Вслед за Густавчиком Джек торопливо затолкал в фургон и обеих девочек. Какое невезение, что ребята появились на цирковой стоянке в самый разгар заварухи! Все ее обитатели высыпали из вагончиков и, взволнованно переговариваясь, столпились повсюду маленькими группками. Выглядели они весьма колоритно, поскольку большинство успело в спешке набросить на себя поверх ночных туалетов только куртки и пальто. И надо же было такому случиться, чтобы именно сейчас, когда в цирке появился Густавчик, все вокруг прямо – таки кишело людьми.

Педро также испытывал беспокойство. Он лучше Джека понимал, с какими неприятностями придется столкнуться циркачам, если вдруг выяснится, что они прячут Густавчика. В этом случае все без исключения будут брошены в тюрьму. Он отозвал Джека в сторонку.

– Джек, мне нужно обо всем рассказать Ма, – возбужденно прошептал он. – Иначе нельзя. Густавчика лучше всего будет спрятать у нее.

Джеку не оставалось ничего другого, как дать свое согласие. Он озабоченно наблюдал за тем, как Педро подбежал к матери и жарко заговорил с ней. Потом они исчезли в фургончике Ма и закрыли за собой дверь. Джек взглянул на Филиппа. Тот стоял в полном замешательстве от суеты и неразберихи, царивших вокруг.

Густавчик и девочки с любопытством поглядывали в окошко фургончика Педро. Какое столпотворение и этот невыносимый шум, от которого просто уши закладывает! Люси уже почти жалела, что им пришлось покинуть тишину своей уютной тюрьмы. Чего это они все так всполошились? Где Джек? Почему он снова бросил ее одну вместо того, чтобы объяснить хорошенько, что здесь происходит?

Спустя некоторое время Педро вышел из вагончика Ма.

– Порядок, – сказал он Джеку. – Ма берет все в свои руки. Она совершенно не боится спрятать у себя принца. Она почему – то даже довольна. Она переоденет его в девчачье платье и украсит ему кудри бантиками. А людям сообщит, что к ней приехала погостить на пару дней внучка.

Джек усмехнулся.

– Густавчик рассвирепеет, когда узнает, что его ожидает. Представляю, какой он закатит скандал по этому поводу.

– Ма на это начхать, – заверил его Педро. – Не будет слушаться, получит от нее хорошую взбучку. А рука у нее тяжелая. Я отведу его к ней прямо сейчас. Можешь быть уверен, скоро его мать родная не узнает!

Он торопливо убежал.

– Бедный Густавчик! – ухмыльнулся Филипп. – Но девочка из него получится прехорошенькая. Отличная идея.

Вдруг с противоположного края стоянки послышались громкие вопли. Толпа отхлынула к месту, где стояли мальчики.

– Медведи! – испуганно орали люди. – Медведи вырвались из клетки!

К Джеку прорвался Тони.

– Где твой друг? А – а, вот он. Он должен нам помочь. Медведи вырвались на свободу. Сломали три прута в клетке. А Фанк по-прежнему не может подняться с постели.

Филипп еще ничего не знал о медведях. Джек на бегу объяснил ему сложившуюся ситуацию.

– Может быть, тебе удастся что – то сделать, Филипп. Тони помог нам освободить вас, потому что я пообещал ему, что ты сможешь утихомирить медведей. Если их, не дай Бог, придется застрелить, это будет для цирка настоящей катастрофой.

Один медведь все еще оставался в клетке. Возбужденный криками людей, он свирепо рычал, широко разевая страшную пасть. Все в страхе держались поодаль. Шимпанзе визжали от ужаса. Мадам Фифи, убедившись, что их клетка надежно заперта, подбежала к мальчикам.

– Мальчишки, не подходите к медведю близко! Опасно для жизни. И не забывайте о двух других, что вырвались из клетки.

– Нужно обязательно заделать дыру, – сказал Филипп. – А то и третий вырвется наружу.

Никто не решался приблизиться к клетке. В эту минуту отвагу и мужество проявила только миниатюрная мадам Фифи. Она схватила горящий факел и воткнула его в землю прямо напротив дыры в клетке. Медведь отпрянул назад и забился в дальний угол. Его глаза не выносили яркого света факела.

– Хорошо, медведь временно нейтрализован, – довольно произнес Филипп. – Пока факел горит, он не будет пытаться выбраться из клетки. А куда делись остальные?

– Вон они. – Джек протянул руку, указывая две темные тени, видневшиеся в отдалении. – Они как раз обнюхивают вагончик босса.

– Мне нужно немного мяса, – бегом направляясь к медведям, крикнул Филипп. – А еще лучше меду… или сиропа.

– У Ма есть целый кувшин сиропа, обрадовано крикнул Джек. – сейчас притащу.

Он ринулся к фургончику Ма и с ходу рванул на себя дверь. Перед Ма в одних трусиках, бешено топая ногами, извивался Густавчик. Ма, не обращая ни малейшего внимания на его вопли, хладнокровно расчесывала ему волосы.

– Там, на полке, – спокойно ответила она, когда ворвавшийся в фургончик Джек, еле переводя дыхание, попросил у нее сиропа. Он схватил большой каменный кувшин и помчался к Филиппу. Тем временем тот медленно под недоверчивыми взглядами медведей приближался к ним.

– Будь осторожен! – тихо сказал Джек. – Они уже поранили одного человека.

– Обо мне не беспокойся. Давай – ка лучше сам отсюда.

Он отобрал у Джека кувшин и, засунув в него руки, тщательно окунул ладони в липкий, тягучий сироп. Пройдя немного вперед, он окропил им траву вокруг. Медведи яростно взревели. Филипп вернулся к кувшину и в ожидании уселся на землю.

Немного поодаль столпилось несколько служителей цирка, со страхом и любопытством наблюдавших за развитием событий. Кто этот мальчик? Как он решился приблизиться к этим опасным зверям? Они качали головами, готовые в любую минуту дать деру. Джек тоже наблюдал за Филиппом, чтобы в случае необходимости прийти ему на помощь. Но он был уверен, что помощь не потребуется. Филипп управится с любым зверем, он это уже доказал многократно. Джек был убежден, что и на этот раз у него все получится.

Скоро медведи учуяли сладкий сироп, размазанный Филиппом по траве. Этот запах был им хорошо знаком. Фанк приносил им иногда сироп в качестве особого вознаграждения; для них не было большего удовольствия, чем вылизать досуха ведро из – под сиропа.

Шумно втягивая воздух, они потянулись за любимым угощением. Добравшись до первых сладких капель, шедший впереди медведь с наслаждением слизнул их. Второй медведь завистливо взревел и попытался отпихнуть его в сторону. Но тут и сам обнаружил на траве вожделенное лакомство и увлеченно принялся работать языком.

Медведи остановились и нетерпеливо рыкнули. Тут, поблизости, должен быть еще этот прекрасный сладкий липкий сок! Они ничего не ели целых два дня и были ужасно голодны. Не поднимая голов от земли, они принялись обнюхивать все вокруг.

Циркачи, наблюдавшие за опасным спектаклем, затаили дыхание. Грузные мощные фигуры все ближе подходили к мальчику, невозмутимо сидящему на земле.

– Кто это? Нужно срочно вызволить его оттуда! – кричали они, перебивая друг друга. Но Тони их успокоил.

– Тихо, тихо! Это друг Джека, творящий с животными настоящие чудеса. Если медведи вдруг бросятся на него, он успеет смотаться.

Первый медведь, по-прежнему не поднимая головы и обнюхивая землю, подходил к Филиппу все ближе. Мальчик сунул правую руку в кувшин и медленно помахал ею в воздухе. Медведь поднял голову. Он сердито зарычал и немного попятился назад. Его глазки злобно сверкнули. По толпе пробежал испуганный вздох.

В этот момент Филипп заговорил. Заговорил так, как всегда говорил, когда хотел успокоить и приручить животное. Джек давно придумал название для этого явления: «особый голос». Этот его особый голос звучал тихо и монотонно, мягко и дружелюбно, но в то же время удивительно проникновенно. В нем было что – то повелительно – завораживающее. Ни одно животное не могло противиться всепокоряющему влиянию этого голоса.

Медведь, прислушиваясь, склонил голову набок, нерешительно буркнул что – то и отступил еще на шаг. При этом он натолкнулся на шедшего за ним товарища. Филипп невозмутимо продолжал свой монолог. Джек не мог разобрать ни слова. Он снова и снова восторгался волшебным даром друга общаться с животными. Откуда он знал, как нужно говорить с медведями? Почему все животные слушались его? Циркачи тоже пребывали в полном изумлении. Они не были новичками и знали, конечно, что дрессировщики всегда говорили со своими животными в определенной тональности. Но ведь этот – то чужой мальчик говорил с возбужденными и озлобленными медведями, которых и видел – то впервые. И несмотря на это, они его слушали.

Теперь, шумно нюхая воздух, вперед выступил второй медведь. Он чувствовал не только запах сиропа, но и самого мальчика. Запах Филиппа ему понравился. Для него все люди делились на две категории – с приятным запахом и с неприятным. Тяжело переваливаясь, он подошел к Филиппу и обнюхал его. Филипп не пошевелился. Из толпы послышался чей – то испуганный задушенный писк, на который звери, к счастью, не обратили внимания.

Филипп продолжал безостановочно говорить. Теперь его голос стал таким сладким и как бы обволакивающим, что даже люди почувствовали его волшебную силу. Медведь тихонько лизнул его руку, покрытую липким сиропом. Рука Филиппа не дрогнула, и медведь принялся вылизывать ее, уже ничего не опасаясь. Увидев это, второй медведь доверчиво пристроился к другой руке мальчика. Оба огромных зверя довольно ворчали. Мальчик излучал спокойное дружелюбие. Они впервые услышали его запах, но верный инстинкт подсказывал им, что он друг.

Филипп продолжал говорить с ними ласково и монотонно. Теперь можно было отважиться на легкое движение. Он медленно поднял руку, засунул ее в стоящий рядом кувшин и, роняя капли сиропа, вытащил ее обратно. Первый медведь улегся на землю и, громко чавкая, принялся ее облизывать. Филипп подтолкнул кувшин под морду второму медведю и крепко погладил ему загривок. Огромный зверь довольно заворчал.

Животные были спокойными и умиротворенными. Они нашли существо, к которому испытывали любовь и доверие. Филипп знал, что теперь он мог делать с ними все что угодно. Только бы люди, наблюдавшие за ними, вели себя разумно! Важно, чтобы никто вдруг не закричал и не бросился резко в их сторону! Но циркачи были в общении с животными людьми опытными и потому сохраняли тишину и спокойствие.

Филипп осторожно встал с земли. Все его движения были медленными и плавными. Он взял кувшин с сиропом в одну руку, положил другую на загривок ближайшего медведя и спокойно двинулся с ним через площадку. Второй медведь, переваливаясь, потрусил за ними. Оба зверя на бегу сладко облизывались. Филипп подошел с ними к клетке, открыл дверцу и зашел с ними внутрь. Он поставил кувшин на пол и, спокойно выйдя наружу, защелкнул за собой замок.

Толпа взорвалась приветственными криками.

– Браво! Браво! Великолепно! Кто этот мальчик? Скажите Фанку, что медведи в безопасности. Кто этот мальчик?