребывали в полном изумлении. Они не были новичками и знали, конечно, что дрессировщики всегда говорили со своими животными в определенной тональности. Но ведь этот – то чужой мальчик говорил с возбужденными и озлобленными медведями, которых и видел – то впервые. И несмотря на это, они его слушали.

Теперь, шумно нюхая воздух, вперед выступил второй медведь. Он чувствовал не только запах сиропа, но и самого мальчика. Запах Филиппа ему понравился. Для него все люди делились на две категории – с приятным запахом и с неприятным. Тяжело переваливаясь, он подошел к Филиппу и обнюхал его. Филипп не пошевелился. Из толпы послышался чей – то испуганный задушенный писк, на который звери, к счастью, не обратили внимания.

Филипп продолжал безостановочно говорить. Теперь его голос стал таким сладким и как бы обволакивающим, что даже люди почувствовали его волшебную силу. Медведь тихонько лизнул его руку, покрытую липким сиропом. Рука Филиппа не дрогнула, и медведь принялся вылизывать ее, уже ничего не опасаясь. Увидев это, второй медведь доверчиво пристроился к другой руке мальчика. Оба огромных зверя довольно ворчали. Мальчик излучал спокойное дружелюбие. Они впервые услышали его запах, но верный инстинкт подсказывал им, что он друг.

Филипп продолжал говорить с ними ласково и монотонно. Теперь можно было отважиться на легкое движение. Он медленно поднял руку, засунул ее в стоящий рядом кувшин и, роняя капли сиропа, вытащил ее обратно. Первый медведь улегся на землю и, громко чавкая, принялся ее облизывать. Филипп подтолкнул кувшин под морду второму медведю и крепко погладил ему загривок. Огромный зверь довольно заворчал.

Животные были спокойными и умиротворенными. Они нашли существо, к которому испытывали любовь и доверие. Филипп знал, что теперь он мог делать с ними все что угодно. Только бы люди, наблюдавшие за ними, вели себя разумно! Важно, чтобы никто вдруг не закричал и не бросился резко в их сторону! Но циркачи были в общении с животными людьми опытными и потому сохраняли тишину и спокойствие.

Филипп осторожно встал с земли. Все его движения были медленными и плавными. Он взял кувшин с сиропом в одну руку, положил другую на загривок ближайшего медведя и спокойно двинулся с ним через площадку. Второй медведь, переваливаясь, потрусил за ними. Оба зверя на бегу сладко облизывались. Филипп подошел с ними к клетке, открыл дверцу и зашел с ними внутрь. Он поставил кувшин на пол и, спокойно выйдя наружу, защелкнул за собой замок.

Толпа взорвалась приветственными криками.

– Браво! Браво! Великолепно! Кто этот мальчик? Скажите Фанку, что медведи в безопасности. Кто этот мальчик?

 

НОЧНЫЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

– Джек! – крикнул Филипп. – Можешь достать мне мяса? Мне нужно много мяса.

– Это я беру на себя. – Тони куда – то умчался и скоро вернулся, держа в руках корзину, полную конины. Филипп отпер дверь клетки и начал один за другим метать в нее куски конины. При этом он, не переставая, продолжал что – то ласково приговаривать, обращаясь к голодным животным. Медведи уже не отказывались от пищи. Их настроение улучшалось на глазах, они успокаивались и больше не злились на весь белый свет. Они были голодны, страшно голодны, и потому жадно набросились на мясо.

– Как только они наедятся до отвала, – сказал Филипп, – они тотчас заснут. Пока они будут спать, нужно, чтобы кто-нибудь починил клетку. А до тех пор пусть факел остается на своем месте. Они боятся яркого света и не осмелятся пролезть мимо него.

Циркачи были в полном восторге.

– Это друг Джека, – передавалось от одного к другому. – Джек специально позвал его, чтобы усмирить медведей. Он – большой знаток медведей. Кажется, он работает в каком – то цирке. Вы слышали, его позвал к себе босс.

Босс наблюдал за происходящим из окна своего фургона. Он был чрезвычайно рад, что все закончилось так благополучно. Этот новый мальчик – просто вундеркинд. Старик передал ему через Педро, что хотел бы поговорить с ним. Джек тоже получил приглашение присутствовать при разговоре. И вот трое исполненных ожиданий друзей поднялись по ступенькам, ведущим в фургон хозяина цирка. Босс выступил вперед и произнес, обращаясь к Филиппу на причудливой смеси из нескольких языков, яркую благодарственную речь. В качестве переводчика выступал Педро, с лица которого не сходила широкая улыбка.

– Он говорит, ты спас медведей от гибели, – сказал он в заключение. – В знак благодарности он готов исполнить твои желания.

– Наше единственное желание, с вашего разрешения, – остаться в цирке, – быстро сказал Джек. – Филипп будет ухаживать за медведями, пока болен Фанк. Но он приехал не один: с ним еще две девочки, наши сестры. Мы просим, чтобы они остались с нами. Нам не хотелось бы разлучаться, особенно теперь, когда Таури-Гессии грозит гражданская война.

Педро перевел. Босс, конечно, думал, что и девочки имеют непосредственное отношение к цирку, и потому согласно кивнул головой.

– Да, пусть остаются и работают вместе с нами. Но имейте в виду, завтра утром мы уезжаем. Пребывание в Боркене становится для нас слишком опасным. Исчезновение короля наверняка произошло не без участия графа Паритолена. И прежде чем начнутся беспорядки, нам лучше исчезнуть отсюда.

– Что он сказал? – нетерпеливо спросил Джек. Педро перевел слова босса на английский. Джек с Филиппом буквально расцвели на глазах. Какое везение! Мало того, что они все вместе останутся в цирке, они завтра же покинут эти негостеприимные места. А когда они выберутся из опасных окрестностей Боркена, можно будет послать весточку Биллу.

Мальчики попрощались с боссом и двинулись к фургончику Педро. Наконец – то они смогут обсудить все подробно. Было уже два часа ночи, но они не чувствовали ни малейшей усталости. Возбуждение, вызванное волнующими событиями этой ночи, по-прежнему не давало им успокоиться. Циркачи, встречавшиеся им по дороге, одобрительно колотили Филиппа по спине и выкрикивали в его адрес явно хвалебные слова. Филипп был вынужден то и дело расшаркиваться и улыбаться, словно артист, выходящий на поклоны перед аплодирующей ему толпой зрителей. Когда они наконец переступили порог фургона, к ним радостно бросились девочки.

– Закрой дверь! – закричал Кики. – Вытри ноги! Позови короля!

– Где ж нам его взять? – расхохотался Джек. – И вообще, Кики, воздержись лучше от этой темы. Люси, ты меня задушишь! Хорошо еще, медведям не пришло в голову кинуться на нас с объятиями!

– Не мешай мне, я так соскучилась. – Люси бросилась Филиппу на шею. – Как же я за вас боялась! Ведь эти дикие медведи могли запросто разорвать вас в клочья! Нам с диной было так одиноко. Даже Густавчика не было с нами. А что, его в самом деле должны обрядить девочкой?

– Да, ему это наверняка будет к лицу. – Джек уселся на стул. – Только подумайте, девчонки, босс был так благодарен Филиппу за спасение медведей, что разрешил всем остаться при цирке. Лучшего убежища просто быть не может.

– Верно, – согласилась Дина. – Но если граф Паритолен устроит за нами погоню, он наверняка велит обыскать цирк. Густавчика, переодетого девочкой, может быть, и не узнают. Но нас троих в этих английских нарядах тут же накроют.

– Об этом я как – то не подумал. – Джек задумчиво почесал затылок. – Ты права. Слушай – ка, Педро, ты не смог бы купить нам гессианскую одежду? Я тут скопил немного денег за выступления с благородным Кики. Их должно хватить.

– Вас всех обрядит Ма, – сказал Педро. – Она большая мастерица. У Люсии, нашей гардеробщицы, наверняка найдется материал, из которого она сошьет вам одежду. Потом одолжим у Тони грим и сварганим вам бронзовый загар. Только вам ни в коем случае нельзя будет говорить по-английски.

– Нет, нет, мы будем нести всякую тарабарщину, – сказал Джек. – Мы, как известно, родом из Квасселонии и говорим исключительно по-квасселонски. Вот смотри! Гуналиллипондичери тапуларкаванати.

Все рассмеялись. Педро был в восторге.

– Здорово. Я всем расскажу, что вы из Квасселонии. И если вас о чем-нибудь спросят, отвечайте только на этом языке.

Кики тоже восхитился идеей Джека и немедленно понес что – то по-квасселонски. Ребята со смехом выслушали его выступление.

– Браво! – воскликнул Джек и погладил своего любимца. – Сразу видно настоящего квасселонца.

Вдруг Дина громко зевнула. За ней еще громче зевнул Кики, а потом, не удержавшись, – и остальные. Педро поднялся.

– Нужно немного поспать. Спокойной ночи, девчонки! Мы ляжем под повозкой. А Густавчик уж небось давно дрыхнет в койке Ма, прелестный, как Красная Шапочка.

Но Густавчик не спал. Он лежал, уставившись открытыми глазами в потолок фургона, и прислушивался к глубокому дыханию Ма, изредка прерывающемуся коротким всхрапом. Оскорбленный и возмущенный до глубины души, он размышлял о том, что сотворила с ним эта женщина. Испробовав на нем множество всяких причесок, она вплела ему в волосы два маленьких бантика, потому что так, видите ли, он больше походил на девочку, чем с большим бантом посередине. Потом ему пришлось нацепить на себя девчачью одежду: длинную красную юбку, довольно грязную и рваную, и желтую блузку. А в заключение Ма соорудила ему еще матерчатый пояс, намотав на талию длинную зеленую ленту.

От позора Густавчик едва не разрыдался. Но против Ма было бесполезно обороняться. Стоило ему закапризничать и отказаться стоять смирно, когда Ма корпела над его бантиками, как она тут же закатила ему увесистую оплеуху. Такого Густавчику еще не приходилось переживать, и он от ужаса даже забыл расплакаться.

– Вы что – не знаете, что я принц? – возмущенно вскинулся он.

Но его выступление не произвело на Ма ни малейшего впечатления.

– Ты для меня маленький бездельник, понятно? А на принцев у меня нет времени.

Вспомнив об этом унижении, Густавчик глубоко вздохнул и попытался заснуть. Но сон не шел. На голове у него по-прежнему красовались бантики, а перед сном Ма обрядила его в длинную ночную рубашку. Густавчик продолжал беспокойно ворочаться в постели. Вспоминая волнующие моменты побега из башни, он чувствовал, как в его душу возвращается страх. Какой ужас испытал он, когда трапеция несла его над чудовищной бездной! Потом он начал думать о дяде. Где он может быть? Неужели его убили? Не додумав мысль до конца, мальчик наконец – то заснул.

Скоро забрезжил рассвет. Ночь была слишком короткой для смертельно уставших ребят. Проснувшись, Филипп сразу же отправился к медведям. Сломанную клетку успели починить. Сытые медведи были вялы и дружелюбны. Увидев Филиппа, они двинулись в его сторону и приветствовали его коротким радостным рыком. А один даже просунул лапу сквозь клетки, намереваясь, видимо, пожать ему руку.

Филипп был доволен. О животных можно было не беспокоиться. Он немного поговорил с ними, и звери внимательно слушали, как будто понимали каждое сказанное им слово. Маленький человечек по имени Фанк непрерывно пожимал ему руку и безостановочно осыпал его градом слов. Хотя Филипп и не понимал ни одного из них, он тем не менее точно знал, что тот хотел сказать. Фанк был ему бесконечно благодарен. Он любил медведей, как братьев, и до смерти перепугался, узнав, что она вырвались из клетки.

– Я позабочусь о животных, пока вы не поправитесь, – пообещал Филипп. Фанк благодарно посмотрел на него и с такой силой сдавил ему руку, что Филипп даже тихонько вскрикнул.

Самым главным теперь было раздобыть одежду ребятам. Через три часа цирк должен был сняться с места и тронуться в путь. Ма нужно было поторопиться, чтобы одеть ребят в столь короткий срок. Успеть она могла только с помощью Люсии. Люсия, сгорбленная старушка, заведовала гардеробом артистов; конечно, не их повседневным платьем, а сверкающими мантиями и плащами, шелковыми рубашками, роскошными жилетами и юбками и всеми прочими одеяниями, в которых артисты выходят на манеж. Эти облачения были для цирка настоящим сокровищем. Люсия день и ночь трудилась, чтобы держать эти бесценные туалеты в порядке. Она стирала их, гладила, шила и штопала и была настоящим мастером своего дела.

К тому моменту, когда цирк тронулся в путь, ребята уже изменились до неузнаваемости. С помощью грима Тони их лица, шеи, руки и ноги внезапно посмуглели. На девочках были длинные юбки и пестрые платки, их волосы украшали яркие банты. Мальчики облачились в узкие штаны и пестрые рубашки, и как – то сразу повзрослели. Люси недоверчиво уставилась на Джека. Неужели этот смуглый юноша со сверкающими зубами действительно ее брат?

Ма была удовлетворена своей работой. Однако больше всего она была довольна тем, как ей удалось переменить внешность Густавчика. Никому и в голову бы не пришло, что это мальчик. Он выглядел просто очаровательно. Ребята чуть не умерли со смеху, когда впервые увидели его на ступеньках фургона Ма. Лицо его пылало от злости, стыда и гнева.

– Моя маленькая внучка Мария, – с улыбкой представила его Ма. – Прошу любить и жаловать.

Лицо Густавчика сморщилось, как будто он собрался расплакаться.

– Плачь, плачь! – насмешливо крикнул Филипп. – С девчонки не взыщется.

Дина дала ему тумака.

– Можно подумать, все девчонки такие плаксы. Ах, ребята, Густавчик наш, я хотела сказать – Мария, – просто прелесть!

– Да уж, – подхватил Джек. – Божественно красив. И длинные волосы пришлись так кстати! Вообще – без таких волос ничего бы не вышло.

– Я их обстригу, скоро, скоро! – гневно воскликнул Густавчик. – Раз, два – и нету!

– Нет, нельзя, – возразила Дина. – Как известно, принцы у тебя на родине обязаны иметь длинные волосы.

– Не хочу быть принцем! – всхлипнул Густавчик. Он чувствовал себя несчастным и всеми покинутым. Он с надеждой взглянул на Люси, обладавшую самым мягким сердцем. – Оставьте меня все в покое, – взмолился он. – Мне стыдно.

– Не вешай носа, Густавчик, то бишь Мария, – ободряюще сказал Джек. – Скоро станешь настоящим принцем, и все опять будет как надо.

– Только если мой дядя еще жив, – серьезно сказал Густавчик. – Иначе придется стать королем.

– Боже, храни короля! – вздыбив свой хохолок, проорал Кики. – Позови доктора и храни короля!

 

ОБЫСК

Скоро по дороге, ведущей из Боркена, потянулась длинная вереница разноцветных повозок. Девочки ехали в фургончике Педро, который, сидя на козлах, важно погонял запряженную в него собственную маленькую пегую лошадку. Джек путешествовал в вагончике матери Педро, весело глазевшей по сторонам из своего окошка. Она обожала всякого рода мистификации и каждый раз при взгляде на Густавчика не могла удержаться от довольного смеха.

Филипп правил повозкой, на которой были установлены клетки с медведями, а Тони, весело насвистывая, – жилым вагончиком Фанка. Дрессировщику было уже значительно лучше. С тех пор, как за медведей взялся этот новенький чудо – мальчик, беспокойство покинуло его. Кроме того, он испытывал чувство благодарности к Тони, который не отходил от него все эти дни ни на шаг. Вообще циркачи были очень отзывчивыми людьми и никогда не оставляли своих товарищей в беде. Это было, пожалуй, самым лучшим качеством, присущим этим славным людям.

Повозки, переваливаясь, тащились по дороге. Возницы старались не слишком растрясти зверей. Шимпанзе с любопытством пялились из окна и безостановочно трепались между собой.

Через минуту в переднем окошке показалась голова Дины.

– А куда мы, собственно, направляемся, Педро?

Мальчик пожал плечами.

– Понятия не имею. Первым делом нам нужно убраться подальше от Боркена, поскольку там в самом скором времени наверняка начнутся беспорядки. Кроме того, на главных дорогах скоро шагу нельзя будет ступить от военных. Поэтому нам нужно поскорее свернуть на какую-нибудь спокойную проселочную дорогу.

Дина повернулась к Люси. Местная одежда была ей очень к лицу. Переодевшись, она превратилась в типичную девочку из Таури-Гессии.

– Скоро свернем на проселочную дорогу, – сказала она. – Как бы побыстрее отправить весточку маме и Биллу? Они, наверное, места себе не находят от беспокойства за нас.

– Они, конечно, поставили на уши всю полицию, – ответила Люси. – Но те будут искать нас в Англии, а не здесь. Хорошо хоть, мы больше не взаперти. В этой башне была такая скука. Кроме этих непонятных дурацких карт, которые нам дала госпожа Татиоза, делать было абсолютно нечего.

Около часа дня караван остановился на отдых. Повозки съехали на обочину. Из них высыпали циркачи и, усевшись на траве, принялись за обед. Несмотря на то, что был еще только апрель, солнце светило очень жарко, по-летнему. Повсюду, куда ни кинь взгляд, ярко пестрели бесчисленные цветы.

Филиппова мышка тоже вылезла на свет Божий. Она уже привыкла обедать вместе с ним, хотя по-прежнему пугалась малейшего шума и показывалась наружу только, если вокруг было все спокойно. Она доверчиво уселась у Филиппа на ладони и, время от времени поглядывая на него своими маленькими черными глазками, принялась похрустывать свежим орехом.

– Что бы мы без тебя делали, Сонечка, когда нас замуровали в этой гнусной башне? – тихо сказал Филипп. – Мы играли с тобой, веселились, наблюдая за твоими комичными прыжками. А потом, когда пришел Джек, именно ты выскользнула из – под двери и подсказала ему, где нас держат.

В обязанности Филиппа входило также и кормление медведей. Фанк, лежавший неподалеку в своем вагончике, спокойно задремывал под их довольное мирное ворчание. После обеда, когда караван снова тронулся в путь, медведи, последовав примеру хозяина, тоже решили соснуть. На ближайшем перекрестке повозки должны были съехать с главной дороги на проселочную. Но прежде чем они добрались до него, произошло неприятное событие.

Караван стремительно обогнали три больших военных автомашины и затормозили у него в голове. На дорогу выпрыгнуло несколько солдат и офицер.

– Стой! – крикнул офицер первому возчику, и караван остановился. Циркачи перепугались. Что случилось? Почему их остановили? Они не совершили ничего противозаконного. С озабоченными лицами они выбрались из повозок и, взволнованно переговариваясь, рассыпались вдоль каравана маленькими группками.

Джек засунул голову в вагончик.

– Ма, началось! В цирке будет обыск. Займи чем-нибудь Густавчика и болтай с ним, как со своей внучкой. А ты, Густавчик, не забудь, что ты девочка! И ни слова, когда солдаты залезут в фургон. Делай вид, будто ты страшно застенчивый, в смысле – застенчивая.

Педро тоже сразу же верно оценил ситуацию.

– Вылезайте из вагончика и смешайтесь с толпой, – крикнул он девочкам. – Не отходите от Тони и Бинго. Я буду с вами обниматься, чтобы все думали, будто вы мои сестры или подружки.

Филипп спокойно оставался на своем месте. Рядом с медведями ему было не о чем беспокоиться. Солдаты, естественно взбаламутят зверей, а он их снова утихомирит. И каждому станет ясно, что он профессиональный дрессировщик.

Офицер разыскал босса.

– Нам приказано обыскать ваши повозки, – сказал он после краткого обмена приветствиями. – Вас подозревают в укрывательстве некоего беглеца. Рекомендую выдать его добровольно. Если мы его у вас обнаружим, вас ждут серьезные неприятности.

Босс, как обычно восседавший в своем кресле, удивленно поднял на него глаза.

– Я не знаю, о чем вы говорите, – сказал он, пожимая плечами. – Ищите. Я не возражаю.

Он думал, что солдаты ищут какого-нибудь дезертира. Откуда ему было знать, что они разыскивают мальчика? И уж, конечно, он и понятия не имел, что этот мальчик – принц Алоизий.

Офицер отдал приказ. Солдаты выстроились вдоль повозок, следя за тем, чтобы никто не спрятался в кустах. После этого они приступили к тщательному обыску каждой повозки. Они открывали ящики и коробки, поднимали крышки, ощупывали артистические туалеты и заглядывали в каждый угол.

Скоро они добрались до повозок с медведями. Офицер бросил пронзительный взгляд на Филиппа, спокойно сидевшего на козлах, и что – то сказал солдатам. Конечно, прежде всего, они искали принца. Но им было сказано, чтобы они попутно обращали внимание еще и на трех других малолетних беглецов. Если бы вдруг они оказались в цирке, где – то неподалеку следовало бы искать и принца.

Громкие голоса незнакомых людей взбудоражили медведей. Они раздраженно зарычали и принялись яростно кидаться на прутья клетки. Тони подошел к солдатам и сказал:

– Будьте осторожны! Не подходите к зверям слишком близко. Они опасны. Только вчера мы хлебнули с ними горя. Они вырвались из клетки. Видите вон там место, которое пришлось срочно чинить. Этому мальчику, помощнику дрессировщика, с большим трудом удалось водворить их на место.

Филипп, правда, не понимал, о чем говорил Тони, но, естественно, догадывался. Чтобы не пришлось отвечать на вопросы, он юркнул в клетку, всем своим видом показывая окружающим, что он с трудом успокаивает разбушевавшихся животных. Солдаты наблюдали с почтительного расстояния, как они ластятся к мальчику. Удовлетворенный офицер двинулся дальше. Он убедился, что мальчик, очевидно, в самом деле помощник дрессировщика, как ему и было сказано.

Филипп снова забрался на козлы. Тони с ухмылкой подмигнул ему.

– Хорошо! Оставайся там, наверху.

Солдаты медленно подошли к следующей повозке, возле которой толпилась группа циркачей. Среди них находились и Дина с Люси. Обняв их за плечи, Педро вместе с остальными наблюдал за шимпанзе, которых, пользуясь остановкой, мадам Фифи вывела на прогулку.

Офицер, не обращая никакого внимания на девочек, подозрительно уставился на Педро. Может быть, это один из разыскиваемых мальчишек? Он кивком подозвал его к себе. Не отпуская от себя девочек, Педро с улыбкой подошел к нему.

Офицер спросил о чем – то его по-гессиански. Тот спокойно ответил и кивнул в сторону вагончика Ма. Он объяснил офицеру, что путешествует вместе со своей матерью и маленькой родственницей, Марией.

– А кто эти девочки? – спросил офицер.

– Они приехали вместе с парнем, ухаживающим за медведями. Ребята родом из Квасселонии и почти не говорят по-гессиански, правда, немного понимают по-французски.

Услышав слово «Квасселония», Дина сразу поняла, о чем Педро говорил офицеру. Вслед за этим она выдала целый поток совершенно непонятных слов. Свою речь она сопроводила экспансивной жестикуляцией и самой очаровательной улыбкой, на какую только была способна. Люси тоже улыбалась и время от времени утвердительно кивала головой.

– Ладно, ладно, – сказал офицер. – Я не понял ни единого слова. Что она сказала?

Педро с готовностью объяснил, что Дина восхищена его выправкой и находит, что гессианские офицеры гораздо привлекательнее квасселонских. Офицер польщено улыбнулся. Он вежливо отдал честь и двинулся дальше. Эти девочки определенно не англичанки. Интересно, где находится эта Квасселония? Ему никогда не приходилось слышать о такой стране. Откуда только не берутся эти бродяги – циркачи!

Теперь подошла очередь повозки Ма. На ее козлах с Кики на плече восседал сонный Джек.

– Кики, ни слова! – увидев приближающихся солдат, – сказал он. – Никто не должен знать, что ты говоришь по-английски. Вот всякие шумы и звуки можешь выдавать, сколько твоей душе угодно.

Кики отлично понял все, что сказал Джек. Он вздыбил свой хохолок и громко откашлялся. На него с удивлением уставились солдаты.

– Пауке, – сказал Джек и пригладил Кики перья. – Пауке, арка пауке. – В переводе с гессианского это означало «умный попугай». Джек много раз слышал эти слова из уст восхищенной публики во время триумфальных выступлений Кики.

Кики оглушительно икнул. Солдаты хихикнули. Он угостил их кудахтаньем курицы – несушки. Они заржали. Кики разошелся вовсю. Он был счастлив представившейся возможности в очередной раз продемонстрировать свои таланты. Наклонив голову, он исподлобья бросил на солдат плутоватый взгляд и, включив максимальную громкость, изобразил вой пикирующего самолета. Солдаты перепугались и подались назад. На это Кики расхохотался так заразительно, что солдат охватила форменная истерика: визжа и плача, они дохохотались до того, что едва держались на ногах от изнеможения.

Развлечение было прервано резким голосом офицера:

– Не тратьте времени на этого мальчишку. Ясно же, что он из цирка и выступает с дрессированным попугаем. Обыщите повозку!

Джек уже довольно знал по-гессиански, чтобы разобрать, что сказал офицер. Он понял, что его, Филиппа, да и девочек ни в чем не подозревают. Стало быть, остался один Густавчик. Хватит ли у него выдержки и благоразумия, чтобы правдоподобно сыграть свою роль?

Два солдата поднялись в вагончик.

– Кто это? – спросил один, указывая на сидящего возле Ма Густавчика. – Как ее звать?

 

МАГАЗИН НА КОЛЕСАХ

Густавчик робко взглянул на солдат и, словно смертельно испугавшись их, спрятал лицо в юбках Ма.

– Ну, ну! – Ма успокаивающе погладила его по голове. – Они тебя не съедят, Мария. Давай, сядь как следует и отвечай на вопросы этих господ. – Потом повернулась к солдатам: – Вы уж ее, господа, извините. Она ужасно конфузится перед чужими. Давай, детка, покажи – ка господам свою работу.

Не поднимая головы, Густавчик протянул солдатам рукоделие. Джек, через окошко наблюдавший за спектаклем, был просто поражен, с каким искусством он разыгрывал роль робкой девочки. Умница Ма, сообразила дать ему свое рукоделие! Джек видел, что она каждый вечер что – то вышивает.

Ма продолжала болтать, не переставая.

– Мария – моя любимая внучка. Такая хорошенькая и такая воспитанная. Ну, скажи же что-нибудь, Мария! Поздоровайся с господами!

– Не могу, – прошелестел Густавчик и снова спрятал голову в юбках у Ма.

– Не мучайте малышку, – сказа один из солдат. – У меня дома точно такая же скромница. И, по-моему, так пусть лучше девчонка будет скромной, чем чересчур нахальной. Какие у нее чудесные волосы! Сударыня, вы можете гордиться такой внучкой.

– А как она шьет! – Ма погладила Густавчика по волосам. – Ну же, Мария, не прячь от господ свою милую мордочку.

– Нам пора, – сказал солдат. – Вот возьмите, купите малышке что-нибудь вкусненькое. – Он бросил Ма монету, которую та ловко поймала и тотчас спрятала в карман.

Джек с облегчением вздохнул, увидев, что солдаты уходят. Он сунул голову в вагончик.

– Густавчик, ты был великолепен! Ты прирожденный артист! Так сыграть робкую затюканную девочку может только гениальный актер.

Густавчик со смехом поднял голову. Его глаза искрились.

– Ма подсказала мне, что нужно делать. Не показывать лица и прятать голову у нее под фартуком.

– Потрясающе! – Джек восхищенно улыбнулся Ма. – В самом деле, Густавчик, тебя было невозможно узнать. Никогда не думал, что у тебя такие актерские способности.

– Я с удовольствием участвовал в разных спектаклях. Правда, не в женских ролях. В этой роли я чувствую себя как – то глупо. Но идея была отличная. Ну что теперь – все позади?

– Думаю, да. – Джек посмотрел, что делают солдаты. – Они возвращаются к машинам. Садятся. Первая машина отъезжает. Остальные тоже. Фу! Я прямо вспотел от страха, когда они появились здесь.

Как только военные машины умчались, Филипп соскочил с козел и, сияя от радости, бросился к друзьям. Все столпились возле вагончика Ма, и Джек подробно изложил подробности великолепного выступления Густавчика.

Густавчик прямо – таки светился от гордости. Он наслаждался всеобщим восхищением. В конце концов, его не так уж часто хвалили. Однако взглянув в зеркало, висящее в покоях Ма, и узрев нем свое отражение, он снова помрачнел.

– Не нравится мне эта физиономия! – воскликнул он, с ненавистью глядя на девчонку с бантиками в волосах. – Верните мне мою одежду.

– Нет, нет, рано, – торопливо сказал Джек. – Тебя могут узнать. Придется тебе побыть девочкой до тех пор, пока мы не доставим тебя в безопасное место. Побудь еще немножко на сцене, Густавчик. У тебя это фантастически получается.

Караван снова пришел в движение. Возбуждение, только что владевшее всеми, быстро улеглось, и циркачи постепенно погрузились в молчание. Они устали от свалившихся на них переживаний. Предыдущей ночью никто не выспался. Около шести сделали привал, немного поели и снова тронулись в путь.

Они оказались в пустынной местности. Дорога была плохой, и караван продвигался вперед очень медленно. Но это никого не заботило. Циркачи никогда никуда не спешили. Единственным исключением из этого правила было время перед самым началом представления: вот тогда все носились, как сумасшедшие, сталкиваясь друг с другом и сметая все на своем пути.

Когда стемнело, они остановились на ночлег в тихой долине. Все спали долго и крепко, вознаграждая себя за невзгоды предыдущей ночи. На следующее утро путешествие было продолжено. Караван медленно пылил по проселочной дороге, и никто толком не знал, куда они направляются. Вдруг босс заметил, что они едут не по той дороге. Пришлось поворачивать и ехать обратно. Вблизи дороги им за все время не встретилось ни единой жилой постройки. Да и сами люди встречались нечасто.

– Когда наконец будет какая-нибудь лавка? – недовольно бурчала Ма. – Мне срочно нужно купить кучу всего. Придется сказать боссу, чтобы правил к какой-нибудь деревне, где есть лавка.

Но это были одни разговоры. Ма побаивалась босса. Она не отваживалась сказать ему о своих нуждах и только продолжала ворчать себе под нос. Когда наконец они окажутся в обитаемой местности? Ей нужно купить нитки. Ей нужны заколки. Ей необходимо купить фруктовых консервов.

Наконец Педро стало невмоготу слушать ее причитания.

– Ничего, Ма, может вскорости нам встретится автолавка, – сказал он ободряюще.

– А что это такое? – поинтересовался Джек.

– Ну, это автомобиль, развозящий всевозможные товары по отдаленным деревням. Не думаю, что мы ее здесь встретим, но надо же как – то поднять Ма настроение.

В этот вечер босс очень рано дал сигнал к остановке на ночлег. И все были ему за это очень признательны. Вскоре возле повозок задымили маленькие костерки, и во все стороны потянулся вкусный, возбуждающий аппетит запах горячей пищи.

Смеркалось. Вдруг на вершине холма, у подножия которого расположился на ночлег цирк, показался маленький грузовичок. Первой его заметила мадам Фифи и тут же всполошила всех.

– Ма, тебе повезло, – крикнул Педро. – Автолавка едет.

Грузовичок направлялся прямо к ним. Впереди сидели двое мужчин, одетых в национальную одежду, один – маленький и тщедушный, другой – рослый и мускулистый.

– Ступай – ка лучше в вагончик, Гус, – сказал Джек, когда грузовичок подрулил поближе. – Черт его знает. Вдруг это засланные шпики.

– О Господи! – сокрушенно воскликнула Люси. – Неужели снова будут обыскивать все повозки.

Грузовичок остановился. Маленький человечек выпрыгнул наружу и тут же откинул боковой борт на землю, соорудив из него что – то вроде прилавка. Внутри машины находились полки, на которых помещались банки с мясными консервами, сардинами, молоко и фрукты, на других – шерстяная пряжа, нитки, кружева и дешевые ткани, английские булавки, заколки, расчески и сладости. Словом, это была настоящая маленькая лавка, в которой можно было приобрести все, что душе угодно.

– Ма, у них есть все, – крикнул Педро матери. – Тебе купить чего-нибудь?

– Погоди, я иду сама. – Ма обожала делать покупки и не хотела лишать себя этого удовольствия. – Густавчик, оставайся в вагончике.

– Может, и мы чего-нибудь купим? – обратилась Дина к Джеку. – У тебя ведь есть гессианские деньги. Мне срочно нужно купить мыло и еще разные мелочи. Эти мужички не похожи на шпионов.

– Да, наверное, ты права, – согласился Джек. – Машина, вроде, настоящая. Пойдем взглянем, что у них там есть. Но Густавчику придется остаться взаперти.

И Густавчик остался в вагончике, кипя от негодования. Автолавку тотчас со всех сторон обступили циркачи. Продажей товаров занимался маленький человечек, а верзила возился внутри, снимая товары с полок и упаковывая их по просьбе покупателей. За все время он не произнес ни слова. Зато малыш трепался безостановочно. Он шутил с женщинами, не забывая рассказывать истории, подхваченные им по дороге.

– А какие у вас новости? – спросил он Ма и Люсию, завертывая им заколки и гребешки. – Вы ведь едете из Боркена, правда? Что говорят там о судьбе короля? По-прежнему ни слуху ни духу?

Ма рассказала ему о ночном переполохе, о том, как вдруг зазвонили все колокола в округе. Ее рассказ дополнила Люсия.

– А куда подевался принц Алоизий? – вопрошала она. – Говорят, его послали на учебу в Англию. Если король умер, ему придется вернуться.

– Нас сегодня обыскивали солдаты, – рассказывала мадам Фифи. – Интересно, что они надеялись у нас найти? Уж не короля ли?

Все вокруг засмеялись. Торговля шла вперемешку с разговорами. Торговцы шуровали вовсю. Наконец и ребятам удалось пробиться к прилавку. Кики, как обычно восседал на плече у Джека.

– Доброе утро, добрый вечер, спокойной ночи! – крикнул он продавцу. Тот расхохотался. Верзила за его спиной вдруг резко обернулся и впился глазами в Кики. Джеку стало не по себе. Что это он на него так уставился? Он попытался рассмотреть его лицо, но было уже слишком темно, и Джеку пришлось отказаться от попыток разглядеть незнакомца.

Люси показала пальцем на стеклянную банку.

– Дайте мне, пожалуйста, вот этих конфет, – сказала она.

Рослый торговец повернулся к ним спиной, но Джек ясно увидел, как он напрягся, прислушиваясь. Он машинально снял с полки банку и снова замер, стараясь не проронить ни слова.

– А еще нам нужно купить для Кики ананасовых консервов, – беззаботно добавила Люси.

Верзила резко обернулся. Джек торопливо оттолкнул Люси подальше от прилавка, в темноту. Этот тип наверняка шпион. Он попытался еще раз рассмотреть его лицо, но не сумел различить ничего, кроме черных курчавых волос и маленьких черных усиков. Он торопливо собрал остальных и спешно отвел их подальше от грузовичка.

– Что случилось, Джек? – удивленно спросила Люси.

Джек поделился с ребятами своими подозрениями и тем поселил в них ужасное беспокойство. Они бегом вернулись к вагончику Ма. Слава Богу, Густавчик на месте!

– А куда он, собственно, может деться? – рассмеялся слегка запыхавшийся Джек. – Густавчик, доставай свое рукоделие. В автолавке мы заметили очень подозрительного типа. Он прямо глаз не сводил с Люси и Кики, когда услышал, что они говорят по-английски.

– Будем надеяться, что они скоро отвалят отсюда, – сказал Филипп. – Пойду – ка я послежу за ними. Как только они уедут, я вам свистну.

Но торговцы вовсе не собирались никуда уезжать. Когда покупатели разошлись, они заперли лавку, развели костер и стали готовить себе ужин.

– Они будут здесь ночевать, – доложил Филипп. – Очень подозрительно. Кроме того, маленький человечек прямо – таки замучил мадам Фифи вопросами о Кики. Он интересовался, работает ли в цирке мальчик, которому он принадлежит, да где стоит его вагончик…

– Дьявол! – выругался Джек. – Что будем делать? Убегать – бессмысленно. Да и куда? Придется ждать, положившись на удачу. Педро, Филипп и я уляжемся, как обычно, под фургоном. Гус останется с Ма. В конце концов, гоняются все в первую очередь за ним. Мы не такие важные персоны, хотя граф Паритолен, конечно, предполагает, что Гус находится где – то недалеко от нас. Найдут нас, где – то недалеко от нас. Найдут нас, где – то поблизости отыщется и он.

Дина и Люси полезли в вагончик. Гус остался с Ма. Мальчики завернулись в одеяла и улеглись под вагончиком девочек. Педро быстро заснул. Джеку и Филиппу не спалось, они лежали рядом и тихо переговаривались.

Вдруг Джек схватил Филиппа за руку и судорожно сжал ее.

– Какой – то шорох, – шепнул он ему в ухо. – Кто – то бродит вокруг вагончика.

Он неслышно выпрямился и вытащил фонарь. В самом деле, по земле ползком передвигалась какая – то темная тень. Джек резко зажег фонарь.

Луч света ударил прямо в изумленное лицо. В двух шагах от них на коленях сидел человек. Тот самый верзила из автолавки. Джек сразу же узнал его черные волосы и маленькие усики.

– Что вам здесь надо? – крикнул он. – Почему вы тут ползаете в темноте? Если вы сейчас же не уберетесь отсюда, я весь лагерь поставлю на ноги.

 

НЕОЖИДАННОЕ ЯВЛЕНИЕ

– Тсс! – прошептал верзила. – Я…

Но не успел он закончить начатой фразы, как произошло нечто удивительное. Кики, внимательно рассматривавший незнакомца, внезапно расправил крылья и, быстро поднявшись в воздух, приземлился у него на плече. Он нежно потерся клювом о его щеку и заворковал как голубь.

– Кики, – проговорил мужчина и тихонько погладил его перья.

– Билл ловил кобыл! – крикнул Кики. – Биллу дали вилы. Поставь котел на огонь. Позови доктора!

Джек просто онемел от изумления. Что это вдруг случилось с Кики? Откуда чужаку известна его кличка? Все это никак не укладывалось у него в голове. А вот Филиппа вдруг словно озарило. Он торопливо выкатился из – под вагончика и бросился верзиле на шею.

– Билл, Билл! Неужели это ты? Или мне это снится? Зачем ты напялил на себя парик?

Тот со смехом сорвал с головы парик и радостно схватил Филиппа за руки. Наконец смысл происходящего стал постепенно доходить и до Джека. Бог мой, ну конечно же, это Билл. Это его лицо, несмотря на приклеенные черные усики. Не веря свалившемуся на них счастью, он выполз из – под повозки и бросился к Биллу. Неужели это в самом деле не сон? Неужели это действительно Билл во плоти?

Нет, Билл им не снился. Это был в самом деле он, живой и здоровый. Билл спросил ребят о самочувствии девочек.

– Я почувствовал такое облегчение, когда увидел вас, стоящих передо мной в полном здравии. В первый момент я вас просто не признал. А вот звонкий голосок Люси нельзя было ни с чем спутать. Ну и, конечно, Кики невозможно было не заметить. Джек, я просто не мог поверить своим глазам, увидев его у себя на плече. А где девочки – в этой повозке?

– Ах, Билл, неужели ты снова с нами? Мадам Фифи рассказывала, что ты интересовался мной. Мы подумали, что ты шпион. Нам и в голову не могло прийти, что ты замаскировался под уличного торговца. Пошли в вагончик! Нужно разбудить девчонок. И Педро. Это наш новый друг.

Скоро все сидели в вагончике Педро. Люси как повисла на Билле, так и не отпускала его. Только изредка освобождала одну руку, чтобы вытереть слезы, безостановочно катившиеся по ее лицу.

– Ничего не могу с собой поделать. Ах, Билл, я так счастлива! – Люси смеялась и плакала.

Билл вытащил большой носовой платок и вытер ее мокрое лицо.

– Ты прямо как Густавчик, – с улыбкой сказал он. – Помнишь, как Филипп всучил ему полотенце, когда он то и дело начинал рыдать?

– Как мама? – спросил Филипп. – Наверное, она ужасно беспокоилась о нас?

– Конечно. Прежде чем похитить вас, эти подлецы напали на нас и связали по рукам и ногам. Нам так и не удалось освободиться самим, и только на следующее утро нас обнаружила на дороге миссис Гамп, направлявшаяся в Каменную хижину. Но вас уже и след простыл. Мы известили полицию, и вас стали искать по всей Англии. Мы только умолчали об исчезновении Густавчика, чтобы не будоражить без нужды население Таури-Гессии.

– Девчонок, Густавчика и меня засунули в машину и отвезли на какой – то аэродром, – рассказывал Филипп. – Джеку удалось спрятаться в багажнике автомобиля, а потом вместе с нами добраться зайцем до Таури-Гессии. Тут нас посадили под замок в крепости Боркен, но Джек ухитрился разыскать нас и вызволить оттуда.

– Я вместе с Кики прибился к цирку, – пояснил Джек. – Без Педро мне ничего не удалось бы сделать. Он уговорил воздушных гимнастов Тони и Бинго помочь нам освободить ребят. Должен тебе признаться, это была довольно рискованная затея!

Он подробно описал, как им удалось вытащить пленников из башни. Билл слушал и не переставал удивляться. Ну, ребята, ну, молодцы! Чего им только не пришлось натерпеться! А с какой легкостью они преодолевали все препятствия! Вот теперь даже ухитрились, переодев Густавчика девочкой, спрятать его здесь, в цирке.

– А ты – то сам как сюда попал, Билл? – поинтересовался наконец Джек. – С какой стати ты разъезжаешь по всей стране в обличии местного жителя, да еще под маркой уличного торговца? Знаешь, я все еще не могу на сто процентов поверить, что это действительно ты.

– Даю честное слово, что это я, – рассмеялся Билл. – А с маскарадом этим получилось вот что. Английское правительство, естественно, немедленно узнало об исчезновении короля. Разумеется, оно было крайне заинтересовано в получении надежной информации обо всех деталях происшедшего. Кроме того, оно хотело знать, где находится принц Алоизий. Ну, а поскольку правительство Таури-Гессии поручило его изначально моим заботам, было принято решение послать меня сюда на разведку.

– Ага, господин шпион, тебя послали все разнюхать, – сказал Филипп. – А ты думал, что мы в Таури-Гессии?

– Я был в этом почти уверен. Тщательно проанализировав все детали вашего загадочного исчезновения, я пришел к выводу, что вас спрятали где-нибудь здесь – в качестве заложников, на случай, если бы наше правительство предприняло какие – то шаги против заговорщиков. Ну, а когда стало известно об исчезновении короля, я немедленно вылетел сюда вместе с одним сотрудником, прекрасно говорящим по-гессиански. Мы переоделись местными жителями и под видом уличных торговцев пустились в путешествие по стране, полагая, что так нам будет проще раздобыть необходимые сведения.

– Мама теперь, наверное вообще с ума сходит, – заметила Дина. – Бросили ее там одну.

– Завтра же пошлю ей радиограмму, – пообещал Билл. – А теперь мне нужна ваша помощь. Есть ли у вас какие-нибудь предположения относительно того, где могли спрятать короля?

– В крепости Боркен, – без колебаний ответил Джек. – В этом нет ни малейших сомнений. Сейчас ты поймешь, почему я так думаю.

И он поведал Биллу о своих похождениях в крепости: о скитаниях по бесконечным лабиринтам подземных ходов и бесчисленных лестницах, о том, как обнаружил присутствие Филиппа в башне и как стал невольным свидетелем ночной сходки госпожи Татиозы и графа Паритолена.

– Похоже было, что гнусный братец и его подлая сестричка находились в прекрасном расположении духа. Ясно было, что им удалось сделать что – то очень важное. Вполне возможно, что именно тогда они схватили короля. И я уверен, что они спрятали его где – то в крепости. В этом случае и принц, и король были у них, так сказать, под рукой, и ничто не могло помешать им добиться своей цели.

Билл выслушал объяснения Джека с большим вниманием.

– Я думаю, ты прав, – сказал он. – Нам нужно попытаться пробраться в крепость. Мой товарищ Рональд блестяще знает гессианский. Может быть, ему как – то удастся проникнуть туда. Например, под видом торговца или что-нибудь в этом роде.

– Нет, у меня есть лучшее предложение, – вдруг взволнованно крикнул Джек. – Я знаю секретный ход, ведущий в крепость. Я открыл его совершенно случайно во время своей ночной вылазки. По этому подземному ходу можно добраться до большого бального зала. Там на стене висит картина, которая скрывает за собой потайной выход. Все дело только в том, что я не знаю, как приводится в действие механизм, сдвигающий ее в сторону.

– Ну, в этом мы разберемся, – заверил его Билл. – Блестящая идея, Джек. Как ты относишься к тому, чтобы отправиться вместе с нами и показать дорогу в крепость? Нам нужно, как минимум, убедиться в том, что король еще жив и находится в крепости. Какое счастье, что вам удалось вытащить Густавчика из башни! Теперь заговорщики, очевидно, не знают, как им поступить. Короля нет, но в их распоряжении нет никого, кого бы они могли посадить на освободившийся трон. Они находятся в сложной ситуации.

– Конечно, я с вами. – Лицо Джека пылало от азарта.

– И я, – тотчас крикнул Филипп.

– Нет, Филипп, ты останешься с девочками, – твердо сказал Билл. – Ты должен охранять их и Густавчика. Я полагаюсь на тебя, Филипп.

– Ехать нужно немедленно, – сказал Джек. – Ночь очень темная, а это как раз то, что нам надо.

– Да, и чем скорее, тем лучше. – Билл встал. – Подожди здесь. Я схожу за Рональдом, а по пути введу его в курс дела. То – то он обалдеет!

Билл растаял в темноте. Ребята задумчиво молчали. Наконец тишину нарушил голос Кики.

– Бим – бам – тарарам, Билли прячется в фонтан. У кошки насморк, апчхи!

– Дурашка! – ласково сказал Джек. – Ребята, вот это ночь! Кто мог подумать, что здесь ни с того нис сего вдруг объявится Билл! А Кики сразу же рванул к нему, как только он на четвереньках появился возле повозки. Я бы его в жизни не узнал.

– Теперь все будет хорошо, – умиротворенно проговорила Люси. – Когда появляется Билл, все как – то сразу же улаживается.

– Рано радуешься! – осадила ее Дина. – То, что он задумал, это тебе не прогулка при луне.

Спустя некоторое время в сопровождении Рональда возвратился Билл. Маленький человечек был искренне удивлен, обнаружив в вагончике столь многочисленную и столь юную компанию. Но как он изумился, услышав от Билла удивительную историю их похождений! Нужно сказать, теперь он был значительно молчаливее, чем накануне за прилавком своего импровизированного магазинчика.

– Вопросы есть? – в заключение спросил Билл. – Ну тогда – в путь!

В сопровождении Билла и Рональда Джек направился к автолавке. Дорога должна была занять у них не более часа. Ведь это цирк со своими конными повозками двигался последние два дня в черепашьем темпе, да к тому же еще, заблудившись, должен был возвращаться по проселочной дороге назад. А на самом деле до Боркена было вовсе не так далеко.

Вскоре они уже мчались в ночной темноте. За рулем сидел Рональд. Кики, как обычно, болтался на плече у Джека. Без него, естественно, было не обойтись.

Спустя короткое время они подъехали к Боркену. Перед ними раскинулся тихий темный городок. Джек взял на себя общее руководство.

– Машину лучше всего оставим на площадке, на которой стоял цирк, – сказал он Рональду. – Она находится прямо у подножия горы.

Рональд притормозил возле больших кустов. Все трое выбрались из машины и направились вверх по горному склону.

– Вон там находится звонница, – прошептал Джек. – Нужно соблюдать осторожность. Не исключено, что выставлена охрана. Графу Паритолену известно, что ребята совершили побег через звонницу, нам пришлось тогда оставить там канат Тони.

Однако башню никто не охранял. Они еще издали заметили, что многие комнаты в крепости освещены. Эта иллюминация среди ночи была явно неспроста.

Билл задумчиво посмотрел вверх на освещенные окна.

– По-видимому, там идет совещание. Может быть, удастся что-нибудь разузнать.

– В стене комнаты для совещаний имеется глазок, – возбужденно воскликнул Джек. – Во всяком случае, мне показалось, что это была комната для совещаний. Я разглядел в ней круглый стол с разложенными на нем карандашами и бумагой и множество стульев вокруг него. Если удастся добраться до глазка, можно будет узнать массу интересных вещей.

– Не исключено, – рассеянно согласился Билл. – Ну, давайте, полезли на звонницу. Джек, где этот люк, о котором ты рассказывал?

Джек посветил фонарем на пол. Скоро люк был найден. Билл распахнул его. Когда они втроем спустились в подвал, он осторожно опустил крышку на место.

– Ну, Джек, показывай дорогу. – Билл зажег мощный фонарь. Джек заметил, что оба были при оружии. Он слегка испугался, но тут же взял себя в руки.

– Давай, Билл, за мной, – сказал он, перешагивая через набросанный на полу хлам. – Нам сюда.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ В КРЕПОСТЬ БОРКЕН

Пробравшись сквозь круглую дыру в конце подвала, они очутились в узком коридоре, который через несколько шагов пошел круто вверх. Джек посоветовал своим спутникам поберечь головы, потому что еще по своему первому посещению этого подземелья, какие здесь низкие потолки. Они медленно двинулись вперед, освещая дрогу мощным фонарем Билла.

Через некоторое время коридор снова стал пологим. Джек остановился.

– Скоро подойдем к комнате для совещаний с глазком в стене, – прошептал он. Если там заседание или что-нибудь в этом роде, Билл, ты сможешь все увидеть и услышать.

Билл кивнул. Пройдя еще немного, Джек заметил узкий луч света, пробивавшийся с правой стороны коридора. Он махнул Биллу рукой, а сам прошел чуть дальше, освобождая Биллу место перед глазком. Коридор был таким узким, что там мог расположиться только один человек. Рональд оставался рядом с Биллом. Кики получил легкий щелчок по клюву, что было равносильно приказу хранить полное молчание.

Билл напряженно вглядывался в комнату для совещаний. Вокруг круглого стола, на котором лежали карандаши и бумага, стояло несколько стульев. Точно, как описал Джек. Но на этот раз комната была ярко освещена, а за столом восседали люди. Билл узнал графа Паритолена и возле него – госпожу Татиозу. По другую руку от графа сидел ее муж, премьер – министр. Билл знал его по фотографии. У него был чрезвычайно озабоченный вид. Остальные места за столом занимали какие – то люди в военной форме.

Перед столом стоял представительный мужчина, в лице которого угадывалось большое сходство с Густавчиком. Это был его дядя, король. Билл облегченно вздохнул. Король жив. Что бы такое придумать, чтобы извлечь его оттуда? Тогда можно было бы избежать гражданской войны.

Билл напряженно прислушался. Может быть, удастся узнать что – то важное? Нельзя упустить ни слова. К сожалению, из – за стены, где он стоял, было не слишком хорошо слышно, о чем говорилось в комнате. И все – таки даже по тому, что ему удавалось расслышать, можно было составить себе картину происходящего. Короля хотели вынудить отречься от престола в пользу принца Алоизия.

– Вы очень пожалеете, если откажетесь подписать акт об отречении, – сказал в завершение своей речи граф Паритолен. – В этом случае мир никогда уже больше ничего не узнает о вашем существовании.

Билл с трудом понимал его слова. Он неважно владел гессианским, поскольку начал учить его, лишь узнав, что ему предстоит поездка в Таури-Гессию. Но общий смысл сказанного был предельно ясен.

Из – за стола со словами протеста поднялся премьер – министр. Граф Паритолен движением руки велел ему замолчать. Потом со своего места вскочила госпожа Татиоза. Она говорила быстро, резко и лаконично. Закончив свое короткое выступление, она столь же неожиданно снова опустилась на место. Король поклонился и что – то сказал. Однако его голос прозвучал так тихо, что Билл не разобрал ни слова.

– Хорошо, ответил граф. – Даем вам время на размышление до завтра. Но не больше. Заседание переносится.

Он встал со своего места, вслед за ним поднялись остальные. Потом все медленно покинули комнату. Король ушел в сопровождении четырех человек. Комната опустела, свет потушили.

Билл повернулся к Рональду и тихо рассказал ему обо всем, что удалось увидеть и услышать.

– Королю предоставили до завтра время на раздумье. Если он не согласится добровольно отречься от престола, его убьют. Мне кажется, что он не согласится.

На минуту все замолчали. Билл размышлял о том, как ему теперь поступить: то ли немедленно отправляться в столицу с докладом о том, что ему довелось услышать, то ли попытаться этой же ночью освободить короля. Нет, ему не успеть – до столицы слишком далеко. Оттуда ждать помощи не приходится. Он должен сам попытаться спасти короля. Все прочие варианты отпадали.

Он наклонился к Джеку, чтобы поделиться с ним своими соображениями. Тот кивнул.

– Вот как бы только узнать, где они держат короля! После побега Гусатвчика башня, видимо, исключается. Надо идти дальше, Билл. Может быть, все – таки как-нибудь удастся сдвинуть в сторону картину в бальном зале.

Джек снова повел остальных вперед: сначала по бесчисленным ступенькам ведущих наверх лестниц, а потом по круговому коридору, опоясывающему зал. Перед маленькой лесенкой он остановился.

– Картина там, наверху, – прошептал он Биллу. – Попробуй, может повезет!

Они поднялись по ступенькам вверх. Билл с Рональдом руками ощупали всю стену, освещенную снизу фонарем Джека. Неожиданно в ходе своих слепых поисков Билл наткнулся на какую – то круглую кнопку. Ура, наверняка это та самая кнопка, с помощью которой приводится в движение механизм картины! Билл напряженно прислушивался. Из зала не доносилось ни малейшего шума. Надо было решаться. Билл потянул за кнопку. Ничего не произошло. Он повертел ее в разные стороны. И снова – никакого эффекта. Наконец он раздосадованно крепко надавил на кнопку. Она подалась, и тотчас раздался характерный скрип. Биллу показалось, что в одночасье перед его глазами исчезла часть стены. Картина отъехала в сторону, и перед ним распахнулось широкое отверстие.

Он выглянул в зал, погруженный в слабый сумеречный свет. Горела одна – единственная лампа с прикрученным фитилем. Повсюду царила мертвая тишина.

– Никого, – прошептал Билл, обращаясь к остальным. – Лезьте сюда.

Он быстро взобрался на край стенного проема и спрыгнул в зал. За ним последовали остальные. Их ноги, обутые в туфли на резиновой подошве, медленно и бесшумно ступали по сверкающему полу.

– Мне все – таки хотелось бы убедиться, что короля не заперли в башне, – шепнул Джек. – Я быстро: одна нога здесь, другая – там. Ждите меня здесь, за портьерой.

Он выбежал в холл и прислушался. Убедившись, что вокруг все тихо, он молниеносно взбежал по винтовой лестнице на самый верх. Там он быстро осветил фонарем маленький «предбанник». Дверь, ведущая в комнату, где совсем недавно томились ребята, была широко распахнута. Естественно, короля здесь не было.

Джек неслышно спустился вниз по винтовой лестнице и подбежал к портьере, за которой стояли Билл с Рональдом.

– Никого! – коротко прошептал он. – Дверь в комнату открыта. Короля там нет.

– Тихо! Слышите? – вдруг дернулся Билл. – Что это?

Все прислушались. Приближались тяжелые шаги. В следующее мгновение сапоги прогрохотали мимо их убежища. Билл осторожно выглянул из – за портьеры.

– Два солдата, – прошептал он. – Наверное, пошли менять караул, стерегущий короля. Если увидим, двух солдат, возвращающихся оттуда, будем знать, что мое предположение верно, и отправимся по коридору, в котором исчезли первые двое караульных.

– Когда я в тот раз был в крепости, караульный тоже постоянно ходил этим маршрутом, – сказал Джек.

– Тихо! – скомандовал Рональд. На этот раз шаги приближались с противоположной стороны. Два новых солдата промаршировали мимо них и исчезли в темноте коридора. Наша троица еще некоторое время прислушивалась к грохоту солдатских сапог, пока он окончательно не смолк в глубине дома.

– Пошли! – сказал Билл. – Только будьте начеку!

Неслышно ступая, они двинулись по темному коридору. Через несколько шагов он резко заворачивал за угол. Потом последовало несколько ступенек, ведущих вниз, потом – продолжение коридора и наконец – еще один поворот. Вдруг они замерли как вкопанные. Навстречу им кто – то двигался.

Заметив, что они остановились возле какой – то двери, Билл быстро толкнул ее. Они вскочили внутрь и осторожно прикрыли дверь за собой. В комнате, где они оказались, не было видно ни зги. Билл включил фонарь, и они увидели перед собой наваленные кучей чемоданы, коробки и ящики. Караульные протопали мимо комнаты чуть дальше по коридору, потом вернулись назад.

Билл прислушался к звуку их шагов.

– По всей вероятности, король содержится в помещении, находящемся в середине их маршрута, – тихо сказал он. – Нужно дождаться, когда они пойдут в обратном направлении, и тогда двигаться дальше. В случае чего можно будет спрятаться на другом конце коридора.

Они молча стояли в темноте, прислушиваясь. Когда часовые миновали чулан, они выскользнули за дверь и бросились бежать дальше по коридору. За поворотом они неожиданно уперлись в тупик. В глухой стене, выросшей перед ними, они обнаружили массивную дубовую дверь с задвинутыми стальными засовами.

– Тсс! – вдруг тихо прошипел Рональд и втащил их в темный угол. Билл и Джек не могли понять, что его так напугало. Однако в следующую секунду они сами увидели причину его беспокойства.

Прямо напротив них бесшумно отворилась дверь. это была даже не дверь, а кусок стенной панели, который медленно отъехал в сторону. В образовавшемся отверстии показался граф Паритолен с фонарем в правой руке. В левой руке он держал большой ключ. Билл замер. Может быть, это ключ от комнаты короля? И граф направляется туда, чтобы убить его? Или же он хотел еще раз попытаться уговорить его добровольно отречься от престола?

Услышав приближающиеся шаги часовых, граф бесшумно отпрянул назад и тихо затворил за собой потайную дверь. Очевидно, он хотел дождаться, пока часовые пойдут обратно.

– Рональд, – шепнул Билл на ухо товарищу. – Нужно добыть ключ, который был в руке у графа. Я открою дверь, а ты разберешься с графом. Только постарайся, чтобы он не пикнул.

– Не беспокойся, – мрачно ответил Рональд.

Поравнявшись с комнатой, часовые повернулись кругом и зашагали в обратную сторону. Как только они исчезли, открылась потайная дверь, и в коридоре показался граф. В одной руке у него был фонарь, другая по-прежнему сжимала ключ.

Остальное произошло так стремительно, что Джек едва смог уследить за действиями товарищей. Граф тихо вскрикнул. Рональд быстро затащил его в потайную дверь, в то время как Билл с ключом в руке подбежал к запертой двери. Фонарь погас, и все вокруг погрузилось в темноту.

Через минуту из – за потайной двери снова показался Рональд, держа в руке зажженный фонарь. Билл отпер дверь и отодвинул засовы.

– Там, за стеной, я обнаружил миленькую такую комнатушку, – сказал Рональд, кивая головой в сторону потайной двери. – Для графа – прямо как по заказу. Я его связал! Может теперь вопить, сколько ему заблагорассудится. Его никто не услышит.

– Прекрасно! – сказал Билл. – Проклятые засовы! Их здесь наклепали с полдюжины.

Рональд задул лампу, висящую в коридоре.

– Солдатам необязательно видеть, что мы отодвинули засовы. Быстрей, Билл, они идут. Мы с Джеком будем дожидаться здесь, снаружи. Быстрей, быстрей, поторопись!

 

СУМАСШЕДШАЯ НОЧЬ

Наконец Биллу удалось отпереть дверь. Из комнаты на пол коридора упал луч света, Рональд быстро захлопнул ее за Биллом. У Джека сильно забилось сердце. Неужели Биллу не удастся вызволить короля до возвращения часовых?

Когда дверь снова отворилась, в комнате уже было темно. Билл выключил свет. Вместе с ним из комнаты вышел рослый мужчина. Это был король. Солдаты приближались. У Билла уже не оставалось времени, чтобы задвинуть засовы. Он торопливо увлек короля к отверстию в стене, сквозь которое чуть раньше появился граф Паритолен, и быстро скользнул с ним внутрь. За ними последовали Рональд с Джеком. Потайная дверь встала на место. Как раз вовремя.

– Как ты думаешь, они заметят, что засовы открыты? – едва дыша от волнения, спросил Джек.

Билл пожал плечами.

– Сейчас увидим. Боюсь, что заметят. В конце концов, это их работа – следить за дверью.

Вдруг Джек тихо вскрикнул.

– Нет Кики! Он только что был у меня на плече. Я от волнения даже не заметил, как он исчез. Ой, Билл, он остался там, снаружи!

Так и случилось. Неожиданно оказавшись в полном одиночестве, Кики взволнованно заметался по коридору. Куда пропал Джек? Солдаты подходили все ближе. Грохот их подбитых гвоздями тяжелых сапог действовал попугаю на нервы. Он взлетел на карниз, выступающий из стены, и, когда солдаты оказались точно под ним, грозно завопил:

– Угу, угу!

Солдаты в испуге остановились. Один из них что – то сказал. В этот момент Кики взвыл как собака, а оптом злобно зарычал. Его голос гулко разнесся по темным коридорам. Солдаты испуганно переглянулись. Откуда здесь взялась собака?

– Мяу! – заорал Кики голосом голодной кошки и разразился безумным смехом. – Вытри ноги! Высморкай нос! Горностай убыл! Пиф – паф, пиф – паф!

Разумеется, солдаты не поняли ни слова, но как раз это – то и подействовало на них особенно устрашающе. У них волосы на голове зашевелились от ужаса.

Кики прочистил горло и громко закашлялся. Успех превзошел все ожидания. Он вовсе не рассчитывал, что именно эти звуки повергнут солдат в столь безумный ужас. Они побросали оружие и с дикими воплями кинулись бежать по коридору.

Джек, обеспокоенный пропажей Кики, слегка отодвинул потайную дверь и все прекрасно слышал. Его любимец снова устроил великолепное представление. Он тихо позвал его, и Кики, взмахнув крыльями, стремительно спикировал ему на плечо.

Билл задумался, как быть дальше. По-видимому, нецелесообразно возвращаться тем же путем, каким они пришли сюда. Сбежавшие солдаты наверняка вскоре вернутся с подкреплением, чтобы отыскать источник таинственных звуков.

– Интересно, тут есть еще один выход? – обратился он к Рональду. – Вряд ли потайная дверь ведет только в тот маленький чулан, где ты замуровал графа.

– А вот мы его и спросим, – ответил Рональд. – Когда я ему ткну этой штукой под ребра, он у меня сразу заговорит, – и показал свой револьвер.

– Это не понадобится, – сказал Билл. – Увидев короля, он и так не станет запираться. Ваше величество, вы не могли бы приказать графу показать нам выход отсюда?

Воспитанный в Англии король прекрасно говорил по-английски. Он кивнул. Его глаза сверкнули. Было ясно, что он с удовольствием скажет графу пару «ласковых» слов.

Они зашли в маленькую комнатушку, в которой Рональд поместил мятежного графа. Связанный по рукам и ногам, он лежал на полу с перекошенной от ярости физиономией. Увидев короля, он дернулся как током пораженный.

Билл рассмеялся.

– Развяжи ему ноги, Рональд, чтобы он мог предстать перед своим королем.

Рональд исполнил просьбу Билла, и граф Паритолен с трудом поднялся на ноги. Он был бледен как полотно. Король обрушил на него поток гневных гессианских слов. Граф задрожал, уронил голову на грудь и в заключение рухнул на колени. Он являл собой жалкое зрелище. Король презрительно пнул его ногой и произнес несколько слов. Граф вскочил на ноги и крикнул:

– Ай, ай! – что означало по-гессиански, как Джеку было известно: – Да, да!

– Он готов показать нам выход, – с облегчением сказал Билл. – Да и пора уже. Там, в коридоре, поднялась ужасная заваруха. Часовые, наверное, нагнали сюда целый полк. Не исключено также, что они уже обнаружили исчезновение короля. Рональд, скажи графу, чтобы он поторопился.

По-прежнему с руками, связанными за спиной, граф, спотыкаясь, выбрался из чулана. Он подошел к двери и распахнул ее. За ней находилась маленькая лестница, ведущая вниз.

– Я пойду первым, – быстро сказал Рональд и протиснулся перед графом.

Лестница привела их в маленький кабинет, отделанный деревянными панелями. Граф что – то сказал, кивком головы указав на какое – то место на стене. Рональд сдвинул в сторону панель, за которой оказалось отверстие, достаточно большое, чтобы сквозь него мог пролезть человек. Отверстие было прикрыто роскошной портьерой.

Билл ткнул в него рукой.

– У вас в крепости отличные тайники, граф Паритолен. Прекрасное исполнение. Куда теперь прикажете?

Они прошли сквозь отверстие в стене и двинулись затем вдоль огромного ковра, свободно свисавшего вдоль стены. В заключение она оказались у проема между настенными коврами, перед которым граф остановился и что – то сказал. Рональд просунул голову между коврами, образовавшими в этом месте своего рода стык. Переел ним была спальня, уставленная роскошной мебелью и устланная коврами. В спальне было пусто.

Он осторожно прошел внутрь, остальные последовали за ним. От пыли, скопившейся в комнате, Джек расчихался. Естественно, за ним чихнул и Кики. Граф удивленно посмотрел на него.

– Дальше куда? – Рональд ткнул револьвер графу под ребра. Граф испуганно дернулся и едва устоял на ногах.

– Вот это совсем необязательно, – заметил Билл.

– Может, и не обязательно, но очень полезно для здоровья этого предателя. Подонки, которые, едва придя к власти, позволяют себе угрожать жизни и спокойствию своих сограждан, не заслуживают лучшего обращения. Вперед, граф! Где здесь кратчайший путь из крепости?

Последние слова он произнес по-гессиански. Ответ графа, то и дело сбивавшегося с мысли от излишнего рвения, не заставил себя ждать. Он убедился, что с этим англичанином шутки плохи.

– Теперь уже недолго, – сказал Рональд остальным. – Нам осталось только пройти по черной лестнице, которая выведет нас в хозяйственные помещения, а там, через черный ход, мы выберемся наконец из здания. Ничего не может быть проще!

Они поспешно продолжили свой путь. В кухне сидели три кошки, глаза которых замерцали под светом фонаря Джека. Кики тявкнул как маленькая собачонка, и кошки в ужасе разбежались в разные стороны.

– Кики! – со смехом крикнул Джек. – Ты неисправим.

Билл открыл заднюю дверь. Они пересекли большой двор и оказались перед огромными, окованными железом воротами. Рядом на стене висели ключи. Билл отпер ворота, и они очутились на главной улице Боркена.

– А где наша машина? – спросил Билл. – Джек, ты не мог бы отвести к ней Рональда? Мы подождем вас здесь.

Джек показал Рональду дорогу. Ему несколько раз приходилось бывать в городе, и он прекрасно здесь ориентировался. Вскоре они отыскали машину, сели в нее и отправились обратно.

Через несколько минут они остановились около ворот, где к ним присоединились остальные. Билл уселся с Джеком и графом в кузове. Король занял место впереди, рядом с Рональдом. Джеку было очень странно сидеть в окружении всевозможных товаров, скакавших во время езды на полках. А вот граф был так подавлен, что вообще не замечал ничего вокруг.

– А куда мы едем? – поинтересовался вдруг Джек. – Эта дорога не ведет к цирку.

– Нет, вначале мы едем в столицу, – ответил Билл. – Король должен объявиться там как можно скорее. Страна волнуется. Никто не знает, что произошло. Король исчез… принц пропал… граф собирается захватить власть… премьер – министр – послушный инструмент в руках жены…

– Понятно, – перебил его Джек. – Но как только король вернется, все снова будет в порядке, правда?

Билл кивнул.

– Король должен показаться народу. Королю есть о чем рассказать. А рядом с ним должен стоять Густавчик для того, чтобы народ видел, что между ними царят мир и согласие.

– Вот Густавчик обрадуется, – заметил Джек. – Мы потом вернемся за ним?

– Да, заберем не только его, но и всех остальных. Король будет рад познакомиться с его друзьями. Он ведь еще не знает, сколько всего произошло за это время.

Когда Билл рассказал королю об удивительных событиях, свидетелями и участниками которых стали ребята, тот выразил желание непременно познакомиться со всеми. Добравшись до своего дворца, он был тотчас окружен толпой верных слуг, потерявших уже всякую надежду на его возвращение. С Рональдом и Биллом он удалился в маленькую комнату на совещание. Графа Паритолена отправили в тюрьму. Он шел в сопровождении восьми солдат, четверо из которых маршировали впереди, а четверо – сзади.

– Лево, право, лево, право! – вопил им вслед Кики. – Боже, храни короля!

Приближался рассвет. На Джека напала вдруг страшная зевота. Он был так измучен, что был не в силах бороться с ней.

– Тебе нужно вздремнуть, – сказал ему Билл. – Как только рассветет, король пошлет за ребятами правительственную машину. Он одолжит тебе несколько костюмов Густавчика, чтоб ты смог немного принарядиться. Все получат новую одежду, и прежде всего, конечно, Густавчик. В конце концов, не может же принц явиться перед народом, наряженный девчонкой.

– Ну вот и хорошо. Все в порядке. – Джек безуспешно старался держать глаза открытыми. – Господи, как я устал! А ты что будешь делать, Билл? Тоже спать?

– Нет. Я немедленно свяжусь с тетей Элли и сообщу ей, что вы в безопасности. Может быть, она прилетит сюда ближайшим самолетом. Тогда мы снова буде все вместе.

Джек измученно рухнул на кровать.

– Ах, Билл, как только ты появляешься, все сразу идет как по маслу. Спокойной ночи – вернее, с добрым утром! – Он тут же провалился в глубокий сон. Это была поистине сумасшедшая ночь.

 

БОЖЕ, ХРАНИ КОРОЛЯ!

Проснувшись, Джек обнаружил себя лежащим на чудесной широченной кровати, под шелковым стеганым одеялом, облаченным в шелковую же пижаму. Едва он пришел в себя от изумления, в которое был повергнут необычностью окружающей обстановки, как в комнату, держа в руках поднос с изысканным завтраком, вошла прелестная девочка, одетая в гессианское национальное платье. Малышка с улыбкой поставила поднос на столик возле кровати и, сделав книксен, по-прежнему молча удалилась.

Продолжая удивляться, Джек поглядел ей вслед.

– Ну, что скажешь, Кики? По-моему, очень похоже на рай. А я, кажется, продрых все это время совершенно без задних ног! Я даже не слышал, как меня переодели. Ой, взгляни, что за завтрак! Ты только посмотри на этот огромный грейпфрут! Причем принесли не одну, а две половинки. Одну можешь взять себе, смотри только – не запятнай это чудесное одеяло.

Кики радостно набросился на грейпфрут, причем на этот раз, в порядке исключения, – молча. Джек уничтожил изысканный завтрак быстро и без остатка. Потом, довольно отдуваясь и пыхтя, откинулся на подушки и погрузился в приятные воспоминания о волнующих событиях прошедшей ночи.

– Спорим, графу придется обойтись сегодня более скромным завтраком, – сказал Джек, обращаясь к Кики. – Как твое мнение?

– У доктора насморк. Позови короля, – ответил Кики, заинтересованно исследуя кожуру грейпфрута, оставшуюся после завтрака. – Раз, два, три, доброе утро.

– Раз, два, три, ты прекраснее зари, – поправил его Джек. – Нет, ты только посмотри, что за одежда! Неужели это мне? Да если я это на себя напялю, меня все будут принимать за принца.

В комнату заглянул успевший переодеться Билл.

– Доброе утро, соня! – улыбаясь, приветствовал он Джека. – Я вижу, поднос ты очистил очень добросовестно.

– Мне здорово помог Кики, – ответил Джек. – Билл, скоро приедут остальные?

– Да. Хотелось бы мне видеть их физиономии, когда к цирку подкатят посланные за ними правительственные машины. Кроме ребят, он послал еще приглашения Педро, Тони, Бинго и старой Ма и, кроме того, распорядился выделить всем праздничные наряды.

– Здорово! – восторженно крикнул Джек. – Ма будет в отпаде. Между прочим, это ей в первую очередь должен быть благодарен Гус, что его не накрыли во время обыска в цирке. Знаешь, Билл, когда все подъедут, у нас соберется здесь отличная компания.

– Согласен. А в довершение ко всему сегодня же сюда прилетит еще и тетя Элли.

– Ну прямо как в последнем акте оперетты! – рассмеялся Джек. – В финале все действующие лица и исполнители выходят на сцену, чтобы поклониться почтеннейшей публике.

– Давай – ка поднимайся, – сказал Билл. – Скоро уже одиннадцать пробьет. А в двенадцать король готовится выступить с посланием к народу. После этого состоится праздничный банкет. Так что ты еще пожалеешь, что так наелся за завтраком.

Джек выскочил из постели.

– Неужели уже одиннадцать? Как же мне успеть до двенадцати? Я, между прочим, понятия не имею, как надевается эта одежда. Ты только взгляни на все эти бесконечные пряжечки, бантики и кружавчики! Это что – маскарадный костюм?

– Нет, это праздничное облачение жителя Таури-Гессии. Мы с Рональдом так и не решились нарядиться в него. В обычной английской одежде чувствуешь себя как – то привычнее. Но вы в этих костюмах будете выглядеть как картинки.

Без четверти двенадцать Джек был готов. Взглянув на себя в зеркало, он неудержимо расхохотался.

– Я выгляжу как опереточный принц. Обязательно надо сфотографироваться. Ребята в школе с ума сойдут, когда увидят эти фото.

Вдруг на улице послышались громкие приветственные крики. Джек распахнул окно. Вдоль улицы под восторженные здравицы толпы медленно ехали два роскошных правительственных лимузина.

Джек чуть не выпал из окна, заставив испуганно завопить Кики.

– Смотри, Кики, в первой машине восседают Люси, Дина, Густавчик и Филипп! а во второй – Педро, Ма, Тони и Бинго. Они смотрятся не хуже, чем на манеже цирка.

На Ма роскошный наряд сидел с естественным благородством. Не менее шикарно разодетый Педро то и дело поглядывал на нее с гордостью. Его Ма восседала на мягких подушках правительственного лимузина, облаченная в шелковое платье! Он с трудом верил своим глазам. Педро понимал, что такие события случаются только раз в жизни, и сполна наслаждался великолепной праздничной обстановкой.

А вот Тони и Бинго явно были не в своей тарелке. Их смущали приветственные крики уличной толпы. Выступая на манеже цирка, они давно привыкли к аплодисментам публики. Но здесь – то за что – они ведь просто сидели и ничего не делали.

Машины миновали огромные ворота и остановились посреди двора. Совершенно забыв, что находится в королевском дворце, Джек по пояс высунулся из окна и завопил что было мочи:

– Люси, Люси, я здесь, наверху!

Ровно в двенадцать на балконе дворца перед народом появился король. Когда смолкла буря приветствий, он в короткой речи поведал народу о событиях последних дней. Среди мертвой тишины, воцарившейся на улицах столицы, громкоговоритель далеко разносил простые и сердечные слова короля.

Высокое благородство короля произвело на Билла сильное впечатление. Таури-Гессия могла гордиться своим правителем. Он был рад, что графу Паритолену не удалось лишить его престола и содействовать воцарению в стране маленького Густавчика. Густавчик был всего лишь глупым мальчишкой, и ему предстояло еще многому научиться. Возможно, в будущем он станет столь же достойным королем, как и его дядя.

Новый взрыв радости потряс стены дворца, когда на балконе рядом с королем появился маленький принц. Нестабильная политическая обстановка последних дней породила в стране беспокойство. И население вздохнуло с облегчением, увидев рядом с королем облаченного в роскошное платье, живого и здорового наследника престола.

Густавчик был одет не хуже короля. Ветер развевал его великолепный плащ, подбитый Алям шелком. Он церемонно поклонился народу – как настоящий принц. Джек усмехнулся в душе, вспомнив, как тот выглядел всего лишь несколько часов назад – переодетый девчонкой и с бантиками в волосах. Бедный Густавчик, как же он переживал это унижение! Все, происшедшее с ним, должно навсегда остаться тайной! Иначе ему будут напоминать об этом с насмешкой до конца его жизни. А Густавчик не выносит насмешек.

На праздничном банкете ребятам выделили отдельный стол. Разумеется, вместе со всеми здесь находились и Густавчик с Педро. Ма, Тони и Бинго сидели за другим столом. Они вели себя очень воспитанно, стремясь, чтобы их манеры соответствовали подаренным им изысканным туалетам.

Шестерка ребят, объединившихся наконец за одним столом, оживленно обменивалась впечатлениями.

– Фанк окончательно поправился, – рассказывал Филипп. – Иначе я не смог бы отлучиться из цирка. Эй, Сонечка, куда ты пропала? Ага, она пристроилась к миндалю. Ты посмотри, Дина, как уморительно она его щелкает!

– Мне не нравится, что она разгуливает по столу. – Но и Дина была слишком счастлива, чтобы затевать по этому поводу новую ссору. Она рассказала Джеку о появлении на цирковой площадке посланных за ними правительственных экипажей.

– Шуму было! А потом еще эти роскошные платья! Мы прямо глазам своим не могли поверить. Джек, расскажи еще раз, как вы освобождали короля.

Густавчик весь полыхал от радостного возбуждения. Его глаза сверкали, и он говорил, не умолкая ни на секунду. Наконец – то он чувствовал себя в родной стихии. Он снова был принцем Алоизием Грамонди, наследником престола, а не каким – то там плаксивым мальчишкой с длинными волосами.

– Тетя Элли приехала! – вдруг закричала Люси. Ни мало не заботясь об этикете, приличествующем праздничному банкету в королевском дворце, она отбросила в сторону салфетку и помчалась через весь зал навстречу миссис Каннингем.

– Тетя Элли, тетя Элли!

Дина, Филипп и Джек радостно бросились следом за ней.

Стоящий рядом с миссис Каннингем слуга в сверкающей ливрее громко выкрикнул ее имя. Тотчас к ней подбежал Билл и, взяв ее за руку, подвел к королю. За его столом для нее было специально оставлено место. Она только что прилетела на самолете и попала, так сказать, прямо с корабля на бал.

Густавчик дождался, когда она закончит обниматься с ребятами, подошел к ней и, наклонившись, поцеловал ей руку, как это только что сделал его дядя. Нужно признаться, что здесь, в Таури-Гессии, это показалось всем совершенно естественным и никого не рассмешило.

После банкета Густавчик повел всех показывать дворец.

– Тебе будет приятно провести здесь каникулы, – с легкой завистью сказал Джек. – Мне, правда, не хотелось бы жить в таком вот дворце постоянно, но побыть здесь пару недель – я бы не отказался.

– Нам будет не хватать тебя, Густавчик, – сказала Люси. – Скоро мы вернемся в Англию. Вот и пришел конец нашим приключениям!

– А вот и не пришел! – сияя от радости, крикнул Густавчик. – Я попросил у дяди позволения пригласить вас провести со мной остаток каникул, и он разрешил. Вы согласны? Или вы меня по-прежнему терпеть не можете? Вы столько раз дразнили меня, например, когда у меня из пальца кровь текла.

– Ну что ты, Густавчик, если мы кого – то дразним, это совершенно не значит, что мы его терпеть не можем, – возразила Люси. – Нам в самом деле разрешили остаться? Всем вместе? И Биллу? И тете Элли?

– Конечно. – На лице Густавчика засияла счастливая улыбка. – И Кики с Сонечкой тоже. Только вот Педро и его друзьям придется возвратиться в цирк. А вы действительно не против провести со мной каникулы?

– Заметано! – ответил Джек. – Посмотрим, какая она, эта жизнь в королевском дворце. Сделаем пару фотографий, чтобы показать ребятам в школе. А то подумают еще, что я враль и сказочник.

Вечером Педро, Ма, Тони и Бинго попрощались с ребятами. Они были по-прежнему разодеты в свои роскошные праздничные платья.

– Нам подарили их насовсем, – радостно сообщил им Педро. – Теперь, когда я буду помогать натягивать канат, я буду представляться себе знаменитым артистом Педро Великим, Единственным и Неповторимым.

И он комично шаркнул ножкой. Ма тут же ткнула его кулаком в бок.

– Педро Великий! – насмешливо крикнула она. – Да ты у меня сегодня же отправишься чистить картошку.

Кики хихикнул, за ним весело расхохотались остальные.

Ребятам было жалко расставаться с циркачами.

– Мы обязательно еще увидимся, – сказала Люси. – С вами было так хорошо.

– А теперь пойдем к дяде и скажем ему, что вы принимаете его приглашение, – попросил Густавчик, видимо, опасаясь, что ребята могут передумать. – И еще есть одно дело, в котором мне понадобится ваша поддержка.

Он нетерпеливо потащил ребят в покои дяди. Войдя к королю, ребята почтительно поклонились.

– Ну, Алоизий, – приветливо произнес король, – удалось тебе уговорить друзей остаться с тобой на каникулы?

– Они с удовольствием принимают приглашение, – гордо ответствовал Густавчик. – Но у меня есть к тебе еще одна большая просьба. Джек и Филипп подтвердят тебе, как это для меня важно.

Король улыбнулся его горячности.

– О чем ты просишь, Алоизий?

– Я хочу носить короткие волосы, как английские мальчики, – сказал Густавчик. – Я не хочу больше выглядеть, как какая – то девчонка.

– Но ты ведь знаешь, что по обычаям Таури-Гессии у принцев должны быть длинные волосы, – возразил король. – Однако я понимаю твои чувства. Когда я учился в Англии, меня обуревали те же желания. Ну что ж – с учетом твоего героического поведения я разрешаю тебе носить короткую прическу.

Густавчик порозовел от радости.

– Завтра же постригусь, – восторженно воскликнул он. – В семь утра. Никто и никогда больше не сможет завязать мне на голове бантик!

– Ваше величество, примите искреннюю благодарность за ваше любезное приглашение, – поклонился королю Джек. – От имени моих друзей и себя лично. Мы очень рады, что сможем остаться здесь до начала нового учебного года. Мы признательны Густавчику за эту прекрасную идею.

– Густавчик – болванчик, – крикнул Кики. – Густавчик – болванчик! Ваше величество, Ваше величество! Вызови доктора! Вытри нос!

– Кики! – укоризненно произнес Джек.

Кики покосился на короля. Потом воинственно вздыбил свой хохолок, поклонился и торжественно провозгласил:

– Боже, храни короля!

Содержание