Пробравшись сквозь круглую дыру в конце подвала, они очутились в узком коридоре, который через несколько шагов пошел круто вверх. Джек посоветовал своим спутникам поберечь головы, потому что еще по своему первому посещению этого подземелья, какие здесь низкие потолки. Они медленно двинулись вперед, освещая дрогу мощным фонарем Билла.

Через некоторое время коридор снова стал пологим. Джек остановился.

– Скоро подойдем к комнате для совещаний с глазком в стене, – прошептал он. Если там заседание или что-нибудь в этом роде, Билл, ты сможешь все увидеть и услышать.

Билл кивнул. Пройдя еще немного, Джек заметил узкий луч света, пробивавшийся с правой стороны коридора. Он махнул Биллу рукой, а сам прошел чуть дальше, освобождая Биллу место перед глазком. Коридор был таким узким, что там мог расположиться только один человек. Рональд оставался рядом с Биллом. Кики получил легкий щелчок по клюву, что было равносильно приказу хранить полное молчание.

Билл напряженно вглядывался в комнату для совещаний. Вокруг круглого стола, на котором лежали карандаши и бумага, стояло несколько стульев. Точно, как описал Джек. Но на этот раз комната была ярко освещена, а за столом восседали люди. Билл узнал графа Паритолена и возле него – госпожу Татиозу. По другую руку от графа сидел ее муж, премьер – министр. Билл знал его по фотографии. У него был чрезвычайно озабоченный вид. Остальные места за столом занимали какие – то люди в военной форме.

Перед столом стоял представительный мужчина, в лице которого угадывалось большое сходство с Густавчиком. Это был его дядя, король. Билл облегченно вздохнул. Король жив. Что бы такое придумать, чтобы извлечь его оттуда? Тогда можно было бы избежать гражданской войны.

Билл напряженно прислушался. Может быть, удастся узнать что – то важное? Нельзя упустить ни слова. К сожалению, из – за стены, где он стоял, было не слишком хорошо слышно, о чем говорилось в комнате. И все – таки даже по тому, что ему удавалось расслышать, можно было составить себе картину происходящего. Короля хотели вынудить отречься от престола в пользу принца Алоизия.

– Вы очень пожалеете, если откажетесь подписать акт об отречении, – сказал в завершение своей речи граф Паритолен. – В этом случае мир никогда уже больше ничего не узнает о вашем существовании.

Билл с трудом понимал его слова. Он неважно владел гессианским, поскольку начал учить его, лишь узнав, что ему предстоит поездка в Таури-Гессию. Но общий смысл сказанного был предельно ясен.

Из – за стола со словами протеста поднялся премьер – министр. Граф Паритолен движением руки велел ему замолчать. Потом со своего места вскочила госпожа Татиоза. Она говорила быстро, резко и лаконично. Закончив свое короткое выступление, она столь же неожиданно снова опустилась на место. Король поклонился и что – то сказал. Однако его голос прозвучал так тихо, что Билл не разобрал ни слова.

– Хорошо, ответил граф. – Даем вам время на размышление до завтра. Но не больше. Заседание переносится.

Он встал со своего места, вслед за ним поднялись остальные. Потом все медленно покинули комнату. Король ушел в сопровождении четырех человек. Комната опустела, свет потушили.

Билл повернулся к Рональду и тихо рассказал ему обо всем, что удалось увидеть и услышать.

– Королю предоставили до завтра время на раздумье. Если он не согласится добровольно отречься от престола, его убьют. Мне кажется, что он не согласится.

На минуту все замолчали. Билл размышлял о том, как ему теперь поступить: то ли немедленно отправляться в столицу с докладом о том, что ему довелось услышать, то ли попытаться этой же ночью освободить короля. Нет, ему не успеть – до столицы слишком далеко. Оттуда ждать помощи не приходится. Он должен сам попытаться спасти короля. Все прочие варианты отпадали.

Он наклонился к Джеку, чтобы поделиться с ним своими соображениями. Тот кивнул.

– Вот как бы только узнать, где они держат короля! После побега Гусатвчика башня, видимо, исключается. Надо идти дальше, Билл. Может быть, все – таки как-нибудь удастся сдвинуть в сторону картину в бальном зале.

Джек снова повел остальных вперед: сначала по бесчисленным ступенькам ведущих наверх лестниц, а потом по круговому коридору, опоясывающему зал. Перед маленькой лесенкой он остановился.

– Картина там, наверху, – прошептал он Биллу. – Попробуй, может повезет!

Они поднялись по ступенькам вверх. Билл с Рональдом руками ощупали всю стену, освещенную снизу фонарем Джека. Неожиданно в ходе своих слепых поисков Билл наткнулся на какую – то круглую кнопку. Ура, наверняка это та самая кнопка, с помощью которой приводится в движение механизм картины! Билл напряженно прислушивался. Из зала не доносилось ни малейшего шума. Надо было решаться. Билл потянул за кнопку. Ничего не произошло. Он повертел ее в разные стороны. И снова – никакого эффекта. Наконец он раздосадованно крепко надавил на кнопку. Она подалась, и тотчас раздался характерный скрип. Биллу показалось, что в одночасье перед его глазами исчезла часть стены. Картина отъехала в сторону, и перед ним распахнулось широкое отверстие.

Он выглянул в зал, погруженный в слабый сумеречный свет. Горела одна – единственная лампа с прикрученным фитилем. Повсюду царила мертвая тишина.

– Никого, – прошептал Билл, обращаясь к остальным. – Лезьте сюда.

Он быстро взобрался на край стенного проема и спрыгнул в зал. За ним последовали остальные. Их ноги, обутые в туфли на резиновой подошве, медленно и бесшумно ступали по сверкающему полу.

– Мне все – таки хотелось бы убедиться, что короля не заперли в башне, – шепнул Джек. – Я быстро: одна нога здесь, другая – там. Ждите меня здесь, за портьерой.

Он выбежал в холл и прислушался. Убедившись, что вокруг все тихо, он молниеносно взбежал по винтовой лестнице на самый верх. Там он быстро осветил фонарем маленький «предбанник». Дверь, ведущая в комнату, где совсем недавно томились ребята, была широко распахнута. Естественно, короля здесь не было.

Джек неслышно спустился вниз по винтовой лестнице и подбежал к портьере, за которой стояли Билл с Рональдом.

– Никого! – коротко прошептал он. – Дверь в комнату открыта. Короля там нет.

– Тихо! Слышите? – вдруг дернулся Билл. – Что это?

Все прислушались. Приближались тяжелые шаги. В следующее мгновение сапоги прогрохотали мимо их убежища. Билл осторожно выглянул из – за портьеры.

– Два солдата, – прошептал он. – Наверное, пошли менять караул, стерегущий короля. Если увидим, двух солдат, возвращающихся оттуда, будем знать, что мое предположение верно, и отправимся по коридору, в котором исчезли первые двое караульных.

– Когда я в тот раз был в крепости, караульный тоже постоянно ходил этим маршрутом, – сказал Джек.

– Тихо! – скомандовал Рональд. На этот раз шаги приближались с противоположной стороны. Два новых солдата промаршировали мимо них и исчезли в темноте коридора. Наша троица еще некоторое время прислушивалась к грохоту солдатских сапог, пока он окончательно не смолк в глубине дома.

– Пошли! – сказал Билл. – Только будьте начеку!

Неслышно ступая, они двинулись по темному коридору. Через несколько шагов он резко заворачивал за угол. Потом последовало несколько ступенек, ведущих вниз, потом – продолжение коридора и наконец – еще один поворот. Вдруг они замерли как вкопанные. Навстречу им кто – то двигался.

Заметив, что они остановились возле какой – то двери, Билл быстро толкнул ее. Они вскочили внутрь и осторожно прикрыли дверь за собой. В комнате, где они оказались, не было видно ни зги. Билл включил фонарь, и они увидели перед собой наваленные кучей чемоданы, коробки и ящики. Караульные протопали мимо комнаты чуть дальше по коридору, потом вернулись назад.

Билл прислушался к звуку их шагов.

– По всей вероятности, король содержится в помещении, находящемся в середине их маршрута, – тихо сказал он. – Нужно дождаться, когда они пойдут в обратном направлении, и тогда двигаться дальше. В случае чего можно будет спрятаться на другом конце коридора.

Они молча стояли в темноте, прислушиваясь. Когда часовые миновали чулан, они выскользнули за дверь и бросились бежать дальше по коридору. За поворотом они неожиданно уперлись в тупик. В глухой стене, выросшей перед ними, они обнаружили массивную дубовую дверь с задвинутыми стальными засовами.

– Тсс! – вдруг тихо прошипел Рональд и втащил их в темный угол. Билл и Джек не могли понять, что его так напугало. Однако в следующую секунду они сами увидели причину его беспокойства.

Прямо напротив них бесшумно отворилась дверь. это была даже не дверь, а кусок стенной панели, который медленно отъехал в сторону. В образовавшемся отверстии показался граф Паритолен с фонарем в правой руке. В левой руке он держал большой ключ. Билл замер. Может быть, это ключ от комнаты короля? И граф направляется туда, чтобы убить его? Или же он хотел еще раз попытаться уговорить его добровольно отречься от престола?

Услышав приближающиеся шаги часовых, граф бесшумно отпрянул назад и тихо затворил за собой потайную дверь. Очевидно, он хотел дождаться, пока часовые пойдут обратно.

– Рональд, – шепнул Билл на ухо товарищу. – Нужно добыть ключ, который был в руке у графа. Я открою дверь, а ты разберешься с графом. Только постарайся, чтобы он не пикнул.

– Не беспокойся, – мрачно ответил Рональд.

Поравнявшись с комнатой, часовые повернулись кругом и зашагали в обратную сторону. Как только они исчезли, открылась потайная дверь, и в коридоре показался граф. В одной руке у него был фонарь, другая по-прежнему сжимала ключ.

Остальное произошло так стремительно, что Джек едва смог уследить за действиями товарищей. Граф тихо вскрикнул. Рональд быстро затащил его в потайную дверь, в то время как Билл с ключом в руке подбежал к запертой двери. Фонарь погас, и все вокруг погрузилось в темноту.

Через минуту из – за потайной двери снова показался Рональд, держа в руке зажженный фонарь. Билл отпер дверь и отодвинул засовы.

– Там, за стеной, я обнаружил миленькую такую комнатушку, – сказал Рональд, кивая головой в сторону потайной двери. – Для графа – прямо как по заказу. Я его связал! Может теперь вопить, сколько ему заблагорассудится. Его никто не услышит.

– Прекрасно! – сказал Билл. – Проклятые засовы! Их здесь наклепали с полдюжины.

Рональд задул лампу, висящую в коридоре.

– Солдатам необязательно видеть, что мы отодвинули засовы. Быстрей, Билл, они идут. Мы с Джеком будем дожидаться здесь, снаружи. Быстрей, быстрей, поторопись!