– Пошли в фургончик, – сказал Джек. – Там сможем поговорить без помех.

Они поднялись в фургончик, и Джек тщательно закрыл за собой дверь. Педро наблюдал за ним с удивлением. К чему такая таинственность?

Но вскоре причина осторожности Джека стала ему ясна вполне. История, которую он услышал, была совершенно потрясающей! Джек поведал ему, как они вместе с Густавчиком приехали в Каменную хижину, и как вскоре выяснилось его королевское происхождение. Он рассказал ему о похищении ребят и о том, как он, прячась в автомобиле и самолете, зайцем преодолел огромное расстояние, только чтобы не потерять их из виду.

– Ты – храбрец! – Педро бросил на Джека восхищенный взгляд. – Нет, правда, ты…

Джек нетерпеливо прервал его и торопливо продолжил свой рассказ. В заключение он изложил ему все перипетии своих ночных похождений.

– Ничего подобного в жизни своей не слышал! – пораженно признался Педро. – Почему ты мне ничего не сказал? Я пошел бы с тобой. Как можно было идти одному – ведь это страшно опасно!

– Да ничего – к приключениям я привык, – ответил Джек. – Я должен был убедиться, что с моей маленькой сестренкой все в порядке. Теперь ты знаешь, для чего мне требуется твоя помощь. Ребят нужно обязательно освободить еще до того, как заговорщики похитят или убьют короля. Если Густавчик исчезнет, вся эта история потеряет для них всякий смысл. Они хотят возвести маленького принца на престол, чтобы сделать из него свою марионетку. Если их план удастся, настоящими правителями Таури-Гессии сделаются госпожа Татиоза и граф Паритолен. Понимаешь?

– Да, понимаю. – Педро тяжело дышал. – Как – то непривычно, что такие вещи происходят в непосредственной близости от меня. Вся эта история кажется мне совершенно неправдоподобной.

– И тем не менее все это правда, – заверил его Джек. – Абсолютная правда. Если бы нам только удалось вызволить ребят и привести их сюда! Филипп управился бы с медведями не хуже Фанка. Он настоящий волшебник. Рядом с ним любой дикий зверь становится ручным. Как – то раз, когда мы попали в жуткую переделку, нас преследовала целая стая огромных диких псов. Стоило только Филиппу войти с ними в контакт, как они тут же, прямо на глазах, превратились в наших друзей.

Педро слушал его с открытым ртом. Он с самого начала подозревал, что у Джека была какая – то тайна. Однако история, поведанная ему только что, казалась столь невероятно, что в нее трудно было поверить. И тем не менее он не сомневался в ее правдивости. Он знал, что Джек не станет ему врать.

– Как же мне помочь тебе, Джек? – спросил он наконец. – Я, конечно, сделаю все, что возможно. Но я и в самом деле не представляю себе, как вытащить твоих друзей из крепости. Ведь они заперты на ключ в башенной комнате, да еще охраняются караульным солдатом. Как тут может быть побег?

Джек задумчиво наморщил лоб. Неужели Педро прав? В этот момент он уже почти согласился с тем, что ребят не освободить. Он целый день ломал голову над планами освобождения друзей и тут же перечеркивал их, приходя к выводу, что все они невыполнимы.

Через окошко, расположенное над прачечной, в крепость больше не проникнуть – это ясно как день. За это время лестницу наверняка уже обнаружили и спрятали куда-нибудь. Но даже если бы ему и удалось пробраться в крепость этим путем, как вытащить ребят из запертой комнаты? Ему ведь даже неизвестно, где хранится ключ.

Пытаться пробраться другим путем – через люк и бесконечный лабиринт подземных коридоров – тоже бессмысленно. Так он сможет добраться только до картины, висящей на стене бального зала. А дальше? Он ведь понятия не имеет, каким образом приводится в движение механизм, сдвигающий ее в сторону. Но даже если бы ему было это известно, нерешенной остается главная задача: где взять ключ от комнаты ребят.

Педро также напряженно думал, как решить эту задачу. Собственное бессилие приводило его в ярость! Знать, как предотвратить угрожающую всем им гражданскую войну, и не иметь реальной возможности что – либо предпринять.

– Джек, – наконец сказал он. – Ты не будешь возражать, если я расскажу обо всем Тони и Бинго? Гимнасты – мои лучшие друзья. Может быть, они найдут способ помочь нам. В их профессии очень важно соображать быстро и безошибочно.

Джеку предложение не очень понравилось.

– А они нас не выдадут? – с сомнением спросил он. – Это дело обязательно должно оставаться в полном секрете. Если граф только заподозрит, что его пленников пытаются освободить, он тут же перепрячет их куда-нибудь и сделает все, чтобы ускорить свержение короля.

– За Тони и Бинго я ручаюсь, – сказал Педро. – Лучше друзей у меня в жизни не было, и я уверен, что они будут немы, как могила. Я хорошо знаю их, это дело как будто специально для них создано, и они с восторгом согласятся нам помочь. Я сейчас сбегаю за ними.

Он вышел из фургона, оставив Джека наедине с его сомнениями. Ему не нравилось, что круг посвященных становился все шире. А что, если кто-нибудь из них все – таки проговорится? Вскоре в сопровождении гимнастов появился Педро. В повседневных костюмах Тони и Бинго ничем не напоминали цирковых артистов, они смотрелись как совершенно обычные молодые парни с модными стрижками, жизнерадостные, подвижные и веселые.

– Зачем мы тебе нужен? – спросил Тони на ломаном английском языке. – Проблемы с босс?

– Нет, – ответил Педро. – Слушай, Джек, будет проще, если все им объясню я. Я буду говорить с ними по-итальянски, так они лучше всего поймут.

Джек согласился. Ему бы знать столько языков, сколько знает этот цирковой мальчишка! Он не без ревности и легкой досады следил за оживленным разговором друзей. Педро говорил с огромной скоростью, подкрепляя некоторые слова выразительными жестами, как и все испанцы, итальянцы и французы, работавшие в цирке. Гимнасты слушали с неослабевающим напряжением. Чем дольше Педро рассказывал, тем шире раскрывались их глаза от удивления, вызванного этой захватывающей историей.

Когда Педро кончил рассказывать, акробаты забросали его вопросами. Джек едва сдерживал свое нетерпение. О чем они говорили?

Наконец Педро повернулся к нему.

– Я им все рассказал. История им понравилась. У них уже есть идея, как освободить ребят – блестящая идея.

– Какая идея? – нетерпеливо спросил Джек. – Надеюсь, осуществимая?

– Давайте я перескажу ему наш план, – обратился Педро к акробатам. – Так будет быстрее.

– Да, да, говори с ним. – Тони, соглашаясь, кивнул головой.

– Идея пришла им в голову, когда я рассказал, как ты через люк проник в звонницу, – сказал Педро. – Я сказал им, что звонница находится прямо напротив комнаты, в которой сидят ребята. Они считают, что им не составит труда перебросить с башни в комнату канат и как-нибудь закрепить его там.

– Ну и что это даст? – Идея циркачей все еще не доходила до сознания Джека. – Ребята не умеют ходить по канату. Они просто свалятся с него.

– Подожди! – сказал Педро. – Ты ведь видел трапецию, которой Тони и Бинго пользуются для показа своих акробатических трюков, правда? С помощью металлической штанги, расположенной сверху, достигается жесткость всей конструкции. А в середине крепится металлическое кольцо, на которое подвешивается трапеция. это кольцо связано с колесиком, бегущим по канату. Твои друзья по очереди садятся на трапецию, а Тони вытягивает их одного за другим на звонницу.

– Черт побери! – воскликнул Джек. – Потрясная идея! Но не пойдет.

– Еще как пойдет, – живо сказал Тони. – Мы залезаем на звонницу. Потом бросаем канат в окно. Я иду по канату на ту сторону и тяну за собой трапецию. Для меня – полная ерунда! Потом мальчик или девочка садится на трапецию. Раз, два, три, четыре – и все на башне. Хороший план, правда?

– Неужели это можно сделать? – с сомнением спросил Джек. – А это не опасно?

– Нет, нет, совсем просто, – заверил Тони. – Я сделаю.

Бинго подтверждающее кивал головой. Очевидно, он считал план великолепным и вполне осуществимым. «Такое может прийти в голову только цирковым гимнастам», – подумал про себя Джек.

– А этот мальчик – как его зовут? – Филиппо – приводит медведей опять в разум. И все тогда будут довольны.

– Все будут довольны, – повторил за ним Джек, начинавший постепенно склоняться в пользу этого плана. В конце концов, гимнастам все это не в диковинку. Если обычным людям этот замысел мог показаться опасным, почти нереальным, то циркачи не видели в нем ничего особенного.

– Завтра, после представления, пойдем, – сказал Тони. – Я буду все подготовлять. Не нужно сказать что-нибудь босс?

– Нет, пока не надо, – возразил Педро. – Да и потом, когда ребята будут здесь, расскажем ему только самое необходимое. Ничего о принце, только то, что мы мол привели приятеля Джека, который может усмирить медведей. Какую легенду мы придумаем для остальных ребят, решим потом. Сейчас над эти совершенно не обязательно ломать себе голову.

Тони и Бинго распрощались с ребятами и, оживленно переговариваясь, отправились в свой фургончик. Они радовались предстоящему приключению. Вся эта авантюра была им очень по душе.

На следующий день Джека не покидало беспокойство. Он снова и снова возвращался мыслями к плану, предложенному Тони. Получится ли все, как задумано? Не испугается ли Люси, когда ей придется оседлать трапецию? А Густавчик? Когда он узнает, что предстоит сделать, у него волосы встанут дыбом. Однако лучшего варианта спасения просто не было. Возможно даже, что не было вообще никакой другой возможности побега.

Представление началось, как обычно, минута в минуту. Снова недовольно зашумела публика, раздосадованная отсутствием в программе дрессированных медведей. Фанк сделал слабую попытку встать с постели, но из этого ничего не вышло. Он совершенно не держался на ногах. Когда до медведей донесся с арены шум аплодисментов и смех зрителей, звери окончательно потеряли покой. В течение всего дня они никого не подпускали к своей клетке. Отважные служители, презрев страх, торопливо просунули куски мяса сквозь прутья клетки. Но звери даже не посмотрели в их сторону. Наклонив морды к полу, они кругами носились по клетке и злобно рычали.

Когда представление закончилось, публика, смеясь и оживленно разговаривая, потянулась обратно в Боркен. Джек и Педро подобрали набросанные повсюду бумажки, поставили на место скамейки для зрителей и подмели манеж.

– Сегодня ночью, – шепнул он Джеку, проходя мимо. – Я видел, как Тони захватил с собой трапецию. Наверное, он собирается укоротить веревки, чтобы ее поменьше болтало.

Сразу после ужина, прошедшего в непривычном молчании, Ма зевнула и поднялась со своего стула.

– Спать! – сказала она и, кряхтя, полезла в свою повозку. Мальчики направились к фургончику Педро, чтобы дождаться там прихода гимнастов.

Спустя несколько минут раздался стук в дверь. Педро пошел отворять. На пороге стояли Тони и Бинго.

– Пошли, у нас все готово.

Мальчики неслышно выскочили из фургона и вчетвером медленно двинулись в гору. Грозно высилась перед ними крепость, словно скрывая за своими мрачными стенами ужасные тайны.

Тони еще утром тщательно облазил всю звонницу. Когда они приблизились к подножию башни, Тони включил свой карманный фонарь. Джек увидел в его руках трапецию, Бинго нес канат. Джек запрокинул голову и посмотрел вверх. Как они доберутся до большого колокола?

– Здесь, у стены, есть лестница, – сказал Тони. – Я полезу первым. Вы – за мной.