Неожиданно в проеме появился мужчина. Это был граф. Джек узнал его по моноклю. Очень странно! Чего это ему вздумалось посреди ночи лезть в зал таким сложным и таинственным путем? Что ему здесь надо?

Едва граф спрыгнул на пол, как отворилась дверь, расположенная поблизости, и в зале появилась прекрасная госпожа Татиоза, которая совсем еще недавно, будучи на Совином дворе, так искусно изображала мнимую больную.

Очевидно, брат и сестра договорились о тайной ночной встрече. Интересно, откуда появился граф? Он был очень возбужден и, едва появившись, принялся о чем – то взахлеб рассказывать сестре. При первых же его словах, она просияла и расцеловала брата в обе щеки.

«Похоже, дела у них идут хорошо, – подумал Джек. – Наверняка говорят о короле. Видимо, он скоро окажется в тюрьме. Тогда они выволокут из башни Густавчика и прямиком потащат его на трон. Не нравится мне этот граф Паритолен. Невооруженным глазом видно, что сотворил какую – то очередную пакость».

Оживленно переговариваясь, брат и сестра удалились в комнату, из которой появилась госпожа Татиоза, и захлопнули за собой дверь. До Джека донесся звон бокалов. Похоже, они праздновали успех. Теперь со дня на день следовало ожидать начала беспорядка в стране.

Джек вздохнул. Если бы только с ним был Билл! Но Билл, конечно, даже понятия не имеет, что ребята находятся в Таури-Гессии. Откуда ему знать, что их вывезли сюда на самолете? Он наверняка обшарил всю Англию, тщетно пытаясь отыскать их.

Джек снова посмотрел на проем в стене. Может быть, пока никто не видит, осмотреть его по-быстрому? Интересно, куда он ведет? Из комнаты по-прежнему доносились голоса и звон бокалов. Быстро приняв окончательное решение, Джек бегом пересек зал, взобрался на стул и заглянул в проем. В нем царила непроглядная темень. Только Джек собрался сунуть руку в карман, чтобы достать фонарь, как позади него, в зале, открылась дверь в комнату, где заседали брат с сестрой. Ему не оставалось ничего другого, как только спешно лезть в проем. Засуетившись, Джек зацепился за что – то ногой и, рухнув в темноту, покатился по ступенькам вниз. Затормозив, он испуганно поднял голову и напряженно прислушался.

Очевидно, граф и его сестрица ничего не заметили и спокойно продолжили свою беседу. И все – таки Джек не решался двинуться с места. Он с опаской косился в сторону слабо освещенного отверстия в стене. Вдруг послышался скребущий шорох, и Джека со всех сторон обступила полная темнота.

Кошмар! Картина вернулась на свое место, а Джек оказался в мышеловке. Он взобрался вверх по ступеням и руками пошарил по стене. Пальцы не ощутили ни малейшей неровности. Повсюду было прочное, массивное дерево. Нет ни малейшего смысла биться в него и закатывать истерики. Так он только выдаст себя.

Джек зажег фонарь и взглянул на уходящие вниз ступеньки. Там начинался какой – то коридор. Что ж, коридор его наверняка куда-нибудь выведет, может быть, даже за пределы крепости. Придется проверить. В конце концов, других вариантов у него все равно нет.

На этот раз Джек спускался по ступенькам значительно медленнее, чем минуту назад. По-видимому, коридор опоясывал весь бальный зал, проходя непосредственно под его полом. Дважды повернув за угол, Джек наткнулся на короткую крутую лестницу и осторожно спустился по ней вниз. Он в очередной раз порадовался, что захватил с собой фонарь. Вокруг была кромешная тьма. Воздух отдавал затхлой плесенью.

Пройдя немного вперед, Джек заметил, что слева по коридору, вроде бы, показался слабый свет. Сделав еще пару шагов, он обнаружил в стене маленькое круглое отверстие и с любопытством заглянул в него. За стеной оказалось полутемное помещение, использовавшееся, по-видимому, в качестве комнаты для совещаний. Вокруг большого круглого стола были расставлены стулья. Перед каждым в образцовом порядке разложены карандаши и блокноты.

– Смотри – ка, как все хорошо приспособлено для подслушивания и подсматривания, – сказал Джек. – Ладно, Кики, пошли дальше. Интересно, как они сюда добираются?

Кики это было неизвестно. И вообще, ему ужасно опротивело это затянувшееся путешествие. Нахохлившись, он сидел на плече у Джека и все время что – то недовольно бурчал себе под нос. Теперь коридор пошел круто вниз, однако уже без ступенек. Кроме того, с каждым шагом он становился все уже и ниже. Джеку пришлось пригнуть голову. Да здесь и два человека не разойдутся. Кики глухо пожаловался на жизнь, потому что то и дело задевал головой за потолок.

– Думаешь, мне здесь нравится? – сказал Джек. – И куда только ведет этот дурацкий ход? А это еще что там такое?

Коридор упирался в круглое отверстие, ведущее в помещение, битком набитое всевозможными вещами. Джек с трудом протиснулся внутрь. Слава Богу, что его габариты несколько скромнее, чем у хозяина цирка! Он осветил помещение фонарем. Вокруг не было ничего, кроме всяческого хлама. Вдруг его взгляд приковал к себе низкий потолок. Ага, похоже, там был люк. Нужно непременно попытаться открыть его.

Он из всех сил уперся в него руками. Люк распахнулся, и крышка его со страшным грохотом откинулась наружу. Джек ужасно перепугался, а Кики завопил сипухой.

Но ничего не произошло, никто не примчался на шум, никто не закричал. Все было тихо. Джек подождал еще с минуту и выбрался наружу. Куда его теперь занесло? Все эти бесконечные блуждания по огромной крепости казались Джеку какими – то нереальными, словно происходили в кошмарном сне, когда идешь и идешь по нескончаемым коридорам, взбираешься по лестницам, пролезаешь сквозь таинственные отверстия в стенах, крадешься по подвалам и вылезаешь, наконец, через какой – то непонятный люк наружу. И вот свершилось – ты у цели.

Он снова схватился за спасительный фонарь. На этот раз он оказался в тесном помещении с высоким потолком и голыми каменными стенами. Сверху свешивались толстые канаты. При виде их Джека осенило. Он попал в звонницу, расположенную напротив окна Филиппа. Коридор, которым он шел, был, видимо, потайным ходом в крепость. Замечательное открытие!

Он радостно поспешил к выходу. двери в звоннице не было, по-видимому, она служила единственно для размещения колоколов. Выбравшись наружу, Джек заметил, что оказался по ту сторону крепостных стен. Какая удача! Теперь ему не придется сигать через окна и карабкаться на стены. Он может спокойно и не торопясь спуститься по склону горы прямо в лагерь циркачей.

– Мы на свободе, Кики, – сказал он, отдуваясь. – А теперь было бы неплохо немного поспать.

Вскоре, крадучись, он уже поднимался в фургончик Педро. И хотя рассохшиеся доски устроили под его ногами настоящий кошачий концерт, мальчик не проснулся. Джек быстро скинул с себя одежду и нырнул в постель.

Все его мысли по-прежнему занимали Люси и ребята. Он был рад, что удалось поговорить с Филиппом. Пока дядя Густавчика остается королем, ребятам нечего опасаться. И лишь когда мятежники сбросят короля и посадят на трон Густавчика, опасность для ребят может стать реальной. Английское правительство наверняка встанет на сторону дяди Густавчика и потребует восстановления его прав. Тогда граф Паритолен и госпожа Татиоза захотят использовать ребят в качестве заложников. Они будут держать их в заточении, может быть, даже в худших условиях, чем теперь, и не выпустят до тех пор, пока Густавчик не будет признан законным королем Таури-Гессии.

«Ребят нужно вызволить как можно скорее, – обеспокоено размышлял Джек. – Но каким образом? Нужно попытаться связаться с Биллом. Но это не просто. Вполне возможно, что в этой части страны население на стороне графа Паритолена. И если меня поймают за передачей сообщения Биллу, то как миленького упрячут в тюрьму».

Наконец, полностью обессиленный после своей захватывающей ночной эпопеи, Джек крепко уснул. Он не проснулся, даже когда ранним утром в лагере поднялся ужасный шум, вызванный тем, что медведи Фанка устроили дикий кавардак и попытались вырваться из клетки.

О происшествии он услышал за завтраком от Педро.

– Никто не решается даже подойти к медведям. Хотя они еще не начали всерьез рвать друг друга, но рано или поздно этим все кончится. И тогда они будут для цирка потеряны.

– Фанку не лучше? – спросил Джек.

– Наоборот, ему стало хуже. Босс ужасно обеспокоен. Жаль, что здесь нет твоего друга, о котором ты мне рассказывал. Может быть, ему удалось бы совладать с медведями.

Педро сказал это в шутку, но Джек отнесся к его шутливому предложению очень серьезно. Он был убежден, что Филипп смог бы усмирить медведей. может быть, рассказать Педро, где находится его друг? Может быть, мальчик помог бы ему освободить друзей? Тогда Филипп в очередной раз доказал бы всем, как он умеет обходиться с животными.

– О чем ты думаешь? – Педро с любопытством взглянул на Джека. – У тебя такой таинственный вид.

– Гм… пожалуй, я мог бы привести его сюда. Но для этого мне понадобится помощь. Он… он недалеко отсюда.

– Правда? Почему ты мне раньше не сказал? Да где же он?

Джек заколебался. Можно ли довериться Педро? Потом осторожно спросил:

– Скажи честно, Педро, как ты относишься к правительству этой страны? Ты за короля или за принца Алоизия? В смысле – как ты вообще относишься ко всему этому делу?

– Да никак, – ответил Педро. – Мне совершенно безразлично, кто станет королем. Лишь бы не было гражданской войны. Иначе нам придется немедленно уносить отсюда ноги. Война и цирк – несовместимы. А почему ты спрашиваешь, Джек?

– Объясню в другой раз. – Джеку вдруг показалось, что он и так сказал слишком много. – Знаешь… просто… я думаю, если бы удалось заполучить моего друга с товарищами, нам, возможно, удалось бы предотвратить гражданскую войну. Медведи Фанка успокоились бы и…

– Ну ты даешь! – громко расхохотался Педро. – Шутить изволишь? Не верю ни единому твоему слову.

Джек промолчал. Однако в течение дня медведи с каждой минутой свирепели все больше, а Фанк чувствовал себя так плохо, что рассчитывать на его скорое выздоровление не приходилось. И Джек снова стал склоняться к тому, чтобы посвятить Педро в свою тайну. Может быть, совместными усилиями им удастся освободить Филиппа с ребятами и спрятать их на территории цирка? Лучшего убежища нельзя себе просто представить. Только вот Густавчик со своей необычной внешностью будет слишком бросаться в глаза. Как бы сделать так, чтобы его никто не узнал? И тут Джеку пришла в голову блестящая идея. Мальчишку с длинными волосами и большими глазами с длинными пушистыми ресницами легче всего замаскировать под девчонку. Да, такой маскарад должен получиться! И Джек принял твердое решение переговорить обо всем с Педро сразу же по окончании представления.

В этот вечер состоялось первое представление цирка в Боркене. Перед большим цирковым шатром выстроились трубачи и барабанщики, оглушительно приветствуя прибывающую из города публику. Народу было множество, люди все шли и шли в радостном предвкушении увлекательного зрелища. Циркачи были в приподнятом настроении и выступали все, как один, блестяще. Вот только медведей пришлось исключить из программы. Публика недовольно гудела, потому что многие пришли в цирк специально, чтобы посмотреть именно этот номер, столь заманчиво разрекламированный на расклеенных повсюду красочных афишах. Некоторые разошлись до того, что даже требовали вернуть им деньги.

– Мы не можем выступать без медведей, – в полном отчаянии рычал босс. – Необходимо поднять Фанка с постели. Или в клетку придется войти кому – то еще. это ведь кошмар какой – то! Если так дальше пойдет, звери просто порвут друг друга.

И Джек наконец решился. После ужина он отвел Педро в сторонку.

– Мне нужно тебе кое – что сказать, Педро. Это очень, очень важно.

– О чем речь? – немного удивленно спросил Педро. – Слушаю тебя внимательно. Давай выкладывай.