Лязгающий протяжный скрип раздался снова. Потом через равные небольшие промежутки времени посыпались металлические удары. Джек насчитал двенадцать. Колени его задрожали, и он без сил опустился на стоящий рядом стул. это часы позади него пробили двенадцать. Полночь! Ну что, время очень благоприятное. По-видимому, все обитатели крепости крепко спят.

Джек поднялся со стула, выбрался из библиотеки и продолжил свой путь. Завернув за угол, он вышел к широкой мраморной лестнице, ведущей куда – то вниз. Лестницу украшал толстый, очень красивый ковер. Джек остановился. Очевидно, лестница вела к парадному подъезду крепости. Ему же для того, чтобы выйти к башне, указанной Гелой, необходимо продолжать свой путь в прежнем направлении.

Он осторожно двинулся дальше, испытывая легкое беспокойство оттого, что коридор, по которому он шел, был слишком ярко освещен. Двери, мимо которых он проходил, были закрыты. Джек решил их не трогать, ибо опасался, что за ними располагаются спальни, и он может, не дай Бог, потревожить сон их обитателей.

Спустя некоторое время он остановился перед массивной дубовой дверью. Башня должна быть где – то совсем рядом! Может быть, именно эта дверь ведет туда. Она явно отличается от других дверей в коридоре, мимо которых он проходил. Вместо ручки она была снабжена толстым стальным кольцом. Джек осторожно взялся за него и слегка повернул направо. Дверь открылась и пропустила его внутрь. Мутный слабый свет скрытого фонаря падал на узкую каменную лестницу, ведущую наверх. После недолгих колебаний он стал подниматься по ступенькам. Он был уверен, что лестница приведет его в ту самую башню.

Но Джек ошибался. Лестница вывела его не в башню, а в огромный зал с зеркально отполированным полом. Джек пораженно посмотрел по сторонам. Дверные приемы украшали роскошные портьеры. С одной стороны зала находилось что – то вроде галереи для зрителей, а на его противоположном конце внимание привлекала невысокая сцена, уставленная пюпитрами для нот. Ага, по-видимому, это танцевальный зал! Так и представляешь себе блестящие балы, которые хозяева устраивают в этом зале для своих гостей. Все это хорошо, подумал Джек, вот только он промахнулся мимо башни. Где – то поблизости явно должна быть еще одна лестница.

Джек наугад толкнул одну из многочисленных дверей. За ней открылся небольшой холл, из которого вертикально вверх поднималась каменная винтовая лестница. У него радостно забилось сердце. Похоже, он нашел вход в башню.

Вдруг Джек испуганно вздрогнул. Что это за шум? Как будто топот подкованных сапог! Он молниеносно юркнул за портьеру. Шаги приближались. Кто – то прошел мимо его убежища, развернулся и зашагал в обратном направлении. Это еще что за сюрприз?

Джек осторожно выглянул из – за портьеры и увидел удаляющуюся фигуру солдата с винтовкой на плече. Видимо, это был охранник, стороживший вход в башню. В следующее мгновение он исчез в коридоре, начинавшемся у противоположной стены холла. Звук шагов удалялся и вскоре затих. Однако через короткое время солдат появился снова, повернулся точно в том же месте, что и в первый раз, и вновь зашагал, удаляясь по коридору. Дек посмотрел ему вслед. Он был одет в красочную синюю форму гессианской армии. Может быть, это был отец Гелы?

Джек дождался, когда шаги снова затихли в глубине коридора, и бросился к лестнице. Он с дикой скоростью, перепрыгивая через ступеньки, мчался вверх, помня, что скоро солдат снова появится в холле. Чем выше он поднимался, тем круче становилась лестница.

Задыхаясь, Джек выскочил на маленькую площадку с круглым окошком в стене. Под ним помещался большой сундук, возле которого стоял старый стул. Напротив лестницы находилась массивная дубовая дверь, окованная толстыми металлическими полосами. Неужели Люси здесь, за этой дверью? Может быть, позвать ее по имени?

Джек на цыпочках подбежал к двери и осторожно повернул врезанное в нее железное кольцо. Никакого эффекта. Дверь была заперта, а ключ вынут из замка. Он заглянул в замочную скважину, но ничего не увидел. По ту сторону двери царила полнейшая тишина.

Что предпринять? Он боялся постучать в дверь и окликнуть ребят. Но кто знает, может быть, за дверью находятся вовсе не ребята, а кто-нибудь еще, кого ночной визит Джека совершенно не обязательно приведет в восторг. Кроме того, подозрительный шум может привлечь внимание караульного. А здесь, наверху, Джеку от него не уйти.

Судорожно пытаясь найти выход из создавшегося положения, Джек вдруг увидел, как что – то выскользнуло из – под двери и замерло в нескольких сантиметрах от его ног. Маленькая мышка уставилась на него черными блестящими глазками.

– Сонечка! – радостно прошептал Джек и наклонился к крошечному зверьку. – Здравствуй, милая Сонечка! Раз ты здесь, то и Филипп где – то рядом.

Мышка стала совсем ручной. Ребята наперебой баловали ее. Они без конца гладили ее и затевали с ней веселые игры. Ни разу никто не испугал ее громким словом или резким движением. Со временем даже Дина полюбила ее, хотя по-прежнему не разрешала ей путешествовать по своему телу. И вот теперь она доверчиво сидела у Джека на ладони и, тихонько подрагивая усиками, поглядывала на мальчика с попугаем на плече. Несмотря на удивление, Кики сохранял полную неподвижность.

– Ты слышишь меня, Сонечка? – шепотом спросил Джек. – Ты убежала от Филиппа, чтобы посмотреть, кому вздумалось ночью прийти к вам в гости? Как бы мне разбудить Филиппа? Может быть, ты что-нибудь присоветуешь?

Снаружи раздался громкий крик совы. Сонечка мгновенно юркнула обратно в комнату. А Джеку в голову пришла долгожданная идея, как разбудить Филиппа – криком совы. Караульный наверняка подумает, что крик донесся снаружи, и не будет дергаться. Но Филипп обязательно проснется. Да, – мысль замечательная! Стук в дверь, например, наверняка привлек бы внимание часового и, чего доброго, заставил бы его подняться наверх. А так – ничего особенного, сова – она и есть сова.

Джек пригнулся к полу и почти прижался ртом к щели под дверью. Потом крепко сжал ладони и сильно дунул сквозь сложенные большие пальцы. Раздался сиплый крик, прозвучавший так натурально, что даже настоящая сова не смогла бы сделать это лучше.

Джек встал с пола и прислушался. За дверью что – то скрипнуло. Похоже на кровать. Потом послышался голос – голос Филиппа:

– Густавчик! Ты слышал крик совы? Такое впечатление, что она прямо здесь, в комнате.

Но, видимо, Густавчик крепко спал и ничего не ответил Филиппу.

– Филипп, Филипп! – шепотом крикнул Джек в замочную скважину. Его голос дрожал от волнения.

На секунду за дверью воцарилась мертвая тишина. Потом Филипп осторожно спросил:

– Кто там?

– Это я – Джек. Подойди к двери.

Послышалось шлепанье босых ног. Потом сквозь замочную скважину до Джека донесся сдавленный голос:

– Джек! Как ты сюда попал?

– Расскажу позже, – прошептал Джек. – Как у вас дела? Как Люси?

– С нами все в порядке, – ответил Филипп. – Нас вывезли самолетом.

– Я знаю. Что было потом?

– Потом нас привезли сюда на автомобиле, – рассказывал Филипп. – По дороге Густавчика, естественно, стало выворачивать наизнанку. Госпоже Татиозе, которая ехала вместе с нами, это почему – то очень не понравилось. Она живет здесь, в крепости, вместе со своим братцем, графом Паритоленом. А больше мы ничегошеньки не знаем. Что слышно у тебя? Густавчик очень тревожится о своем дяде.

– Пока что он все еще на троне. Но ходят слухи о скором государственном перевороте. После чего Густавчик станет очень важной персоной.

– Ты не можешь нас вытащить отсюда, Джек? И вообще, как ты здесь оказался? Я думал, ты находишься за тридевять земель от нас, в Каменной хижине. А ты вдруг, как черт из бутылки, возник прямо перед нашей дверью. Жаль, что она заперта!

– Знать бы, где ключ, выпустил бы вас отсюда в мгновение ока, – прошептал Джек. – Куда выходят ваши окна – на восток или на север?

– На север. Прямо напротив нас стоит одинокая звонница, старая набатная башня, как сообщил нам Густавчик. В старые времена при появлении врага с нее били в набат. Теперь, когда мы знаем, что ты здесь, поблизости, мы все время будем смотреть в окно и поджидать тебя.

– Передай привет Люси, – сказал Джек. – Она тоже ночует в твоей комнате?

– Нет. Девчонкам выделили отдельную спальню. Я позову ее. Она не простит мне, если не поговорит с тобой.

– Давай. – Но вдруг Джек услышал, как по винтовой лестнице затопали сапоги. – Кто – то идет, – торопливо прошептал он. – Мне нужно сматываться. Я вернусь, как только смогу. Тогда подумаем, как вытащить вас отсюда.

Вскочив с пола, он напряженно прислушался. Без сомнения, по лестнице поднимался часовой. Джек отчетливо слышал, как по ступенькам громыхают его подбитые гвоздями сапоги. Неужели он что – то заподозрил? Джек в отчаянии огляделся по сторонам. Куда бы спрятаться?

И тут его взгляд упал на сундук, стоящий под окном. Он бросился к нему и распахнул крышку. Внутри валялось только какое – то старое покрывало. Вместе с Кики Джек быстро нырнул в сундук и захлопнул за собой крышку. Он успел как раз вовремя, так как в следующее мгновение на лестничной площадке появился охранник. Он поднял фонарь высоко над головой и внимательно осмотрелся. Не заметив ничего подозрительного, он повернулся и, тяжело ступая, пошел вниз. Грохот от его подбитых гвоздями сапог гулко отдавался под сводами лестничной площадки. Постепенно сердце Джека снова забилось нормально. Переведя дух, он выбрался из сундука. Однако он был все еще так напряжен, что едва не вскрикнул, когда из замочной скважины до него донесся голос Филиппа:

– Ушел. Он поднимается сюда каждый час. Джек, а Кики с тобой?

– Ну а как же. Мы с ним ни на минуту не расставались. – Джека так и подмывало поведать Филиппу о великолепных успехах, достигнутых Кики на цирковом поприще. Да что толку, ведь Филипп совершенно ничего не знает о цирке и о том, как Джек очутился в нем. Он даже не знает, как тому удалось попасть в Таури-Гессию. Да – ему будет, что рассказать ребятам о своих похождениях!

Тем временем терпение Кики кончилось – он не мог больше молчать.

– Вытри нос! – сипло прошептал он. – Закрой дверь. Бим – бам – тарарат, попка спрятался в фонтан. Боже, храни короля!

Филипп подавился смехом.

– Добрый старый Кики! Позвать девчонок?

– Нет, мне, пожалуй пора идти. Пока, Филипп.

Джек на цыпочках сбежал по лестнице. Оказавшись в холле, он на секунду остановился и прислушался. Убедившись, что караульного нет поблизости, он выскочил в бальный зал. Замедлив шаг, он еще раз внимательно осмотрел просторное, слабо освещенное помещение и… замер, как громом пораженный. Он заметил, как в противоположном конце зала шевельнулась огромная картина, занимавшая почти всю стену. Медленно и беззвучно она отъехала в сторону, открыв за собой широкий проем. Затаив дыхание, Джек, не отрываясь, уставился на него. Какая еще неожиданность подстерегает его в этой крепости?